ДОВОДЫ В ПОЛЬЗУ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМИИ

Я – доброволец СС. « Берсерк» Гитлера

Синдром Полтавы (предисловие переводчика)

В мировой истории есть несколько сражений, чьи названия давно стали нарицательными. Ну найдите мне хоть одного генерала, который не мечтает о своих, персональных Каннах?! Разумеется, в качестве Ганнибала, а не Варрона. Но были сражения не столь знаменитые, зато сразу переворачивавшие мировую историю. Может, один из противников даже успевал спасти кое-что после этой битвы, но больше не представлял собой серьезной угрозы ни завтра, ни послезавтра, ни через сто лет. Вот проиграл Наполеон Ватерлоо – и покатилась история целой Европы по столь милым сердцу всех российских правителей самодержавно-крепостническим рельсам. Про Французскую империю уже и вспоминать было неприлично. Но даже эти громкие победы или не менее громкие поражения далеко не всегда оставались в памяти народа. Ну была какая-то там «Битва шпор» при Куртре – и что до нее Жаку-Простаку где-нибудь в Лангедоке? Это графья и маркизья балуются, а нас сие не касаемо.

Зато в российской истории такая битва имеется. Она практически сразу оставила после себя поговорку «Погиб, как швед под Полтавой», жаль только, что егэшное поколение слишком креативно, чтобы ее знать. Да, 8 июля 1709 года под Полтавой произошло сражение, которое во многом предопределило судьбу России, сразу шагнувшей в ряды мировых держав. Одновременно это же сражение поставило жирный крест на потугах Швеции играть какую-то роль в европейской политике, а заодно предопределило судьбы многих народов Восточной Европы. Можно ли требовать большего от одной-единственной битвы, к тому же, признаемся честно, не самой масштабной?

Потери шведов в Полтавской баталии были очень тяжелыми, но все-таки более половины армии сумели спастись. Однако слишком тяжелым был полученный удар, поэтому вскоре под Переволочной остатки шведской армии капитулировали, не сделав ни единого выстрела. Нам будут говорить, что король Карл XII имел меньше сил, чем царь Петр, и вообще пренебрегал артиллерией. Ну так это проблемы Карла, которые лишь подчеркивают глупость попыток объявить его гениальным полководцем. И вообще, Швеция как военная сила умерла под Полтавой! Она превратилась в мелкое государство где-то на диком Севере, играющее роль разве что в судьбах белых медведей.

Нет, по инерции Швеция еще ухитрилась затеять целых три войны с Россией, но с самыми плачевными для себя результатами. Стоило ли так напрягаться, если за три войны шведская армия не сумела выиграть не то что ни одного сражения, но даже ни одной маленькой стычки?! Полным апофегеем этих, с позволения сказать, «войн» стали события 1744 года, когда Швеция, едва подписав мирный договор с Россией, буквально через неделю обратилась к ней же (!!!) с униженной просьбой о военной помощи против Дании. Все военные действия велись на территории Финляндии, которая в то время представляла собой нечто более дикое, чем современная сибирская тайга. В общем, все закончилось блистательным переходом русских войск через льды Ботнического залива в 1809 году, когда «властитель слабый и лукавый, плешивый щеголь, враг труда» мог одним росчерком пера поставить жирную точку в истории Швеции как суверенного королевства, превратив его в какое-нибудь полувассальное герцогство Седерманланд. Но не решился. А зря! Никто не мешал прибрать к рукам провинцию Норрботтен с богатейшими железными рудниками Кируны.

Впрочем, что мы все о делах давно минувших дней?! Ведь книга рассказывает о событиях Второй мировой войны. Дело в том, что Гитлер усиленно пытался превратить свой поход на Восток в крестовый поход всей Европы против мирового коммунизма и еврейства, но совершенно в этом не преуспел. Да, в составе германской армии действовали добровольческие подразделения, сформированные из граждан других стран, но численность их была слишком мала, чтобы играть серьезную роль в ходе военных действий. По самым завышенным оценкам, в составе Ваффен СС за годы войны побывали 360 000 иностранных добровольцев, не слишком много для шести лет войны. При этом большинство иностранных дивизий СС не отличались высокими боевыми качествами, хотя им давались громкие названия. Вот и эта книга рассказывает о приключениях шведа, воевавшего в составе 11-й добровольческой панцер-гренадерской дивизии СС «Нордланд», которая входила в состав III танкового корпуса СС. Между прочим, мало кто знает, что на самом деле это соединение именовалось III (Germanic) SS Panzer Corps. Вот как: 3-й германский танковый корпус СС. Заметьте, не Deutsche – немецкий, а именно Germanic – германский, название, символизирующее единство германских народов. В ее состав вошли 23-й («Норге») и 24-й («Данмарк») панцер-гренадерские полки СС. Вы спросите: а где же шведский полк? А нет его! Шведов заманить походом в Россию не удалось, видимо, на уровне генетической памяти уже полтора века сидело в них: «Не ходи на Русь! Там живет шведская смерть!» Не получилось сколотить нордическое боевое братство, 6000 норвежцев, 6000 датчан – вот и все. А шведы, воевавшие в СС, прекрасно известны поименно, потому что было их ровно 262 человека! Желающие могут без особого труда найти полный список этих добровольцев в Интернете. Между прочим, я пробежался по нему и сразу увидел фамилии героев этой книги.

Правда, и здесь все не слишком просто. Справедливости ради отметим, что во время Советско-финской войны на стороне финнов сражались 8402 шведа. Но, похоже, эта война тоже не добавила им оптимизма, потому что, когда в 1941 году военные действия вспыхнули снова, на помощь финнам отправились только 3273 шведа. Помочь финнам защищаться от «русского медведя» шведы еще кое-как соглашались, а ехать в Германию, чтобы участвовать в «крестовом походе», рискнули очень немногие. И вот здесь мы и сталкиваемся с автором этой книги Эриком Валленом.

Эрик Валлен родился 2 августа 1921 года в Стокгольме в добропорядочной шведской семье и вполне мог прожить свою жизнь спокойно и размеренно. Вообще, сытая и благополучная жизнь в Швеции не располагает к бурным приключениям, если только ты не Муми-тролль. Так случилось бы и с Эриком, если бы он в юности не вступил в Nordisk Ungdom – молодежную организацию шведской фашистской партии Svensk Socialistisk Samling. И вот с этого момента биография Эрика пошла бешеным зигзагом, о подробностях которого он предпочитает помалкивать. Впрочем, справедливости ради отметим, что вряд ли он был убежденным фашистом, какие, к черту, идеологические убеждения у 17-летнего сопляка?!

Скорее всего, только внешняя романтика войны и тяга к приключениям заставили его в 1939 году отправиться добровольцем в Финляндию, чтобы принять участие в так называемой Зимней войне. Эрик попал, наверное, на самый сложный участок фронта – в северную Финляндию. Казалось бы, холод, грязь и кровь отучат его искать романтику там, где она даже не ночевала, но нет. В 1941 году после вторичного нападения СССР на Финляндию Эрик опять отправляется повоевать, теперь он служит в батальоне «Ханко». В 1942 году он возвращается на родину и его призывают в шведскую армию, он попадает в зенитно-артиллерийский полк Lv 7, откуда в январе 1943 года дезертирует. При этом мягкие шведские законы совершенно не мешают ему выехать в Германию и записаться добровольцем в Ваффен СС.

Торжество справедливости

Благородство и преданность приводят к

утратам и гибели с такой же неизбежностью,

как и преступление.

По окончании войны в поверженной Германии, разделенной союзниками по антигитлеровской коалиции на оккупационные зоны, началась форменная охота за чинами 1-й танковой дивизии СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера (СС-Лейбштандарте Адольф Гитлер, сокращенно: ЛАГ), хотя в бою под Мальмеди участвовали всего лишь 3 танка Т-V «Пантера» и 2 полугусеничных грузовика из состава танкового полка этой дивизии. Причем этот факт соответствовал американской версии событий. Согласно этой версии, 17 декабря 1944 года, в ходе Арденнского наступления близ Мальмеди немцами были убит 71 взятый в плен американский военнослужащий. Правда, американцы с самого начала возлагали коллективную ответственность за бойню на «танковую группу под командованием Пайпера, откомандированную из состава танковой дивизии Лейбштандарт Адольфа Гитлера», однако сами же утверждали, что охрана взятых под Мальмеди 175 (!) американских военнопленных была (якобы!) поручена отнюдь не всей этой танковой группе, а всего лишь нескольким чинам ЛАГ — экипажу самоходного штурмового орудия (штурмгешюц), а затем — 2 бронетранспортерам. Именно экипажи этих 2 бронетранспортеров якобы осуществили (по американской же версии!), расстрел военнопленных (почему они расстреляли только 71 из 175 военнопленных, данная версия не объясняла; вероятно, именно поэтому впоследствии число жертв было увеличено до 175 и даже до 231).

Таким образом, американцами было выдвинуто утверждение, что расстрел безоружных пленных под Мальмеди не только имел место в действительности (причем даже утверждалось, что первым начал стрелять в пленных из пистолета эсэсовец Георг Флепс), но и был произведен по приказу «высшего командования СС», (по одной версии — командиром «боевой группы» своего имени оберштурмбаннфюрером СС Йоахимом Пайпером, по другой — командиром всего I танкового корпуса СС (в состав которого входила 1-я танковая дивизия СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера) группенфюрером СС Германом Приссом, а по третьей — непосредственно командующим всей 6-й танковой армией СС (в состав которой входил I танковый корпус СС) оберстгруппенфюрером СС Йозефом («Зеппом») Дитрихом — хотя никаких подтверждений этим огульным обвинениям найдено не было).

Йоахим Пайпер, как мы уже знаем, являлся в описываемое время командиром танкового полка дивизии Лейбштандарт. Казалось бы, всякому человеку, имеющему хоть какое-то, пусть даже самое отдаленное, отношение к армейской службе или к военному делу вообще, должно было быть совершенно ясно, что командир полка, да еще находящегося в наступлении, никак не мог заниматься охраной военнопленных. У Пайпера были совсем другие заботы — возглавляемая им боевая группа в этот второй день Арденнского прорыва наступала на Ставло. Именно на это было направлено все его внимание, и находился он именно там, впереди, далеко от места инцидента. Но это, похоже, никого не интересовало. В нарушение всех международных конвенций об отношении к бывшим военнослужащим капитулировавших военных держав, солдат (манншафтен) и офицеров (фюреров) 1-й танковой дивизии СС арестовывали (без предъявления конкретного обвинения) и подвергали тюремному заключению уже после их фактического разоружения и. конечно, значительно позднее совершения самого юридического акта безоговорочной капитуляции Германии. Более 1100 нижних чинов и фюреров 1-й танковой дивизии СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера были заключены в тюрьму немецкого города Швебиш-Галль, где из них усердно выколачивали «добровольные» признания в не совершенных ими преступлениях при помощи поистине средневековых пыток (например, забивания под ногти железных гвоздей с последующим накаливанием этих гвоздей добела в пламени газовой горелки и т. д.

Несмотря на все это, американским «заплечных дел мастерам» удалось выбить «добровольные» признания лишь из немногих заключенных, а именно — из 18-летних новобранцев, поставленных под ружье в последние месяцы войны. Применявшиеся к заключенным издевательства и пытки привели к нескольким случаям самоубийств и умственного помешательства. В своих воспоминаниях «Неизвестная война» бывший офицер Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени — «освободитель Муссолини», прозванный западными журналистами «гитлеровским королем диверсий» и даже «самым опасным человеком Европы»(?), описывает случай, когда один такой 18-летний эсэсман, дав ложные показания, вследствие истязаний, впал в отчаяние и повесился в своей камере, а если быть точнее, тюремщики нашли его повешенным. Достаточно сказать, что назначенная впоследствии для пересмотра всех дел облыжно обвиненных чинов Лейбштандарта американская сенатская комиссия установили 139 случаев одних только неизлечимых повреждений половых органов у допрошенных «с пристрастием» немецких заключенных.

Процесс по делу обвиняемых в «бойне при Мальмеди» начался в мае 1946 года в бывшем нацистском концентрационном лагере Дахау (переоборудованном к тому времени в концлагерь американский) под руководством «юридического советника армии США», того же полковника Розенфельда, хотя в составе суда было и несколько американских генералов. К процессу было привлечено большое число командиров I танкового корпуса СС, в том числе оберстгруппенфюрер СС и генерал-оберст Ваффен СС Йозеф Дитрих, группенфюрер СС и генерал-лейтенант Ваффен СС Герман Присс, штандартенфюрер СС Йоахим Пайпер и многие другие, всего 73 человека. Суд отклонил (не называя причины) показания взятого в плен чинами Лейбштандарта американского майора Хола Маккоуэна, являвшегося непосредственным свидетелем-очевидцем боевых действий военнослужащих 1-го танкового полка дивизии СС Лейбштандарт СС Адольфа Гитлера и утверждавшего, что все американские солдаты и офицеры были убиты под Мальмеди в бою, а не расстреляны эсэсовцами «задним числом», вопреки утверждениям обвинения. Сам майор Маккоуэн, взятый в плен подчиненными «Йохена» Пайпера, не только не был ими убит, но и доставлен, вместе с другими пленными американцами в населенный пункт Ла Глез и оставлен там вместе с ранеными на попечение местных жителей. На этот счет было даже заключено составленное по всей форме соглашение, подписанное с германской стороны Йоахимом Пайпером, а с американской — майором Маккоуэном. Тем не менее, показания последнего не были приняты во внимание. В то же время подобная «глухота» к показаниям свидетеля-очевидца ничуть не помешала американской военной Фемиде принять на веру устное и совершенно голословное заявление обер-садиста Перля, что во время следствия он якобы и пальцем не тронул ни одного из заключенных.

Вопрос: Но Вы, конечно, знали о том, что войска СС используются для репрессий против мирного населения?

Пайпер: Я всегда считал и считаю, что, вступив в годы войны в СС, я лишь выполнял свой долг перед германским государством и свой долг немца перед немецкой нацией.

Поистине, штандартенфюрера СС «Йохена» Пайпера можно обвинить в чем угодно (например, в «слепом фанатизме» и пр.), но только не в отсутствии национального достоинства, солдатской честности, офицерской, да и просто человеческой чести.

Данное «случайное (?) совпадение» наводит на мысль, что речь, скорее всего, шла не о справедливом, объективном приговоре беспристрастного суда, а об узаконенном «клиринговом», то есть «взаиморасчетном», или «взаимозачетном», убийстве). Командующий 6-й танковой армией СС оберстгруппенфюрер СС Йозеф Дитрих был приговорен к пожизненному заключению, командующий I танковым корпусом СС группенфюрер СС Герман Присс — к 20 годам тюремного заключения. 43 из 73 осужденных чинов Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера (и в том числе командир танкового полка ЛАГ штандартенфюрер СС Йоахим Пайпер) были приговорены к позорной (особенно для военнослужащих) смертной казни через повешение. Число приговоренных к смерти чинов дивизии ЛАГ соответствовало числу убитых под Мальмеди военнослужащих армии США (что, в принципе, вполне позволяет квалифицировать судебный приговор как узаконенное «клиринговое убийство»), но значительно превышало численность экипажей 2 германских бронетранспортеров, якобы осуществивших (по американской же версии!) расстрел военнопленных американцев под Мальмеди. Но данное обстоятельство, очевидно, не смущало никого в стане заокеанских вершителей правосудия, как и нелепость обвинения командующего 6-й танковой армией СС, командующего I танковым корпусом СС и командира боевой группы Пайпера в массовом убийстве военнопленных. Хотя было совершенно очевидно, что они никак не могли ни участвовать в расстреле, ни командовать расстрелом, и не отдавали приказа пленных не брать (в отличие от американского командования!). Однако победители жаждали крови.

12 апреля в Республике Сербской (автономная часть республики Босния и Герцеговина) на государственном уровне традиционно отмечается День русских добровольцев. Праздник этот был учрежден в память о героической обороне горы Заглавак.

Накануне тридцатилетия этого легендарного боя Координатор движения «Народный Собор», академик Международной Славянской академии Сергей Васильевич Скатов побеседовал с одним из его участников Борисом Юрьевичем Земцовым о событиях тех дней и нынешней жизни русских добровольцев.

– Борис Юрьевич! Предлагаю сразу же сознаться нашим читателям, что мы с тобой – давние друзья, соратники. Поэтому, как обычно, на «ты»?

– Всецело – «за».

Осознание этого пришло позднее, спустя, пожалуй, даже годы. А тогда, 12 апреля 1993 года, в день, который каждый из участников сражения за высоту Заглавок может считать днём своего второго рождения, никто из нас о большой политике не размышлял: мы просто выполняли приказ наших сербских командиров – держать оборону!

Правда, выполняли по-русски, как в нас, русских, и заложено. Вели себя так, как вели себя в подобных ситуациях наши предки, наши деды, наши отцы. Держать оборону – значит, ни шагу назад!

Символично, что именно этот день руководство Республики Сербской утвердило потом как государственный праздник – День Русского Добровольца.

– Доброволец – от слов «добро» и «воля»! Ты один из непосредственных участников того сражения. Скажи, что лично тебя сподвигло отправиться в те дни в Югославию?

Да, происходит оно от слов «добро» и «воля», но есть в нём и более глубинный, более серьёзный смысл, о котором ныне, кто в суете, а кто слишком осознанно, очень часто забывают. Напомню, что доброволец – это человек, добровольно рискующий здоровьем, жизнью ради Добра и Справедливости, доброволец готов к самопожертвованию.

В последнее время чиновники, имеющие прямое отношение к формированию государственной идеологии, но заражённые либеральными идеями, пытались искусно подменить понятие «доброволец» понятием «волонтёр». Лично я такие попытки считаю откровенной диверсией. Одно дело горшки за больными выносить (не спорю, и это важно), другое дело – собой рисковать, кровь проливать! Слава Богу, что время всё корректирует, расставляет по своим местам. С началом СВО слову «доброволец», кажется, стал возвращаться истинный, праведный смысл.

Согласись, человек часто, особенно русский человек, принимает то или иное решение не по рациональным причинам (во-первых, во-вторых и так далее), а на основании чувства. Прозвучит в один прекрасный момент внутри команда «Надо!», и шагает он туда, где, как ему кажется, он и должен быть.

В 1992 году, когда на Балканах отрабатывался уготованный для России дьявольский сценарий расчленения и уничтожения славянских народов, я оказался в Югославии в составе делегации российских писателей и журналистов. Мы встречались с деятелями культуры, с военными, с политиками. Слушали рассказы сербов, чудом избежавших участи десятков тысяч жертв геноцида. Видели руины, свежие могилы, кровь, слёзы братского православного народа.

Через несколько месяцев я оказался на югославской земле в составе русского добровольческого отряда, который воевал в окрестностях города Вишеград. Опять же вряд ли тогда думал о высокой политике. Просто понимал, что на сербской земле совершается величайшая несправедливость, что этому надо противостоять. Ну, и себя, конечно, проверить хотелось. Излишняя сытость и прочие блага цивилизации порою очень портят человека. Он жиреет и внешне и внутренне, утрачивает способность к поступкам, ощущение Добра и Справедливости.

– В чем, на твой взгляд, истоки мужества, стойкости русского добровольца?

– Истоки этих качеств – в русском характере, в русской натуре, в русском генотипе. За всем этим, прежде всего, – Вселенская Отзывчивость и обострённое чувство Справедливости.

Доводилось слышать, что в других военных формированиях, воевавших на стороне сербов, был один болгарин, один поляк, но это – единичные случаи, которые ещё раз доказывают, подчёркивают, что добровольчество – явление исключительно русское.

Самое время вспомнить и события полуторавековой давности – войну южных славян за освобождение от турецкого ига. Тогда десятки тысяч наших соотечественников самых разных социальных и возрастных категорий бросили всё и отправились на Балканы помогать православным братьям сербам и болгарам в противостоянии Османской империи.

Феномен русского добровольчества ещё нуждается в историческом и философском осмыслении. Всё, что сказано по этому поводу великими национальными идеологами Ф. Достоевским и К. Леонтьевым, только начало этого очень важного и нужного, особенно сейчас, пути.

– Безусловно, память о наших соотечественниках в Республике Сербской чтят. Могилы моих однополчан, прежде всего участников сражения на Заглавке, Константина Богословского, Дмитрия Попова, Владимира Сафонова на кладбище Вишеграда украшены замечательными памятниками. Всегда в идеальном порядке. Спасибо сербам!

Уже говорилось, что 12-е апреля – день героической обороны русскими добровольцами высоты Заглавок, прикрывавшей подступы к городу Вишеград, отмечается здесь как государственный праздник. Всё как полагается: митинги, панихиды, молебны и здравицы. Ещё раз спасибо! На этих торжествах нас всегда рады видеть. Нас помнят. Нам благодарны.

Ещё более странно другое: сражение за высоту Заглавок в сербском анклаве праздником признали, а участников этого сражения представить к государственным наградам в Республике Сербской никому в голову не пришло. Более половины этих людей, участников, уже и в живых нет. Герои умирают, так и не дождавшись официального признания своих заслуг, своего героизма. Похоже, с учётом прошедших тридцати лет, это уже окончательный порядок вещей. Ничем другим, кроме как бездушием и неблагодарностью чиновников Республики Сербской, объяснить это не могу.

Конечно, не за славой, не за орденами мы сюда весной 1993 года ехали, только всё равно подобная реальность в голове не укладывается. Не хотят живых награждать, пусть хотя бы о погибших 12-го апреля посмертно подумают! Пусть дети, внуки получат в свои руки какое-то конкретное свидетельство Славянского Братства, о котором столько говорится с высоких трибун.

– Как сложились судьбы оставшихся в живых участников памятного боя? Общаетесь ли, поддерживаете между собой отношения?

– Не забывай: тридцать лет прошло. Нас в живых осталось – всего ничего. Можно, конечно, на естественную убыль списать, но, в основном, причины иные: не долеченные раны и сволочизм «расейских» чиновников.

Нас же никто ни ветеранами, ни участниками боевых действий не признал. Отсюда и проблемы. Обращается ветеран-доброволец за медицинской помощью в больницу или поликлинику, а ему там говорят – у вас последствия пулевого ранения или военной контузии, а мы – гражданское заведение, идите в госпиталь. Идёт доброволец в госпиталь, а там ему: покажите документ, на основании которого вы в Югославии были, мы вас туда не посылали. Естественно, таких документов ни у кого из нас нет. Вот и остаётся сербский ветеран не долеченным, без должной медицинской помощи.

А занятия по жизни у нас самые разные. Владимир Сидоров пытается политикой заниматься, Александр Кравченко ребятишек к службе в армии готовит, большую патриотическую работу ведёт. Александр Филин сельское хозяйство на родной Орловщине поднимает, фермерствует.

– Что верно, то верно – не бывает. Доброволец – категория эта вечная!

Причин подобного к нам отношения мы уже касались: чиновники нам попросту завидуют, нас ненавидят, нас боятся! За всем этим просматривается самая болезненная, самая серьёзная проблема Отечества.

Проблема в том, что нынешняя государственная элита России безнадёжно больна! Симптомы её хронического заболевания хорошо известны – это коррупция, трусость, жадность, полная неспособность к самопожертвованию и прочая, прочая, В добровольцах, в любом из нас, её представители видят конкурентов, людей, способных выдернуть из-под разжиревших задов чиновников тёплые кресла, кардинально обновить, освежить все этажи власти.

И ещё один, но тоже очень важный момент.

В то время, когда сербы попали в беду, когда «Мировой Порядок» уничтожал Державу Южных славян, официальная Россия, которую на тот момент возглавлял президент-алкоголик, своих братьев предала, отдала на поругание. Получается, что в то время русские добровольцы отдувались и за продажных журналистов, и за трусливых дипломатов, и за своекорыстных политиков, исполнявших распоряжения вечно «по шафэ» президента! Мы же, добровольцы, тогда на Балканах представляли Великую и Вечную Россию! Не имея на то никаких полномочий, кроме как полномочий собственной Воли, Добра, Совести, наконец, и полномочий верности Русскому Делу! Кто же, позвольте спросить, нам это из власть имущих простит?!

Кстати, сегодня во многих государственных ведомствах сидят дети и «правоприемники» тех, кто «правил балом» в начале 90-х, когда мы воевали. Откуда же взяться к нам доброму отношению со стороны госструктур?

Во-первых, мой сын, Юрий, действительно, побывал со мной в Вишеграде в 2014 году. Только не подростком: был он уже зрелым, отслужившим срочную службу человеком. Было это в апреле, а в июне Юрий оказался на Донбассе. Воевал добровольцем. Отстаивал Русский Мир.

Так случилось, что его соседями по боевой позиции оказались сербские добровольцы. Символично и трогательно! И сейчас он на Донбассе. Только не служит, как ты сказал, а (большая, тоже согласись, разница!) воюет. Дай Бог вернуться с Победой живым и здоровым!

– Дай Бог! И такой, последний на сегодня вопрос. Который весьма волнует меня, как и всякого русского, кому небезразличны многовековые взаимоотношения с братским сербским народом.

Политикам – спорить! Народам – дружить!

Публикация: Народный собор

3. 6. Волонтеры справедливости и солидарности

Предложенные выше меры не являются изобретением демократических сил, хотя по содержанию они разрабатывались по преимуществу либералами и сегодня находятся в повестке дня правительства. Это подтверждает и достаточно высокая степень согласия элиты в отношении их необходимости.

Но этого недостаточно. Гуманизация – дело не только и не столько властей, государственных и муниципальных органов. Их работа – это публичные услуги, оплачиваемые налогоплательщиками.

Распространение идей гуманизма и солидарности, повышение культурного развития, смягчение нравов – это сфера взаимоотношений людей в обществе, взаимоотношений, которые меняются под влиянием активной деятельности каких-то групп или организаций гражданского общества. Наиболее характерна в этом плане деятельность НКО, гуманитарных, просветительских, благотворительных, религиозных организаций, которые демонстрируют примеры солидарности и поддержки, побуждая других людей активно защищать свои права, участвовать в общественных делах. Такие дела бесконечно разнообразны и конкретны, в каждом месте свои. Вот некоторые из возможных проектов:

• юридическая поддержка защиты гражданских и социальных прав;

• мобилизация активности жильцов для решения проблем жилищно-коммунального хозяйства, организации товариществ собственников жилья, обеспечение надежности снабжения домов газом, энергией, теплом;

• разоблачение случаев произвола, избиений и пыток в правоохранительных органах;

• отслеживание ксенофобских выступлений в прессе и преступлений на национальной почве;

• содействие программам социальной адаптации инвалидов, включая установку спецустройств на коммунальном транспорте, в местах общего пользования, на улицах и в общественных зданиях и т. п.;

• организация досуга молодежи, в том числе с просветительскими и гражданскими целями, организация дискуссий по проблемам демократии и гражданского общества, условий деловой и политической карьеры;

• распространение компьютерной грамотности, обучение работе в Интернете;

• общественная поддержка школьного образования, участие в работе попечительских советов, в организации олимпиад, в иных способах выявления талантов;

• содействие устройству судьбы детей, выходящих из детских домов, защита их прав;

• содействие социальной адаптации демобилизованных офицеров;

• организация психологической реабилитации участников вооруженных конфликтов;

• поддержка лиц, начинающих заниматься собственным бизнесом, «выращивание» малых предприятий.

Все названные проекты взяты из практики работы НКО, правозащитных и благотворительных организаций. В большинстве случаев они выполняют работу, которая входит в компетенцию тех или иных государственных учреждений, зачастую выполняющих ее недобросовестно или даже в ущерб людям, которым они обязаны оказывать помощь. Контроль и сотрудничество со стороны НКО благотворно влияют на качество их работы. Сами же эти организации обычно существуют на весьма скромные средства, опираясь в основном на активность волонтеров, добровольных помощников, тратящих таким образом свое свободное время.

Для демократического движения имеет огромное значение деятельность этих организаций, поскольку через участие в них можно наглядно демонстрировать связь идей свободы и демократии с реальными нуждами людей.

Верно, что сегодня отношение избирателей к политическим партиям и движениям в значительной степени определяется тем, что и как часто о них говорят по телевидению. Но оно также зависит от того, знают ли избиратели их представителей по конкретным делам у себя в микрорайоне, городе, области, согласны ли они с тем, что эти люди защищают их интересы. Будущее российской демократии в сложившихся условиях во многом зависит от того, насколько активны будут демократические партии в такого рода гуманистических проектах, в сотрудничестве с НКО, в работе с простыми гражданами, в том числе в привлечении их к участию в общественных инициативах.

Влияние образования, публицистики, СМИ всех доступных видов должно быть использовано на утверждение в стране идеалов гуманизма, против всех видов социальной и национальной дискриминации, фашизма, национализма. В этих целях уместно использовать всю силу PR-технологий. Необходимо разработать и предложить обществу программу нравственного подъема, опираясь прежде всего на гражданскую активность.

Предложенный проект программы демократической модернизации – личная инициатива автора. Поэтому он неполон и нуждается в серьезных дополнениях и доработках. Но автор убежден в том, что этот проект может оказаться полезен тем, кто возьмется за подобную программу, имея возможность потом работать над ее реализацией. И еще он убежден в том:

• что демократия полезная, а порой незаменимая штука;

• что она особенно нужна России, и именно сейчас;

• что недалеко то время, когда мы возьмемся за ум и найдем в себе мужество, чтобы наконец сделать свою страну свободной и демократической.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Волонтёры
Волонтёры были «бичом Божьим». Их приезд в часть командиры ожидали с ужасом. Своим видом и замашками они наводили панику на командиров подразделений, куда направлялись для дальнейшего прохождения службы. Вот, в ком проявлялась лютейшая ненависть к милитаризму.

ГЛАВА 13. К ОРОЛЕВСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ

ГЛАВА 13. К ОРОЛЕВСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ
Почти четыре года наши искатели приключений скитались по Италии. Они переезжали из Пармы в Милан, из Мантуи в Венецию, из Генуи в Верону. Здесь они воевали, там играли, иной раз живя в большом городе несколько дней, другой раз — в деревне

§ 4. Энергия «коллективного импульса» солидарности этносов, этнонаций. Дополнение к теории пассионарности

§ 4. Энергия «коллективного импульса» солидарности этносов, этнонаций. Дополнение к теории пассионарности
Этнос, этнонация – изначально явления во многом природные, как и сам человек, и им суждено иметь свою социально-культурную историю. Этнос-нация – это живое вещество

Глава восьмая Система солидарности, навязанные связи и личные привязанности

Глава восьмая
Система солидарности, навязанные связи и личные привязанности
Повседневная жизнь парижан была организована внутри сложных социальных систем со сложившейся строгой иерархией, считавшейся незыблемой. В ту эпоху обитателям великой столицы их город

О славянской солидарности

О славянской солидарности
Такой вот момент. Послы всех стран, исполняя свой долг, оставались в Варшаве. Но послы — это те, кто связывает свои правительства с польским. С кем им было связываться, если они не знали, где находится удирающее польское правительство? Или послы

О славянской солидарности
Такой вот момент. Послы всех стран, исполняя свой долг, оставались в Варшаве. Но послы – это те, кто связывают свои правительства с польским. С кем им было связываться, если они не знали, где находится удирающее польское правительство? Или послы

«Объединение национальной и социальной солидарности»

«Объединение национальной и социальной солидарности»
«Объединение национальной и социальной солидарности», или «солидаристы», как называли себя члены этой организации, было творением барона Генриха фон Гляйхен-Русвурма. В годы войны фон Гляйхен работал в Генеральном

Феномен «Солидарности» 1980–1981 гг.

Феномен «Солидарности» 1980–1981 гг.
Летом 1980 г. весь мир был потрясен событиями в польском городе Гданьске. В ночь с 16 на 17 августа на верфи им. Ленина был создан Межзаводской стачечный комитет, выступивший с беспрецендентной критикой в адрес польских властей. В своем

НАЧАЛО ДВИЖЕНИЯ «СОЛИДАРНОСТИ» В ПОЛЬШЕ

НАЧАЛО ДВИЖЕНИЯ «СОЛИДАРНОСТИ» В ПОЛЬШЕ

Лех ВаленсаСтроительство в Польше социализма приводило ко всем тем проблемам, с которыми сталкивались и в СССР, — монополизации власти в руках одной партии (Польской объединенной рабочей партии — ПОРП), обнищанию крестьян,

Суд канцлера («справедливости»)

Суд канцлера («справедливости»)
К исходу XIV в. «общее право» настолько погрузилось в жесткие формальности исков и процессуальных приемов, что найти гарантированную защиту нарушенных прав было крайне сложно. Возросло количество неудовлетворенных судами людей. Они

К вопросу о «Солидарности», «власти трудящихся»

К вопросу о «Солидарности», «власти трудящихся»
Троцкисты представили польскую «Солидарность» как организацию, ведущую борьбу против сталинсткой бюрократии и за пролетарский социализм! В 1980 году IV Интернационал писал: «„Солидарность“ объективно все больше и больше

Волонтеры и рекруты

Волонтеры и рекруты
Когда Наполеон отрекся от престола в 1814 году, ему было неполных 45 лет. Относительно молодой человек, казалось, завершал свою невероятную карьеру. Он был свидетелем нескольких эпох, причем выступил творцом последней из них. Наполеон получил военное

ДВИЖЕНИЕ СОЛИДАРНОСТИ С ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБОЙ НА БАЛКАНАХ

6. ДВИЖЕНИЕ СОЛИДАРНОСТИ С ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ БОРЬБОЙ НА БАЛКАНАХ
Россия и освободительная борьба на Балканах. Со всероссийским освободительным движением 60 — 70-х годов тесно связано широкое движение солидарности прогрессивной общественности страны с

Волонтеры-провокаторы

Волонтеры-провокаторы
В ситуациях, когда неустойчивое равновесие между нацистами и властью грозило угасанием антиправительственной активности прозомбированных масс, Запад бросал в ход волонтеров — иностранных наемников, занимающихся провокациями,

Как волонтеры изменят российскую политику

6. Мы здесь власть: как волонтеры изменят российскую политику

27.08.2013, «Политсовет»6
Волонтеров как значимого фактора политической борьбы Россия не знала до самого последнего времени. Вокруг разных людей и идей в какой-то момент могли складываться неорганизованные

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *