что пишут волонтеры

Добровольческая помощь давно стала неотъемлемой частью жизни общества, особенно ярко раскрывшись во время пандемии. А год назад силы тысяч волонтеров объединились вокруг поддержки участников специальной военной операции на Украине. Помощь бойцам стала своего рода новой общностью людей, которые несмотря на штатное обеспечение военнослужащих, считают своим долгом помогать находящимся в зоне СВО не только вещами, предметами быта, но и просто добрым словом, имеющим на фронте огромную ценность.

ТАСС поговорил с волонтерами, которые в свое свободное время, своими силами и средствами помогают участникам специальной военной операции. Они рассказали, зачем они это делают и поделились советами, как лучше поступить тем, кто тоже хочет стать добровольцем.

“О проблемах на гражданке подумаем потом”

По такому принципу с первых дней проведения специальной военной операции живет волонтер Денис Грибанов из подмосковного Воскресенска. Сам он служил в Таманской дивизии артиллеристом, однако спустя несколько лет после завершения службы был списан с воинского учета по состоянию здоровья. ” Но мои друзья, имевшие опыт службы в вооруженных силах, ушли добровольцами на передовую, в стороне от этого я, конечно, остаться не смог и стал помогать им и их подразделениям”, – рассказывает волонтер, не понаслышке знающий, что именно нужно на передовой.

Беседа с ним состоялась как раз в момент загрузки очередной партии помощи, которую Денис возит самостоятельно в новые регионы России. Подержанный седан, кажется, уже привык к такой нагрузке, когда коробки и пакеты занимают почти все пространство в салоне, не говоря уже о багажнике. Здесь – сладкие подарки для военнослужащих, домашние соления, теплые носки, нижнее белье, гигиенические наборы. ” А вот это – два новых коптера и тепловизор, которые я купил за свой счет, пусть они помогут ребятам, дав им дополнительные возможности”, – продолжает Денис, убирая переднее пассажирское сидение, место которого тут же занимают несколько объемных коробок.

Около 10 лет, проживая на съемной квартире, он копил деньги на покупку своего жилья в родном городе. Однако почти все деньги потратил на помощь бойцам и даже взял небольшой кредит в банке. ” Была возможность поехать, были определенные потребности у ребят, вот кредит брал, ничего страшного”, – рассказывает он. Денис признает, что военнослужащие обеспечены всем необходимым. ” Но ведь Вы понимаете, что, находясь там, “за ленточкой”, ребятам нужно нечто большее, чем положено по уставу – моя задача им это обеспечить”, – поясняет волонтер.

Впрочем, за несколько месяцев работы у него уже появились единомышленники – знакомые, помогающие по силам с погрузкой и сортировкой груза, а также несколько предпринимателей, помогающих деньгами. Последних он нашел сам: просто пришел и предложил принять участие в сборе помощи. ” Надо признать, что никто не отказал и с удовольствием помогают, прежде всего своим товаром, который продают: кто-то одежду, кто-то хорошую тактическую обувь, кто-то продукты”, – продолжает Денис.  Он считает свою деятельность, которую ведет в любую свободную минуту или выходные, обязанностью создать бойцам верный тыл. ” Сейчас обязанность любого из нас – поддержать наших парней, чтобы ребята могли исполнять свой долг максимально эффективно, а о своих проблемах мы, гражданские, подумаем позже”, – уверен волонтер.

И, конечно, он предостерегает от участия в сборе денег, проводимом неизвестными лицами в мессенджерах или соцсетях. Кроме того, по его словам, настоящий волонтер всегда будет готов отчитаться за каждую копейку вверенных ему денег, а также предоставить фотоотчеты о поездках и даже вручении помощи, если речь идет о посылке кому-то конкретному.

Стать волонтером, по словам Дениса, не очень легко, потому что помогать нужно постоянно или не помогать вообще. ” Каждый раз на тебя будут надеяться, и эту надежду нужно оправдывать и “передумать” помогать нельзя – это нечестно, прежде всего перед самим собой”, – объясняет он. Отпуск, выходные или отгулы на работе за свой счет являются главным “арсеналом” каждого, кто вступает на волонтерский путь, и это, по словам Дениса, необходимо осознавать с самого начала. Кроме того, потребуются и документы, позволяющие проехать “за ленточку”. Денису в этом вопросе помог Российский союз молодежи, работающий в тесном контакте с Народным фронтом. Без них, как признается Денис, ничего бы не получилось.

Все для победы

Сам Народный фронт реализует самый масштабный федеральный проект сбора средств в поддержку фронта и мирного населения присоединенных территорий под названием “Все для победы”. Он начинался как совместная инициатива президентского движения и военкоров – профессионалов, знающих о нуждах военных подразделений не понаслышке, но затем помогать в организации сбора средств захотели и политики, театральные деятели, спортсмены, врачи. В организации рассказали, что, по данным на середину февраля, здесь было собрано 5 млрд 229 млн 271 тыс. 822 рубля, которые перечисли 1,6 млн человек и организаций.

“Сборы в проекте открываются под нужды конкретных подразделений или гражданских организаций, к примеру, на бронежилеты медикам скорой помощи, под определенные даты вроде сбора на подарки к Новому году или Дню защитника Отечества”, – рассказывает заместитель руководителя Исполкома Народного фронта Борис Подольный. Есть здесь и постоянные сборы, допустим, на покупку квадрокоптеров, безостановочно требующихся фронту, есть региональные сборы в поддержку мобилизованных.

Наряду с экипировкой и техникой, о которой просит командование подразделений, на фронт отправляются вещи и продукты, которыми россияне по собственной воле хотят поддержать бойцов. Это и мед с личных пасек, яблоки, варенье, вязаные носки. ” Есть и прицелы, и печки, и другие облегчающие быт и решение боевой задачи приспособления. Все это принимают в региональных отделениях Народного фронта и по мере формирования гуманитарного груза также отправляют на фронт”, – продолжает Подольный. За девять месяцев реализации проекта от россиян принято и отправлено к месту назначения 1,1 млн предметов. При этом, согласно данным Народного фронта, активнее всего вещи для бойцов и мирного населения новых территорий передавали жители Амурской области, Кемеровской и Новосибирской областей.

Все участники проекта придают огромное значение и моральной поддержке защитников. ” Кураторы сбора по возможности всегда лично принимают участие в доставке груза “за ленточку”, а это телеведущие, спортсмены, артисты – знаменитые и авторитетные люди”, – подчеркивает представитель Народного фронта.

“Личный рекорд – сутки”

Оперативные штабы, в работе которых принимают участие добровольные помощники, созданы и при многих муниципальных администрациях. ” Мы в первую очередь помогаем семьям граждан, призванных на военную службу в рамках частичной мобилизации, принимаем у них посылки, которые затем сами возим нашим ребятам”, – рассказывает советник главы подмосковного Жуковского Роман Ромишевский. Что нужно мобилизованным? В первую очередь, конечно же, внимание и забота. ” Школьники города вместе с родными пишут бойцам письма с самыми теплыми словами поддержки и пожеланиями, маленькие детишки рисуют для военнослужащих пусть и незамысловатые, но очень трогательные и добрые рисунки”, – поясняет он.

По словам Романа, мобилизованные при личных встречах очень благодарят за такие послания из родного города и бережно их хранят. ” Условия СВО далеко не всегда позволяют иметь постоянную телефонную связь с родными, и потому “бумажная” почта выходит на первый план”, – продолжает советник главы города. Кстати, прислать канцелярские принадлежности, а именно блокноты, тетради, шариковые ручки, простые и даже цветные карандаши – одна из самых частых просьб, поступающих от бойцов.  Никогда не будут лишними медикаменты, антисептики, предметы личной гигиены. ” Родственники, конечно, лучше всех знают потребности своих бойцов, потому мы стараемся не ограничивать их в содержании посылок, но, конечно, все в пределах разумного”, – отмечает Роман.

Тем не менее только сбором посылок работа не ограничивается – в штаб к волонтерам приходят родственники мобилизованных если им нужна помощь в тех или иных бытовых вопросах, консультация о порядке получения положенных льгот. Для оперативного взаимодействия в городе создали специальный чат в одном из мессенджеров. ” Но человеческого общения, конечно, это не заменяет, ведь иногда людям нужно просто с кем-то поговорить – мы всегда разговариваем, общаемся, стараемся успокоить, поддержать, вместе радуемся успехам наших ребят”, – признается Роман. Приходят в штаб и те, кто просто хочет помочь, в первую очередь, кстати, женщины. Они приносят вещи, сшитые и связанные своими руками, принимают участие в сортировке грузов. А возят посылки адресатам в места дислокации депутаты местного городского совета, также ставшие волонтерами с самых первых дней проведения СВО. ” Иногда к нам обращаются представители других городов, им, конечно, не отказываем, потому что для нас нет разделения на “своих” и “не своих” – все бойцы наши”, – продолжает Роман.

Последнее утверждение он подкрепляет помощью не только мобилизованным из Жуковского, но еще и отряду, сформированному в другом регионе. Приходится, конечно, ездить непосредственно на место, очень быстро разбираться в том, какие вещи или предметы имеют необходимое качество, искать, где это все купить, и договариваться о доставке. ” Мой личный рекорд – при появлении “оказии” с доставкой собрать груз за сутки: найти все, что нужно, оплатить, привезти, упаковать”, – рассказывает Роман.

В послании Федеральному Собранию РФ 21 февраля президент Владимир Путин предложил создать специальный государственный фонд, который займется оказанием помощи семьям погибших бойцов СВО и ветеранам спецоперации и поручил правительству совместно с комиссией Госсовета по соцполитике в кратчайшие сроки решить все организационные вопросы. ” Создание такого фонда, равно как инициатива закрепить персонального социального работника за каждой семьей погибшего или ветерана СВО, позволит упорядочить нашу деятельность и придать ей новый статус”, – говорит Роман, выражая уверенность в том, что тысячи волонтеров по всей стране присоединятся к этой работе.

Каждый раз получая посылку из Московской области, житель Марий Эл, старший сержант Анатолий, находящийся в зоне проведения СВО под позывным “Шима”, ощущает прежде всего особое единство страны. ” Понимание того, что за тебя переживают и в тебя верят за тысячу километров, дает особое, ни на что не похожее ощущение единства наших людей, вне зависимости от национальности и места жительства”, – говорит боец. По его словам, именно там, “за ленточкой”, многие привычные на “гражданке” вещи приобретают совершенно иное значение и ценность. ” Подарки к Новому году, которые нам привезли волонтеры – вроде бы обычные шоколадки и мандарины, но какие же они были вкусные и как же это было приятно”, – поделился Анатолий.

Проблем с питанием и обеспечением в его подразделении, равно как и в соседних, нет, однако вдали от дома как никогда начинаешь скучать по каким-то продуктам. ” Здесь как никогда хочется сладкого, хочется иногда какой-то классической домашней еды, солений, и, конечно, такие, казалось бы, простые вещи способны не только поднять настроение, но и укрепить боевой дух”, – с улыбкой добавляет боец.

“Помни, тебя ждут дома!”

Для того, чтобы непрерывно обеспечивать бойцов необходимыми в их нынешнем быту предметами, россияне даже начали организовывать небольшие мастерские. Так, в Северной Осетии с лета прошлого года волонтеры движения “Золотые руки ангела” изготавливают и отправляют на фронт эвакуационные носилки, окопные свечи, эвакуационные стропы, маскировочные сети и многое другое. Координатор движения во Владикавказе Людмила Храбрых организовала сначала работу в косметологическом кабинете. После трудового дня и в промежутках между процедурами там шили и изготавливали свечи. ” Одна из моих пациенток услышала как-то, что я ищу специальное помещение, и договорилась нам о выделении такового в региональном отделении ДОСААФ. Теперь все желающие помочь приходят туда”, – рассказывает она.

В мастерской в среднем собирается до 10 человек. Материал для носилок, маскировочных сеток, строп присылают координаторы общественной организации “Золотые руки ангела”. Для окопных свечей материал находят сами волонтеры: из церквей привозят огарки, а каркасом свечей служат консервные банки, которые собирают в организациях общепита. Вместе с гуманитарным грузом вкладывают также записки для бойцов, а на каждое изделие пришивают бирку с надписью “С любовью из Осетии. Помни, тебя ждут дома!”. ” У многих из тех, кто стал членом команды, сейчас на фронте мужья, братья, внуки. Это самое малое, что мы можем сделать для них здесь. Поэтому, помимо качественной работы при изготовлении изделий, мы вкладываем и частицу души, которая будет оберегать наших бойцов и, конечно, уверены в скорейшей победе”, – говорит волонтер Залина Тотрова.

Анна Жужнева, 5 Июнь 2023

Кате девятнадцать лет, она учится на социолога в НИУ ВШЭ и уже пять лет занимается событийным волонтёрством. В интервью она рассказала о негативном опыте, полезных знакомствах, а также поделилась самыми запоминающимся историями.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

– Как ты начала заниматься волонтёрством?

– Мне всегда была интересна эта сфера, так как посильная помощь всем, кому она требуется, – для меня много значит.

Когда мне было 14 я хотела заниматься инклюзивным волонтёрством, но выяснилось, что к работе с инвалидами не допускают в таком возрасте. Поискав другие варианты , я узнала о событийном волонтёрстве, где с такого возраста вполне берут на мероприятия. Нашла несколько групп в социальной сети «ВКонтакте», где выкладывали записи о поиске волонтёров, и начала отправлять заявки практически везде.

Сейчас я более–менее постоянно помогаю в нескольких организациях: «ВО Свои», «Молодёжь Петербурга», «Команда Волонтёров», «Центр Контакт». Занимаюсь буквально всем, и это не будет преувеличением, так как мероприятия очень разные (фестивали на различные темы, конкурсы, соревнования, концерты, конференции и т.д.). В мои обязанности входит навигация на площадке, регистрация участников и СМИ, помощь с выходом на сцену, рассадка в зале, проверка билетов, «принеси-подай» для лекторов в аудиториях. Ещё я иногда занимаюсь медиаволонтёрством в качестве фотографа.

Самые масштабные мероприятия, в которых я участвовала – «ВК-фест» в 2022 году и «Алые паруса» в 2021. Перед «ВК-фестом» организаторы провели установочное собрание, где мы обсудили всю информацию о фестивале. Также за день до фестиваля ходили на монтаж и учились ориентироваться на площадке, чтобы не растеряться перед гостями.

К «Алым парусам» я никак не готовилась. Единственное, что пришлось сделать – найти одежду, подходящую по дресс-коду, так как мы работали в ВИП-зоне, где это важно. Перед самим мероприятием мы прослушали лекцию о том, как надо общаться с гостями и получили указания о том, что нельзя снимать и выкладывать информацию о местонахождении ВИП-зоны.

С сентября 2022 года я также состою в волонтёрском центре своего вуза.

–Ты упомянула, что хотела заниматься инклюзивным волонтёрством, но не могла из-за возраста. Сейчас ты стала старше, попробовала ли ты себя в этой сфере?

– Да, я ездила проводить игры в «Доме сопровождаемого проживания» (проект ГАООРДИ для людей с ДЦП, синдромом Дауна и РАС, – прим. ред). На фестивале помогала слабовидящему экскурсоводу, проходила обучение на волонтёра-сурдопереводчика. Эти навыки потом пригодились и на обычных мероприятиях.

В 18, когда уже полноценно можно включаться в более постоянные проекты, «навалилось» много жизненных проблем и занятость по учёбе повысилась, а инклюзия – «штука» не на один раз, в этой сфере нужно буквально жить. К сожалению, сейчас не могу уделять этому много времени.

– Есть ли у тебя волонтёрская книжка?

– Сейчас книжки заменил сайт «Добро.ру», которым в последнее время стали активно пользоваться. После подачи заявки там отмечают твою роль на событии и часы работы.

Сайт также даёт возможность отправить заявку на большинство мероприятий. На нём у меня отмечены те два-три мероприятия, где заявка была обязательной.

Отметки на «Добро.ру» учитываются при выдаче наград и значков, получении повышенной стипендии и доп.баллов для поступления в вуз. Те, кому это важно, отправляют заявку. Я в этом не нуждаюсь.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

– Как ты совмещаешь волонтёрство с учебой?

– Время очень вариативно – иногда 4 часа, иногда 4 дня. Я стараюсь участвовать в мероприятиях и проектах, которые не будут «вредить» учёбе.

– Могут ли волонтёра выгнать, если он не справляется со своими обязанностями?

– Если сильно опаздываешь без предупреждения или вообще не приезжаешь, то могут выгнать или внести в чёрный список. Обычно кураторы или организаторы мероприятия могут поругать, и тогда люди начинают хоть что-то делать.

Вообще я понимаю таких ребят: они пришли за «часами» или мерчем, а их заставляют работать. Обычно я высказываю недовольство друзьям или знакомым волонтёрам, но самому человеку на это не указываю.

– С каким негативным опытом, связанным с волонтёрством, пришлось столкнуться?

– К сожалению, такой есть. Раньше сталкивалась только с мелочами – гости нахамили или организаторы не смогли нормально распределить задачи, но это было как-то беззлобно и случайно.

Чаще всего впечатления оставались только положительные, но за последний год дважды крайне не повезло с мероприятиями. Одно проводилось летом, в адскую жару, поэтому еда на два дня очень быстро стухла. Несколько ребят даже отравились, но главный организатор сказала, что мы зря жалуемся. Она же выдала флажки для раздачи гостям, которые закончились за полчаса.

На планёрке в начале второго дня она сказала: «Вы по 15 минут отдыхаете в «волонтёрской», а я вам не разрешала отлучаться даже на пять. Мы к вам хорошо относимся – кормим, даём одежду, не ругаем, не бьём даже, а вы так поступаете».

Другой случай был связан с более крупным фестивалем, который проходил этой зимой. Рассказывать о нём гораздо дольше, но суть такова – организаторы не справились с отбором волонтёров и составлением расписания. Например, во время мероприятия они редактировали посты в ВК о важных организаторских моментах, а потом напрямую врали об этом.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

– Какие знакомства ты завела, занимаясь волонтёрством?

– На одном мероприятии я познакомилась с работниками информационного центра атомной энергетики, которые потом пригласили меня помогать на других событиях.

А вообще благодаря новым связям я узнаю о проектах, куда нет открытого набора волонтёров. Кроме того, я учусь на социолога, поэтому некоторые знакомые волонтёры стали респондентами для исследований.

– Научилась ли ты чему-то новому, занимаясь волонтёрством?

– Я научилась базовому сурдопереводу, работе со слепыми, инвалидами-опорниками, людьми с РАС. Улучшила организаторские навыки. Многое узнала о социальном проектировании и питчингах (поиск инвесторов через устные или визуальные презентации – прим.ред). Погрузилась в веганство, атомную энергетику, реконструкцию рыцарских турниров. Возможно, было что-то ещё, но перечисленное принесло самые яркие впечатления.

– Расскажи три самые запоминающиеся истории из волонтёрского опыта?

«На фестивале воздушных змеев на берегу Финского залива мы весь день учились запускать и удерживать огромнейших змеев длиной в несколько метров. У моей подруги улетел один, и мы бежали за ним по пляжу, а потом привязывали обратно. Каждому змею в процессе мероприятия дали имя. Вышел такой сюрреалистический опыт».

«Как-то я волонтёрила на джазовом фестивале в Сестрорецке.

Начало сентября, очень тепло, уже вечер. На сцене успокаивающе играет «Billy’s Band», за сценой – волонтёры встают в пары и танцуют, общаются, наслаждаются шампанским от спонсора фестиваля. После сета к нам в палатку заходит солист бэнда, мы высказываем ему восхищение и предлагаем шампанское, а он просит «тот вкусненький йогурт». Потом были массовые обнимашки, танцы, милая поездка до города. Атмосфера невероятно согревала».

«На фестивале, посвящённом науке и последним открытиям, я надевала браслеты, по которым пропускают в разные зоны. С одним мужчиной произошёл такой диалог:

– Это что, наручники?

– Нет, это браслет. Он поможет вам посетить все секции фестиваля.

– Выглядит как наручники. Эта штука ограничивает мою свободу.

– Напротив, браслет только увеличивает вашу свободу. Он даёт доступ к разным локациям, с его помощью вы также можете прийти завтра и на ночную «афтепати».

– Ну, хорошо, – протягивает руку. Я начинаю клеить браслет, как вдруг он резко одёргивает руку со словами:

– У меня аллергия на клей!

Он очень быстро ушёл, так никуда и не сходив. Хотя билет у него был максимально дорогой. Выглядел мужчина абсолютно адекватно».

Мне всегда хотелось быть причастной к большим и важным событиям.

Школьницей я слышала, что на универсиады, Олимпийские игры и фестивали молодежи и студентов набирают волонтеров. Это добровольцы, которые встречают участников и зрителей, помогают им сориентироваться на месте, отвечают на вопросы и создают атмосферу праздника. Причем не за деньги, а потому что им это нравится.

Я тоже хотела быть таким волонтером, и в 2021 году мне это удалось. С 12 июня по 2 июля в Санкт-Петербурге проходил этап чемпионата Европы по футболу. Он должен был состояться годом раньше, но его перенесли пандемии. Там я была волонтером — помогала зрителям с навигацией на стадионе.

Чтобы попасть на чемпионат, мне пришлось пройти собеседование с организаторами, сдать тест по английскому и отобраться в программу мобильности волонтеров. Именно она оплатила мне билеты из Москвы и отель в Петербурге.

Рассказываю, как это было.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

Это я во время одного из матчей работаю мегафонщиком. Обычно я сидела на стуле — на фото он позади меня

Как я подавала заявку на участие

УЕФА Евро-2020 должен был пройти в 2020 году в одиннадцати городах Европы. Но волонтеры могли подать заявки на участие только до конца лета 2019 года, в том числе на этап в Санкт-Петербурге.

Сейчас есть единый сайт для набора волонтеров на мероприятия УЕФА. Но в 2019 году у каждого города-организатора была своя страница для добровольцев. Одна из них относилась к Санкт-Петербургу. Там я прочитала, что открыты два набора — в команду волонтеров оргкомитета и городскую волонтерскую организацию. Первые добровольцы должны были работать на стадионе, а вторые — помогать гостям в городе и на подходе к арене.

Также волонтеров делили по функциональным направлениям. Это были, например, работа с аккредитациями или в информационной службе, помощь спортивным делегациям и так далее. Всего было 22 направления.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

Каждое направление было подробно описано

Я нажала кнопку «Заполнить заявку» и увидела анкету на английском языке. Вот какие в ней были вопросы:

Я потратила на анкету около двух часов. Предположила, что на этом этапе кандидатов отсеивают по формальным критериям: возраста, плохого знания английского или отсутствия волонтерского опыта. Поэтому не сильно волновалась и ждала, что меня пригласят на следующие этапы. Так и вышло: через две недели мне предложили сдать тест по английскому, а через месяц — пройти собеседование с оргкомитетом.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

Когда я заполнила анкету, на почту пришло письмо от оргкомитета о том, что заявку обработают в ближайшее время

Как я проходила тест по английскому и собеседование

Тест по английскому языку проводила компания EF Education First. Ссылка на него была в письме. Пройти тест можно было в любое удобное время, но в течение двух недель.

Я приступила через пару дней. В тесте было две части — на чтение и аудирование. В каждой — по три задания, от простого к сложному. В них нужно было за ограниченное время прочитать или прослушать текст и ответить на вопрос — выбрать из предложенных вариантов правильный. На все давали 30 минут.

Я хорошо владела английским, но не успела выполнить последнее задание по чтению. Мне не хватило времени, чтобы прочитать текст, и я не смогла ответить на последний вопрос. Уже на мероприятии другие волонтеры рассказали, что им тоже не хватило времени.

Тест показал, что мой уровень английского — C1, Advanced. Позже из комментариев под постом в группе для волонтеров я узнала, что ребята с уровнем ниже B1 не прошли этот этап отбора. А мне прислали приглашение на собеседование.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

В приглашении на интервью для волонтеров написано, что оно пройдет в Санкт-Петербурге. На самом деле для иногородних собеседование проводят онлайн

Собеседование. Я выбрала одну из предложенных дат в начале сентября. Кандидаты из Петербурга могли прийти на собеседование в офис, а я была в Москве и предпочла онлайн-формат.

Мы созвонились с куратором УЕФА в «Скайпе». Она расспросила о моем опыте и о том, я повела себя в той или иной ситуации, была волонтером. Часть вопросов была на иностранных языках, которые я знала. нужно было рассказать, я объяснила гостю, где что находится. А на немецком были вопросы о городе.

Тогда у меня не было большого опыта прохождения интервью, но отвечать на вопросы оказалось несложно. Интервьюер была приветлива и доброжелательна, а собеседование заняло всего 20 минут. И я надеялась, что меня пригласят в команду волонтеров.

Какой был результат отбора

Через три месяца, в декабре 2019 года, пришел ответ: я попала только в команду резерва. Это значило, что я не смогу работать на чемпионате, но оргкомитет вызовет меня, если из волонтеров основной команды не сможет участвовать. Я предположила, что дело в моем небольшом волонтерском опыте, но все равно расстроилась.

В начале марта 2020 года я узнала, что пандемии чемпионат Европы по футболу переносят на 2021 год. А чуть позже неожиданно получила письмо от оргкомитета УЕФА: меня пригласили стать волонтером функции Mobility Makers — «Обеспечение мобильности». И работать в команде Spectator Services and Experience — «Зрительские впечатления и зрительский опыт». Это было направление для тех, кто знает иностранные языки и умеет работать с людьми. Волонтеры Mobility Makers встречали зрителей на стадионе и помогали со многими вопросами.

Этап чемпионата планировали провести в Санкт-Петербурге, но уже с 12 июня по 2 июля 2021 года. Эти даты мне не подходили: у меня были экзамены. Но я не хотела упускать возможность и договорилась в вузе, чтобы для меня их перенесли.

Я подтвердила, что буду волонтером УЕФА , и задумалась, как поеду из Москвы в Петербург и где буду жить. Но вспомнила, что в одном из писем от оргкомитета читала о программе мобильности волонтеров. Она покрывала часть расходов иногородних волонтеров на участие в мероприятиях по всей России. И я решила подать заявку.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

Письмо, в котором мне сообщили, что я попала в команду резерва. К счастью, через три месяца я получила еще одно — о том, что меня приняли в основную команду

Что такое программа мобильности волонтеров

Программу мобильности организует Ассоциация волонтерских центров, или АВЦ. Ее открыли после Олимпиады в Сочи. А ВЦ помогает добровольцам развивать социальные инициативы, создает образовательные программы и рассказывает о волонтерстве как о стиле жизни.

Один из самых известных проектов ассоциации — программа мобильности волонтеров. Она помогает российским добровольцам участвовать в крупнейших событиях в России и за рубежом. Программа оплачивает проезд и проживание, покупает страховку на все время работы в России и за границей и обеспечивает питанием на сменах.

Добровольцы из этой программы помогали на Евразийских играх в 2019 году, чемпионате Worldskills в Казани, универсиадах и многих других мероприятиях.

Входные критерии для участия в программе мобильности:

Также у кандидата могут попросить сертификат о прохождении волонтерского курса от «Добро-университета». Есть курсы для событийных волонтеров, волонтеров культуры, медиков и добровольцев старшего возраста.

После участия в мероприятии волонтеру нужно будет «отработать» траты АВЦ на него: написать отчет о своем опыте и поделиться им в соцсетях, участвовать в других мероприятиях ассоциации или организовать свой проект. Таким образом доброволец подтверждает, что ресурсы на него потратили не зря и что он внесет вклад в развитие волонтерского движения. Подробнее об этом расскажу дальше в статье.

Как я проходила отбор в программу мобильности

Чтобы попасть в программу, нужно было подать заявку и пройти собеседование с координатором АВЦ.

Анкеты принимали до апреля, я заполнила ее в начале марта. Указала, какими языками и на каком уровне владею, и внесла паспортные данные. В разделе о мотивации кратко написала, что за прошедший год успела поработать волонтером на Гайдаровском форуме — это международная научно-практическая конференция в Москве. И отметила, что мне будет сложно поехать из Москвы в Петербург за свой счет, поэтому понадобится помощь АВЦ.

В апреле 2020 года меня пригласили на интервью. Но сейчас, в 2022 году, перед ним нужно пройти еще два теста — на знание английского и на когнитивные навыки.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

Так выглядит вакансия для волонтеров на «Добро⁠-⁠ру»


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

Собеседования проходят онлайн и занимают полтора-два часа. Мое интервью с координатором из АВЦ напоминало диалог с координатором оргкомитета УЕФА, которое я проходила полтора года назад. Приветливая девушка расспрашивала о моем опыте волонтерства и о том, я повела себя в разных ситуациях.

Еще она поинтересовалась, какой социальный проект хотела запустить после участия в программе. Я ответила, что хочу сделать журналистский материал об опыте волонтеров из России. Атмосфера на собеседовании была дружелюбная, но я немного волновалась, потому что тогда у меня было мало опыта прохождения интервью.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

Договор и условия. Через несколько недель мне пришло письмо об успешном прохождении конкурса. Я удивилась и была рада, что меня выбрали, ведь у меня не было большого волонтерского опыта.

В  письме были договор и ссылка на  для сбора данных. Форму нужно было заполнить, чтобы мне купили билеты в Петербург и обратно. Для брони жилья ничего не требовалось: этим занимался оргкомитет чемпионата. А вот на что я обратила особенное внимание в договоре:

Я внесла свои данные в договор, подписала, сфотографировала и отправила в ответном письме.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

Пункт о том, что я должна сама покрывать расходы на дорогу до вокзала и от него


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

В этом пункте я узнала о правилах и вариантах участия в социальных инициативах после чемпионата


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

А в этом разделе было сказано, что будет, если я не выполню обязанности по договору без уважительной причины

Транспорт, проживание и питание

Как я добиралась в Петербург. Через пару недель после того, как я отправила данные в АВЦ, мне пришли билеты на «Сапсан». 4740 ₽ за них заплатила АВЦ. В  письме было напоминание о том, где будут жить волонтеры во время чемпионата.

Я должна была приехать в Питер 9 июня — за три дня до первой игры. Это понадобилось, чтобы волонтеры, менеджеры, персонал стадиона и организаторы успели отработать механизмы взаимодействия. И запомнить, где что находится.

Никаких организационных мероприятий в Москве не было — 9 июня я встретилась на вокзале с другими волонтерами и отправилась в Петербург. Нам купили места рядом. Я ехала по соседству с девушкой, с которой потом поселилась в одном номере.

От вокзала в Петербурге мы добирались до гостиницы на трамвае. Вечером дня я успела съездить на стадион, чтобы получить аккредитацию и сдать : без него меня не  на тренинг на следующий день.

Отель. Мы жили в Valo Hotel City на станции метро «Бухарестская» — она расположена на одной ветке с «Крестовской», где находится стадион. В номере были две раздельные кровати, кухня и прочие удобства. Сейчас сутки там стоят от 7700 ₽. Но мы не платили за проживание.

Волонтеров не распределяли по комнатам, мы сами разбивались по парам. У нас в отеле жили ребята из разных городов — от Волгограда до Владивостока.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

Общественный транспорт до стадиона. На время проведения чемпионата волонтерам выдали карту «Подорожник», она позволяла бесплатно ездить по городу в течение месяца. До нашего отеля ходил шаттл, но мы обычно добирались на метро. Если игры начинались поздно, оно работало круглосуточно.

Питание. На стадионе волонтеры могли бесплатно поесть в , но только во время рабочих смен и раз в день. Я обычно успевала пообедать. В меню были сэндвичи, салаты, йогурты, фрукты и вода. На продукты у меня ежедневно уходило около 500 ₽. За все время волонтерства на чемпионате я потратила на еду 25 000 ₽.

Обучение и экипировка волонтеров

Когда я была в Москве, мы прошли интерактивный образовательный онлайн-тренинг от УЕФА. Сначала нам вкратце рассказали об истории организации, грядущем турнире и разных функциях волонтеров. Потом мы выполняли задания на проверку знаний в игровом формате. Он показался мне необычным, но я без труда со всем справилась.

Следующий тренинг был в Санкт-Петербурге 10 июня. Нас водили по стадиону, показывали основные локации, рассказывали, как вести себя в разных ситуациях, например при объявлении пожарной тревоги. Было интересно посмотреть изнутри, как и что происходит на стадионе.

нам выдали комплект формы от «Адидас». В него входили:

Моя волонтерская форма. Те, кто отработал все смены, могли оставить ее себе на память. Я отработала от начала до конца, поэтому забрала форму

Через день всех волонтеров поделили по функциям — я попала в команду мегафонщиков. На обучающем тренинге нам объяснили, как работать с громкоговорителем и что объявлять гостям. Тренинги проходили в дружеской обстановке. Если с первого раза не понимал, что нужно делать, менеджер или тимлидер снова спокойно объяснял, показывал, давал попробовать.

Работой волонтеров управляли менеджеры и тимлидеры, которых назначил оргкомитет УЕФА. Менеджеры отвечали за несколько команд функциональных волонтеров или за целую зону стадиона. Тимлидеры — это более опытные волонтеры, которые курировали работу сотрудников в своей группе и общались с менеджерами.

Все вопросы с тимлидерами мы обсуждали в канале в «Телеграме» и связанном с ним чате. Например, договаривались о времени созвонов до и после мероприятия, обсуждали переход в другие команды и прочие вопросы.

Как я была волонтером на чемпионате

Проход на стадион. Каждый раз перед сменой мы приходили в волонтерский центр. Там делали отметку, во сколько мы пришли, мы клали вещи в ячейки для хранения или переодевались в форму. Позже расходились по командам к своим менеджерам и тимлидерам на день матча.

Волонтеры приходили на стадион за три часа до матча, во второй половине дня. Часть входов в это время работала только для них и организаторов. Вход был по аккредитациям — это бейджи на лентах. На них были написаны секторы стадиона, куда у волонтеров были доступы, и их персональные данные. А внутри каждого бейджа находился чип, который сканировала служба безопасности. Фотографировать бейджи запрещали: за это могли отстранить от работы.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

Чемпионат проходил на стадионе «Газпром-арена». Он рассчитан на 70 тысяч человек. Но из⁠-⁠за пандемии коронавируса на трибуны допустили только 50% болельщиков

Мои обязанности. Я была в команде мегафонщиков и ходила с громкоговорителем вне чаши стадиона. Мы озвучивали важную информацию для зрителей: когда начало матчей, где находятся точки питания и туалеты. Также помогали им с навигацией.

После первой игры я попросила перевести меня в команду у главных ворот стадиона. Можно было без проблем поменять локацию — многие каждый день работали на новых позициях.

Среди болельщиков было много россиян, а еще — поляки, финны, швейцарцы, испанцы и другие иностранцы. Ко мне не очень часто подходили, потому что я сидела на вышке, которая была похожа на стул теннисного судьи. Но иногда спрашивали, как найти свой выход или локацию на стадионе.

Работать было интересно. Но когда матчи шли один за другим почти без перерыва, становилось немного утомительно. Однако у меня была классная команда, где все поддерживали и подбадривали друг друга.

Мне нравились атмосфера чемпионата и ребята из команды. Болельщики были очень веселыми и открытыми и всегда приходили в хорошем настроении. Правда, были случаи, когда выпившие фанаты вели себя не совсем адекватно и хотели отобрать у меня мегафон. Тогда я просила о помощи стюардов, которые отвечали за безопасность, и ситуация быстро разрешалась.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

Это моя команда во время одной из смен. Многие ребята меняли зоны и каждый раз работали в разных частях стадиона. Я решила провести все матчи у главной лестницы, потому что там проходит больше всего гостей. Работа там интереснее и веселее

Режим работы. Первые две недели были групповые матчи. Шла игра одной группы, а потом была пауза на пару дней — это и были выходные волонтеров. Затем начиналась игра другой группы. Так прошло шесть игр, а потом до четвертьфинала почти неделю не было матчей.

Чаще всего во время первого тайма можно было сделать перерыв: болельщики уже были на стадионе, а тех, кто хочет уйти раньше, еще не было.

Рабочий день заканчивался . Одни игры шли до , а другие начинались в 22:00. После игр волонтеры сдавали мегафон, переодевались и встречались с менеджером для дебрифинга. На нем мы обсуждали, какие матчи будут завтра, во сколько надо быть на месте, кто в какую команду хочет перейти и так далее. Рабочий день в среднем длился шесть часов.

В свободное время можно было отдохнуть в Питере или поехать за город. Но в первой половине чемпионата, когда матчи были через , я очень уставала и сил на поездки за город не было. Зато за неделю между отборочными играми и четвертьфиналом я успела сходить в Музей Бродского и съездить на «Ласточке» до Комарова. Пригородные поезда для волонтеров тоже были бесплатными.

Иногда в свободное время мы встречались с другими волонтерами и ходили вместе. Мы с командой очень сдружились и однажды даже пошли на концерт группы моего менеджера. На все развлечения я потратила 2000 ₽.

Финал. 2 июля состоялась последняя игра в Петербурге, а 3 июля для волонтеров прошло финальное мероприятие. Мы собрались в клубе. Организаторы поздравили всех с окончанием чемпионата и вручили подарки — сумки для путешествий. После этого группа IOWA дала небольшой концерт. Было очень весело, даже не хотелось расходиться.

4 июля я поехала домой на вечернем поезде. Но меня настолько не отпускала атмосфера города и работы с командой, что через неделю я снова на пару дней приехала в Петербург, чтобы встретиться с ребятами.

Как я отрабатывала свое участие в программе в АВЦ

Чтобы отработать участие, после мероприятия каждый волонтер программы мобильности должен был получить минимум восемь баллов от АВЦ. Баллы начисляли тем, кто стал волонтером, тимлидером, организатором других событий или провел свой социальный проект. Их нужно было набрать за шесть месяцев. Если не выполнить это условие, волонтеру могут отказать в участии в других мероприятиях или потребовать возместить потраченную на него сумму.

Я участвовала в нескольких событиях онлайн и офлайн — выбирала их из списка на  Я помогла провести мероприятия в музее Победы в Москве, модерировала сообщество Бессмертного полка. Еще выложила в соцсетях пост об опыте работы на УЕФА и провела лекцию о программе мобильности в своем вузе. Отчет о каждой активности отправляла через форму на сайте программы мобильности. В итоге набрала 18 баллов.


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

На одном из тренингов до чемпионата представители АВЦ показали презентацию с системой начисления баллов


ЧТО ПИШУТ ВОЛОНТЕРЫ

Письмо о том, что я успешно прошла программу по социальной инициативе. Это означает, что я выполнила условия договора и отработала траты АВЦ на свое участие в чемпионате

В итоге

Прошло больше года с тех пор, как я побывала на УЕФА . За это время я успела как волонтер съездить на  Петербургский международный экономический форум. Программа мобильности снова оплатила мне жилье, дорогу и даже страховку. Она пригодилась: во время мероприятия я сильно простыла и смогла бесплатно сходить к терапевту в частную клинику.

В будущем я хочу поехать как волонтер на УЕФА в Германию или на Олимпиаду в Париже. Думаю, отбор участников будет еще строже: мест на зарубежных мероприятиях обычно меньше, а конкуренция выше. Но я все равно буду пробовать и подавать заявки.

Хотите написать такую статью для Т⁠—⁠Ж? Любой процесс, в котором в  виде участвуют деньги, можно превратить в тему для Тинькофф Журнала. Прочитайте наш мануал для авторов и приносите заявку на статью.

Кто нуждается в письмах добровольцев? Как и о чем вести переписку? Радости и опасности такой помощи? – На вопросы в рамках семинара «Добрые письма» ответили сотрудники фондов «Даниловцы», «Старость в радость», «Предание» и «Дорога в мир».

«Переписка – это прекрасный жанр обмена опытом, теплом и значимыми вещами людей на расстоянии», – считает психолог родительской организации «Дорога в мир» Анастасия Рязанова. В эпоху информационного перенасыщения с одной стороны, и тотального одиночества людей – с другой, в нормальном человеческом общении нуждается каждый.

Все эти люди находятся в изоляции от общества, им часто не хватает информации из внешнего мира, личностных отношений, обратной связи. На последние две группы приходится до 95% всей аудитории корреспондентов. Чаще всего в переписку вступают женщины, живущие в удаленных районах страны.

«Очень важна связь с пожилыми людьми, ведь мы живем в то время, когда разрушаются связи поколений», – отмечает Анастасия Рязанова. Для этого был создан фонд «Старость в радость», который ведет переписку с бабушками и дедушками уже 5 лет. « Наши старики и внуки по переписке – это одна большая семья», – рассказывает директор фонда Елизавета Олескина. « Сейчас в переписке с Фондом состоят 100 домов престарелых и около 3-х тысяч стариков. Чаще всего “внуки” выбирают себе по фотографиям бабушек, чем-то похожих на их родных».

О чем писать?

Обычно люди хотят просто выговориться и получить доброе слово в ответ. Писать нужно на легкие понятные темы, дарить человеку любовь и заботу. По медицинской этике в переписке нельзя предлагать методы лечения, навязчиво проповедовать, настойчиво расспрашивать о болезни и трудностях.

«Для того чтобы процесс состоялся, нужно найти общие темы, которые нащупываются в процессе общения», – советует психолог Анастасия Рязанова. Интересно должно быть обоим корреспондентам. Лучше всего писать о том, чем вы действительно увлекаетесь, чем придумывать отвлеченные темы.

Бабушкам интереснее читать про бытовые эпизоды: посадки на огороде, семейные события – свадьбы, рождения и т.п. Пожилые люди любят делиться своим опытом с молодежью, можно задавать им вопросы, расспрашивать про их молодость.

Заключенных чаще всего интересуют вопросы духовного характера.

Для проблемных семей важно получение информации. 90% семей с больными детьми черпают информацию с форумов для таких же родителей. Возникает зацикленность на проблеме. Таким людям важно помочь установить контакт с адресатами из других групп, например, с обычными семьями. Общаться нужно с позиции «уважительного интереса», который можно охарактеризовать вопросом «как вы поживаете?»

Бабушка «ВКонтакте»

Переписка может вестись как бумажными, так и электронными средствами. В первом случае требуется чуть больше усилий – купить конверт, отнести письмо на почту. Но это окупается теплом человеческих рук и перерывом во времени, который остается в запасе у добровольца. Например, некоторые бабушки даже просят: «не пиши мне часто, я люблю ждать».

Со стариками и заключенными переписка ведется бумажными письмами. Но бывают и исключения: одна из подопечных фонда «Старость в радость» зарегистрировалась в социальной сети и первым делом попросила помочь ей найти самоучитель по игре на гитаре. Сейчас у активной старушки более ста виртуальных друзей.

Внук, «жилетка» или сосед на лавочке?

Роль человека, который берет на себя труд по переписке, необычайно важна. Волонтер – это и слушатель, дающий человеку возможность «выговориться», и «жилетка», куда иногда можно поплакаться, и координатор, переадресовывающий специфические запросы специалистам. В переписке возникает эффект «попутчика» в поезде. Анонимному другу можно довериться и рассказать многое. Это большая ответственность для волонтера. Поэтому отбор и координацию желающих нужно проводить особенно тщательно.

Нужно вести проверку и отсев сектантов и мошенников, которые «любят» одиноких людей в трудных ситуациях, предлагая им сомнительные методы оздоровления и оставляя без жилья.

Для этого «Даниловцы» проводят с добровольцами собеседования и проверяют первые письма. А «Старость в радость» ввели трехступенчатую систему регистрации на сайте с периодом ожидания. Большой наплыв энтузиастов бывает после сюжетов по ТВ. « Как же так? – возмущаются нетерпеливые, – ведь это ваша работа – поставлять нам бабушек!» Но уже на первом этапе отсеивается половина желающих. Зато оставшиеся готовы стоять в очереди на «свою бабушку» и писать письма в один конец.

Важна работа в группе: люди периодически должны собираться и делиться своим опытом. Форс-мажорные вопросы решают координаторы. Они же присылают ежемесячные напоминания, чтобы добровольцы не исчезали. « Бывает, конечно, что бабушки умирают, – отмечает Елизавета Олескина, – но тогда “внукам” находят других. Или “внуки” уходят, тогда им тоже ищут замену».

Волонтерская группа не может быть пространством для реабилитации людей. Если от общения произошел терапевтический эффект – это прекрасно. Но не надо ждать чуда от непрофессионалов, доброе слово не может заменить помощь психолога или социального работника.

Волонтеры – это обычные люди, неспециалисты в области человеческих отношений. Как правило, молодые – до 30 лет. Бабушкам чаще всего пишут «внучки» – студентки или молодые мамы. Заключенным – люди, стремящиеся к духовному развитию, ведь, чтобы ответить на их вопросы, нужно самим много читать. Понять и поддержать трудные семьи может зрелый человек, умудренный опытом. Например, одни люди с проблемами уходят в героическую позицию, а другие опускают руки. Нужно увидеть, кому в данной ситуации нужны подбадривающие слова, а кому это только навредит.

Чтобы избежать эффекта «выгорания» и перегрузки чужими проблемами, добровольцам нужно оказывать духовную поддержку и учить их методам психологической защиты.

Неожиданные радости и подводные камни

Польза от переписки для волонтеров очевидна. Это и получение опыта от старших и закаленных страданиями людей, и возможность учиться любви, милосердию и доброте. Бывают и неожиданные «плюсы». Например, «внуки» по переписке вспоминают про своих родных бабушек и дедушек, и лучше относятся к незнакомым пожилым людям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *