добровольная пленница это

Читать книгу «Добровольная пленница» онлайн или скачать бесплатно в формате fb2

Другой вариант, который доступен посетителям библиотеки – читать книгу «Добровольная пленница»
онлайн бесплатно полную версию прямо в читалке на сайте. Наша читалка предлагает два режима
чтения – ночной и дневной, оба предназначены для максимального комфорта глаз в разное время
суток. В случае чтения книги «Добровольная пленница» онлайн, вам не нужно стороннее приложение,
нет необходимости тратить время на его настройку, вы сразу можете приступить к чтению, не
уходя из нашей электронной библиотеки.

Ветер Морвейн – Добровольная пленница

О чем книга “Добровольная пленница”

Исабелла Морретти – богатая наследница, каждую ночь проводит среди огней карнавала и не знает причин для печали. Роковая встреча разделяет её жизнь на до и после. Загадочный незнакомец в маске становится её проклятием и любовью. Тайны Эмилио Моретти куда страшнее, чем Исабелла может представить, и очень скоро у неё не остаётся выбора, кроме навеки стать его покорной рабыней, пленницей закрытого города для элитных постельных игрушек, где роскошные площади украшают позорные столбы, а хозяевам дозволено абсолютно всё.

Цикл книг “Цветы полуночи”

Все книги цикла имеют отдельный независимый сюжет. Действие происходит с разными героями и в разных мирах. Книги объединяет только общая околоисторическая атмосфера.

Первая книга: Завещание короля. Морвейн Ветер

Вторая книга: Добровольная пленница. Морвейн Ветер

Третья книга: Фаворитка мятежного герцога. Морвейн Ветер

Четвертая книга: Твоя твердыня. Морвейн Ветер

Последняя неделя стала для Исабеллы самой тяжкой из всех прошедших. Она металась по комнате, то и дело жалея о принятом решении и тут же понимая, что иначе поступить просто не могла. Наконец, за ней приехал экипаж. Солнце едва скатилось за горизонт, но на город уже опустилась тьма. Исабелла собрала с собой немного вещей, но юноша в сутане, придерживавший дверцу кареты, качнул головой.— Мирское оставь миру. Исабелла выпустила ручку чемодана и даже не подумала отнести его в дом. Было ясно, что эти вещи она не увидит больше никогда. Оказавшись в карете, Исабелла скукожилась было, стараясь спрятаться от назойливого взгляда монаха, но тот не позволил ей — развернул лицом к себе и принялся завязывать глаза чёрной лентой. Исабелла сидела смирно, а дождавшись, когда дело будет закончено, всё-таки повернулась к послушнику спиной и замерла, заставляя себя сдерживать слёзы. Дорога заняла почти два часа, а когда экипаж остановился, и Исабелла попытался снять повязку, послушник удержал её руку и, придерживая за локоть другой рукой, помог выбраться наружу. Пахло сыростью, но больше ничего понять Исабелла не могла. Повязку ей позволили снять лишь когда дважды скрипнула дверь. Исабелла обнаружила, что находится в окружении людей, одетых в сутаны, но не те, что носили обычно монахи. « Орден», — подумала Исабелла. Она искала глазами Эмилио, но найти так и не смогла. Уже знакомый юноша подошёл к ней сзади и, взявшись за ворот платья, потянул в стороны.— Что вы делаете? — спросила Исабелла, немного испугавшись.— Мирское оставь миру, — повторил послушник, и Исабелле заранее стало холодно, потому что она поняла, что предстоит ей теперь. Исабелла никогда не стеснялась наготы, но когда один слой за другим с неё стаскивали одежду, с каждым новым слоем она чувствовала себя всё более неуютно. Наконец, последняя рубашка оказалась сброшенной на пол, и Исабелла замерла, стараясь не сгибать спину под тяжёлыми и жадными взглядами незнакомых служителей. Она обвела их глазами и заставила себя улыбнуться, давая понять, что такое им не увидеть больше никогда. От этой мысли Исабелле стало немного легче, а затем она наткнулась на взгляд одного из присутствовавших — в отличие от остальных, он носил обычную красную кардинальскую сутану. Лицо у наблюдателя было скорее мягким, а сам он был немного полноват и ростом невысок, но не это заставило улыбку Исабеллы потухнуть, а его глаза — холодные и расчетливые, не вязавшиеся с пухлыми губами и смешливыми морщинками на лице. Исабелла сглотнула. В этот миг двое служек подали ей рубаху, и Исабелла вытянула вперёд руки, позволяя одеть её на себя. Грубая льняная ткань на миг заслонила глаза кардинала, а когда рубаха легла на плечи Исабеллы, тот уже исчез. Исабелла поёжилась. Она никогда не носила ничего более жёского, чем батист. Колючая, плохо выделанная ткань царапала кожу, но Исабелла напомнила себе, что теперь выбирать не ей. Послушницы поймали её руки и, повинуясь их знаку, Исабелла двинулась вперёд. В следующем зале народу было меньше, но зрители смотрели так же пристально. Впрочем, все их взгляды мгновенно потеряли значение, потому что у дальней стены, рядом с кафедрой и небольшим фонтанчиком — видимо, со святой водой — стоял граф Кавалли.

С этой книгой читают

Исабелла Морретти – богатая наследница, каждую ночь проводит среди огней карнавала и не знает причин для печали. Роковая встреча разделяет её жизнь на до и после. Загадочный незнакомец в маске становится её проклятием и любовью. Тайны Эмилио Моретти куда страшнее, чем Исабелла может представить, и очень скоро у неё не остаётся выбора, кроме навеки стать его покорной рабыней, пленницей закрытого города для элитных постельных игрушек, где роскошные площади украшают позорные столбы, а хозяевам дозволено абсолютно всё.

Ознакомительный фрагмент Итак!) Дорогие друзья!) Во-первых, это 18+. Будет бархатный bdsm в исторических декорациях. Будут откровенные сцены – даже очень. Но всему своё время) Сначала герои будут сходиться – и не без трудностей. В-вторых, книга дописана и выложена целиком тут: https://feisovet.ru/магазин/Добровольная-пленница-Lady-Morvein?utm_content=286303274_286295498_0

Всем приятного чтения!)

Цикл эротического фэнтези “Цветы полуночи”:

Первая книга: Герцогиня облачного города. https://feisovet.ru/магазин/Герцогиня-облачного-города-Lady-Morvein?utm_content=286321553_286294730_0

Вторая книга: Добровольная пленница. https://feisovet.ru/магазин/Добровольная-пленница-Lady-Morvein?utm_content=286321553_286295498_0

Третья книга: Фаворитка мятежного герцога. https://feisovet.ru/магазин/Фаворитка-мятежного-герцога-Lady-Morvein?utm_content=286321553_286295284_0 Все три книги читаются независимо друг от друга и в любом порядке. Их связывает только идея альтернативной исторической Европы и наличие “жарких” сцен.

ГЛАВА 1. Короли ночной Вероны

Брызги шампанского мешались с брызгами салюта в небе, заслонявшими собой звёзды. Гремела музыка, и тут, и там прямо на улицах танцевали пары в разноцветных одеждах — юноши танцевали с девушками, мужчины с юношами и девушки друг с другом. Толпа пестрела красками и огнями, разукрашенными лицами, брызгами жабо и самоцветами на фалдах бархатных камзолов, кружились в воздухе кринолины и шёлковые шарфы, и не было среди танцующих ничего общего, кроме разукрашенных перьями и драгоценными камнями масок. Наступит утро, и маски будут сброшены. Никто не оставит до следующего карнавала это тонкое творение лучших ювелиров и кутюрье. Уже завтра они выйдут на улицы Вероны в новых платьях и новых камзолах, чтобы продолжать отдавать дань моде и праздновать наступление весны. В Вероне праздновали всегда. Праздновали в начале весны и в начале лета. Праздновали в конце осени и в конце зимы. Не было месяца, когда короли ночного города не нашли бы повода блеснуть своими познаниями в этикете, испробовать дорогих вин и редких кушаний, приправленных специями с таинственного востока. Днём город был тих. От рассвета и до заката балом правила Церковь — грозная и могущественная. Её щупальца тянулись из самого Рима и оплетали собой самые знатные дома. Днём город был целомудрен и не допускал любви, кроме как любви супругов на брачном ложе, — но стоило солнцу спуститься за горизонт, как те же чинные матроны и томные юноши надевали маски и теперь, лишённые лица и имени, веселились столько, сколько желала их душа. « Если, конечно, у них есть душа», — подумала Исабелла Моретти, разглядывая мечущиеся тени, но закончить мысль не успела. Двое молодых аристократов – юноша и девушка – таких же стройных и молниеносных в своей грации, как и она сама, упали на скамью с резной чугунной спинкой по обе стороны от неё. — Исабелла, ты никого не выбрала? — спросила девушка, что подсела слева. Несмотря на маску, Исабелла легко узнала Лорензу Моретти, свою кузину и одну из ближайших подруг. Как и сама Исабелла, Лоренза обладала чёрными волосами, блестящими и густыми, только в отличие от Исабеллы никогда не завивала их. Они так и падали на плечи свободными волнами. И ещё их различали глаза — у Исабеллы радужки были синие, как сапфир. У Лорензы — зелёные, как изумруд. — Пусти её, она сегодня ждёт меня, — перебил Лорензу юноша и тут же схватил Исабеллу за другую руку. — Ведь так, Исабелла, ты больше ни с кем не пойдёшь этой ночью? Второго аристократа звали Джиовачино Нери. Он был того же невысокого роста, что и обе Моретти, и мать его была княжной с далёкого юга — отчего Джиовачино бесконечно приходилось выбеливать кожу едкими жидкостями, чтобы хоть немного походить на двоих своих вечных спутниц. Но никакие смеси не могли изменить миндалевидного разреза его карих глаз. Джиовачино часто имел проблемы — но не столько от того, что кто-то не желал видеть рядом полукровку с востока, сколько от того, что сам не мог терпеть ни малейшего намёка на нечистое происхождение своей матери. А ещё Джиовачино любил Исабеллу. Это не было тайной ни для кого из троицы — как и то, что Исабелла никогда не согласилась бы отдать своё сердце, или хотя бы тело, Джиовачино. Исабелла вообще не спешила целиком отдаваться никому. Так и сейчас она ловко выскользнула из державшей её руки и посмотрела на друзей с яростной искрой в глазах. — Вы так заботитесь обо мне, будто я сама не нашла бы себе сопровождение до утра.

ГЛАВА 1. Короли ночной Вероны

— Напротив, сердце моё, мы боимся, что тебя проводит кто-то чужой, — заметил Джиовачино, и Лоренза тут же рассмеялась.

— Прости его, — добавила она, вставая и вновь оказываясь рядом с Исабеллой, — Джиовачино пьян.

— Как и всегда, — Исабелла тоже рассмеялась и рывком повернулась к толпе, так что взметнулись вверх белоснежные брызги кружев на её платье. — Но вы правы. Скоро утро. А я до сих пор одна.

— Я могу подобрать тебе кого-то, — Джиовачино тут же оказался рядом и подхватил её под руку, — может, милого мальчика, который сумеет развлечь и тебя, и меня?

Исабелла метнула в него недовольный взгляд. Джиовачино начинал ей надоедать.

— Я знаю твои вкусы, добрый друг. Боюсь, твой мальчик окажется не слишком милым.

— А я боюсь, — услышала она тут же с другой стороны, — что ты вовсе решила сберечь эту ночь для себя одной.

— А если и так, что с того?

— Ты совершаешь грех, сестра моя. Нельзя лишать этот мир силы своей любви.

— Жаль, тебя не слышат отцы Церкви. Боюсь, они лишили бы тебя права дарить любовь навсегда.

Лоренза звонко рассмеялась.

Исабелла знала. Он думала иногда, как несчастны эти люди, надевшие красные балахоны. Ради мнимой власти они отказывались от самой жизни — ведь тот, кто надел сутану, если и мог дарить свою любовь, то только тем, кто был заперт от мира так же, как и они. Тем, кто носил особое клеймо, и для всех живых навсегда был мёртв.

Она зябко поёжилась, представив себе, как безнадёжна должна быть жизнь за стенами такого «монастыря». Туда попадали, как правило, те, у кого не было другой надежды. Кого Церковь Иллюмина брезговала принимать в свои ряды. Голодные, исхудавшие, иногда уже прошедшие через множество рук.

Она тут же отогнала это жуткое видение. Исабелле было двадцать два, и она-то уж точно не собиралась пополнить ряды тех, кто потерян для мира сего. Её родители умерли, оставив дочери немалое наследство, которое должно было перейти в её руки едва она вступит в брак, а до тех пор назначив ей содержание столь достойное, что свои украшенные каменьями маски Исабелла, не стесняясь, меняла каждый день. Дядя подобрал ей должность при дворе, и сам Папа уже почтил её своим вниманием, обещав подобрать и супруга, и место при короле.

Исабелла не стремилась всю жизнь провести при дворе. Куда больше её интересовала свобода, которую обещали деньги — она собиралась открыть свою торговую компанию не столько из-за прибыли, сколько из любви к парусам. Оставалось решить лишь один вопрос — Исабелла не слишком хотела выходить замуж, откладывая это решение до тех пор, когда ей бы не наскучила ночная жизнь.

— Ну же, не томи, — подначила её Лоренза, заметив, что кузина задумалась. — Мы хотим увидеть, кто станет избранником Фортуны этой ночью.

Исабелла поджала губы. Ей не так уж и хотелось веселиться этой ночью. Тем более подпускать к себе кого-то, кого она не знала.

Она снова прищурилась и обвела пристальным взглядом пёструю толпу. Все здесь казались слишком напудренными, слишком звонкими и слишком смешливыми. А затем взгляд её запнулся, остановившись на серых глазах, мерцавших во тьме из-под алой маски. Мужчина не смеялся. Он стоял в стороне, глядя на танцующих, и будто скучал. « Зачем он пришёл сюда, если хочет скучать?» — подумала Исабелла с неожиданным раздражением. Она окинула взглядом фигуру в чёрном плаще, заколотом у плеча брошью в виде сокола, и снова её посетила мысль: «Зачем он пришёл сюда, если хочет остаться незамеченным?» Эта мысль её тоже разозлила. Она подумала следом, что мужчина в этом своём плаще куда более заметен, чем любой расфуфыренный индюк с торчащими из-за бёдер фалдами.

Брызги шампанского мешались с брызгами салюта в небе, заслонявшими собой звёзды. Гремела музыка, и тут, и там прямо на улицах танцевали пары в разноцветных одеждах – юноши танцевали с девушками, мужчины с юношами и девушки друг с другом. Толпа пестрела красками и огнями, разукрашенными лицами, брызгами жабо и самоцветами на фалдах бархатных камзолов, кружились в воздухе кринолины и шёлковые шарфы, и не было среди танцующих ничего общего, кроме разукрашенных перьями и драгоценными камнями масок. Наступит утро, и маски будут сброшены. Никто не оставит до следующего карнавала это тонкое творение лучших ювелиров и кутюрье. Уже завтра они выйдут на улицы Вероны в новых платьях и новых камзолах, чтобы продолжать отдавать дань моде и праздновать наступление весны.

Днём город был тих. От рассвета и до заката балом правила Церковь – грозная и могущественная. Её щупальца тянулись из самого Рима и оплетали собой самые знатные дома. Днём город был целомудрен и не допускал любви, кроме как любви супругов на брачном ложе, – но стоило солнцу спуститься за горизонт, как те же чинные матроны и томные юноши надевали маски и теперь, лишённые лица и имени, веселились столько, сколько желала их душа.

«Если, конечно, у них есть душа», – подумала Исабелла Моретти, разглядывая мечущиеся тени, но закончить мысль не успела.

Двое молодых аристократов – юноша и девушка – таких же стройных и молниеносных в своей грации, как и она сама, упали на скамью с резной чугунной спинкой по обе стороны от неё.

– Исабелла, ты никого не выбрала? – спросила девушка, что подсела слева. Несмотря на маску, Исабелла легко узнала Лорензу Моретти, свою кузину и одну из ближайших подруг. Как и сама Исабелла, Лоренза обладала чёрными волосами, блестящими и густыми, только в отличие от Исабеллы никогда не завивала их. Они так и падали на плечи свободными волнами. И ещё их различали глаза – у Исабеллы радужки были синие, как сапфир. У Лорензы – зелёные, как изумруд.

– Пусти её, она сегодня ждёт меня, – перебил Лорензу юноша и тут же схватил Исабеллу за другую руку. – Ведь так, Исабелла, ты больше ни с кем не пойдёшь этой ночью?

Второго аристократа звали Джиовачино Нери. Он был того же невысокого роста, что и обе Моретти, и мать его была княжной с далёкого юга – отчего Джиовачино бесконечно приходилось выбеливать кожу едкими жидкостями, чтобы хоть немного походить на двоих своих вечных спутниц. Но никакие смеси не могли изменить миндалевидного разреза его карих глаз. Джиовачино часто имел проблемы – но не столько от того, что кто-то не желал видеть рядом полукровку с востока, сколько от того, что сам не мог терпеть ни малейшего намёка на нечистое происхождение своей матери.

А ещё Джиовачино любил Исабеллу. Это не было тайной ни для кого из троицы – как и то, что Исабелла никогда не согласилась бы отдать своё сердце, или хотя бы тело, Джиовачино. Исабелла вообще не спешила целиком отдаваться никому.

– Вы так заботитесь обо мне, будто я сама не нашла бы себе сопровождение до утра.

– Напротив, сердце моё, мы боимся, что тебя проводит кто-то чужой, – заметил Джиовачино, и Лоренза тут же рассмеялась.

– Прости его, – добавила она, вставая и вновь оказываясь рядом с Исабеллой, – Джиовачино пьян.

– Как и всегда, – Исабелла тоже рассмеялась и рывком повернулась к толпе, так что взметнулись вверх белоснежные брызги кружев на её платье. – Но вы правы. Скоро утро. А я до сих пор одна.

– Я могу подобрать тебе кого-то, – Джиовачино тут же оказался рядом и подхватил её под руку, – может, милого мальчика, который сумеет развлечь и тебя, и меня?

– Я знаю твои вкусы, добрый друг. Боюсь, твой мальчик окажется не слишком милым.

– А я боюсь, – услышала она тут же с другой стороны, – что ты вовсе решила сберечь эту ночь для себя одной.

– А если и так, что с того?

– Ты совершаешь грех, сестра моя. Нельзя лишать этот мир силы своей любви.

– Жаль, тебя не слышат отцы Церкви. Боюсь, они лишили бы тебя права дарить любовь навсегда.

Исабелла знала. Он думала иногда, как несчастны эти люди, надевшие красные балахоны. Ради мнимой власти они отказывались от самой жизни – ведь тот, кто надел сутану, если и мог дарить свою любовь, то только тем, кто был заперт от мира так же, как и они. Тем, кто носил особое клеймо, и для всех живых навсегда был мёртв.

Исабелла не стремилась всю жизнь провести при дворе. Куда больше её интересовала свобода, которую обещали деньги – она собиралась открыть свою торговую компанию не столько из-за прибыли, сколько из любви к парусам. Оставалось решить лишь один вопрос – Исабелла не слишком хотела выходить замуж, откладывая это решение до тех пор, когда ей бы не наскучила ночная жизнь.

– Ну же, не томи, – подначила её Лоренза, заметив, что кузина задумалась. – Мы хотим увидеть, кто станет избранником Фортуны этой ночью.

Она снова прищурилась и обвела пристальным взглядом пёструю толпу. Все здесь казались слишком напудренными, слишком звонкими и слишком смешливыми. А затем взгляд её запнулся, остановившись на серых глазах, мерцавших во тьме из-под алой маски. Мужчина не смеялся. Он стоял в стороне, глядя на танцующих, и будто скучал. « Зачем он пришёл сюда, если хочет скучать?» – подумала Исабелла с неожиданным раздражением. Она окинула взглядом фигуру в чёрном плаще, заколотом у плеча брошью в виде сокола, и снова её посетила мысль: «Зачем он пришёл сюда, если хочет остаться незамеченным?» Эта мысль её тоже разозлила. Она подумала следом, что мужчина в этом своём плаще куда более заметен, чем любой расфуфыренный индюк с торчащими из-за бёдер фалдами.

– Он, – сказала Исабелла и ткнула пальцем в мужчину. Ей показалось, что тот заметил её жест, но за маской было трудно рассмотреть, изменилось ли выражение его лица.

– О, нет, Исабелла. Если тебе захотелось приключений, может, ты всё же вспомнишь о том, кто ждал тебя всё это время? – простонал Джиовачино и снова попытался приникнуть к её плечу.

Исабелла понимала, на что намекает приятель – мужчина в алой маске выглядел опасным и загадочным, но именно это её и привлекло.

– Не вижу тут никакой опасности для себя, – отрезала она и, выпутавшись из навязчивых рук, стала проталкиваться через толпу. Уже на полпути она отобрала у какой-то проскакивавшей мимо девчушки бутылку вина и два бокала, и, остановившись напротив мужчины, протянула ему один.

Глава 5. Настойчивость и воздержание

Эмилио подпускал к себе Исабеллу медленно, шаг за шагом. Он по-прежнему не верил, что та в самом деле заинтересована им, и считал, что очень скоро этот внезапный каприз избалованной маркизы пройдёт. Исабелле вряд ли был нужен его титул или его земли – она имела своё собственное немалое наследство. А значит, Эмилио было абсолютно нечем её привлечь.

От этой мысли Эмилио становилось тоскливо, потому что, какими бы ни были мотивы девчонки на самом деле, Эмилио хотел, чтобы Исабелла осталась с ним. Чем дольше он смотрел на неё, тем явственнее понимал, что готов отдать всё даже за несколько недель этого романа, что уж говорить о том, чтобы привязать Исабеллу к себе навечно.

И всё же он боялся – не столько обмана, сколько потери и позора. Потери, потому что даже если Исабелла была искрененей, Эмилио отлично видел её непостоянный нрав и понимал, что ей быстро надоест. Позора, потому что Исабелла вполне могла затеять всё это просто, чтобы посмеяться.

И всё же Исабелла приходила к нему – не каждый день, но ровно так, чтобы не успеть надоесть и заставить Эмилио соскучиться. Он редко приглашал ещё кого-то в этот дом, но теперь без Исабеллы особняк казался мрачным и пустым.

Сидя в одиночестве, Эмилио не переставал представлять девушку, сидящую за камином в соседнем кресле или на диване у окна – и чувствовал, как Исабелла превращается для него в своеобразный наркотик.

Однажды он не выдержал и спросил:

– Почему вы приходите так редко?

Эмилио сам не заметил, как слова слетели с губ, а заметив, лишь стиснул зубы, потому что поймать их было уже невозможно.

Исабелла подняла на него свои ослепительно-синие глаза, смотрела секунду, а затем широко улыбнулась.

– Я думала, вы никогда не спросите, – выдохнула она и, подлетев к Эмилио, повисла у него на шее.

– То есть, вы делаете это специально? – уточнил Эмилио, чуть отстраняя Исабеллу и вглядываясь ей в глаза.

Исабелла улыбалась. Щёки её немного порозовели.

Он не позволял себе такого почти никогда. Каждую ласку Исабелла вырывала обманом, но от того она лишь сильнее пьянила обоих. А в этот раз Эмилио вплёл пальцы в волосы Исабеллы и легонько поцеловал её в висок.

– Я всё-таки нравлюсь вам? – спросила Исабелла, чуть поднимая лицо от его плеча.

Эмилио молчал. Он отвернулся и смотрел в огонь.

– Я вас не понимаю, – сказал он наконец.

– Но вы же и не пытаетесь понять, – Исабелла осторожно провела пальцами по щеке Эмилио, невольно коснувшись самых кончиков шрамов.

Эмилио тут же вздрогнул и попытался отстраниться, но Исабелла не позволила ему. Поймала лицо Эмилио в ладони и заставила посмотреть себе в глаза.

– Сейчас вы снова будете ругаться. Так случается каждый раз, когда я ненароком касаюсь их. А я устала молчать, Эмилио. Мне они нравятся. Без них не было бы вас. Вы весь мне нравитесь – видите, я не боюсь этого сказать. А вы почему-то боитесь.

Эмилио накрыл руками пальцы Исабеллы и прикрыл глаза.

Когда Исабелла касалась его так, все сомнения стихали, и держать себя в руках становилось ещё труднее. Почти невозможно.

Эмилио улыбнулся, но когда он открыл глаза, те были холодны.

– А может, вам как раз стоит забыть меня за эти три месяца? Может, так нам обоим будет легче?

– Может быть, – сказала Исабелла устало, – но я не вижу, чем это будет лучше для нас.

– Вы молоды. Ещё успеете увлечься кем-то другим.

– А вы не очень. И часто вы любили за свою жизнь?

– Тогда зачем вы советуете мне убить любовь и никогда больше не любить, так же, как никогда не любили вы? Неужели мало людей, кто так и делает? Мне повезло, я встретила вас. Между нами не стоит ничего, кроме вашей странной гордости. Но я чувствую, что мы должны быть вместе. Я не могу это объяснить. Я просто увидела ваши глаза и поняла, что нужна вам.

Эмилио резко развернулся и посмотрел на неё в упор.

– Хотите сказать, что пожалели меня? – голос его звенел.

Эмилио опустил веки и мотнул головой, освобождаясь от рук Исабеллы.

– Глаза лгут, – сказал он спокойно и снова посмотрел в огонь.

Исабелла устало покачала головой, а затем снова вскинулась.

– Я не уйду, – сказала она. – Вы специально меня обижаете. Но я сегодня не уйду. Я останусь у вас. Потому что другого случая не будет. Я хочу, чтобы вы запомнили меня.

Исабелла подошла к Эмилио и, обняв его со спины, положила голову графу на плечо.

– Вы же сами не знаете, что вам нужно, так?

Эмилио не ответил. Он всё ещё смотрел в огонь, и сам не заметил, как рука его опустилась к рукам Исабеллы, лежавшим у него на животе, и крепко стиснула её ладони – а Исабелла тут же стиснула его пальцы в ответ.

– А вы тут же пойдёте делиться с Лорензой и Джиовачино?

Исабелла вырвала руки и обхватила себя за локти, отворачиваясь к окну.

– Я ни разу не виделась с Джиовачино с тех пор, как вы попросили. И Лоренза тоже не приходит ко мне – она готовится стать монахиней. Но вам всё равно, так?

Эмилио развернулся и поджал губы, посмотрел на неё.

– Нет. Не всё равно.

– Зачем вы хотели, чтобы я рассорилась с ними, если я вам не нужна?

– Что «Исабелла»? – Исабелла развернулась и посмотрела на него в упор. – Вы доведёте любого. И не шрамами, а своим жутким характером.

– Если вам не нравится мой характер, то никто не заставляет вас оставаться здесь!

Исабелла сжала кулаки, но не сделала и шагу к двери, продолжая упрямо смотреть на Эмилио.

– Я никуда не уйду, – повторила она.

Эмилио стало стыдно, и он отвёл взгляд, но так ничего и не сказал.

С полчаса они сидели молча. Эмилио – глядя в огонь, Исабелла – глядя в окно. Стыд всё нарастал. Эмилио вдруг и сам начал ощущать, что хотя Исабелла и находится здесь, дом всё равно пуст, потому что душа её где-то далеко.

– Это случилось в Пасталоне? – спросила она наконец.

Эмилио не шевельнулся.

Эмилио замолк. На Исабеллу он по-прежнему не смотрел.

Исабелла долго молчала, а затем подошла к нему и, не решаясь коснуться плеч, остановилась.

– Вы любите её?

Эмилио резко развернулся.

– Вас только это интересует, да? Другого вы не можете понять?

– Нет, – сказала Исабелла спокойно. Подняла руки и, подождав секунду, будто ожидая, что Эмилио их отбросит, всё-таки положила на плечи графу. – Я понимаю вашу боль. Хоть вы и не верите мне. Но только одно может остановить меня. Только одно может заставить меня уйти. Если вы всё ещё любите её.

Эмилио усмехнулся и покачал головой, а затем отвернулся, сбрасывая руки Исабеллы.

– И что же оно говорит вам?

– А вы будто не знаете! – Эмилио мрачно покосился на Исабеллу через плечо.

– Я хочу услышать от вас.

– Что никогда такая, как вы, не сможет меня любить. Что вам – если бы не ваш внезапный каприз – даже подойти ко мне было бы страшно.

– Но тогда оно врёт.

Исабелла опустила висок Эмилио на плечо и, поймав его руку, обняла, приникая к Эмилио всем телом.

Исабелла отстранилась и развернула Эмилио к себе лицом, а потом осторожно коснулась губами его щеки – там, где заканчивался самый длинный шрам.

Эмилио сдался. Поймал в ладони лицо Исабеллы и сам поцеловал её, без условий и требований, второй раз за всё то время, что они были знакомы. И снова, как в первый раз, он понял, что тонет в тёмном круговороте, где мешаются желание, нежность и безумная страсть. Он снова чувствовал, как тает, поддаваясь каждому движению его рук, тело Исабеллы. Как льнёт к нему, будто желая соединиться в одно. И в эти секунды ему казалось, что он понимает всё то, что говорит девушка, что они нужны друг другу, и не требуются этому иные объяснения кроме того, что они друг друга нашли.

Эмилио отскочил назад, будто на него вылили ушат холодной воды. Его собственное желание продолжало пульсировать между бёдер, но он лишь ошарашено покачал головой.

– Невозможно. Я не могу.

– Но почему?!

Эмилио взвыл и ударил кулаком по стенке камина.

– Не могу!

Исабелла выдохнула и закрыла глаза. Она выглядела в этот момент такой несчастной, что когда прошептала к тому же:

Эмилио снова сорвался и рванулся к ней, прижимая к себе и покрывая поцелуями виски, щёки, макушку, сами шелковистые пряди её волос.

Эмилио прижал на секунду её лбом к своему плечу. Он понял необыкновенно ясно, что что-то потеряет сейчас – или обеты, данные много лет назад той, кого уже нет в живых, или тёплую, живую, любящую девчонку, которая никак не желает отступать.

Он попятился и упал на диван, а Исабеллу потянул за собой, усаживая рядом с собой. Исабелла тут же опустила ладонь ему на колено, и Эмилио закрыл глаза, пытаясь успокоить сердце хотя бы немного.

Эмилио снова поймал в ладони её лицо и поцеловал ещё раз – медленно и неторопливо, стараясь растянуть и прочувствовать каждое мгновение, каждое прикосновение языка. Исабелла тут же сама запустила руку в его волосы и стала перебирать их, чуть щекоча чувствительный затылок. Она всё также продолжала поглаживать бёдро Эмилио медленно пробираясь выше, пока тот, собравшись с силами, не отодвинулся и не оторвал её руку от себя.

Исабелла смотрела на него абсолютно шальными глазами.

– Исабелла, если хотите быть со мной, вам придётся научиться сдерживать себя.

Эмилио поднял бровь.

– Если вы будете скучать по мне, вы должны немедленно бросить эти глупости и приехать.

Эмилио покачал головой.

Исабелла растянула губы в улыбке.

– Значит, вы сами знаете, что будете по мне скучать? – она наклонилась и легко поцеловала Эмилио в краешек губ. – Ладно, – шепнула она в самое ухо графа. – Если так, то я подожду.

Она замерла, уткнувшись носом в волосы Эмилио, и хотя опьянение немного прошло, ей по-прежнему не хотелось отодвигаться, тем более вставать.

Эмилио тем временем гладил её волосы, наслаждаясь их мягкостью, и впервые за долгое время ему было абсолютно спокойно.

– Нужно приказать приготовить ужин, – сказал он нехотя через какое-то время.

Исабелла кивнула и, поцеловав его ещё раз напоследок, всё-таки встала.

Они поужинали, и Эмилио показал Исабелле её комнату. Уже желая гостье спокойной ночи, он видел, что Исабелла недовольна таким окончанием вечера, но уступать не собирался.

Проснулся Эмилио, когда было ещё темно – от того, что что-то тёплое касалось его руки.

Эмилио резко открыл глаза и замер, увидев прямо перед собой блестящие синие глаза.

– Кто вас сюда пустил?! – спросил Эмилио раздражённо, но почему-то шёпотом.

– Мне не спится в чужой постели, – ответила Исабелла так же шёпотом, будто поведала величайшую тайну, но раньше, чем Эмилио успел ответить, накрыла его губы поцелуем. Эмилио попытался высвободиться, но Исабелла первой скользнула вбок, заваливая его на спину, и, приникнув к Эмилио всем телом – благо, одетым хотя бы в батистовую сорочку – прошептала ему на ухо:

– Расслабьтесь. Я всё сделаю сама.

Она скользнула губами от уха Эмилио вниз, к ключице, и, на ходу стягивая рубашку с себя, а затем и с него, принялась целовать плечи Эмилио и грудь. Она скользнула губами к самому пупку и обвела его языком, так что Эмилио шумно выдохнул и закусил губу, предчувствуя следующее прикосновения и не в силах его предотврать, но губы Исабелы внезапно исчезли, и Эмилио ощутил бёдра девушки, трущиеся о его пах.

Эмилио выругался и резко перевернул Исабеллу на спину. Та широко распахнула глаза, взирая на него с недоумением и ожиданием, но Эмилио не делал ничего – только оглаживал медленно грудь Исабеллы, проступавшую сквозь тонкую ткань, дрожащий под прикосновениями живот. Исабелла прогнулась, подаваясь навстречу ласке и скользнула рукой к его промежности. Эмилио тут же стиснул её запястье и завёл за голову, так что Исабелла выдохнула уже от боли, а затем убрал руку и взявшись за её колени с силой заставил развести в стороны.

Исабелла послушалась. Рубашка задралась вверх, и девушка снова подалась навстречу, когда Эмилио скользнул пальцами к её уже влажному входу, а в следующее мгновение тихо ахнула, ощутив его пальцы внутри себя.

Эмилио сразу же поймал её губы и осторожно провёл языком по зубам.

– Ты в самом деле в первый раз? – спросил он.

Исабелла нервно кивнула.

– Я не боюсь, – тут же заявила она.

– Глупая девчонка, – Эмилио снова поцеловал её и выскользнул из её нутра. Проникнув одной рукой между ног Исабеллы, другой он смял её грудь и начал медленно ласкать, внимательно наблюдая, как прогибается ему навстречу упругое тело.

– Смотри на меня, – приказал Эмилио. – Если не лжёшь – открой глаза и смотри.

Исабелла тут же раскрыла глаза и, потянувшись, поймала в ладонь щёку Эмилио, а другую руку положила ему на плечо и принялась нежно поглаживать, всё так же подаваясь навстречу, но теперь глядя на Эмилио жаркими горящими глазами.

С протяжным стоном она изогнулась в руках Эмилио и, едва переведя дыхание, попыталась перевернуть того на спину – но Эмилио не поддался. Вместо этого он опустился на бок рядом с Исабеллой и притянул её к себе, обнимая поперёк живота.

– А вы? – спросила Исабелла, пытаясь просунуть руку между ними и коснуться паха Эмилио. Она всё ещё чувствовала бедром, что тот крепок как орех.

– Спи, – ответил Эмилио коротко и добавил уже мягче. – Ты теперь не одна.

Потом зарылся носом в волосы Исабеллы и не заметил, как уснул сам.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *