Добровольцы из славянска в донбасс

Александр Бородай: за время СВО погибло не менее тысячи членов Союза добровольцев Донбасса

Александр Бородай: за время СВО погибло не менее тысячи членов Союза добровольцев Донбасса – 13. 2022 Украина

Депутат Государственной Думы из фракции «Единая Россия», руководитель Союза добровольцев Донбасса Александр Бородай рассказал изданию Украина. ру о своих поездках в Херсонскую область и Донецк, а также о том, СДД воюет на изюмском фронте

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

— Александр, ты только что вернулся из поездки по освобожденным регионам Новороссии. Из твоего отчета о поездке я узнал, что в Херсоне, оказывается, целых два мэра — один украинский, другой наш. Как такое может быть? Мне это напоминает ситуацию в Донецке в апреле-июле 2014 года, когда мэром был Александр Лукьянченко, который занял свой пост еще при Украине?

— Совершенно не такая ситуация, потому что Лукьянченко был абсолютно не против ДНР. Он был мэром хорошей старой советской школы — хозяйственник, который заботился о своем родном городе. Городе миллиона роз — Донецке. Ничем нам абсолютно не мешал. К тому же он не был человеком Рината Ахметова, что для донецкой элиты — редчайший случай. Он был единственным мэром Донецка, никакой альтернативы ему просто не было.

Единственный вопрос, который передо мной поставил Лукьянченко, касался того, чтобы сдвинуть на пятьдесят метров блокпост на Киевском проспекте в любую сторону, чтобы он не мешал проезду общественного транспорта.

Он заботился о городе, это было его прямым и единственным делом. Поэтому смещать его было абсолютно идиотской идеей Игоря Стрелкова, который просто хотел показать, что он что-то значит в Донецке. Это чистое самолюбие «легендарного командарного», не более того.

Эта попытка самоутвердиться была произведена в те три дня, когда я отсутствовал в ДНР. Потом я поставил перед Стрелковым вопрос: кто же будет мэром вместо Лукьянченко? Я ему тогда с иронией предложил: ну что, Игорёк, тогда становись мэром ты. Наш «герой», естественно, такую ношу взвалить на себя отказался, потому что прекрасно понимал, что с обязанностями мэра не справится.

— Там есть власть нашей военно-гражданской администрации во главе с Владимиром Сальдо, есть наш мэр Херсона Александр Кобец. Но есть параллельный старый мэр Херсона Игорь Колыхаев, который считает себя украинским мэром. Он получает деньги с территории противника и сидит при этом в муниципальном здании. Проводит там совещания, к нему ходят чиновники. Он изображает, что готовится к зиме и вообще чем-то рулит на Херсонщине.

При этом Колыхаев является представителем врага, всячески демонстрирует это, причем на уровне публичной идеологии. Он не просто проукраинский мэр, он представитель нашего противника, который параллельно сосуществуют в Херсоне одновременно с нашей властью.

Каким образом это допускают соответствующие силовые структуры (военные, естественно, к управлению городом не имеют никакого отношения), для меня до сих пор загадка.

В общем, объяснить существование двух параллельных мэрий я не в состоянии. Кстати, в Херсоне также активно действуют некоторые депутаты из партии Зеленского «Слуга народа».

— А ты пытался об этом говорить с ответственными товарищами? Ты депутат Государственной Думы.

— Я встречался с Владимиром Сальдо и его замами. Они, к сожалению, мне ситуацию тоже объяснить не смогли. Сказали, что им запрещают этого мэра отодвигать.

— Ты говоришь, что к нему входят чиновники на совещание. Он что, действительно чем-то руководит? Ему подчиняются городские служащие?

— Это, конечно, смешно, но да, подчиняются. Часть городских служб подчиняется новому российскому мэру, а часть городских служб подчиняется старому, украинскому. Часть чиновников ходят к одному мэру на совещание, а часть к другому. Эта ситуация напоминает театр абсурда. В целом, в Херсоне практически во всем этот театр абсурда происходит. Территория вроде бы наша, но в то же время не совсем наша.

— Ты общался с горожанами, какие там настроения?

— А вот такие же — уверенности ни у кого в ближайшем будущем нет, хотя в очереди за российскими паспортами стоит восемь тысяч человек.

— Может, это связано с тем, что херсонцы не уверены, что российская власть пришла сюда навсегда? Помнишь, как в Мариуполе, Славянске, Краматорске в других городах Донбасса в 2014 году установилась власть ДНР, а потом пришла Украина и начались репрессии?

— Люди боятся, но надо помнить, что Херсонщина всегда была одной из самых проукраинских областей на всем Юго-Востоке Украины. Там этого проукраинского элемента было всегда очень много.

Эта область сельскохозяйственная. Сейчас приходит пора жатвы озимой пшеницы, многие хозяева, в том числе альтернативный украинский мэр Херсона, запрещают на землях, которые им не принадлежат, а находятся в управлении, сбор урожая. Колыхаев контролирует примерно 30 тысяч гектаров на Херсонщине, при этом он на своей земле запрещает сбор озимой пшеницы, потому что есть приказ из Киева не собирать озимую пшеницу, чтобы она не досталась «проклятым русским».

— А нельзя организовать альтернативный сбор урожая? Может быть, кто-то вызовется из крымских?

— Наверное, можно. Я надеюсь, что с этим вопросом разберутся, но разбираться нужно быстро, еще неделька — и разбираться будет не с чем. На эту перед визитом на Херсонщину я обсуждал со своим старым товарищем — главой Республики Крым Сергеем Аксеновым.

— Советник президента Зеленского Арестович постоянно говорит, что идет то ли украинское наступление, то ли контрнаступление на Херсон, и что ВСУ уже стоят в 18 километрах от города. Какова военная ситуация на самом деле?

— С внешней стороны жизнь в Херсоне выглядит абсолютно мирной. Дети играют в парках и на улицах, люди ходят в магазины и кафе. Жизнь совершенно не похожа на жизнь в Донецке, Изюме, Мариуполе и даже в Луганске. Гула артиллерийских орудий не слышно.

Я получал информацию о военных действиях, встречался с ответственными людьми — положение абсолютно стабильно. Боевые действия реально идут в районе Очакова, Николаева, и вражеские ДРГ делают регулярные попытки высадиться в районе Кинбурнской косы.

— По твоей информации, состоится ли референдум в Херсонской и Запорожской областях о вхождении в состав России?

— Я не собираюсь говорить о сроках. Но не думаю, что это будут отдаленные сроки. Однако было бы логично сначала, чтобы в состав России вошли ДНР и ЛНР. Это правильно с идеологической точки зрения.

— Я не готов обсуждать стратегические планы российского командования. Я не готов это обсуждать ровно потому, что меня могут счесть компетентным инсайдером в этом вопросе, но если бы я даже что-то знал, то не стал бы об этом говорить. То, что Одесса и Николаев вскоре будут русскими городами, над которыми будут развеваться русские флаги, — в этом я уверен.

— Донецк почти ежедневно находится под обстрелом. Ты не попал под обстрел, когда туда приехал?

— По Донецку стреляют. У нас есть какая-то странная паника, что Донецк весь в огне и полыхает. Это неправильное впечатление, потому что полуторамиллионный город невозможно закошмарить ни десятками, ни сотнями, даже двумя сотнями артиллерийских стволов.

Город очень большой, с большим количеством многоэтажных строений. Да, по Донецку стреляют, он достаточно безлюден, многие семьи уехали. Очень многие вывезли свои семьи.

Мужчины остались, а женщины, дети, старики уехали. Донецк напоминает Донецк 2014 года, потому что очень мало народу на улицах, что вполне естественно.

Да, орудийный грохот слышится, но я даже не могу опознать: это был прилет или выход. Хотя говорят, что ночью рядом с гостиницей, где я ночевал, лег один снаряд где-то в двухстах-трехстах метрах, но я крепко спал, не слышал. Я как-то привык. После жизни в Изюме и в районе Изюма то, что происходит в Донецке, кажется абсолютно нормальным, мирным вариантом жизни.

Очень точечно бьют по Донецку, что говорит о том, что там хорошо работает агентура противника. 42 снаряда попало в расположение «Спарты», которое находится в центре города, но сейчас разрушено. Туда попало два пристрелочных снаряда. Потом прилетело ровно 40 снаряда 155 калибра.

Понятно, что расположения «Спарты» на сегодняшний больше нет, оно уничтожено. Правда, погибших тоже нет, все успели вовремя спрятаться. Разбили расположение подразделения «Кальмиус», разбили штаб корпуса Народной милиции ДНР.

Стреляли точечно по военным объектам, имея, скорее всего, собственные глаза на улицах Донецка. Хотя нельзя исключать и варианта наведения с помощью американской спутниковой группировки.

— Как с этим всем бороться? Есть информация, что артиллерия переброшена из-под Донецка на северодонецкий фронт, где идут тяжелые бои.

— Действительно, тяжелые бои идут на этом участке. Я потом после Донецка двинулся в сторону Луганска, Рубежного и Северодонецка. Причем, когда я там был несколько дней тому назад, Северодонецк еще не был полностью взят. Сейчас говорят, что он окончательно взят. Ну, как говорят: надежды юношей питают, отраду старцам подают.

Я в этом не сто процентов уверен, потому что я знаю нашу привычку несколько преувеличивать успехи. Как сказал мне знакомый генерал на изюмском фронте: «Мы начнем устойчиво выигрывать в этой войне, когда перестанем друг другу врать». К сожалению, некоторое преувеличение ситуации часто имеют место.

Что касается Северодонецка, там положение непростое, потому что по Северодонецку очень сильно «накладывают», потому что Северодонецк — в низине, а Лисичанск расположен выше, и там сосредоточены большие силы артиллерии противника.

— Что происходит на изюмском фронте? 6-7 июня СМИ сообщали, что наши взяли Святогорскую Лавру, но сейчас выясняется, что это не так. А что с Долгеньким? Есть продвижение?

— Долгенькое давно уже в наших руках, но от Долгенького до Святогорской Лавры еще далеко. И ближайшие населенные пункты за Долгеньким тоже под нашим контролем. В штурме Долгенького и опорных пунктов противников за ним принимали активное участие подразделения «Союза добровольцев Донбасса».

Что касается Святогорской Лавры, я там не был. Возвращаемся к тому, о чем я уже говорил: мы победим тогда, когда перестанем друг другу врать.

— Говорят, что мы вышли на окраины Лисичанска. Когда завершится взятие города?

— Я надеюсь, что скоро, потому что основания для оптимизма есть, но я совершенно не уверен, что Лисичанск окажется легко раскусываемым орешком. На мой взгляд, этот орешек очень крепкий. Хотя моральное состояние наших противников уже становится подавленным.

Из разговоров с пленными ясно, что они уже не ощущают себя победителями, а надеются продержаться, пока Россия не рухнет, потому что против России «весь мир».

Соответственно, по их мнению, Россия должна рухнуть под грузом экономических, политических и внутренних противоречий, которые провоцируют наши противники основные, то бишь хозяева Украины с Запада.

— После того, как с Лисичанском будет покончено, мы будем освобождать Славянск с Краматорском? Или пойдем на Артемовск (Бахмут) и Константиновку?

— Давай не будем обсуждать тактические вопросы движения войск, я к этому не готов. Не потому, что что-то не понимаю, а потому, что мои слова могут быть восприняты слишком всерьез. Я не обсуждаю в интервью, в прессе, дальнейшего ряда развития ситуации.

— Как «Союз добровольцев Донбасса» воюет на изюмском фронте? Я знаю, что у вас там есть большая проблема — микромины «Лепестки», которые тысячами валяются под ногами?

— Это не микромины, а обычные пээфэмки (ПФМ, противопехотные фугасные мины. — Ред. ), запрещенные Женевской конвенцией. Правда, Советский Союз к этому пункту Женевской конвенций никогда не присоединялся. «Лепестки» — это противопехотные фугасные мины. Их влезает 800 штук в один заряд «Града», полный пакет «Града» это, если не ошибаюсь, 32 тысячи мин. Ими щедро «засеваются» поля Изюмщины.

— Как вы там тогда в таких условиях воюете?

— Способ пойти в атаку — это или через посадку, где бурелом, или нужна гусеничная техника, которые давят эти мины, а мы идем по следам траков. Если колесная техника едет, то после встречи с «Лепестком» минус резина. Поэтому ее очень много тратится на этом направлении.

Главное, если у тебя резина полетела, проехать на ободе некоторое количество метров — двести, триста, чтобы не вылезать сразу и менять колесо. Если вылезти сразу — может нога отлететь, потому что кругом мины.

Это оружие малой летальности предназначено, чтобы создавать как можно большее количество раненых. Раненые, как это ни цинично звучит, по сравнению с убитыми, с «двухсотыми», для страны являются более проблематичными — с поля боя их надо эвакуировать, лечить, компенсации платить, инвалидность давать и прочее. А двухсотый лежит себе и лежит, есть не просить, пить тоже, даже иногда похоронить особо не просит.

— Ты руководишь отрядами «Союза добровольцев Донбасса», которые воюют на изюмском направлении. Каковы потери там сейчас?

— Разные. По отрядам и батальонам — относительно скромные. Надо напомнить, что «добровольцы Донбасса» воюют не только в отрядах и батальонах, которые созданы «Союзом», но и во всех силовых структурах Донецкой и Луганской Народных республик, и в других силовых структурах РФ тоже воюют. Поэтому потери «Союза добровольцев Донбасса» на сегодняшний день точно оценить не могу, но предполагаю, что не менее тысячи человек погибло. СДД на сегодняшний день из всех общественных организаций России — самая воюющая.

Добровольцы из славянска в донбасс

Многие россияне верят официальным лицам. На Дворцовой площади в Петербурге перед началом военной операции даже прошел небольшой митинг в поддержку ДНР и ЛНР с последующим шествием по Невскому проспекту. Но не меньше людей официальную версию не поддерживает и открещивается от происходящего. В Петербурге и по всей России полиция пресекает антивоенные акции, а власти под угрозой блокировок обязывают СМИ использовать информацию только из официальных источников. «Новый проспект» обратился к открытым ресурсам и рассказывает, что произошло на самом деле.

Отправная точка военных действий, факты

Стрельба на востоке Украины, если верить Интерфаксу (одному из трех крупнейших прогосударственных информационных агентств России), впервые раздалась в городе Славянске утром 13 апреля 2014 года. Накануне в город прибыл офицер ФСБ Игорь Стрелков с боевой группой примерно в 60 человек. Эти люди, называвшие себя ополченцами, захватили административные здания.

«Это ополчение, конечно, сильно разбавлено добровольцами из других регионов. Отряд, с которым я пришел в Славянск, формировался на территории Крыма. Я не буду этого скрывать. Это всё добровольцы, причем две трети — граждане Украины. Не только крымчане, есть беженцы из других областей Украины: из Винницы, из Житомира, Киева. Конечно, очень много дончан и людей с Луганщины. Именно по их предложению отряд и принял решение прибыть именно в Славянск», — рассказывал Стрелков в интервью «Комсомольской правде».

Первая перестрелка завязалась между украинскими военными и вооруженными формированиями под руководством Стрелкова воскресным утром. В ней, как пишет тот же Интерфакс, погиб один человек, еще девять были ранены. Таким образом, группа вооруженных людей с неясным статусом под предводительством офицера ФСБ России вступила в бой с милицией и армией Украины.

«Есть цели тактические, есть стратегические. Ополченцы из местного населения, конечно, хотят, чтобы Донецкая республика больше не зависела от воли киевской хунты и от хунт, которые придут ей на смену. Процентов 80 населения желает присоединения к России. Мотивация тех, кто пришел со мной, и тех, кто к нам присоединяется, более широкая. Они говорят: мы не хотим останавливаться на достигнутом, мы хотим идти дальше и освободить Украину от фашистов», — откровенно говорил Стрелков в интервью «Комсомольской правде» 26 апреля 2014-го после первых боев.

Согласно официальной версии, Стрелков службу в ФСБ оставил в 2013 году, а на Донбассе действовал самостоятельно, на свой страх и риск. Но также общеизвестно, что спецслужбы никогда не прекращают наблюдать за жизнью своих бывших сотрудников, а значит, подготовка офицера к операции не была для них секретом. Кроме офицера ФСБ Стрелкова одним из наиболее ярких лиц на первых порах в ДНР стал московский политтехнолог Александр Бородай, 16 мая 2014 года назначенный премьер-министром республики. В этой ипостаси он пробыл всего пару месяцев, после чего уехал назад в Россию, где в 2021 году превратился в депутата Госдумы от «Единой России».

В большинстве СМИ профессиональная принадлежность Стрелкова к спецслужбам обычно не афишировалась. Наиболее подробное реноме дала ему «Фонтанка. ру». Однако главное признание сделал сам Игорь Стрелков, сообщив в беседе с украинским журналистом Александром Чаленко, что он является полковником ФСБ России.

Чтобы понять, что произошло на востоке Украины, достаточно чисто гипотетически смоделировать схожие события в России. Итак, представьте: 12 апреля 2022 года в какой-нибудь приграничный город размером с Выборг приезжает офицер Службы безопасности Украины вместе с вооруженной группой людей, называющих себя ополченцами. Они захватывают местную администрацию, суды, полицию, вступают в перестрелку с российскими военными, активно призывают людей присоединяться. Российские войска пытаются зайти в город, но встречают вооруженное сопротивление и отступают. Этих людей в российских СМИ наверняка будут называть террористами или диверсантами и будут совершенно правы. Но вот Игоря Стрелкова и его боевиков СМИ называли исключительно ополченцами и добровольцами, параллельно рассказывая о зверствах укронацистов.

На протяжении 8 лет после первой перестрелки под руководством Стрелкова власти России поддерживали ДНР как гуманитарно, так и идеологически. А теперь и вовсе под предлогом защиты русского мира затеяли «военную операцию по демилитаризации и денацификации Украины».

«Мы будем стремиться к демилитаризации и денацификации Украины, а также преданию суду тех, кто совершил многочисленные кровавые преступления против мирных жителей, в том числе и граждан Российской Федерации», — так 24 февраля объяснял Владимир Путин.

Добровольцы из славянска в донбасс

При этом самого Стрелкова, который фактически стал главным действующим лицом, развязавшим все последующие события в ДНР, на территории самопровозглашенной республики, за независимость которой он так боролся, нет уже давно. Еще в 2014 году, когда конфликт на востоке Украины фактически был заморожен, полковника ФСБ ультимативно пригласили вернуться на родину. Сегодня на вопросы корреспондента «Нового проспекта» о совершенных в прошлом вооруженном захвате административных зданий другого государства и развязанной впоследствии ***** Стрелков не ответил.

Предварительно промытые мозги

На протяжении всего правления Владимира Путина в России идет скоординированная кампания по формированию общественного мнения. Случай с ДНР и ЛНР не исключение. С декабря 2014 года российские СМИ оседлали тему укронацистов, рассказывая о всех притеснениях, которые они готовят для русских на Донбассе. Акцент сразу же был взят однозначный: последователи Бандеры жаждут уничтожить всё русское на Украине. Пиком пропагандистского угара стал сюжет о распятом в Славянске мальчике, показанный по Первому каналу. Вся история была рассказана устами женщины по имени Галина Пышняк. Она поведала подробности кровавой расправы над трехлеткой, которого якобы распяли на доске объявлений на глазах у матери. Позднее журналисты докажут, что это фейк: не будет ни одного кадра, ни одного другого свидетеля, ни матери мальчика. Но фейк тиражировался так усердно, что в полностью вымышленную историю поверили миллионы. Десятки журналистов попытались найти хоть какие-либо подтверждения этой истории, но не сумели найти ни одного доказательства.

О работе пропагандистов в разговоре с журналисткой «Новой газеты» Ириной Тумаковой ёмко высказалась жительница Донецка. Приводим фрагмент их беседы, опубликованной в «Новой газете».

«Я видела метаморфозу в Донецке весной 2014-го: никто не думал отделяться, пока не вырубилось украинское телевидение и не начало вещать нон-стоп российское», — говорит Ирина Тумакова. «Мы пытались это втолковать, кому могли! Но у людей в глазах уже была исключительно «Россия 24». Я могла только аплодировать искусству так быстро перепрошить людям мозги. Пошел разговор: к нам едут автобусами бандеровцы, сейчас всех поубивают, поставят в Донецке памятник Бандере. Я робко интересовалась: в Киеве нет памятника Бандере, в Ужгороде нет, с какой балды его в Донецке-то ставить?» — отвечает жительница Донецка.

А что же с экономикой ДНР и ЛНР?

В 2013 году Донецкая и Луганская области вместе производили почти 16% ВВП Украины, уступая только Киеву, пишет «Российская газета». Доля Донбасса в объеме реализованной промышленной продукции была 27,3% — больше, чем в любом другом регионе страны, как и в экспорте товаров и услуг из Украины — 23,3%. «Фактически с начала конфликта Украина лишилась, согласно статистике, не меньше 10% своего ВВП и пятой части доходов от экспорта. В действительности потери больше», — отмечает издание.

Но и это, несмотря на внушительные цифры, только половина правды. Обычные люди в 2013 году в Донецке и Луганске жили небогато. «Самыми высокооплачиваемыми были ГРОЗы — горнорабочие очистного забоя. Это шахтная элита. В пересчете на доллары они до ***** получали две тысячи. Сейчас у них заработки — 25-30 тыс. рублей. Остались там те, кто пришел на эту шахту лет 30 назад и так и работает, потому что больше ничего не умеет. В итоге сейчас в Донецке полноценно работают две шахты, а было штук десять, не меньше», — рассказывает жительница Донецка.

Таким образом, события 2014 года и всё, что за ними последовало, не только Украину лишили 10% ВВП (о чем пишет «Российская газета»), но и Донбасс оставили фактически без источников дохода. Ополченцы у власти так и не смогли наладить в регионе нормальную жизнь, уничтожив местную экономику. Но Россия на протяжении всех 8 лет поддерживала республики финансово. По данным немецкой газеты Bild, в 2016 году только на зарплаты местных бюджетников и пенсии РФ потратила около € 1 млрд. В 2021 году, уже по данным «Московского комсомольца», эта сумма увеличилась вдвое.

Таковы факты, которые мы почерпнули из открытых источников. Выводы вы можете сделать сами.

Следующие советы получены от бывшего сотрудника ГРУ, скрывающегося под кличкой Енот. К сожалению, все контакты с ним утеряны. Сценарий похожий – гражданская война или война.

Дальше я буду рассказывать про кое-какую специфику по БД. Как вести себя, если вы насмотрелись патриотических фильмов и приняли решение «сдохнуть за могилы дедов». Дабы это не превратилось в «виртуальный клуб головорезов» – я буду рассказывать кое-какие специфические мелочи тезисами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.