Белорусские добровольцы на донбассе

Проходящая на Украине с 24 февраля специальная операция России продолжает развиваться по самому негативному для Киева сценарию. Несмотря на многочисленные фейки, которые украинские власти и Запад продолжают вбрасывать в информационное пространство, российские военные и силы республик Донбасса планомерно делают свою работу.

Нарастающие проблемы для украинских властей уже заставили их обратиться за помощью к иностранным наемникам и различным «добровольцам», среди которых оказались и белорусы.

Те, кто называют себя «добровольцами» из Белоруссии, появились на территории Украины не вчера. Это связано с тем, что большинство из них имеют глубокие и давние связи с украинскими неонацистами, анархистами и прочим сбродом, который не первый год существует на украинской земле. В тренировочных лагерях, в том числе связанных с «Правым сектором» и «Азовом» (организации, запрещенные в РФ), которые в последние годы росли на Украине как грибы после дождя, их белорусские коллеги с большим удовольствием проходили обучение, в том числе и диверсионной работе. Все они планировали не только участвовать в «освобождении» Донбасса, но и отправиться обратно в Белоруссию с целью свержения Александра Лукашенко. Неслучайно белорусские власти неоднократно заявляли о том, что знают о подготовке на Украине различных диверсионных групп, которые забрасывались в республику для дестабилизации обстановки и проведения террористических акций.

Наибольшую активность белорусские «добровольцы» на Украине начали проявлять после 2014 года. Именно тогда к южному соседу потянулись массы анархистов, националистов, футбольных фанатов и прочих радикалов, большая часть из которых имела уголовное прошлое и не смогла устроить свою жизнь в Белоруссии. В информационном пространстве начали появляться свидетельства их участия не только в беспорядках времен Майдана, но и в военных действиях на Донбассе.

Формально одним из первых официальных военных подразделений таких «бойцов» стал отряд «Погоня». Он появился на Западной Украине еще в июне 2014 года, хотя об участии белорусов из его состава в боях на юго-востоке страны сведений практически не было. Через год было объявлено о некой тактической группе «Беларусь», которая вначале влилась в деятельность «Правого сектора», а затем была замечена в составе различных националистических «добровольческих батальонов», в том числе и «Азова».

Сколько конкретно белорусов с того времени побывало на Донбассе, сегодня сказать сложно. Называются разные цифры — от нескольких десятков до сотен. Однако то, что белорусские «добровольцы» воевали против ДНР и ЛНР, можно сказать со стопроцентной уверенностью, в том числе и потому, что многие из них не вернулись домой, а в социальных сетях был ряд сообщений об их гибели. В данном случае необходимо отметить одну немаловажную деталь. Количество погибших на Донбассе белорусских радикалов невелико, что имеет простое объяснение — большинство из них ехало и едет на Украину не столько воевать, сколько устроить свою жизнь за счет войны.

Показательна в данном случае судьба той же «Погони», которая как отдельная единица не участвовала в боевых действиях, а только готовила бойцов для добробатов. В 2016 году данный отряд и вовсе заявил о том, что прекращает любое участие в боях на Донбассе и создает организацию «Общественный сектор отряда „Погоня“». Ее организаторы решили заняться «помощью белорусским добровольцам», которые хотели взять в руки оружие. Для этого они организовали сбор средств, которые, как оказалось, в большинстве случаев растворялись в карманах организаторов и кураторов организации. На протяжении последующих лет о белорусах на Донбассе было слышно очень мало, так как большинство из них переключилось на осваивание западных грантов, выделяемых на «помощь» сопротивлению «российской агрессии» и поддержке противников Александра Лукашенко. Ситуация с «добровольцами» из Белоруссии стала меняться только после 24 февраля нынешнего года.

Белорусские добровольцы на донбассе
Иллюстрация: yandex.ru

С этого дня в социальных сетях, мессенджерах, западных и белорусских оппозиционных СМИ стало появляться значительное количество сообщений об участии белорусов в боевых действиях на стороне националистических подразделений Украины, в том числе и «Азова». Многие из них уже давно осели в этой стране, а некоторые оказались лишь недавно, сбежав из Белоруссии в 2020—2021 годах. После провала государственного переворота и начала зачистки белорусскими властями радикалов большинство из них передумали свергать власть в республике, перебрались к своим украинским идейным «коллегам» и стали формировать основной костяк так называемого добровольческого движения белорусов.

За последние недели разрозненные единицы белорусских националистов начали объединяться в группы, что привело к появлению некого батальона, который был назван в честь руководителя польского восстания на территории современной Белоруссии в 1863—1864 годах Кастуся Калиновского. Официально целью данного подразделения называется «защита территориальной целостности Украины, в частности города Киева от российского вторжения». Позже стало известно, что данный батальон решили отправить в Мариуполь, чтобы помочь засевшим там «азовцам». Правда, с учетом того, что подобные действия равны самоубийству, скорее всего, такие заявления являются не более чем бравадой, которую так любят демонстрировать в социальных сетях не только белорусские «добровольцы», но и командование Вооруженных сил Украины (ВСУ).

В случае с батальоном им. Кастуся Калиновского важно то, что он формируется из числа уже упомянутой тактической группы «Беларусь», разгромленной в Белоруссии радикальной организации «Белый легион», представителей белорусского националистического движения «Молодой фронт», анархистов и пр. В середине марта к данному подразделению официально присоединилась и еще одна группа — «Черный кот». Примечательно то, что ее куратором является журналист известного своей русофобией польского телеканала «Белсат» Сергей Пелеса. Данный персонаж уже не раз проявлял себя как отъявленный радикал и поклонник Третьего рейха. С учетом вышесказанного, участие в боевых действиях всех белорусских «добровольцев» действительно важно, но лишь для того, чтобы отчистить от них и подобных им неонацистов и Украину, и Белоруссию.

Вместе с тем пока говорить о большом количестве белорусов в «добровольческих» подразделениях на Украине не приходится. Исходя из различных информационных источников и видеороликов, ни о каком батальоне пока речи не идет. Кричащие «Слава Украине!» и «Жыве Беларусь!» лица в военной форме на фоне украинского и бело-красно-белого (символ белорусской оппозиции) флагов больше напоминают страйкболистов. О серьезной военной подготовке в данных подразделениях также речи не идет. Особенно когда в них появляются различные рестораторы, художники, музыканты и прочие экзальтированные личности, главной задачей которых является позирование перед фотокамерами. По всей видимости, запал у большинства этих «добровольцев» в ближайшее время исчезнет, как это произошло у иностранных наемников после уничтожения их пункта базирования на Западной Украине. Особенно на фоне начавшихся появляться сведений о гибели их «товарищей по оружию». В частности, уже не первый день белорусские националисты скорбят в социальных сетях по погибшим под Киевом добровольцам Илье Хренову и некоем Туре, командире группы в батальоне им. Кастуся Калиновского.

Белорусские добровольцы на донбассе
Подразделение белорусских «добровольцев» в Киеве. Иллюстрация: bbc.com

В то же время стоит понимать, что многие из белорусских «добровольцев» не откажутся от своих намерений, так как их сознание давно промыто различными неонацистскими и языческими культами. Об этом даже свидетельствуют их позывные. Например, Тур, Литвин, Тромбли, Воскарь, Ольгерд и пр. Еще более показателен факт того, откуда появилось наименование у упомянутого выше отряда «Черный кот». Это название было позаимствовано у вооруженной группировки белорусских коллаборационистов, которая была создана под руководством нацистов в период Великой Отечественной войны. Ее смогли окончательно уничтожить только в начале 1950-х годов, а направленность действия данного подразделения напрямую была связана с нацистской идеологией.

Более того, многие из «добровольцев» готовы воевать и с Белоруссией. По их мнению, в случае прямого участия белорусской армии в спецоперации России на Украине они будут стрелять в своих соотечественников, так как для них это обычные «лукашисты». Как заявляется белорусскими радикалами и националистами, «сейчас наше задание — защищать Украину, подготовить и накопить силы, чтобы возвращаться в Белоруссию освобождать ее». В данном случае комментарии излишни.

Вместе с этим все это ничуть не смущает ни страны Запада, ни даже белорусскую оппозицию, которая сегодня в массе своей находится за пределами республики и под контролем ЕС и США. Например, советник экс-кандидата в президенты Белоруссии Светланы Тихановской Франак Вячорко недавно выступил с призывом поддержать Киев и сообщил, что «в составе Вооруженных сил и территориальной обороны Украины уже создано не менее пяти белорусских воинских частей». Позже бежавшая из республики журналистка Анна Любенкова также заявила о том, что «более 200 белорусов присоединились к территориальной обороне Украины, еще 300 намерены отправиться на Украину».

Сама же Светлана Тихановская, о которой на фоне ситуации на Украине практически забыли, совсем потеряла связь с реальностью, а ее спичрайтерами стали полные непрофессионалы. В частности, она недавно объявила «антивоенную мобилизацию» и распространила в Сети «Манифест антивоенного движения». В одном из пунктов данного документа говорится о формировании «белорусского корпуса добровольцев», которые «готовы защищать украинские города», «быть врачами и логистами на стороне Украины». В данном случае «антивоенная мобилизация» — это примерно то же самое, как выделение средств на военную помощь Украине из Европейского фонда мира. По всей видимости, Тихановская и ее окружение именно так видят борьбу за мир.

Нельзя забывать и том, что военные действия всегда привлекали к себе внимание тех, кто хочет на этом заработать, и белорусская оппозиция в данном случае не исключение. Можно, например, вспомнить, что в Варшаве уже открылся «Центр помощи белорусским волонтерам», которые хотят поехать на Украину. «Волонтерами» в данном случае являются в первую очередь те, кто готов взять в руки оружие и вступить в состав различных боевых подразделений украинских националистов. Об этом заявил и руководитель данного центра Павел Кухто. По его словам, «с первых дней войны большое количество белорусов решили встать на защиту Украины, но самостоятельно добраться туда не могли» и именно поэтому в Варшаве «решили создать центр, где принимаем добровольцев, помогаем им в пересечении границы, также собираем амуницию, волонтерскую помощь, деньги для отправки ребятам на Украину». По всей видимости, подобных «центров» с каждым днем будет создаваться все больше, так как выделяемые Западом средства на «помощь» Украине многим кажутся лакомым кусочком.

Белорусские добровольцы на донбассе
Батальон им. Кастуся Калиновского. Иллюстрация: google.com

Стоит заметить и еще одну немаловажную особенность нынешней «добровольческой» кампании. Оказалось, что белорусы часто стали встречать враждебность со стороны властей Украины и даже простых граждан. Например, руководитель уже упомянутого «Белого легиона» Сергей Бульба сообщал, что столкнулся с негативной позицией мэра Житомира, который заявил по телевидению, что «белорусы — враги». Понадобилось несколько дней, чтобы переубедить житомирского градоначальника в обратном. Правда, он дал согласие на создание в городе белорусского «добровольческого батальона» не сейчас, а «со временем».

Новостью для белорусских «добровольцев» стало и негативное к ним отношение украинских националистов. Причем проблема оказалась куда глубже, чем обвинения в пособничестве «агрессии» России. Вопрос стал касаться русского языка, на котором говорит подавляющее большинство тех граждан Белоруссии, кто приехал «воевать против Путина». Ситуация дошла до того, что теперь белорусов стали тестировать на знание правильности произношения украинского слова «паляниця» (круглый хлеб). Именно этим они должны доказать свою «нерусскость», и только после этого к ним начнут относиться не как к врагу.

Впрочем, все это мало смущает радикалов, авантюристов и просто бандитов, которые сегодня стекаются на Украину. Они по-прежнему фотографируются на фоне бело-красно-белого флага, снимают ролики в военной форме и с оружием, а также кричат всем известные украинские и белорусские антироссийские слоганы. Многие из них, по всей видимости, так и не поедут в зону боевых действий, так как это не входит в их планы. Однако от этого их деятельность не становится менее опасной как для Украины, так и для Белоруссии.

МИД ДНР должен выступить с заявлением, осуждающим обвинения против чешских добровольцев, вставших на защиту жителей Донбасса и приговоренных у себя на родине к большим срокам якобы за «терроризм». Об этом EADaily заявил ополченец из Чехии Юрий Урбанек (позывной — Бегемот), решивший приехать на Донбасс добровольцем после украинского обстрела в Зугрэсе, где погибли отдыхавшие на пляже дети (всего погибло 15 мирных жителей, в том числе четверо детей). Молчание со стороны властей республики, по мнению Урбанека, автоматически означает согласие с обвинениями в терроризме не только в отношении поддержавших Донбасс иностранцев, но и в отношении самой ДНР.

В июле апелляционный суд Чехии ужесточил приговор живущему в Праге гражданину Белоруссии Алексею Фадееву, которого в прошлом году осудили на 4,5 года за участие в войне на Донбассе на стороне ополчения. Тогда суд посчитал, что он не участвовал непосредственно в боевых действиях, однако прокурор подал апелляционную жалобу, которая была удовлетворена, после чего Фадеева приговорили уже к 21 году лишения свободы, переквалифицировав статью на статью о терроризме. Ранее в Чехии на 20 лет тюрьмы был осужден доброволец Мартин Кантор. В прошлом году на границе с Россией по запросу Интерпола был задержан гражданин Чехии и ДНР Олдрих Грунд, которому благодаря поднятой в СМИ шумихе удалось избежать депортации и неминуемого срока. Это лишь те имена, которые нашли огласку в СМИ, тогда как добровольцев из Чехии, оказавшихся в застенках за поддержку Донбасса, может быть гораздо больше.

Юрий Урбанек жил долгое время на Кипре, где у него был свой бизнес — частное охранное предприятие, приносящее стабильный и значительный доход. Там у него было немало друзей как среди русских, так и среди украинцев. И он заметил, что с 2013 года среди украинцев начали расти русофобские настроения, которых он не мог понять, считая русских и украинцев одним народом.

Урбанек говорит, что уже в 2013 году ему предлагали поехать на Украину для того, чтобы за деньги тренировать украинские добровольческие подразделения. Он, тогда еще не понимая, к чему все это ведет, отказался, поскольку не нуждался в деньгах и не собирался становиться наемником. Эти формирования еще не имели тех громких названий, которые появились после событий Майдана и войны на Донбассе, но они уже развивались и готовились к будущей резне на востоке страны, привлекая для обучения специалистов из Европы.

Юрий Урбанек вспоминает, что противоречивой информации было слишком много. Он понимал, что, после того как приедет на Донбасс, дорога на Украину ему уже будет закрыта, поэтому в 2014 году поехал в Чернигов к своим знакомым, для того чтобы своими глазами оценить происходящее на Украине. Там Урбанек, убежденный коммунист, часто повторяющий, что он — человек советский, увидел страну, поглощенную и оккупированную нацистской идеологией:

— Это меня потрясло, застало врасплох. Я не мог представить себе, что на Украине в 2014 году будут ходить по улицам люди и открыто зиговать, что там будут переименовывать улицы именем коллаборационистов, именем Степана Бандеры, Шухевича. Это как если бы в Праге Карлову улицу переименовали в улицу имени Адольфа Гитлера. Это могут сделать только предатели, враги своего народа, настоящие террористы.

Такими террористами, по его убеждению, являются те, кто сидит в Киеве:

— Янукович был законным президентом Украины, которого свергли нацистские террористы. Чехия с ними сотрудничает, а нас называет террористами, чтобы скрыть истинное положение вещей, — констатировал Урбанек.

Он рассказал, что это далеко не первый случай, когда в Чехии осудили людей за поддержку Донбасса. Но в основном осужденные находились за пределами страны и им не грозил реальный срок.

— Людей в Чехии уже судили по надуманным предлогам, как во времена маккартизма и охоты на ведьм в США, когда за сфабрикованное дело человека могли убить на электрическом стуле. Сейчас произошел прецедент, когда гражданина Белоруссии осудили на 21 год тюрьмы за выдуманные террористические атаки.

Он рассказал, что Алексей Фадеев не участвовал непосредственно в боевых действиях, а приехал по идейным соображениям, возмущенный атаками ВСУ против мирного населения:

— Это человек чистой души, белорус, живущий долгое время в Чехии. Он приехал сюда, потому что видел, как Украина воюет с простыми людьми, приехал помогать, потому что считал это своим мужским долгом.

Юрий говорит, что был свидетелем неоднократных ударов украинских военных по гражданским объектам, военных преступлений, целенаправленного геноцида в отношении мирных жителей:

— По сути, это террористическая война Украины против своих граждан — это украинские вертолеты стреляли по Донецку, это украинские военные убивали детей в августе 2014 года, когда они купались в воде во время каникул.

Это была последняя капля, после чего он не мог уже со стороны наблюдать за происходящим и начал подготовку к поездке на Донбасс.

— Я человек советский. И возможно, как я говорил своему другу-блогеру (канал «Колхоз дело добровольное»), что единственное искреннее дело, которое я совершал в своей жизни, — это моя поездка сюда без какой-либо личной выгоды. Первые годы войны я, наоборот, тратил свои личные деньги, хотя наши противники утверждают, что мы приехали сюда за деньгами. Но это полный бред. Нас называют в Чехии террористами, но мы не убили ни одного гражданского, тогда как Украина постоянно убивала и продолжает убивать мирных жителей.

Он вспоминает, что, когда он приехал в Донецк, город бомбили каждый день, а когда стоял на позициях в районе Трудовских, украинские военные били не столько по позициям, сколько корректировали огонь и наносили удары по гражданскому сектору, терроризируя живущих там людей, не связанных с ополчением.

— Ну Путиловке, на Трудовских били по магазинам, куда люди приходили за продуктами. Я могу рассказать десятки историй, которые я видел сам, и десятки историй, которым я не был свидетелем, но которые потрясли весь неравнодушный мир. На днях была годовщина гибели Кристины Жук и ее годовалой дочери, которую украинцы убили в Горловке. Но это европейские СМИ не назвали терроризмом. Это для них, видимо, какой-то стандарт, норма вещей.

Он напомнил, что совсем недавно Украина убила пятилетнего мальчика, Владислава Дмитриева, сбросив снаряд с беспилотника по тыловому поселку Александровское, но в Европе тоже не придали этому значения.

Белорусские добровольцы на донбассе
Прощание с погибшим мальчиком Владиславом Шишовым. Фото: EADaily

— Украина убивает людей, а в Европе судят тех, кто не убил ни одного гражданского. В деле того же Фадеева нет доказательства гибели ни одного военного. Я понимаю, почему мы для них террористы. Мы воспитаны при Советском Союзе, мы сильны, здоровы, мы готовы сражаться, защищая свои ценности, и потому мы для них опасны.

При этом Юрий Урбанек обратил внимание на то, что воевавшие на украинской стороне чешские националисты не подвергаются гонениям у себя на родине:

— Были чехи, воевавшие на стороне ультраправых добробатов, я собирал доказательства, но это никого не интересовало.

Сейчас Урбанек возмущается тем, что МИД ДНР никак не реагирует на процессы против добровольцев:

— Человека осудили на 21 год за то, что он поддерживал жителей Донбасса, а они молчат! МИД ДНР своим молчанием соглашается, что те, кто воюют на стороне ДНР, — террористы. Это не единичный случай. Олдрих Грунд был осужден на 15 лет, Мартин Кантор на 20. Но люди находятся здесь (судьба Мартина Кантора неизвестна, по одной из версий он погиб. — Ред.). Тогда это были приговоры, по которым людей не могли посадить, а сейчас приговор на 21 год вполне реальный.

Сам Юрий Урбанек тоже не может выехать на родину, так как он, как и все остальные воевавшие на стороне Донбасса чехи, находится в розыске по линии Интерпола. Впрочем, он не скрывает своего участия в войне на Донбассе. В свое время, когда в СМИ стали говорить гораздо меньше о донбасской войне, он привез журналистов одного из российских каналов на позиции, в эпицентр боевых действий, чтобы они могли показать своим зрителям, что война продолжается.

Белорусские добровольцы на донбассе
Чешские добровольцы Юрий Урбанек и Павел Ботка. Фото: личная страница Павла Ботки в социальной сети

Точно такая же ситуация у его друга Павла Ботки (позывной — Кавказ) — профессиональный спортсмен ММА, чемпион Европы по тайскому боксу, потерявший ногу на фронте летом 2019 года. Он в свое время приехал на Донбасс вместе с Юрием Урбанеком. Павел Ботка тоже коммунист по убеждениям, и его мотивы тоже были прозрачны и понятны — он хотел защитить мирных жителей от агрессии нацистской Украины.

— В 2014 году мы вместе с моим другом Юрой поехали на Украину, чтобы своими глазами посмотреть, что там происходит. Мы хотели понять, стоит ли верить российскому телевидению, правда ли это или просто российская пропаганда. На Украине, а мы были в Киеве и городах поблизости, мы убедились, что российское телевидение не врет, рассказывая о ситуации на Украине.

Теперь Павел Ботка тоже не может выехать на родину, поскольку там его ждет уголовное преследование по террористической статье.

Олдрих Грунд, которого чуть было не выдали Чехии, приехал на Донбасс дальнобойщиком и попал в самый эпицентр боевых действий. Увидел, как ВСУ стреляют по гражданскому сектору, и принял решение остаться добровольцем, воевал вместе со Стрелковым. Он говорил , что чешская власть в значительной степени находится под контролем американцев, которые и ведут свою закулисную работу, как марионетками манипулируя чешскими судами.

— Американцы имеют сильное влияние. Сами чехи, может быть, и не стали бы ничего предпринимать. Не наш президент Милош Земан, но наш парламент приняли сторону США. Что им говорят, то они и будут делать. Когда была 70-я годовщина Победы и наш президент приехал в Россию, было много шума. Пришел посол США к президенту и говорил, что ему нельзя в Россию. Но президент тогда послал его, сказал, что не может дипломат указывать президенту, что ему делать. После этого он стал неугоден, и его пытаются убрать. Но, слава богу, у нас есть друзья России, которые тогда подняли митинги в поддержку президента. Но его все равно пытаются сожрать и поставить того, кто был бы более сговорчив, кто ближе к Америке. Все это политика, и то, что тут гибнут женщины, дети и старики, их мало волнует.

Чехам приходится тяжело — они находятся под угрозой депортации и ареста, Павел Ботка лишился ноги, Олдрих Грунт едва не был выдан чешскому «правосудию» российской стороной. Однако все они в один голос говорят, что ни разу не пожалели, приехав на Донбасс.

— Это лучше, чем жить в постоянном страхе и наблюдать за тем, как творится несправедливость, — говорил Юрий Урбанек.

В то же самое время непонятна позиция властей ЛДНР, которые готовы создать видимость бурной деятельности, когда они никак не могут повлиять на ситуацию, как в деле того же Протасевича, но проявляют абсолютное равнодушие в вопросе, который действительно является принципиальным. Ведь, игнорируя процессы над добровольцами, которых обвиняют в терроризме, ЛДНР добровольно соглашается с обвинениями в терроризме, которые распространяются не только на защитников республик, но и на сами республики.

Ангажированность марионеточной судебной системы Чехии не вызывает удивления и сомнений в том, откуда растут ноги. Ни одна международная структура, несмотря на предвзятую позицию в отношении Донбасса, не считает ЛДНР террористическими организациями. Данные термины используются исключительно на Украине, которая, в свою очередь, является сателлитом и марионеткой Соединенных Штатов, выполняя своими руками самую грязную работу. Жаль, что в Восточной Европе находятся те, кто помогает им в этом, обвиняя в терроризме тех, кто пришел ценой своего благополучия, а иногда и жизни защитить людей от терроризма подлинного.

Продолжающаяся на Украине российская специальная военная операция все больше оказывает влияние и на ситуацию в Белоруссии. Речь в данном случае идет не только о сохраняющихся внешних угрозах для республики, но и о ситуации внутри нее.

За прошедшее с момента выборов президента Белоруссии в августе 2020 года время белорусские власти сделали многое для того, чтобы избавить страну от радикалов. Однако вплоть до СВО Минску не удавалось решить одну из своих основных задач — нейтрализовать экстремистский костяк оппозиции, бежавший из страны. Теперь же, как показывают последние события, эта проблема начала решаться, а российская спецоперация стала одним из инструментов денацификации не только Украины, но и белорусской оппозиции.

Известно, что представители наиболее радикальной части белорусской оппозиции имеют довольно тесные связи со своими украинскими «коллегами». В Белоруссию на протяжении последних десятилетий неоднократно приезжали члены самых разных ультраправых организаций с Украины для «обмена опытом». Члены УНА-УНСО (Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона, организация запрещена в РФ) были неоднократно замечены на белорусских протестах с середины 1990-х. В свою очередь, некоторые белорусы ездили на Украину обучаться диверсионной и иной работе, организовывали различные совместные мероприятия, а также напрямую готовились к осуществлению в Белоруссии государственного переворота. 2020 год стал апофеозом подобного сотрудничества, когда стало понятно, что Киев наряду с Варшавой превратился в один из центров координации белорусских протестов.

После провала госпереворота в Белоруссии началась полномасштабная зачистка страны от радикалов. В результате чего значительная часть националистов, анархистов, футбольных фанатов, хулиганов и прочих асоциальных элементов была вынуждена бежать из республики, осев в том числе и на Украине. Именно здесь стали создаваться различные белорусские организации, которые ставили своей целью не просто поддержать беглых оппозиционеров, но и подготовить боеспособные подразделения, которые в нужный момент должны были проникнуть на территорию Белоруссии и приступить к дестабилизации обстановки в республике. В Киеве даже не скрывали того, что соседняя с ними республика, которую они назвали враждебным государством, должна была пойти по украинскому пути, став еще одним инструментом борьбы Запада с Россией.

Кроме того, белорусы, которые не смогли устроиться у себя на родине, с 2014 года стали активно включаться в различные военные подразделения, которые вели боевые действия на Донбассе. Отряд «Погоня», «Тактическая группа Белоруссия» и прочие структуры объединили тех, кто не нашел себя в мирной жизни и был готов убивать жителей Донбасса — как ради денег, так и ради эфемерной идеи «борьбы с Россией» за Белоруссию. Особенный размах такая деятельность приобрела после начала российской специальной операции, когда как грибы после дождя стали образовываться различные белорусские «батальоны», которые официально заявляли о своей готовности воевать против России. И если в первые месяцы СВО большинство из подобных подразделений занималось позированием перед фотокамерами, сбором средств и их разворовыванием, а также самопиаром в различных социальных сетях, находясь вдалеке от передовой, то в последнее время ситуация резко изменилась.

Находящийся в начальной стадии агонии киевский режим, не имея серьезных возможностей для пополнения своих воинских резервов, которые сегодня продолжают перемалываться на Донбассе, принял решение затыкать дыры наемниками, в том числе и из числа белорусских «добровольцев». Как показали последние события, это не только не оказало никакого влияния на проведение СВО, но и существенно снизило желание иностранных наемников воевать за киевский режим. Это коснулось и тех, кто называет себя «борцами за независимость Белоруссии», в первую очередь из числа так называемого подразделения имени «Кастуся Калиновского», который вначале был сформирован как добровольческий батальон, а с конца марта вошел в состав Вооруженных сил Украины (ВСУ). В мае «калиновцы» сообщили о трансформации в полк, куда входят два батальона — «Террор» и «Волот», а третий — «Литвин» — находится на стадии формирования. Сегодня, по всей видимости, начался закат не только данного военного подразделения, но и всего наемнического движения белорусов на Украине.

По последней информации Министерства обороны РФ, на стороне ВСУ оказалось довольно большое количество иностранных наемников. В частности, из Польши — 1 835 человек, Канады — 605, США — 544 и т. д. Из Белоруссии на Украину прибыло с февраля 208 наемников, из которых уже 78 уничтожены, а 61 «убыл». Эти данные схожи с теми, которые дает белорусское МВД. Так, по словам заместителя министра внутренних дел республики Геннадия Казакевича, «в рядах националистических батальонов Украины состоят около 200 белорусских граждан, в основном это так называемые футбольные ультрас и участники протестных акций 2020-го, которые совершили разного рода преступления и смогли скрыться от суда и следствия».

В то же время такие цифры вряд ли можно считать окончательными, так как белорусы приезжали тысячами на Украину и до начала СВО. Например, экс-кандидат в президенты Белоруссии Светлана Тихановская ранее заявляла о том, что в рядах ВСУ воюют порядка 1 500 белорусских граждан, что является довольно внушительным числом. Именно поэтому в Белоруссии и уделяют пристальное внимание тем, кто после Украины собрался вернуться в республику «свергать Александра Лукашенко».

Сегодня белорусские правоохранители занимаются тем, что выявляют всех возможных наемников и радикалов из числа граждан республики, которые есть на Украине, чтобы не допустить их возращения в страну без уголовного преследования. Однако вполне вероятно, что в будущем такая перестраховка властей Белоруссии не понадобится, так как практически всех наемников, в том числе и из числа белорусов, Киев начал рассматривать в качестве пушечного мяса, которым ВСУ старается закрыть свои дыры в обороне. Об этом свидетельствуют последние данные с линии боевых действий на Донбассе.

Официально, по информации самих белорусских «добровольцев», на начало июля известно было лишь об их 10 погибших «соратниках», среди которых известные радикалы Илья Литвин Хренов, Алексей Тур Скобли, Дмитрий Террор Апанасович, Дмитрий Ганс Рубашевский и прочие. Особый удар по оппозиционерам и желающим ехать на Донбасс нанесли смерть любившего снимать и выкладывать в социальных сетях видеоролики командира батальона «Волат» Ивана Марчука с позывным Брест, а также судьба наемников в боевых действиях под Лисичанском. Так, в начале июля Александр Лукашенко сообщил, что белорусы, которые воевали в составе «полка Калиновского», погибли, попав под обстрел российской артиллерии.

«Еще один факт: буквально несколько дней тому назад (вы знаете, там был батальон, сейчас полк „iмя“ Калиновского в Украине из наших беглых и прочих, но их как было 67 или сколько, так и осталось, но батальон не звучит — полк, время пришло) попали под обстрел российской артиллерии, посмотрели: „Да нет, мы этого не хотели, мы же готовимся к тому, чтобы вернуться и тут свергнуть режим“. Попали под обстрел, начался бой — и цякаць (убегать. —EADaily) вместе с украинцами. Наших несколько десятков там беглых и украинцев 20 человек из полка Калиновского там остались»,— рассказал белорусский лидер.

Позже эта информация подтвердилась и со стороны представителей ЛНР. Как сообщил помощник главы МВД Луганской Народной Республики Виталий Киселев, в ходе боев в конце июня было убиты около 60% личного состава данного белорусского подразделения, а в районе Волчеяровки взята в плен «диверсионно-разведывательная группа, принадлежащая белорусским националистам и нацистам из „Волата“, которые еще в 2014 году прибыли на территорию Донбасса добровольцами». При этом он отметил, что захваченные белорусы «причастны к попытке госпереворота в Белоруссии» и контрабанде оружия с Украины в Польшу и Белоруссию, что только подтвердило неоднократные заявления из Минска о связях белорусских националистов с официальным Киевом и Варшавой. Теперь стоит вопрос о том, будут ли захваченные в плен белорусы отправлены обратно на родину, где их ждут многолетние сроки, или их будут судить на Донбассе с весьма печальным для них итогом в виде смертной казни.

Вместе с тем в сложившейся сегодня ситуации весьма показательным является отношение украинских властей к белорусским наемникам, о чем рассказали пленные «калиновцы» Ян Дзюрбейко и Сергей Дегтёв. Оба этих персонажа были активными участниками беспорядков 2020 года, после чего бежали из Белоруссии, опасаясь уголовного преследования. Примечательно то, что они, как и многие беглые белорусы, связались с «Белорусским домом на Украине», который прославился своими связями с неонацистами. Более того, из показаний пленных стало известно, что курировали «полк Калиновского» спецслужбы Украины. По словам Дзюрбейко, «до войны СБУ активно вербовала белорусскую молодежь», а когда начались боевые действия, «от уговоров перешла к принуждению».

«Угрожали, что вышлют обратно в Белоруссию, выдадут белорусским властям, и я вынужден был согласиться пойти на службу в „белорусский батальон“»,— сообщил он.

Кроме того, и Дзюрбейко, и Дегтёв сообщили, что на Украине их готовили к переброске обратно в Белоруссию для диверсий и участия в государственном перевороте. Примечательно в данном случае то, что пленные «калиновцы» подтвердили уже не раз озвученную белорусскими властями информацию о том, что «добровольческие» отряды финансируются странами Запада, а в них, помимо белорусов, много граждан стран Прибалтики, Польши, США и Великобритании, в том числе и инструкторов. Более того, оказалось, что, «принуждая» белорусов воевать, киевский режим абсолютно не заботится об их статусе и будущем. Формально, белорусские «добровольцы» являются контрактниками ВСУ, что, по их мнению, не позволяет считать их наемниками, а значит, к ним должно применяться отношение как к военнопленным и никакой речи о смертной казни или выдаче Белоруссии идти не может.

Однако на деле никаких официальных подтверждений подобного статуса у «калиновцев» нет, кроме заявлений их сослуживцев. Кроме того, не спешит Киев давать белорусским наемникам и статус гражданина Украины. По последней информации, украинское гражданство есть только у нескольких членов «полка Калиновского», а остальные остаются гражданами Белоруссии со всеми вытекающими из этого последствиями. С учетом того, что в последнее время украинские власти стали все чаще отказывать в продолжении разрешения на пребывание на территории страны беглым белорусам, дальнейшая судьба еще живых «калиновцев» имеет лишь два пути: бежать с Украины либо быть «денацифицированными» на Донбассе. И последнее, по всей видимости, является наиболее вероятным сценарием для большинства из них, что более чем устраивает и Россию, и Белоруссию.

Таким образом, российская специальная военная операция на Украине с каждым днем становится опаснее не только для киевского режима, но и для тех, кто его поддерживает и пытается использовать ситуацию в собственных интересах, в том числе и для белорусской оппозиции. Разгром «полка Калиновского» не единственный негативный момент в жизни противников Александра Лукашенко. Украинский кризис все больше разрушает и всю структуру белорусской оппозиции, обосновавшейся сегодня в Польше, Литве, Чехии и других европейских странах.

Показательным в данном случае стал прошедший 11—12 июля в Берлине «II Форум демократических сил», где не оказалось так называемого национального лидера Светланы Тихановской и экс-министра культуры Белоруссии Павла Латушко, которые называют себя главными руководителями сопротивления Лукашенко. На мероприятии стало очевидно, что беглые белорусские оппозиционеры окончательно раскололись на несколько лагерей, которые вступили в острую конфронтацию друг с другом в погоне за западным вниманием и финансированием.

Собравшиеся много говорили об украинском кризисе, заявляя, что «победа Украины невозможна без победы Белоруссии», а «победа в Белоруссии зависит от исхода войны на Украине». Звучали даже призывы создать «свою освободительную армию», которая могла бы после окончания военных действий на Украине вступить на белорусскую землю и устроить в республике гражданскую войну с целью смещения Лукашенко. Однако все эти прожекты были лишь прикрытием главного тезиса — Тихановскую пора менять. И именно украинский кризис стал тем катализатором, который фактически добил и так слабое единство в рядах белорусской оппозиции.

Это, а также тот факт, что на Донбассе сегодня постепенно «денацифицируются» националисты и радикалы всех мастей, свидетельствует о том, что российская СВО ведется не только ради защиты ЛНР, ДНР и России, но и ради Белоруссии. Поэтому в Минске с удовлетворением будут наблюдать за тем, как «калиновцы» и прочие «борцы за независимость Белоруссии» сгорают в пламени боевых действий на Донбассе, очищая белорусский народ от крайнего радикализма и экстремизма.

Белорусские добровольцы на донбассе
Война на Донбассе, 2014 г. Фото – REUTERS/Maks Levin

Граждане Беларуси составляют третью по численности национальную группу среди участников войны на Донбассе после украинцев и россиян. По самым сдержанным оценкам, общее число участников конфликта с белорусскими паспортами за четыре года достигает 1 тыс. человек. Подробнее о «белорусских цифрах» войны на востоке Украины – в расследовании belsat.eu.

С 2014 по 2018 годы в открытых источниках появлялась информация о десятках белорусов, участвовавших в конфликте на Донбассе. Однако сколько белорусов всего прошло через войну за 4 года – до сих пор даже примерно неизвестно. Belsat.eu попытался ответить на этот вопрос, проанализировав показания самих бойцов, заявления спецслужб и мнения экспертов.

На стороне Украины

Белорусские добровольцы на донбассе
Бойцы ТГ «Беларусь»

Наиболее известно военное объединение белорусов-добровольцев – этоТактическая группа «Беларусь». Группа была создана в июле 2015 года в рамках Добровольческого украинского корпуса «Правый сектор», но позже стала самостоятельной единицей. Сегодня ТГ «Беларусь» зачастую выступает от имени всех белорусских добровольцев.

«Мы считаем, что на украинской стороне воевало несколько сотен белорусов. Точных цифр никто не знает, но, без сомнений, было более 200 человек. Были белорусы, которые не афишировали свою национальную принадлежность. Через Тактическое группу «Беларусь» прошло несколько десятков», – рассказали belsat.eu в ТГ «Беларусь».

Так называемый отряд «Погоня», в отличие от ТГ «Беларусь», никогда не существовал в виде отдельного подразделения. «Погоня», по сути, выполняла функции мобилизационного центра или центра помощи белорусам, которые решили поехать воевать на сторону Украины.

Согласно Общественному сектору отряда «Погоня», в войне на Донбассе с украинской стороны приняли участие около 200-250 белорусских граждан. Что касается непосредственно тех добровольцев из Беларуси, которые прошли через отряд «Погоня», то их количество в Общественном секторе оценивают приблизительно в 20-30 человек. Отсутствие достоверной статистики в «Погоне» объясняют организационными особенностями.

«Люди, которые проходили через нас, позже отправлялись в украинские батальоны и уже на месте подтягивали к Отряду белорусов, которых они там встречали. Но структура была неформальной, и сбора и документирования информации о добровольцах, которые позиционировали себя бойцами отряда «Погоня», мы не вели. В первую очередь для их защиты от белорусских спецслужб. Ну и сам Отряд «Погоня» приостановил свое существование в 2016 году – они был переформатирован в Общественный сектор Отряда «Погоня», который начал заниматься волонтерской помощью добровольцам», – рассказали представители «Погони».

Белорусские добровольцы на донбассе
Депутат Игорь Гузь, организатор отряда «Погоня». Фото – Facebook, @Guz.Igor

С этими оценками согласен и депутат Верховной Рады Украины Игорь Гузь — организатор отряда «Погоня» с украинской стороны, который всегда активно отстаивал права и интересы белорусов.

Однако 200-250 человек — это далеко не самые высокие оценки масштабов участия белорусских добровольцев в войне.

Соавтор документальной книги «Добробаты», бывший пресс-офицер батальонов «Днепр-1» и «Донбасс» Василиса Трофимович, в разговоре с журналистом belsat.eu выразила мнение, что белорусов-участников АТО за 4 года конфликта было гораздо больше.

Белорусские добровольцы на донбассе
Василиса Трофимович

«Конкретно граждан Республики Беларусь – думаю, около 400-500 наберется. Это именно люди с гражданством. А этнических белорусов – тех, кто получил гражданство Украины в 90-х или даже позже – их гораздо больше», – отметила она.

Василиса Трофимович говорит, что белорусы составляли одну из самых больших иностранных национальных групп среди участников АТО – наряду с грузинами, чеченцами и русскими (полное интервью с Василисой Трофимович о феномене украинских добробатов и белорусов в их рядах читайте на сайте belsat.eu в скором времени).

Белорусские добровольцы на донбассе
Война на Донбассе, 2014 год. Фото © Sergii Kharchenko/NurPhoto/ZUMA Wire

Вопреки распространенному мнению, белорусы в АТО – это не только бойцы «Правого сектора», «Азова», «Донбасса» или других известных волонтерских батальонов. Это и бойцы обычных подразделений Вооруженных сил Украины (ВСУ), где они служат абсолютно легально по контракту. Летом 2016 года президент Петр Порошенко подписал Указ №248, позволяющий иностранцам и лицам без гражданства проходить службу в Вооруженных силах Украины. Аналогичный указ в декабре 2015 года Порошенко подписал насчет службы в Национальной гвардии. Кстати, все добробаты в Украине (за исключением ГУК «Правый сектор») сегодня принадлежат той или иной силовой структуре.

В мае 2017 года представитель ВСУ заявил СМИ, что только в украинской армии служат около 100 человек – преимущественно граждане Беларуси, Грузии, Литвы, Молдовы и России. Точных цифр по поводу белорусов ни ВСУ, ни МВД, ни Нацгвардия не предоставляет.

На стороне ЛДНР

Если статистика по украинским силовым структурам преимущественно засекречена, то общей статистики по незаконным вооруженным формированиям ДНР и ЛНР вообще не существует. Участники конфликта со стороны сепаратистов отмечают: отчетность у боевиков всегда велась очень плохо, а в начале конфликта она почти совсем не велась. Не редко могло происходить так, что человек успел повоевать (а может даже и погибнуть), но не оставил в документах боевиков никакого следа.

Вот что рассказал belsat.eu на этот счет Александр Жучковский – участник войны на Донбассе, который сейчас занимается обеспечением и финансированием вооруженных формирований ЛДНР, и ведет популярный среди сторонников «Новороссии» блог:

«Статистика в ополчении никогда не велась и сейчас в войсках не ведется. Точное количество всех добровольцев (из неместных) на Донбассе назвать сложно – разброс огромный, называют цифры от 30 до 50 тыс. бойцов из России и других стран. А уже из отдельной страны назвать количество почти невозможно. Однозначно могу сказать, что из Беларуси людей было и остается много, в каждом крупном подразделении есть граждане Республики Беларусь. По количеству добровольцев после РФ лидирует Беларусь, потом идет Казахстан».

Белорусские добровольцы на донбассе
Александр Жучковский (по центру) на Донбассе. Фото – ЖЖ

Жучковский считает, что за ЛДНР за четыре года воевали от 700 до 1000 белорусов.

Эти цифры вполне соответствуют оценкам Александра Огренича («Горынича») – одного из наиболее известных белорусов-боевиков, полевого командира, возглавляющего подразделение разведки в ЛДНР. В 2016 году он оценивал количество белорусов на стороне сепаратистов в 700-800 человек.

Белорусские добровольцы на донбассе
Белорус Александр Огренич

Но наиболее компетентный источник на стороне ЛДНР, с которым belsat.eu удалось пообщаться, это Михаил Полынков. Он не только является одним из ближайших соратников бывшего «министра обороны» ДНР Игоря Стрелкова-Гиркина, но и лично координировал вербовку бойцов в ряды «Новороссии» – в том числе среди иностранных граждан.

«Точной статистики вам никто не даст. Могу сказать только, что белорусы были на третьем месте среди наций в ополчении на Донбассе. На первом месте – украинцы по паспорту. На втором – россияне, граждане РФ. На третьем – белорусы. Потом в порядке убывания: сербы, русские (и не только русские) из Казахстана, чеченцы и др. Белорусов, думаю, было в границах 1 тысячи человек», – говорит он.

Белорусские добровольцы на донбассе
Михаил Полынков

Цифра в 1 тысячу человек достаточно серьезная даже в чисто военном плане – де-факто из белорусов на стороне ЛДНР можно было бы собрать 2 полноценных батальона.

Что говорят спецслужбы Украины

Интересно, что официальный Киев старается не акцентировать внимание на масштабах участия белорусских граждан в войне на стороне сепаратистов. С одной стороны, в Киеве неоднократно публично предъявляли претензии к Сербии за то, что в составе формирований ЛДНР воевало много сербов (по СБУ – более 300 наемников). При этом украинские власти никогда публично не поднимали аналогичный вопрос относительно белорусов, хотя все источники «Белсата» единогласно говорят, что белорусов в ЛДНР было гораздо больше, чем сербов. Судя по всему, украинское правительство просто не хочет на этой теме испортить и без того непростые отношения с Минском.

В ответ на обращение belsat.eu в Службу безопасности Украины заявили, что на данный момент установлено 28 граждан Беларуси, которые воевали на стороне ЛДНР. При этом в рамках уголовных дел, которые расследуются СБУ, ни одного подозрения белорусам-боевикам не выдвигалось.

Белорусские добровольцы на донбассе

Цифры СБУ очень далеки от реальности. Это доказывает тот факт, что только в СМИ легко можно найти имена и фамилии примерно 50-60 белорусов-боевиков. В украинской базе «Миротворец» находятся данные 119 белорусов, которых волонтеры центра отнесли к «наемникам и их союзникам».

Что говорят спецслужбы Беларуси

Белорусские добровольцы на донбассе
Донбасс, 2014 год. © Sergii Kharchenko/NurPhoto/ZUMA Wire

Нет сомнений, что наиболее точно общие масштабы участия белорусских граждан в войне известны спецслужбам Беларуси. Но силовики эти цифры стараются не распространять.

В ответ на обращение журналиста belsat.eu из Главного управления по борьбе с организованной преступностью и коррупцией (ведомство, которое наряду с КГБ занимается участниками войны на Донбассе) пришла формальная отписка, в которой отмечается: ГУБОПиК по этой проблеме «проводит все необходимые оперативно-розыскные мероприятия». Никаких цифр в ответе не фигурировало.

Ранее, в 2016 году, руководитель ГУБОПиК Николай Карпенков все же озвучивал цифры – в интервью «Звезде» он говорил о 135 уголовных делах против белорусов, участвовавших в войне на Донбассе. В том же году председатель КГБ Валерий Вакульчик заявлял о 138 уголовных делах. Конечно, количество дел не совпадает с общим количеством участников войны на Донбассе: к примеру, точно известно, что в 2016 году на родину приезжали минимум 8 белорусов-боевиков, и ни один из них не попал под уголовное преследование.

Максимальная цифра белорусов на войне, которую озвучивали власти за все время конфликта, это 140 человек – такие данные со ссылкой на МВД фигурировали в программной статье «СБ-Беларусь сегодня» под названием«Гастарбайтеры войны».

Белорусские добровольцы на донбассе
Игорь Шуневич. Фото tvr.by

Интереснейшее заявление по теме белорусов на Донбассе сделал глава МВД Беларуси Игорь Шуневич – в 2016 году он рассказал о том, что на одного белоруса, который воюет на стороне Украины, приходятся три белоруса на стороне ЛДНР. Этому заявлению Шуневича вполне можно доверять. Во-первых, министр вряд ли заинтересован в том, чтобы завышать количество сторонников «русского мира» в Беларуси. Во-вторых, источники belsat.eu полагают, что соотношение 1 к 3 действительно соответствуют действительности.

«Я думаю, это соответствует ситуации в обществе. У нас ⅓ – это люди, которые выступают за белорусский язык и культуру. Остальные 70% находятся под серьезным влиянием России. Поэтому ничего удивительного, все естественно», – говорит Дмитрий Полойко – бывший боец ​​волонтерского батальона «Донбасс», который сейчас служит в ВСУ по контракту.

«Белорусские цифры» войны

Формула Шуневича – ключевая для нашего расследования, так как она косвенно подтверждает цифры, полученные belsat.eu.

Таким образом, по самым минимальным оценкам, на стороне Украины с 2014 по 2018 год воевали 200-250 человек. Если воспользоваться формулой Шуневича, то получается, что через отряды ЛДНР за это самое время прошли минимум 600-750 человек (что вполне соотносится с оценками наших источников с противоположной стороны). В целом мы получаем 800-1000 белорусов, воевавших на Донбассе. Если мы будем исходить из максимальных оценок, то количество белорусов-участников войны составит около 1500 человек. Но наиболее вероятным все же представляется уровень в 1 тыс. белорусских граждан.

Некоторые из них уже никогда не вернутся домой. Точно известно: на стороне ЛДНР погибли как минимум 7 белорусов (правда, скорее всего, погибших было больше). Один белорус – Александр Черкашин – погиб на Донбассе, сражаясь за Украину.

Три белоруса-боевика – Виталий Котлобай, Виталий Митрофанов и Алексей Ершов – были осуждены в Беларуси за участие в войне, но только один из них попал в исправительную колонию. Большие сроки заключения получили в Беларуси Стас Гончаров и Тарас Аватаров, которые воевали в украинских добровольческих батальонах. Еще двое белорусов-добровольцев попали в тюрьму в Украине: Даниил Ляшук («Моджахед») был приговорен к 10 годам за многочисленные военные преступления в составе батальона «Торнадо», аИгоря Клевко из «Донбасса» обвинили в похищении и убийстве гражданского (в ходе следствия его поместили в психиатрическую больницу, где тот сейчас и находится).***

Белорусские добровольцы на донбассе
Война на Донбассе, 2014 год. Фото © Sergii Kharchenko/NurPhoto/ZUMA Wire

Пока конфликт на Донбассе не закончился, получить исчерпывающие данные по белорусским гражданам, которые в нем участвовали, не представляется возможным. Поэтому сегодняшнее расследование belsat.eu – только первый шаг в этом направлении.

Без доступа к официальным документам однозначно утверждать, сколько белорусов воевали в 2014-2018 гг. точно нельзя. Но уже сейчас можно говорить: война на Донбассе ознаменовалась самым масштабным участием белорусов в вооруженном конфликте в XXI веке.

Не могу оставаться в стороне

“Я люблю Украину, моя жена, чемпионка и рекордсменка мира по академической гребле, финалистка Олимпийских игр Елена Бурак, – жительница Николаева. 24 февраля она проснулась от взрывов – бомбили местный аэродром. Я был в Нью-Йорке, получил от нее сообщение, увидел, что происходит, и решил, что полечу защищать Украину. Долг каждого мужчины защищать свою семью, свой дом”, – говорит бывший гребец Павел Шурмей, выступавший за Беларусь на двух Олимпиадах.

Павел Шурмей с его супругой
Павел Шурмей с его супругойФото: privat

Он признается, что никогда не питал иллюзий по поводу режима Лукашенко. “В том, что сейчас происходит в Беларуси, – что сейчас там у власти Лукашенко, в том, что происходит в России, что там у власти Путин, – виноваты мы, белорусы и россияне. Мы не сделали все, что могли, чтобы ситуация не дошла до такой горячей фазы”, – сетует Шурмей.

На момент беседы с DW он находился в Варшаве, где встретился с женой и готовился отправиться в Украину в качестве добровольца. “На жене – ее мама, крестница, подруга, она вывезла их из Николаева. Если бы не они, Елена осталась бы в родном городе и, чем могла, помогала бы. Я бы ее понял, она тоже понимает мое желание помочь Украине, я не могу оставаться в стороне, – делится Шурмей. – В Варшаву прибывают белорусские добровольцы, которые хотят принять участие в защите Украины от российской агрессии. Сейчас решаются организационные вопросы, готовимся к отправке”.

Кто может стать добровольцем на Донбасс?

Как стать волонтером Для участия в программе есть два базовых условия: гражданство РФ и возраст не менее 18 лет. Кроме этого, при рассмотрении заявки о волонтерской помощи учитываются такие факторы, как волонтерский опыт, подтвержденные знания в конкретной профессиональной сфере, стаж

Как можно попасть на войну добровольцем?

На войну в Украину россияне- добровольцы сейчас попадают тремя способами: подписав краткосрочный контракт с минобороны приехав в Чечню и подписав там трехмесячный контракт с Росгвардией 20 июн

Кто такие добровольцы на войне?

volontaire ← лат. voluntarius), доброво́лец — лицо, добровольно поступившее на военную службу. Также добровольцами некоторые называют лиц, принимающих участие в боях на территории государства, гражданами или жителями которого они не являются

Кто воюет на стороне Украины?

В Интернациональном легионе на стороне Украины сражаются выходцы из 55 стран со всех частей света – от Бразилии и Южной Африки до Японии и Новой Зеландии, об этом рассказал спикер легиона Дамьен Магру на брифинге, прошедшем ранее на этой неделе. Cреди бойцов подразделения больше всего граждан США и Великобритании

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.