добровольная рабыня

Я часто вспоминаю деда — того из двух, которого застал. И который меня отчасти воспитывал (молодые родители оставляли меня то и дело предкам), инвестируя во внука время и нервы. И вот что важно: как он на меня, так раньше и на него реально влияли его деды. И преподавали ему какие-то вещи, которые уже после, в менее нежном возрасте, из человека не выбить. Иван Митрич был 1901 года рождения, и его дед, — тут простая арифметика — родившись в 1831-м, мог до своих 80 или даже 90 (мой прожил аж 91) лет научить чему-то внучка.

И вот с некоторым упрощением, надеюсь, в данном случае простительным, можно сказать так: меня воспитывал ученик раба.

Да-да! Мой прапрадед, до которого я доставал в два рукопожатия, в два касания, родился рабом и к свободе уже был взрослым, сформировавшимся человеком! Это все страшно близко от меня. И от вас, поскольку вот я хожу по вашим улицам и пишу в ваши газеты.

Революции, войны перестройки — это все внешнее, формальное, а вот живая эстафета рабства — это глубинное, и жесткое, и страшное, ну вот и какими написанными на бумаге конституциями это можно перебить, перечеркнуть, пересилить?

Безусловно, есть сходство между русским рабством и американским — вплоть до почти совпадения в датах отмены и того и другого. Но есть и различия: негры — заметная их часть — сами воевали за свою свободу, а русские получили волю сверху, из рук Путина, ну или кто там командовал вертикалью в 1861 году. А хуже другое: американцы чужих, расово неблизких негров наловили в джунглях и привезли на плантации, да и плевать им было на этих мигрантов и гастарбайтеров. В России же (на Руси) рабами становились свои, они сами продавали себя, например, за долги, типа колхоз (как форма рабства) — дело добровольное, ха-ха. И конечно, это никуда не делось, вот эта глубокая тяга к рабству, да посмотрите хоть на теперешнюю ситуацию, когда люди тупо набирают кредитов и потом не знают, как дальше жить. Не привыкли отвечать за себя. Это совсем нехорошо! Это бездна, в которую неприятно и грустно заглядывать, это стыдно. Это национальный позор, ну вот у нас такой, а у других этносов — иной, всякое бывает. Пардон, я не согласен с позицией Никиты Михалкова, который уверяет: барин — это был не рабовладелец-монстр, а отец родной, и учитель, и лучший друг крестьян, а они ему были как дети малые, о которых он заботился так, что кушать не мог.

Рабы отличаются еще и тем, что у них не может быть избирательного права. На родине демократии — в Афинах — оно было только у горстки свободных людей. Негры получили право голоса не сразу в 1865-м, после победы Севера в Гражданской, но через 100 лет после отмены рабства в Америке, после марша на Вашингтон. А что у нас? Когда русские получили это право? Не будем кивать на вече и Запорожскую Сечь. Можно ли сказать, что в 1917-м? В 1936-м — по сталинской конституции, самой прогрессивной в мире? В 1953-м — после смерти тирана? В 1961-м — к столетию отмены крепостного права, как в Штатах? Господи, да что ж это такое, да когда же? Ну уж точно не после Беслана, когда прикрыли губернаторские.

Да есть ли сегодня это право, после всех каруселей, и подтасовок, и вбросов? Мне не кажется, что это простой вопрос. Рабу, да, не нужны никакие выборы. Если ему это право дать, то он свой голос отдаст не за лучшего, а за хозяина, на худой конец — за начальника. И побежит рвать того, кто не хвалит начальство.

Хрестоматийный пассаж Чехова, я про Фирса, который говорил, цитирую вольно: «Это было еще до беды, то есть до воли». Он про что? Про отдельного счастливого раба, который не человек, а так, жалкая ничтожная личность? Или это сказано про большинство народа? Которое, чуть надави на него, чуть припугни и задури ему голову, дает 99,9% за начальника? Каким бы и кем бы тот ни был и чего бы ни натворил? И голосует за того, кто ближе к власти? А не за смелого, порядочного и самостоятельного?

Так а что же мой дед, воспитанник раба? Как он себя проявил? Чему же научил его дед? Может, терпеть и молчать, когда тебя секут господа? Судя по тому, что было дальше, наука преподавалась какая-то другая. Дед пошел в революцию, далее в ЧК и немало перестрелял своих политических противников. Которым не нравилась диктатура пролетариата, защищавшая, по мнению деда, права большинства. Похоже, наука была ему в детстве и отрочестве преподнесена такая: раб при первой возможности должен восстать и крушить ненавистный режим. А нельзя как-то договориться и мирно решить проблемы? Ну, например, в парламенте? Запустить туда весь политический спектр, и пусть он дебатирует и принимает какие-то мудрые компромиссные решения? Жизнь показывает, что у нас так не получается, даже при теперешней поголовной, казалось бы, грамотности, а про ситуацию столетней давности и говорить нечего.

И вот что же, выходит, этнос всегда состоит из двух частей — верных рабов и рабов восставших, а остальное не считается? И кучка либералов погоды не делала никогда и не сделает? И все, что мы имеем, — это битва Фирса со Спартаком?

Оба, кстати, плохо кончили. Один погиб в расцвете лет, а второй хоть дожил до седин, но был выброшен за ненадобностью. Он, грубо говоря, отдал свой голос за хозяина, 99,9% или даже 146%, и про него натурально забыли. А не нужен стал. Идите перечитайте предвыборные обещания теперешних начальников, посмеетесь.

Так что же, ничего хорошего нас не ждет, похоже? Ну так-то вроде нет. Но лично у меня появилось удивительное чувство — давно такого не было, с перестройки, — что вся теперешняя политическая грязь (не будем показывать пальцем) будет скоро смыта и приличных людей в верхах станет ощутимо больше. Тесто уже не запихнуть обратно в квашню. И фарш невозможно провернуть назад. Так не бывает.

Все на выборы, как говорится!

Вот честно не понимаю людей, они свободны от рождения, но с взрослением сами на себя стремятся нацепить как можно больше цепей. Больше ограничений, больше стереотипов, меньше свободы. К ограничителям я отношу учебные заведения, РАБоту, и самый большой это конечно же семья. Хотя все твердят что это так полезно и нужно.
В России очень устаревшая система образования, и она уже не подходит под нынешних детей, ведь другие ценности, другое воспитание, большинство детей избалованны, ленивы и не могут усидеть на месте. В нашей школе все настолько погано, ученики свободно позволяют себе бегать в магазин посреди урока за чипсами и газировкой, они почти ничего не учат, а до сих пор выезжают на слезливом взгляде и сердобольных старушек учителей и директора. Мне полный спектр школьных знаний никак не пригодится в жизни, я просто учу три предмета для ЕГЭ, а на остальные давно забыл, да и черт с ними, в жизни мне ни один из предметов почти не пригодится, ведь с каждым годом все больше нужных и удобных вещей выходит, например с появлением калькуляторов в свободном доступе, значение математики утратило свое значение, наличие автокоррекции орфографических, а вскоре иных ошибок выбивает из колеи значимость русского языка. А создание умного переводчика с любых языков пошатнет важность изучения иностранных языков. Физика и так не особо в жизни пригодится, даже без разного рода приложения и нужных вещей, а усовершенствование баз данных таких как Википедия искоренит остальные предметы. Взгляните правде в глаза, школа или вузы нужны так “для галочки”, сейчас не 18 век, в разговоре с девушкой блеснуть знаниями уже не так важно, более важно то, насколько у тебя большой кошелек, никому ваши знания не нужны, практически у всех имеются смартфоны где можно узнать почти все с помощью двух слов, сами знаете каких.
На мой взгляд школа дает тебе сразу узнать свое место, если ты силен умен и хитер, то ты альфа особь и все тебя боятся и в “пищевой цепочке” ты конечно выше, тебе достаются девушки и уважение, вас боятся. А если ты слабый глупый и наивный, то ты в низине, ты мусор и “лох по жизни”, тебя обзывают и издеваются, тебе не достается ничего.
Дальше работа, это вообще настолько глупо, сама концепция, делать чужую работу за гроши. Давай признаем вы просто рабы, только вас не пиздят ссаными тряпками, простите. Рабы работали за то, что им давали какое ни какое жилье, ведь вся земля уже куплена, в современности все работают за бумажки на которые живут, не совпадение ли это? Тогда было чуть проще, или ты работаешь и живешь на чужой земле, питаешься на свою долю от общей работы, либо тебя ловят и заставляют работать, выбора особо не чувствуется, но ежели ты не желаешь работать под чьим то началом то тебя просто напросто продают, либо ссылают нахер. В современности же либо ты делаешь чужой труд под чьим то началом за гроши без которых ты не сможешь ни поесть, ни где то переночевать, либо ты не работаешь и бродяжничаешь. Схемы очень похожи, не правда ли, только в современности дабы сделать иллюзию “свободы выбора” тебя не ловят и не заставляют работать, слишком не палятся ребята.
Про семью вообще говорить нечего, ибо моралфаги налетят, скажу лишь одно, да я чайлдфри, но я уважаю чужое решение завести ребенка, для меня это будет слишком сложно, не могу нянчится и вообще быть с детьми, дети словно высасывают у меня силы, я минут десять побегаю с годовалой сестренкой и уже так устал, будто несколько километров бежал.
К тому же я приверженец “свободных” отношений, можете звать меня ненормальным свингером, но я не против измен, групповушек и разного рода необычных утех, но в пределах нормы, хер сосать не буду, в зад не дам, и выделения не буду есть. Я имел опыт с одной девушкой, за два года она мне надоела, я узнал ее полностью, и потерял к ней симпатию, и просто бросил, в ту же ночь трахал другую, а на следующую тоже, вот только с двумя бисексуалками.
Я считаю что век непростительно мало, и хочу познать как можно больше, а не убивать время работая на пузатого кренделя за гроши и нянчится с детишками. Достигну совершеннолетия и уеду путешествовать, просто так, не в зашкварные отели, а в обычные города, где живут обычные люди, поговорить с мудрецами, увидать красивейшие места, в этом я считаю и есть жизнь.
А моя главная мечта, это уехать в глушь, построить себе дом и жить там, подальше от мерзких людишек и их денег. Да, пуская я буду нелюдимый и “дикий”, но я буду действительно свободен и независим ни от кого и ни от чего, я смогу достигнуть равновесия с природой и с собой. Мирские проблемы не будут меня тревожить, я буду счастлив. Прощайте

Вчера, забирая дочь с танцев я встретила свою школьную подругу. До сих пор меня раздирают противоречивые чувства. Я не понимаю, зачем, ради чего. На ваш суд.

В 1986 году мы переехали в новую квартиру. Первая Девочка, с которой я познакомилась была Нина. Вместе мы пошли в первый класс, сидели за одной партой. Мы стали лучшими подругами. Папа у Нины был военным, мама не работала, занималась ребёнком. Тетя Оля реально занималась дочерью. Глава родительского комитета, не просто для галочки, а которая устраивала нам нереальные праздники, интересные экскурсии. А какие она устраивала дни рождения для Нины! Куча конкурсов с призами, мы визжали от восторга. Когда нам было по 12 лет у Нины появился брат и жизнь ее круто поменялась. Теперь в семье стал главным маленький Артем. Теперь Нине вменялось, как старшей сестре гулять с коляской, в дальнейшем водить братика в садик, в дальнейшем на разные секции, в школу. Так мы все жили, скажите вы. Так да не так. Потом ее родители стали экономить. Первое, срочно понадобилась Дача, чтобы ребёночек проводил время на воздухе, потом Машина, чтобы на эту дачу добираться. Экономилось только на Нине. Ну зачем тебе новая кукла, ты уже большая, вот купим дачу, а потом и на тебя деньги потратим.

Когда у нас начались уроки труда мы начали шить прихватки. С той поры Нину захватила швейная машинка. Нина шила нам Платья и мечтала стать дизайнером одежды. Она перешивала папины лётные куртки и у неё получались крутые косухи. Когда Артёму исполнилось четыре года, тетя Оля решила отселить его в комнату к сестре. Швейную машинку пришлось отвезти в гараж.  Когда Оля заикнулась, что хочет стать дизайнером одежды, ее Мама сказала, нет. В семье медсестра нужна, если что и уколы поставить сможешь, да и деньги всегда заработаешь. В старших классах Нина перестала выходить из дома. Она учила химию и занималась братом.

Окончив медучилище Нина пошла работать в поликлинику. К этому времени ушла ее Бабушка, оставив в моей подруге  в наследство дом в южной станице. Продав дом и добавив заработанные деньги Нина купила однокомнатную квартиру. В то время мы своими силами делали в ней ремонт, мечтая, как зродово ей будет там жить. Я купила швейную машинку, притащила в эту квартиру. Нина говорила, что бросит эти долбаные уколы и начнёт шить на заказ. Потом наши пути разошлись. Я вышла замуж, родила ребёнка. Когда, спустя несколько лет мы встретились Нина рассказала, что ее брат женился и она отдала квартиру молодой семье.

Вчера она ждала с танцев племянницу. На вопрос, как дела, Нина сказала отлично.

-ты же в курсе, я ипотеку взяла, двушку в новом  доме купила? Времени совсем нет, ипотеку надо выплачивать, я  уже на третью работу устроилась.

Я, помня, что квартиру она оставила брату обрадовалась, – Ну наконец ты одна живёшь, говори адрес, как только выходной будет приеду к тебе, шампанское возьму, обмоем твою квартиру, поболтаем, я так давно хотела тебя увидеть. Нина засмущалась. – Давай лучше я к тебе. Артемка второй раз женился, куда им идти с женой, у них ребёнок на подходе, они пока в моей квартире живут. Я офигела. – Нин, ну у тебя же личная жизнь должна быть? Зачем ты опять квартиру отдала?

– ну как, первая Невестка ультиматум поствавила, если квартиру не отдадите, племянницу не увидите, а я к ней так уже привыкла. И она начала рассказывать, как первый раз в жизни этим летом она слетала с племяшкой в Турцию. И будет скоро брать отпуск, чтобы помочь новой невестке, как же она одна с маленьким справится. На вопрос о личной жизни Нина отшутилась, ну куда мне, я ведь уже старая, да и родители сдают уже, кто за ними ухаживать будет?

Я смотрела на молодую, довольно симпатичную женщину и офигевала, как ты могла так похерить свою жизнь. Нафига тебе чужие дети! Живи своей жизнью.

Не знаю как могла повернутся ее жизнь, но мне кажется наверняка у Нины могла быть своя семья. Счастлива ли она? Возможно да. Но она просто не знает другой жизни, ее просто ее лишили. Лишила мама, которая сделала ее ответственной за брата. Потом брат,  который сел на ее шею. Почему? А потому что с детства ему это внушили, что сестра ему должна.

И второй день я переживаю эту историю. И подругу жалко, и вроде сама она не против.

Да, глаза Вас не обманули – верьте им.
Я, графъ Артём де Ферье, либерал двойной термической обработки, отмороженный и обугленный, намерен выступить адвокатом рабства.
Можете, конечно, считать, что я делаю это из абстрактной любви к риторике. Отчасти такое предположение будет верным.
К тому же, противники рабства, обуреваемые пусть и лучшими чувствами, нагородили вокруг этой темы столько глупостей, что моя рациональная натура не может не восстать против иных из «аболиционистских» тезисов.

Соответственно, защищать рабство я буду методом «от противного», разбирая наиболее расхожие утверждения его врагов.

1. Рабство – это варварство. Цивилизованность и рабство – две вещи несовместные.

Какая чушь! Вы серьёзно считаете, что по части цивилизованности и разумности нынешний мир, даже в лучших его проявлениях, так уж далеко обогнал античность? Ну да, прошло изрядно времени, появилось много всяких новомодных штучек, преимущественно технического характера, но фундаментальные основы нашей цивилизации – были заложены и сформулированы именно тогда, в Золотой Век наивысшей свободы человеческой мысли. Которой ничуть не мешало наличие рабства как специфической формы социальных отношений.

Напротив, у тогдашних европейских варваров рабства, как правило, не было, а была первобытно-общинная или военно-племенная демократия. И что – они были цивилизованнее?

Можно даже утверждать, что именно ослабление роли рабства привело к кризису античного мира, его деградации до уровня соседей-варваров и, в конечном счёте, к падению Западной Римской Империи, с последующим регрессом цивилизации на долгие-долгие века. Но это было бы не совсем справедливо: кризис античности – слишком сложное явление, и потому нельзя выпячивать только одну из причин в отрыве от прочих.

Я лишь хочу сказать, что рабство – может прекрасно уживаться рядом с высочайшим уровнем развития науки, творчества, политической и юридической мысли, и т.д. Для этого – вполне достаточно наличия относительно небольшого слоя свободных граждан, из которых формируется элита, а уж на каких правах кто там виноград ногами давит – на рабских или наёмных – это дело десятое.

2. Рабство – безнравственно. Только аморальные люди могут быть рабовладельцами.

Ладно, не будем снова трогать античность за капители. Ткнём в хронологию поближе. Америка имени Дяди Тома. Эти южные плантаторы, эти благородные потомки Первых Поселенцев, эти светочи протестантской морали – безнравственные уроды?

Нет, были, конечно, среди них и уроды. Правда, не факт, что их было больше, нежели среди политического и делового истеблишмента Северян. Но в основном – люди вполне себе нравственные, богобоязненные, добрые, благочестивые и т.п. Что нисколько не мешало им быть рабовладельцами.

Вот возьмём любезное Отечество. Если до Екатерины Великой можно было говорить о просто жёсткой крепостной зависимости, то с принятыми тогда новеллами – личное рабство в чистом виде, без оговорок. Вещное право на крепостных с полной свободой отчуждения безо всякой привязки к земле. Это притом – что крепостные тоже были белыми, тоже русскими и тоже христианами. И что?

Да и те помещики, что не спешили каяться в рабовладении – они были моральными уродами? Кто-то, конечно, и был, а в основном – люди как люди. Здравые, честные, добродушные. В принципе, элита нации.

На самом деле, рабовладение как таковое – вообще очень мало соотносится с общественной и личной нравственностью. Это просто в разных плоскостях явления. Было б рабство эффективным – а уж нравственное оправдание ему всегда сыщется.

3. Рабский труд неэффективен
То есть, рабский труд, основанный на принуждении, на отрицательном стимулировании (плёткой по жопе!) – проигрывает свободному труду с положительными стимулами (деньги в зубы!)

Очень спорное утверждение. Не будем сейчас брать «черновые» и «низовые» работы, но вот можно подумать, свободный труд офисных клерков, что в государственном секторе, что в частном – ну такой уж прямо производительный! Полагаю, любой менеджер согласится со мной в том, что при общении с подчинённым персоналом мысли о плётке посещают его раз дцать на дню 🙂

В действительности, психология человека (если он не фанатик своего дела) такова, что поначалу, получив желанную работу, он действительно доволен. Какое-то время. Неделю, а то и две. Но дальше – всё более зреет понимание того, что его недооценивают, что его эксплуатируют, что на нём «ездят», все кому не лень, и т.п. И чем больше ему платить – тем больше аппетиты и тем острее чувство обиды. Потому что всё равно всех денег не заработаешь, всё равно вот он вкалывает, как проклятый, – а какие-то бездельники, чьи-то сыночки, за час прожирают в кабаке его годовое жалование. И от такого сознания – «свободный» труд его всё более смахивает на саботаж. Ибо размер «положительного» стимула – штука эфемерная, чья привлекательность – быстро ускользает.

Но есть простой способ сделать труд эффективным, а житие – радостным. Надо лишь отнять у человека всё, включая личную свободу, а потом – дать малые поблажки: пайку чуть побольше да пинков чуть поменьше.
Вот тов. Сталин – этот секрет знал вполне. И кто-то рискнёт утверждать, что учёные в его шарашках трудились менее эффективно, чем их свободные коллеги за бугром?

Впрочем, пусть в интеллектуальных и высокопрофессиональных сферах вопрос о принудительном труде остаётся дискуссионным, но если брать как раз «чёрную» работу – она что, в наши дни так-таки уж невостребована? И какими стимулами можно привлечь человека, скажем, к добросовестному надраиванию сортиров? Алмазами его засыпать? Да прямо!

Варианта здесь, по сути, два. Первый – экономически простимулированный труд, условно «свободный». Когда человек понимает, что лучшей работы он не получит, а вылетит с этой за нерасторопность – банально сдохнет с голоду. Соответственно, нужен вот такой жёсткий уровень нищеты, внутри страны или где-то за её пределами, чтобы выходец из бедной среды был согласен на любую работу, хотя бы временно, и держался за неё.

Ну или – использовать рабов. Которые пашут, поскольку они рабы и получат по хребтине, если будут халтурить. Вполне такой внятный и более чем реальный стимул. В отличие от очень умозрительного «достойного материального вознаграждения».
 Вообще же, по самой этимологии своей, «стимул» – это остроконечная палка, какой подгоняли ослов 🙂

Но если кто-то считает всё же, что рабский труд проигрывает свободному в конкурентной борьбе – пусть ответит на один простой вопрос: за каким чёртом Линкольну, выражая интересы северных промышленников, нужно было принудительно ликвидировать рабство как основу богатства Южан, развязав при этом гражданскую войну? Ну, если рабство неэффективно – так южные плантаторы сами должны были разориться, не так ли?

На самом деле, фишка в том, что рабский труд – весьма даже эффективен в очень многих областях. И к нему, в той или иной форме, прибегают как раз для того, чтобы РЕЗКО ПОВЫСИТЬ производительность. Советская мобилизационная экономика – очень яркий тому пример. В конечном итоге она оказалась несостоятельна? Скорее – это вопрос «эффективности собственника», а не метода стимулирования. И тут я должен согласиться: государство – по определению неэффективный рабовладелец, как и «хозяин» вообще. Но это вовсе не отменяет эффективность рабского труда как такового. В конце концов, рабы – лишь одно из средств производства(sic!), не более того. Просто – собственников должно быть много, и меж ними – здоровая конкурентная среда.

4. Рабство – атавизм, аннулированный всей логикой исторического развития.

Нда? И о чём это я сейчас говорю, а Вы – читаете? И почему это рабство имеет тенденцию возрождаться вновь и вновь, в самых разных странах и в самых разных формах?

Думаете, я сейчас имею в виду рабство у «диких чеченов», которые используют пленников для сбора черемши под снегом и всякое такое? Ну – и это тоже. Была б черемша, были б потенциальные рабы – и процесс пойдёт.

Ещё более показательна – практика «сдачи солдат в аренду», имеющая место в некоторых воинских частях (это я из корректности говорю: «в некоторых»). И то можно понять: человеку, имеющему в своём распоряжении сотни две молодых и относительно здоровых парней, очень трудно удержаться от искушения сделать «гешефт» на этом материале. Например – одолжить их на строительство чего-нибудь. Благо, условия их казарменной жизни таковы, что они и сами рады работать за одну лишь кормёжку, но от части своей подальше. Но будет ли здесь уместно говорить о «добровольном труде»? Да нет, если называть вещи своими именами, – это рабство. Пусть временное, пусть с несколько ограниченным вещным правом на солдатиков. Но суть та же.

Я уж молчу о пресловутом «сексуальном рабстве». В большинстве случаев, конечно, девицы знают, на что идут, и вовлекаются в бизнес вполне добровольно – но бывает и настоящее рабство, без прикрас.

Это я всё к тому, что концепция принудительного труда очень даже востребована и в наше «просвещённое» время, потому имеется и спрос на рабов. А когда так, то единственное условие для фактического существования рабства – это наличие потенциальных рабов. То есть людей, которые под страхом каких-либо неудобств (смерть, там, пытки) готовы стать чьей-то вещью. Поскольку такие люди всегда есть, и даже – их большинство, то и рабство – явление вполне закономерное во все времена.

5. Ещё Линкольн сказал: «Кто мирится с существованием рабских цепей, пусть будет готов к тому, что закуют и его».

Чего он ещё умного сказал? «Кто держит волнистого попугайчика – пусть будет готов сам оказаться в клетке». Такого он не говорил, нет? Зря: столь же пафосно и бредово.

6. Все люди рождаются равными и свободными, а потому неправильно делить их на рабов и господ.

На самом деле – отчасти согласен. В том плане, что я отнюдь не склонен превозносить какие-то генетически обусловленные свойства личности. Нет, есть конечно, такие врождённые вещи, как болезнь Дауна, но остальное – исчезающе тонкие нюансы. Гены кое-как влияют на формирование темперамента – но и только.

Правда, едва ли хоть о каком-то ребёнке можно сказать, будто он так-таки уж свободен с рождения. Маугли – и то зависел от Сионийской стаи. Что уж говорить про тех, кто начал жизнь, стиснутый родительскими пелёнками? 🙂

Тем более, уж что касается состоявшихся, совершеннолетних людей – то какое между ними в принципе может быть равенство? Нет, бредни про всеобщее «эгалитэ» – это всё фикция и напрасная иллюзия. Пусть рождаются все примерно одинаковыми пищащими серо-красными комочками, но вырастают – разными. Кто-то – реально готов рвать зубами глотки или сдохнуть за свою свободу, а кто-то – только и ждёт, чтобы ему почесали за ушком, посулили невесть что и освободили от той самой свободы. И по-моему, это очень справедливо – предоставлять человеку возможность стать рабом, если он так этого желает.

7. Рабство – несовместимо с ценностями либерализма

Ещё как совместимо. Это я заявляю ответственно как реально конкретный либерал и приверженец свободы в максимально широком её значении. Что должно подразумевать и свободу отказа от свободы. Дело-то – добровольное.

Соответственно, я, конечно, не собираюсь предлагать российскому руководству набеги на Китай с целью захвата рабов. Нет, это впрямь немодно, несовременно, и вообще нас неправильно поймут. К тому ж – чего на них «набегать», когда они сами сюда бегут и трудятся на вполне себе рабских условиях?

Но вот, допустим, долговое рабство – это, по-моему, совершенно незаслуженно забытая штучка. Главное – очень даже добровольная. Человек берёт деньги, его предупреждают: не отдашь – сам станешь собственностью кредитора. Всё по-честному.

Так почему бы не дать им возможность заключать контракт с хозяином: их личные права – в обмен на худо-бедно сносное житьё?

Ну, регламентировать это дело, конечно. Качество питания, там; как часто солому менять; сколько плетей давать за нерадивость и непочтительность. Жестокое обращение – это, конечно, пресекать надо. Оно ведь и в отношении домашних животных не поощряется. Но при этом, само право держать питомцев – под сомнение ведь не ставится? Можно их держать, и даже – двуногих. Попугайчиков тех же, канареечек. Так почему только для одного биологического вида, homo sapiens, такая дискриминация?

Ещё – можно, конечно, за преступления в рабство обращать. Причём – в частное, а не в государственное. На время, на срок. Очень справедливо. Обокрал кого-то, злонамеренно уничтожил имущество и не можешь возместить? Значит, отработаешь. А даже не отработаешь – просто побудешь в собственности потерпевшего какое-то время. Пусть он хоть моральное утешение получит. Насильников – само собой обращать в собственность жертв, и пусть сами меж собой выясняют, какие бывают страдания и компенсации за оные.

 
P-s.: Полагаете, сейчас опровержение будет, мол, это я всё не всерьёз?
Не совсем. Я просто хотел сказать, что главная ценность рабства – оно прикольно. Это ведь впрямь очень забавно и трогательно: владеть живым разумным существом всецело и полновластно. К тому же, это очень развивающая фишечка, в личностном и духовном плане. Сострадание там, ответственность, все дела.
И своему Исчадию, когда малость подрастёт, я обязательно прикуплю живую игрушку, хоть дружка, а хоть подружку. Вот на будущий НГ – под ёлочку и подложу. Пусть потешится, пусть потренируется в плане «коммуникабельности».
Это будет незаконно? Гм, знаете, я намерен выступить со своей законодательной инициативой вовсе не для того, чтобы развязать руки СЕБЕ. Нет, здесь я – альтруист и радею за общество в целом 🙂

Пролог
Я расскажу историю одну. Как зовут меня? А это важно? Буду зваться Хозяином. Я так желаю. Я молод. Очень амбициозен. Достиг многого уже в жизни. А так как был я человек военный, то часто я бывал на разных военных базах.
И вот однажды, с группой работодателей я приехал в одну из воинских частей проводить стандартное собеседование с теми, кому скоро на гражданку. Всё шло до невозможности скучно и уныло. Стандартные вопросы, стандартные ответы. Казалось, что ничего в этот день меня не тронет и не взволнует.

Но вошла она. Девушка моей мечты. Свои роскошные чёрные волосы она заплела в косу, которая доходила до половины спины. Она уверенно подошла к женщине, которая должна была её интервьюировать. Села на стул. Взяла анкету и начала её быстро заполнять. Мне показалось, что она знала все вопросы. Но это было невозможно. Я засмотрелся на неё. Отвлёк меня голос моего проинтервьюированного. Я начал что-то на автомате отвечать, смотря на собеседника. Я умел это делать. Воинская тренировка и опыт мне в этом помогал. Когда я закончил беседу, девушки уже не было. Я подошёл к женщине и попросил дать анкету.
– Что красивая? Запал?
– Не знаю. Возможно.
– Она с характером. И палец в рот ей не клади.
Я просмотрел анкету. Всё, казалось бы, стандартно. Но что-то было такое, что мне хотелось с ней поближе познакомиться. Но я понимал. Сейчас нельзя.
– У неё есть спонсор?
– Как я знаю, нет.
– Я вижу, что она учиться хочет. А мне нужен хороший секретарь.
– Во как далеко заглядываете! Может, найдёте лучше? И необязательно она захочет учиться по вашему профилю. Но если удастся дождаться, то вы самый счастливый человек. Я психолог и жена психолога.
– Что? Можете помочь?
– В какой-то мере.
– Буду благодарен.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *