Едут ли сейчас добровольцы на донбасс

В нескольких регионах России идет рекламная кампания по сбору добровольцев на «краткосрочные контракты». В военкоматы зовут мужчин, имеющих опыт срочной службы — но в некоторых случаях оговаривается, что и он не обязателен. Зарплаты на такой службе обещают хорошие, а представители власти лично отправляют новобранцев в зону боевых действий на Украине.

С началом военной операции на Украине работа волонтеров стала ее неотъемлемой частью. Добровольцы помогают беженцам, оказавшимся на чужбине, и мирным жителям, оставшимся в разрушенных городах, они эвакуируют больных и привозят медикаменты и продукты. А некоторые специалисты, в частности российские медики, и вовсе перебрались в республики Донбасса, чтобы работать в гражданских больницах и военных госпиталях. Корреспондент «Ленты. ру» встретился с врачами-добровольцами и поговорил с ними о причинах переезда в Донбасс и особенностях работы в зоне боевых действий.

В России началась мобилизация добровольцев для отправки в Донбасс

Штаб Союза добровольцев Донбасса начал мобилизацию добровольцев для организованной отправки на помощь ДНР и ЛНР. “Потому что это время, по нашему представлению, наступило”, – заявил депутат Госдумы Бородай.

В России началась мобилизация добровольцев для отправки в Донбасс. Об этом сообщил депутат Госдумы и бывший премьер-министр ДНР Александр Бородай в эфире YouTube-канала News for all people.

Он рассказал, что мобилизационными мероприятиями занимается Штаб Союза добровольцев Донбасса. Он собирает добровольцев для организованной отправки на помощь республикам Донбасса и русскому населению Донбасса.

Мобилизационные мероприятия мы проводим уже, потому что это время, по нашему представлению, наступило,

– подчеркнул Александр Бородай.

Также он напомнил, что военная группировка, которую скопил Киев у линии соприкосновения, в несколько раз превышает все силовые структуры Донбасса. Речь идёт как о живой силе, так и о технике.

В случае вхождения Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР) в состав Российской Федерации добровольцы этих республик смогут стать полноправными военнослужащими Вооруженных сил России. Данные о таком статусе раскрыл председатель комитета Госдумы по обороне Андрей Картаполов, передает РИА Новости. Он пояснил, что в военном плане будет укреплена ситуация в случае вхождения ДНР и ЛНР в состав России после проведения референдумов. «Здесь очень много составляющих, начиная от того, что те ребята, которые воют сейчас в составе добровольческих подразделений Донецкой и Луганской народных республик, станут полноправными воинами российской армии. Это существенно меняет дело по целому ряду позиций», — заявил Картаполов. Депутат не уточнил, идет ли речь о народных милициях ЛНР и ДНР. Накануне зампред Совета безопасности России Дмитрий Медведев назвал необратимыми результаты предстоящих референдумов в Донбассе. 20 сентября стало известно, что глава ДНР Денис Пушилин обратился к Путину с просьбой рассмотреть вопрос вхождения региона в состав России в случае положительного решения жителей на референдуме. До этого сообщалось, что референдум о присоединении республики к России пройдет с 23 по 27 сентября. В те же даты планируется провести референдумы в ЛНР и Херсонской области. Председатель движения «Мы вместе с Россией» Владимир Рогов отмечал, что в Запорожской области голосование также могут провести в ближайшие дни.

Добровольцы из Петербурга обратились в военкомат, заявив, что хотят принять участие в спецоперации России по защите жителей Донбасса. Один из молодых людей Алексей Полосин объяснил, почему он решил пойти на службу.

«Я очень захотел помочь своей Родине и стране, помочь с друзьями из братства академистов. Мы подумали, что нужно прибыть в военный комиссариат, но, к сожалению, там нам отказали. Я считаю, что всегда нужно помогать своей Родине в такие трудные моменты, как сейчас»,— приводит слова добровольца Пятый канал.

Вместе с друзьями Полосин готов оказать гуманитарную и материальную помощь жителям Донбасса, пострадавшим от обстрелов ВСУ.

В Минобороны РФ ранее заявили, что в спецоперации на территории Украины принимают участие лишь служащие на контрактной основе военные, срочников среди них нет.

Военные комиссары в Воронеже и Белгороде также объясняли это местным добровольцам, изъявившим желание помочь миротворцам.

«Было больно смотреть, как восемь лет уничтожался русский народ, как происходил геноцид. И сейчас там большинство наших сограждан. Хотелось бы, чтобы это побыстрее все закончилось. Я считаю, что миротворческая операция — это правильное решение»,— сказал житель Белгорода Сергей Добровольский.

Спецоперация России на территории Украины была объявлена 24 февраля президентом Владимиром Путиным. Он заявил, что возобновившиеся обстрелы Донбасса со стороны ВСУ и просьбы о помощи со стороны глав ДНР и ЛНР требуют безотлагательных действий.

Путин призвал помочь тем, кто хочет поехать в Донбасс добровольцем

Москва. 11 марта. INTERFAX. RU – Президент РФ Владимир Путин считает возможным направить в Донбасс добровольцев, которые хотят помочь жителям этого региона.

“Если вы видите, что есть люди, которые хотят на добровольной основе, тем более не за деньги, приехать и оказать помощь людям, проживающим на Донбассе, – ну, что же, надо пойти им навстречу и помочь им перебраться в зону боевых действий”, – сказал Путин в ходе совещания с постоянными членами Совета Безопасности РФ.

При этом президент отметил, что западные спонсоры Украины не скрывают того, что со всего мира идет сбор наемников для отправки в эту страну.

“Что касается сбора со всего мира наемников и направления их на Украину, – мы видим, они не скрывают, западные спонсоры Украины, украинского режима, не скрывают этого, они это делают в открытую, пренебрегая всякими нормами международного права”, – сказал он.

Добровольцы из стран Ближнего Востока

В свою очередь министр обороны РФ Сергей Шойгу сообщил, что более 16 тыс. добровольцев из ближневосточных стран выразили готовность участвовать в боевых действиях на стороне ДНР и ЛНР.

“К нам поступает огромное количество заявок от разного рода добровольцев из разных стран, которые хотели бы приехать в Луганскую и Донецкую народные республики для того, чтобы участвовать в том, как они считают, освободительном движении. Самое большое количество – из стран Ближнего Востока: уже более 16 тыс. заявок”, – сказал он.

“И здесь, конечно, мы считаем правильным положительно отреагировать на запросы, тем более что эти запросы не за деньги, а по истинному желанию этих людей”, – отметил министр обороны.

Он добавил, что многие из этих добровольцев в последние 10 лет помогали в борьбе с “Исламским государством” (запрещенная в РФ террористическая организация).

Отряд добровольцев из России отправился в зону боевых действий — в Донбасс и на Украину — для участия в российской спецоперации по защите населения Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР). Об этом стало известно в субботу, 23 апреля. «Сотни настоящих патриотов со всей страны в ближайшее время прибудут в зону дислокации и вступят в схватку с бандеровской и националистической нечистью», — говорится в тексте сообщения, размещенном в Telegram-канале главы Чеченской Республики Рамзана Кадырова. Как отмечается в публикации, добровольцы прошли полный курс подготовки и освоили «азы военного искусства». Днем ранее, 22 апреля, стало известно, что российские военнослужащие из Чеченской Республики подавили огневые пункты украинских неонацистов, укрепившихся в административном здании мариупольского завода «Азовсталь». На заводе «Азовсталь» продолжается противостояние российских военных и боевиков радикальной националистической группировки «Азов» (в отношении формирования в России заведено несколько уголовных дел). Российские военные неоднократно предлагали «Азову» сложить оружие и открывали гуманитарные коридоры, но боевики отказываются прекращать сопротивление и угрожают расстрелом собственным соратникам, желающим прекратить сопротивление. Президент РФ Владимир Путин оценил результаты выполнения боевых работ в Мариуполе как успешные, а также отменил штурм завода «Азовсталь», назвав его нецелесообразным. Свое решение он обосновал необходимостью беречь жизни и здоровье российских военнослужащих. 24 февраля Россия начала спецоперацию по защите Донбасса. Ситуация в регионе обострилась в середине февраля из-за обстрелов со стороны украинских военных. Власти Донецкой и Луганской народных республик объявили об эвакуации жителей в РФ, а также обратились за помощью к Москве. 21 февраля Путин подписал указ о признании независимости ДНР и ЛНР и пообещал оказать поддержку республикам. Больше актуальных видео и подробностей о ситуации в Донбассе и на Украине можно посмотреть на телеканале «Известия», прямой эфир которого транслируется на сайте iz.

В Новосибирской, Курганской, Саратовской и Ульяновской областях формируются новые добровольческие батальоны для участия в войне в Украине. Новобранцам в таких подразделениях предлагают единовременные выплаты до 300 тысяч рублей. В то же время, как сообщает Институт изучения войны (ISW), в российских регионах начали отсрочивать выплаты добровольцам.

Так, в Башкортостане единоразовая выплата в 200 тысяч рублей за запись в добровольцы будет заморожена в течение 90 дней , сообщили в администрации главы региона. Суточные выплаты в размере 2 тысяч рублей будут выплачиваться раз в месяц. Участники двух подразделений из Саратовской области также смогут получить выплату в 150 тысяч рублей, но только через три месяца после подписания контракта, заявили местные власти.

По мнению экспертов ISW, изменение условий выплат может быть связано с тем, что власти опасаются, что добровольцы могут отказаться от отправки в Украину после получения денег. Кроме того, регионам, может не хватать средств, чтобы заплатить новобранцам сразу.

В конце прошлой недели более 40 добровольцев из чувашского именного батальона “Атал”, который участвует в военных действиях в Украине, пожаловались главе республике на невыплату обещанных им денег за подписание контракта и суточных.

В соответствии с указом, подписанным главой Чувашии Олегом Николаевым 11 июля, 50 тысяч рублей были обещаны сразу после заключения контракта, остальная сумма – через три месяца службы.

В обращении бойцы утверждают, что они не получают ни единовременной выплаты, ни суточных, которые должны были составлять две тысячи рублей в день.

  • Добровольческие батальоны (а на деле подразделения контрактников) в российских регионах начали формировать еще весной 2022 года; с тех пор свои отряды появились в Москве, Чечне, Татарстане, Башкирии, Пермском крае, Кировской и Нижегородской областях. Добровольцы заключают контракт с Минобороны, и им или их семьям обещаны пособия в случае их ранения (гибели).
  • Набор в добровольцы превратился в один из вариантов “скрытой мобилизации”. Его проводят не только военкоматы, но и частные военные компании, например “ЧВК Вагнера”.
  • В начале июля “Важные истории” сообщили, что “ЧВК Вагнера” начала вербовать осужденных в петербургских колониях. За полгода службы заключённым, как утверждается, обещали амнистию и зарплату в 200 тысяч рублей. В случае их гибели, семьям полагаются компенсации в 5 миллионов рублей.

Больше о событиях – в видеосюжетах Радио Свобода:

Согласно поисковым запросам в России увеличилось число желающих пойти добровольцами в армию РФ для защиты жителей Донбасса. Для этого они могут заключить контракт с народной милицией ДНР, ЛНР, частной военной компанией или пойти на контрактную службу в армию России. Об этом URA. RU рассказал член президиума общероссийской общественной организации «Офицеры России», военный пенсионер, ветеран вооруженных сил РФ Юрий Чмутин.

«Идешь в военкомат с паспортом и военным билетом. В Луганске и Донецке есть народная милиция, с ними любой гражданин может заключить контракт. По крайней мере, это действовало с 2014 года. Есть частные военные компании. Это законно. Необходимо сразу узнать о социальных гарантиях. Если человек считает, что его место на полях сражения, он готов постоять за русский мир, никто не имеет права его ограничивать. За подробной информацией о своих возможностях можно обратиться в военкомат. Была бы возможность, я бы тоже пошел, но здоровье уже не позволяет. Мне уже 64 года, но консультантом могу быть», — сказал Юрий Чмутин.

Ветеран ВС РФ считает, что должны быть и добровольческие формирования, но их статус должен быть узаконен. «Военкоматы должны работать в новом режиме. Должно быть ясно, на каком основании граждане будут считаться добровольцами и какие у них будут социальные гарантии. А иначе нам сразу скажут: вы создаете добровольческие отряды, а почему повстанческая армия не является такой же освободительской, как ваша? Все должно быть в рамках закона», — отметил военный пенсионер.

В приоритете на прием в добровольцы должны быть жители приграничных территорий и люди, чью родственники живут на Украине. По его словам, необходимо проверять, вдруг таким образом человек пытается избежать уголовной, административной ответственности.

Бывший офицер спецназа, участник конфликта в Афганистане, полковник в отставке Анатолий Матвийчук отметил, что не все контрактники смогут отправиться в Донбасс. «У нас нет добровольцев. Можно поступить на контрактную службу. Очереди в военкоматы не заканчиваются. Если отслужил в армии, нужно написать рапорт, но не 100%, что отправят в Донбасс. Сначала нужно пройти подготовку. А молодым людям, которым по 18 лет, бесполезно пытаться. Они могут только пойти в армию, отслужить полгода и изъявить желание остаться на контрактной службе», — объяснил собеседник URA.

Матвийчук подчеркнул, что жителям Донбасса можно помочь не только с оружием в руках, а поехать туда волонтером. «Они могут работать в совершенно разных направлениях. Это медицина, доставка продовольствия, стройбригады, люди нужны даже по культурной и образовательной линии. Контрактников обеспечивают всем необходимым, включая одежду и продовольствие. Волонтеру же стоит взять удобную одежду, обувь, противомоскитные средства и для обеззараживания воды», — добавил полковник в отставке.

Президент России Владимир Путин 24 февраля объявил о начале спецоперации на Украине. Он уточнил, что в планах РФ нет оккупации территории этой страны. В официальных источниках подчеркивают, что всеобщая мобилизация в стране не нужна.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

“Там ад, настоящий ад”

В Гудермесе Алексей и другие приехавшие с ним добровольцы подписали трехмесячный контракт с Росгвардией. После этого их батальон перебросили под Луганск.

Первое ранение Алексей получил при захвате Рубежного.

“У украинцев, конечно, все грамотно придумано в плане технологий. Вот мы попали под обстрел, лежим, я голову поднимаю – смотрю, над нами коптер висит, и с его помощью, видимо, корректируют огонь. Когда обстрел кончился, мы побежали менять позицию, так этот коптер за нами полетел, и вскоре нас снова обстреляли. Тогда меня первый раз контузило”, – рассказывает Алексей.

Подпись к фото,

Многие захваченные Россией населенные пункты сильно пострадали от артобстрелов

Тяжелее всего ему дались зачистки небольших деревень по пути к Северодонецку.

По словам Алексея, взвод, в составе которого он приехал из Гудермеса, практически постоянно находился на передовой.

Именно отряды добровольцев, подписавших краткосрочные контракты с минобороны и Росгвардией, вместе с бойцами так называемой “ЧВК Вагнера” сейчас являются главными штурмовыми силами России на фронте, утверждают два источника Би-би-си, находящиеся на переднем крае боев с российской стороны.

По словам источников, армейские подразделения сейчас стараются беречь, поскольку многие из них уже понесли тяжелые потери в первые месяцы боев в Украине.

  • Груз 200: что известно о потерях России в Украине к середине июня
  • “ЧВК Вагнера” начала широкий набор наемников на войну с Украиной. Берут всех

Наблюдения наших источников подтверждаются и данными, которые Би-би-си получила на основании анализа подтвержденных потерь российских военнослужащих.

Путь через Чечню

Власти Чечни регулярно отчитываются об отправке в Украину сотен добровольцев, подписавших контракт с Росгвардией

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.

Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

Конец истории Подкаст

Власти Чечни активно распространяют в соцсетях видеоролики и отчеты о подготовке добровольцев на базе Российского университета спецназа. Обещают полное обеспечение экипировкой и питанием и даже возврат денег за проезд до Грозного.

“Я не мог пойти через военкомат. Мне 48 лет, в армии не служил из-за травмы руки. Увидел, что есть шанс поехать через Чечню, и загорелся. Приехал в Грозный, зашел в мэрию и сказал, что хочу пойти на войну добровольцем. Меня отвезли в Гудермес”, – рассказывает Алексей (имя изменено по соображением безопасности).

В Гудермесе располагается база Российского университета спецназа – частного учебного заведения, созданного по инициативе Рамзана Кадырова для тренировок сотрудников спецподразделений. Команду инструкторов университета возглавляет бывший офицер спецназа ФСБ “Альфа” Даниил Мартынов. Как удалось установить Би-би-си, человек с голосом Мартынова в течение нескольких месяцев принимал участие в подготовке детального плана вторжения в Украину.

“Подготовка в университете спецназа идет прямо очень круто, инструкторы сильные. Утром подъем, завтрак, и весь день занятия. Как ползать, как стрелять из разных положений, как быстро магазин поменять, что делать, если патрон заклинило. Из гранатомета тоже учили стрелять. Тактические уроки бесценные. Я потом это все вспоминал, когда мы в деревне работали”, – рассказывает Алексей.

Некоторые добровольцы охотно снимаются, не скрывая своих лиц (фотография не имеет прямого отношения к героям публикации)

Кроме тактических занятий и огневой подготовки с добровольцами проводят и идеологические занятия.

“Нам показали секретные документы. В них говорилось о подготовке нападения на Донбасс и на Россию. Так что, если бы Путин не начал эту операцию, наши города бы уже горели”, – уверен Алексей.

Скорее всего, речь идет об обнародованном минобороны России еще в марте шестистраничном документе Нацгвардии Украины. В приказе, подлинность которого невозможно проверить, говорится об организации занятий по боевому слаживанию некоторых подразделений Нацгвардии Украины на базе в Львовской области близ границы с Польшей. Никаких упоминаний о наступлении на Донбасс или Россию в документе нет, но он часто упоминался оборонным ведомством России и российскими государственными СМИ на первом этапе вторжения России в Украину.

В Гудермесе подготовкой добровольцев занимаются инструкторы Российского университета спецназа

Подготовка Алексея и его сослуживцев (всего около 200 человек) к отправке в Украину продлилась 10 дней. Он приехал в Гудермес в начале мая, а уже 15 мая оказался на линии фронта в Луганской области Украины. В конце мая срок подготовки добровольцев в Гудермесе был сокращен, теперь она длится только неделю.

“Нормально, я считаю. С такими инструкторами времени хватает. Реальные знания для боя дают, без воды. Мне все пригодилось и очень помогло”, – говорит Алексей.

Военные эксперты с Алексеем не согласны. Специалисты отмечают, что 7 или 10 дней подготовки может хватить только чтобы обновить навыки тех, кто уже имеет боевой опыт. Для сравнения, перед отправкой в Афганистан солдат-срочников в СССР готовили около 4-6 месяцев.

Что ждет русских добровольцев после спецоперации

В регионах России продолжается формирование добровольческих батальонов для участия в СВО. По приблизительным оценкам, таковых уже набралось порядка сорока. Вместе с тем всё активнее в чатах и комментариях разгоняется тема того, что будет “после спецоперации”, а именно: куда приложат свои усилия все эти люди, которые вернутся по домам?

Александр из Ростова-на-Дону в обычной жизни – “мелкий коммерс”, как он сам себя называет. К своим 27 годам успел позаниматься и куплей-продажей автомобилей, и риэлторством, и торговлей техникой. Мечтает “крепко встать на ноги”, чтобы обеспечивать семью: не так давно парень женился на любимой девушке, пара строит, как это всегда бывает у молодожёнов, грандиозные планы.

Она, говорит Саша, очень хорошая жена – поддерживает все его начинания. Но вот о том, что муж отправился добровольцем на Донбасс, он ей рассказывать не стал – поберёг её нервы.

Просто сообщил, что едет по “хорошему контракту” работать в другой регион – брякнул первое, что пришло на ум: в Белгородскую область. Собственно, оттуда и уходил на передовую отряд добровольцев, в который его определили, – на Харьковское направление.

Я ведь ездил уже на Донбасс в 2014–2015 годах, когда там кошмар настоящий был. Тяжело пришлось. Очень. Не хочу сейчас делиться всем этим. Но это я к тому, что понимание о том, как и что происходит на фронте, у меня имелось ещё до СВО. И на первых порах, когда всё только начиналось, я внимательно следил за событиями. Знаете, одно дело, когда эти боевые сводки читает обыватель, и совсем другое – если реально можешь разглядеть за строками, что творится,

– объясняет Александр.

И ещё в марте, спустя пару недель после старта спецоперации, он понял: парням на фронте приходится тяжело. Такое же мнение высказывали и другие ребята – из тех, с кем он раньше бок о бок находился в рядах защитников Донбасса.

По его словам, большинство добровольцев – адекватные, взрослые люди, вполне отдающие себе отчёт в том, что они делают, а главное – зачем. Откровенных моральных уродов и отморозков, возомнивших себя “терминаторами”, он там не видел. Хотя встречаются и те, кто не выдерживает. И пытается глушить страх и стресс алкоголем. Но подобное встречается редко. А “излечивается”, напротив, быстро: либо человек приходит в себя после “профбеседы” и становится нормальным, либо уезжает домой.

Разговор короткий. Не можешь, не получается – не надо мучиться. Значит, не твоё это дело. Уезжай поскорее, пока не погиб по глупости, никто упрекать не станет,

– продолжает собеседник Царьграда.

Хотя – таких, ещё раз оговаривается Саша, мало. Большинство же (процентов восемьдесят), получив отпуск и съездив домой – к родным и близким, через месяц возвращается обратно – в строй.

На вопрос, что будет “после”, когда случится долгожданная Победа, ростовчанин отвечает с некоторым недоумением:

А что будет? Вернёмся. Отдохнём. И каждый продолжит заниматься тем, чем занимался до командировки. Работать, жить, воспитывать детей. Я просто хочу сказать ещё раз: мы выполняем свой долг, защищаем Родину – это раз, освобождаем Украину от нацистских подонков – это два. И всё. Не надо ничего выдумывать,

– отрезал он.

Да – добровольцы. Но служить они идут по контракту

Точных раскладов по численности войсковой группировки, участвующей в СВО, на данный момент, по понятным причинам, нет. По приблизительным оценкам экспертов, русские и союзные силы насчитывают порядка трёхсот тысяч “штыков” (сухопутные войска, ВДВ, морская пехота, Росгвардия, Народная милиция ЛДНР) и имеют, что имеет важнейшее значение, перевес в боевой механизированной мощи (танки, авиация, артиллерия).

Им противостоит практически вся армия Украины, плюс задействованы силы полиции, Нацгвардии и теробороны – рекруты и резервисты, в сумме – от 700 до 900 тысяч человек (потери сейчас не берём, хотя они весьма значительны). И не стоит забывать, что коллективный Запад, стараясь продлить агонию укронацистского режима, постоянно накачивает Незалежную своим вооружением, на стороне укрорейха.

А протяжённость линии фронта – около 2400 км.

Соответственно, не нужно быть большим докой в военных делах, чтобы понимать: прорехи на линии соприкосновения, пусть и при наличии прикрытия со стороны авиации, боевой техники, РСЗО и так далее (успешного и эффективного, кстати, прикрытия – тут бесспорно), недопустимы. Есть мнение, что именно недостаток живой силы и замедляет наступление наших войск.

И вот не допускать появление этих “дыр”, в спайке с регулярными частями, и призваны добровольческие соединения.

На данный момент добрая половина регионов России ведёт набор в собственные “именные” батальоны, формируемые на контрактной основе. Последнее уточнение, к слову, важное: речь идёт не о стихийных партизанских отрядах, а конкретно о военной службе по контракту, где с каждым изъявившим желание отправиться на спецоперацию юридически оформляется договор в соответствии со статьей 33 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ “О воинской обязанности и военной службе”.

Страна собирает “именные” батальоны

Добровольческие соединения успешно создавались по инициативе Союза добровольцев Донбасса ещё до спецоперации – и они выполняли свои задачи по противодействию укронацистскому режиму. И после объявления СВО формирование их продолжилось.

А первые подразделения непосредственно в регионах возникли в Чечне буквально с первых дней СВО – это были спецподразделения “Ахмат”, батальон “Юг”, моторизированный полк им. Ахмата-Хаджи Кадырова, летом стало известно о наполнении новых батальонов “Ахмат” – с приставками “Юг”, “Север”, “Запад” и “Восток”.

В Приморье готовится к отправке добровольческий отряд “Тигр”, который, по заявлению губернатора Олега Кожемяко, будет оказывать поддержку приморской же 155-й гвардейской бригаде морской пехоты, выполняющей задачи на Украине. В него принимаются мужчины от 18 до 60 лет, которые проходят месячное обучение. До отъезда они получают 200 тысяч рублей, затем ежемесячно – столько же.

Едут ли сейчас добровольцы на донбасс

Один из примеров набора в “именные” батальоны. Скриншот из ВК.

В Якутии создаётся отряд “Боотур” (в его состав входят водители, механики, наводчики ПВО и пулемётчики), в Чувашии – батальон связи “Атал”, в Пермском крае – мотострелковая рота “Парма” и танковый батальон “Молот”, в Амурской области – одноимённый мотострелковый батальон, в Челябинской – батальоны “Южный Урал” и “Южноуралец”, в Нижегородской – танковый батальон им. Кузьмы Минина. В Татарстане тоже формируются “региональные” батальоны – “Алга” и “Тимер”, в Башкирии – мотострелковый батальон им. Минигали Шаймуратова, в Тюменской области – артдивизион “Сибирь”, снайперская рота “Тайга” и сапёрный батальон “Тобол”, в Санкт-Петербурге – батальоны “Кронштадт”, “Нева” и “Павловск”.

Готовятся “именные” соединения в Курской, Омской, Ленинградской областях, в Москве. А казаки из Краснодарского края и Ростовской области участвуют в СВО уже давно.

“Это, прежде всего, патриоты. А на провокации обращать внимания не стоит”

Сравнивать эти батальоны с какими-то украинскими “тербатами” и “нацбатами” ни в коем случае нельзя, считает политолог Марат Баширов, автор ТГ-канала “Политджойстик”.

Это – контрактники. Которые набираются на контрактную службу Министерством обороны России, поэтому сравнивать их с украинскими “батальонами” нельзя. Эти люди имеют опыт военной службы – да, не все из них ранее принимали участие в боевых действиях, но все они являются военнообязанными.

Поэтому, собственно, и все рассуждения на тему того, что после возвращения “оттуда” они вольются в какие-то формирования – по примеру того, как это было (и есть) на Украине, где практически каждый олигарх для защиты своих интересов обзавёлся собственной маленькой “армией”, – эксперт считает спекуляциями и провокацией.

Все они, естественно, где-то работают в обычное время – у кого-то свой бизнес, кто-то трудится на предприятии, ещё где-нибудь. И, соответственно, они и не появились из ниоткуда и не исчезнут куда-то. А вернувшись, продолжат жить так, как прежде,

– отмечает Баширов в беседе с Царьградом.

Тема, о которой он упомянул, однако, действительно стала активно муссироваться в последнее время – собственно, с того момента, как началось создание таких соединений.

Как полагает бывший опер РУБОПа Александр Григорьев, этот зловонный “ветер”, порождающий всякие “инсинуации о будущем”, дует из Незалежной: вбросы специально запускают украинские спецслужбы, чтобы вызвать брожения в обществе в России.

Налицо попытка напомнить нам, как было в 90-х, когда правили бал бандитские группировки, ряды которых пополняли в том числе и бывшие сотрудники правоохранительных органов, и военнослужащие. Но время сейчас другое – это первое. Другой момент – сегодня в нашей стране попросту нет ни олигархов, готовых силовым способом отстаивать свои какие-то интересы (я не говорю о толстосумах – денежных мешках), ни криминальных группировок по образу тех, что были прежде. А уж тем более говорить о каких-то чиновниках, мечтающих обзавестись собственными вооружёнными бригадами, совсем смешно,

– утверждает Григорьев.

Он напоминает, что добровольцы, в соответствии с поправками в закон “О ветеранах”, ведёнными с 14 июля текущего года, относятся к ветеранам боевых действий – и, соответственно, на них распространяются все меры соцзащиты, предусмотренные для этой категории.

Извращённые варианты по украинскому сценарию у нас не пройдут

По мнению первого министра безопасности ДНР, исполнительного директора Союза добровольцев Донбасса Андрея Пинчука, люди, которые приняли решение идти на фронт добровольцами, – это в первую очередь патриоты своей Родины.

На протяжении всей своей истории Россия отстаивала свои интересы – военным путём, и много было служивых в любое время, – напоминает Пинчук. – И каждый раз возвращались люди с боевым опытом, которые защищали свою страну. А как иначе? И что? Простой пример: семь лет назад мы создали Союз добровольцев Донбасса, и всё это время он объединяет тех, кто принимал участие в боевых действиях. Потом они жили своей привычной жизнью. А как только началась СВО, значительная часть вновь уехала на фронт: у нас три батальона сформировано и несколько отрядов на Запорожском, Харьковском направлениях.

Считать же, что из них впоследствии будут созданы некие локальные вооружённые структуры, наивно, полагает Андрей Пинчук. К тому же, подчёркивает он, силовой аппарат в России работает хорошо, есть вертикаль власти, а Россия – всё-таки не Украина, и извращённые варианты, которые там происходили и происходят, у нас не пройдут никак.

«Лечу болячки»

Павел, Красноярск, терапевт

После начала боевых действий сразу подумал о том, чем могу помочь людям. В какой-то момент увидел объявление о наборе врачей-добровольцев для госпиталей и так попал в Донбасс — стал медиком одного из подразделений Народной милиции ДНР.

Честно говоря, думал, что все будет куда сложнее и жестче, и с недостатком медикаментов и с задачами, с которыми мне придется столкнуться. Но по крайней мере в моем подразделении все оказалось довольно неплохо, обеспечение есть, раненых через меня прошло не очень много, хотя наша часть состоит из резервистов, среди которых подготовленных бойцов единицы. Но это создает другую проблему.

Большинство солдат — довольно возрастные люди. В мирной жизни они были рабочими и шахтерами, здоровье у многих абсолютно никакое, куча хронических заболеваний. Лечу их болячки, а не ранения

Но не жалею о своем решении поехать сюда. В конце концов, я здесь нужен и приношу реальную пользу. К примеру, до моего приезда большинство военных даже не знали, как правильно наложить жгут при ранении. Я начал проводить занятия по первой помощи, прогнал через эти уроки каждый взвод, разделив их на группы. Сначала объясняю им основные теоретические принципы, почему манипуляции нужно проводить так, а не иначе, потом бойцы тренируются оказывать помощь друг на друге. Через такие уроки уже прошли примерно четыре сотни человек. Конечно, работы еще много. Только в моем полку четыре батальона, а сколько всего в Народной милиции ДНР таких полков? Так что домой пока не собираюсь.

Едут ли сейчас добровольцы на донбасс

На улице Мариуполя

“При мне один упал с инсультом”

Автор фото, Кирилл Кухмарь/ТАСС

На войну в Украину россияне-добровольцы сейчас попадают тремя способами:

  • подписав краткосрочный контракт с минобороны
  • приехав в Чечню и подписав там трехмесячный контракт с Росгвардией
  • заключив контракт с вооруженными формированиями самопровозглашенных ДНР и ЛНР (этот путь выбирают редко, поскольку зарплата военного в Донецке и Луганске гораздо ниже, чем в России. Также меньше и компенсация в случае ранения или смерти)

Также на войну можно попасть, устроившись на работу в так называемую “ЧВК Вагнера”, но этих людей можно скорее называть профессиональными военными, чем добровольцами.

Дмитрию вариант поехать через минобороны показался проще и надежнее, чем остальные. Многие выбирают именно такой путь, поскольку военкомат всегда расположен рядом, и не нужно тратить деньги и время на поездку в другой город или даже регион.

”Ну, я пошел. Приняли без медосмотра. Видимо, им план по отправкам надо гнать быстрее, так что уже не до проверок и медкомиссий. Собрали всех за пару дней, повезли. В часть приехали ночью. Утром одели: берцы, форма, из снаряги дали вещмешок еще советского образца, вафельное полотенце, кусок мыла и нательное белье советское. На моем печать стояла: 1960-й год”, – продолжает Дмитрий.

По его словам, уже тогда у него появились первые сомнения в том, стоит ли ехать дальше.

“Оружия навалом, все хорошее, в масле. Патронов тоже. Но на этом плюсы заканчиваются. На полигоне бардак, офицерам на нас *** (все равно). Обучения тактике нет, сплочения личного состава нет. Я уже от этого был в шоке. Некоторые автомат толком в руках не держали, танков не видели вживую, а им через пару дней на войну. Надо же обкатать, обстрелять состав, как же так? Банально даже берцы новые натирают, надо разносить, мозоли уже на второй день. Зная об этом, я приехал со своими, но всех заставили ходить в выданном”.

  • “Вы едете туда, где стреляют”. В России массово ищут военных-контрактников для отправки в Украину
  • “Ваш муж без вести пропал, хватит уже звонить”: как родные пропавших в Украине российских военных пытаются вернуть их “живыми или мертвыми”

С начала марта минобороны России начало публиковать тысячи вакансий на популярных сайтах поиска работы типа HeadHunter. Объявления, предлагающие заключить краткосрочный контракт с российской армией, появились у подъездов и в общественном транспорте во многих городах России.

Для многих регионов, где отсутствуют социальные лифты, служба в армии по контракту является чуть ли не единственной возможностью заработать. Так, например, военкомат Нижнекамска обещает добровольцам денежное довольствие в размере от 200 тысяч рублей в месяц. Это в пять раз выше, чем средняя зарплата в городе. На предложение минобороны откликаются и люди без реального опыта участия в военных действиях.

По словам Дмитрия, на сборном пункте в Ростове, где он оказался, большую часть добровольцев составляли люди в возрасте старше 45 лет. Не все из них оказались здоровы.

Пробыв в части три дня, Дмитрий решил вернуться домой.

“К тому времени мы еще контракты не подписали. Поэтому, когда нас на стрельбы построили, то я просто отказался. И еще человек пять со мной из строя вышли. Это просто *** (безумие), нафиг такие приколы”, – рассказывает он.

Оставшиеся в лагере мужчины, по словам Дмитрия, уже через день были переброшены в Украину и затем приняли участие в боях за Изюм.

“Мы на связи с одним парнем. Он месяц оттрубил, ранили, вернулся. Говорит, было трудновато, еле жив остался. Выручили ребята-добровольцы, которые через Грозный приехали. У них там занятия вроде хорошие были по тактической медицине, плюс аптечки толковые. Вот они его и замотали, и вытянули. А так бы кровью истек”.

«Все произошло само собой»

Артур, Санкт-Петербург, рентгенолог

В 2014 году я присоединился к ополчению в качестве добровольца. Выполнял разные задачи и как военный, и как медик. К осени того же года активные боевые действия закончились, наступили холода и фронт «замерз». Тогда я вернулся в Россию, переехал в Санкт-Петербург и устроился работать в больницу. За последние восемь лет у меня было довольно много предложений, связанных с возвращением в зону боевых действий — и Сирия, и Центрально-Африканская Республика. После начала спецоперации позвали в Донбасс. Но я испытывал внутренний дискомфорт, когда всерьез начинал рассматривать предложения.

Но потом поработать в гуманитарном конвое меня позвал мой друг из проекта «Тыл-22». И я легко согласился. Просто взял и поехал, тем более в больнице у меня был отпуск. Работы оказалось много, так что я принял решение уволиться и переехать в ДНР. Все произошло само собой.

Едут ли сейчас добровольцы на донбасс

Женщина у передвижного медицинского комплекса с врачами госучреждений здравоохранения Тульской области, размещенного в Мариуполе

Во многом это связано с тем, что еще с 2014 года у меня была цель — создать организацию, которая будет заниматься оказанием медицинской помощи в зоне боевых действий.

Тогда я увидел, какое огромное количество людей в прифронтовых районах не имеют возможности получить качественную медицинскую помощь и умирают от откровенно глупых причин, хотя простейшие врачебные манипуляции могли бы их спасти

Когда я оказывал медицинскую помощь в Мариуполе, то понимал, что в каждом дворе таких людей было огромное количество, но они просто не дожили до моего приезда.

В Донбассе нужны те, кто готов отправиться туда, где боятся работать гражданские службы, а у военных нет возможности помогать мирному населению из-за перегруженности своими задачами

Была и другая причина остаться. В Санкт-Петербурге моя работа была достаточно конвейерной. Я просто выполнял однотипные операции, которые были частью более масштабного процесса. То есть не видел никаких последствий своих действий, имел достаточно низкую ответственность за итоговый результат. Здесь же я своими глазами вижу, как мои действия спасают жизни.

Едут ли сейчас добровольцы на донбасс

Президент занялся лично

Путин поручил приравнять правовой статус добровольцев в специальной военной операции к статусу военнослужащих РФ. По словам Президента, им уже были даны поручения в кратчайший срок определить правовой статус добровольцев: «Он должен быть таким же, как и у кадровых военнослужащих российской армии», — подчеркнул он.

Путин добавил, это означает, что они получат такое же материальное, медицинское обеспечение и социальные гарантии.

Скажи мне, мама, сколько стоит моя жизнь

Контрактникам, которые изъявили добровольное желание поехать на Украину, выплачивают ежемесячное денежное вознаграждение в размере 205 тыс. рублей.

Если военнослужащий получает ранение во время исполнения служебных обязанностей, то ему выдают разовое пособие в размере 3 млн рублей.

В случае гибели добровольца его родственники получат 8 млн руб. , а его дети (если погибший был жителем Москвы) – квартиру.

Официально Минобороны эту информацию не комментировало.

«Страх помогает концентрироваться»

Евгения, Киров, врач общей практики

За событиями в Донбассе я следила давно, еще с 2014 года. Иногда жертвовала деньги, иногда участвовала в сборах гуманитарной помощи. Поэтому после 24 февраля я поняла, что поеду. Родные и близкие мой выбор поняли и приняли. Забавно, тогда их успокаивал тот факт, что я иду работать в гражданский, а не в военный госпиталь и буду постоянно находиться в тылу.

Первый месяц моего пребывания в ДНР показал, что в тылу сейчас зачастую куда опаснее, чем на многих участках фронта, Донецк постоянно обстреливался из всех видов оружия

Страшно ли мне? Конечно, страшно. Но ведь и в обычной мирной жизни мы постоянно чего-то боимся. Кризисов, катастроф, неожиданных болезней, несчастных случаев, маньяков с ножами. А тут опасность как-то четче, оформленнее, что ли, поэтому страх не так сильно высасывает душевные силы. Он, наоборот, помогает сконцентрироваться.

Едут ли сейчас добровольцы на донбасс

Медики ведут прием в Новоазовской районной больнице

Ко мне не идут с ранениями, полученными при обстрелах. Но боевые действия, разумеется, прибавляют работы. Любой организм тут испытывает огромный стресс, и если молодые держатся, то старики откровенно сдают — вскрываются старые болезни и появляются новые.

Что уж говорить о жителях того же Мариуполя. Люди несколько месяцев не получали квалифицированной медицинской помощи, не имели доступа к необходимым им лекарствам, у них было крайне плохое питание и антисанитарные условия жизни. Кровь в жилах стынет, когда слушаешь их рассказы, даже если конкретно в их районе не было активных боевых действий.

Это тяжелое испытание и для человеческого тела, и для человеческой души. Здесь очень важно не только назначить лечение, но и проявить участие, теплоту, чтобы они не чувствовали себя брошенными

Разумеется, здесь я постоянно чувствую, что приношу пользу. Но если честно, я не знаю, где должен работать врач, чтобы пользы не приносить. Там, где нет людей, разве что. Впрочем, в Донбассе удельный вес каждого конкретного медика чуть выше, их постоянно не хватает. Кто-то уехал из ДНР или оказался на фронте, кого-то перевели на освобожденные территории. Из-за этого вклад, который делает один врач, становится больше.

Едут ли сейчас добровольцы на донбасс

Жители поселка Сартана неподалеку от Мариуполя в школьном бомбоубежище, где у них есть возможность переждать артобстрел, получить пищу и зарядить телефон

Самое важное, что я поняла здесь, — это безграничность человеческих способностей, причем как в отрицательную, так и в положительную сторону. Взять тот же Мариуполь.

Чиновники сбежали из города, политики непонятно чем занимались, а большинство врачей осталось на своих местах. Они сутками не спали и в нечеловеческих условиях спасали жизни

Эти медики вообще — невоспетые герои войны. На них хочется равняться и из-за них хочется продолжать работать.

Как подписать контракт, чтобы попасть добровольцем на Украину

Немало тех, кто годен к военной службе, хотят подписать контракт отправиться на Украину — бороться за Россию и Русский мир. Правда, подписание контракта необязательно означает отправку в зону спецоперации: потребности армии разнообразны, и выполнять задачи может понадобиться не только на Украине.

Чтобы поступить на службу по контракту, нужно подать заявление в пункт отбора. Сделать это можно, придя на такой пункт в своём населённом пункте, или написав письмо на почту, позвонив по телефону или даже оставив заявку на сайте министерства обороны.

Далее опытные инструкторы оценят потенциал и пригласят (или нет) на пункт отбора. Туда же надо взять с собой целый список документов.

После этого кандидат проходит психологическое тестирование и медкомиссию, сдаёт нормативы по физподготовке. После будет оформление документов и отправка в воинскую часть, где и произойдет, собственно, подписание контракта. Далее — интенсивная общевойсковая подготовка.

Интересно, что контрактником может стать не только человек, служивший в армии, но и далёкий от военных дел: ему подберут занятие, которое наилучшим образом поможет ему реализовать навыки и умения.

Подробнее о том, как подписать контракт и, возможно, отправиться на Украину, описано вот здесь.

Как стать добровольцем и пойти сражаться за Россию на Украине

Вопрос из заголовка вовсе не праздный и интересует довольно большое количество жителей нашей страны. Спецоперация на Украине показала, что патриотические чувства среди русских никуда не делись: люди собирают гуманитарную помощь и даже хотят стать добровольцами — за Россию.

“Как стать добровольцем на Украину?” и подобные ему запросы жители нашей страны вводят в поисковике около 20 тысяч раз за месяц. Поэтому мы решили дать ответ на него и описать общую схему того, как стать добровольцем за Россию на Украине.

«Многому пришлось учиться на ходу»

Игорь, Екатеринбург, травматолог

За событиями в Донбассе я следил давно. Когда началась спецоперация, то мне сразу захотелось поддержать людей. Причем не просто, как говорится, «с дивана», а непосредственным участием в происходящем. Но у меня жизненный принцип — оружия в руки не брать. Дорогу в добровольцы это для меня закрывало, поэтому я потратил несколько месяцев, чтобы попасть в ряды Народной милиции ДНР по специальности.

В принципе, на фронте меня ничего особо не ужаснуло. Открытый перелом есть открытый перелом, неважно, получен он при падении с велосипеда или при падении с БТР.

Конечно, многому пришлось учиться на ходу, с огнестрельными и осколочными ранениями я до этого никогда не сталкивался. Но я смотрю на это как на открывшуюся возможность для профессионального развития

Едут ли сейчас добровольцы на донбасс

Жители села Трехизбенка стоят в очереди за горячими обедами и гуманитарной помощью

Главное же, чему научился я — избавление от иллюзий и снобизма. Мне, человеку выросшему в интеллигентной семье потомственных врачей всегда казалось, что общий язык я смогу найти только с человеком, получившим высшее образование. Но, общаясь с солдатами, я понял, сколько среди них по-настоящему глубоких и неординарных людей

Да и вообще начал воспринимать их именно как людей, очень разных, со своими историями и характерами, а не просто как супергероев в форме. Такой вот необычный урок.

«Военным нужна помощь»

Кира, Москва, инструктор по военной медицине

В 2014 году я жила в ЛНР, и когда конфликт в Донбассе перешел в стадию вооруженного противостояния, я пошла помогать ополчению. Названный отец тогда был категорически против моего нахождения в рядах бойцов на передовой. С годами я начала прислушиваться к нему, поэтому когда 24 февраля началась спецоперация, то я поехала делать то, что у меня получается лучше всего, — учить военнослужащих азам военной медицины и оказания первой помощи при ранениях.

Разумеется, были и другие причины заниматься именно работой инструктора, а не идти, к примеру, в военный госпиталь или любую гражданскую больницу. Военным нужна такая помощь, без них не было бы никаких госпиталей и больниц.

Важно учить военных азам оказания медицинской помощи в самых сложных боевых условиях

За время работы здесь произошло достаточно много запоминающихся историй. Но самое главное, что я чувствую необходимость моего присутствия здесь. Буквально на днях один из комбатов «сотки» (100-я отдельная мотострелковая бригада Народной милиции ДНР — прим. «Ленты. ру») согласился проводить занятия по тактической медицине и специальной физической подготовке на полигоне для резервистов, которым я уже второй месяц провожу занятия по первой помощи в зоне боевых действий. Так что мои навыки и компетенции постоянно расширяются. Да и просто приятно делиться опытом.

Едут ли сейчас добровольцы на донбасс

Женщина в поселке Сартана в 17 километрах от Мариуполя

Как поехать на Украину добровольцем — за Россию

Помочь стать добровольцем и поехать на Украину могут в Союзе добровольцев Донбасса. Организация формирует отряды добровольцев — недавно один из таких отправился на Украину. Требования к кандидатам есть, но всё лучше узнавать напрямую, отметили в Союзе.

Добровольцем на Украину можно отправиться что называется “напрямую”. То есть обратившись к властям ЛНР или ДНР. Берут людей от 18 до 50 лет. Требования довольно мягкие, нужно желание и возможность пересечь границу в качестве частного лица.

Поступить на военную службу, подписав контракт, могут далеко не все — список условий и документов довольно обширный. Но всё же варианты отправиться на Украину есть и другие. Например, определиться в частную военную компанию (ЧВК).

Частная военная кампания “Вагнер” постоянно ведёт набор, обещают не сильно придираться к формальной части (документам, здоровью, прошлому), но при этом платить деньги и обеспечить гарантии — на случай чего. Главное условие — быть на 100% гражданским и не иметь судимостей по “тяжёлым” статьям, также есть некоторые ограничения по перенесённым заболеваниям.

Судя по последним постам в официальной группе “Вагнера”, сейчас требуются специалисты практически по всем направлениям, набор же лишён массы формальностей, которые есть в военкоматах и пунктах призыва по контракту. Также шансов попасть именно на Украину через ЧВК “Вагнер” заметно больше — люди работают там, где есть реальная работа сейчас.

Кроме того, в Гудермесе работает Российский университет спецназа. Там готовят и переобучают спецов для силовых структур. По информации в открытых источниках, университет постоянно ведёт набор бойцов, которые после непродолжительного переобучения, отправляются на Украину.

Обратиться можно в мэрию Грозного, где располагается пункт набора добровольцев. Оплачивают перелёт, обмундирование, 300 тысяч рублей выплачивается на руки в день отправки. Подчёркивается, что добровольцы будут воевать на Украине плечом к плечу с бойцами чеченского батальона.

Гаагская конвенция поясняет

«Доброволец, в отличие от наемника, входит в личный состав вооруженных сил государства. При этом воюющая сторона несет ответственность за все действия, совершенные лицами из состава ее вооруженных сил», — гласит статья 3-IV Гаагской конвенции 1907 года.

Добровольцу также может выплачиваться материальное вознаграждение, однако, так как он входит в состав вооруженных сил государства, то оно будет таким же, как и у лиц того же ранга.

Российские добровольцы, завербовавшиеся для участия в конфликте на Украине, подписывают контракт с Министерством обороны России, т. официально включаются в состав российских Вооруженных сил. По своему правовому статусу они, в отличие от наемников, являются комбатантами и имеют все права, предусмотренные Гаагской конвенцией для комбатантов воюющих сторон.

Едут ли сейчас добровольцы на донбасс

Погибают чаще остальных?

Автор фото, YURI KADOBNOV/AFP

На 20 июня на основании открытых источников Би-би-си известны имена по меньшей мере 155 российских добровольцев, погибших в Украине. Хотя до мая о смертях добровольцев в российских СМИ вообще не упоминали.

Данные, собранные Би-би-си совместно с изданием “Медиазона” (признано в России “СМИ-иноагентом”) и командой волонтеров, не отражают реальный уровень потерь, поскольку мы опираемся только на публично подтвержденные сообщения о гибели. Но накопленная информация позволяет понимать и анализировать то, что происходит с российской армией во время войны.

Число погибших добровольцев стремительно растет – каждую неделю появляются сообщения о гибели еще 30-40 человек. Так часто не сообщают о гибели ни одной другой категории военнослужащих.

При этом 57% погибших добровольцев – люди старше 40 лет (25 человек отправились воевать, будучи старше 50 лет). Это существенно отличается от динамики потерь среди остальных категорий российских военных – там 47% установленных потерь приходится на людей в возрасте от 18 до 26 лет.

Алексей о потерях в своем подразделении говорить отказался, сославшись на законы военного времени. Сам он выбыл из строя в начале июня после того, как рядом с ним разорвался танковый снаряд.

Сейчас он проходит лечение в одном из госпиталей Санкт-Петербурга и хочет вернуться в строй. Правда, прогнозы врачей неутешительные. После трех контузий слух в правом ухе Алексея может не восстановиться. Также нет уверенности в том, что удастся восстановить подвижность правой руки – один из важных нервов перебило осколком от снаряда.

“Самое тяжелое – это сильнейшие головные боли. Я почти не сплю. Зато все время бодрый. Врачи говорят, у меня психика сильнейше перегрузилась. Какие-то выписали таблетки, но я не хочу их пить, – говорит Алексей. – Пока не знаю, что дальше буду делать, чем займусь. Все время вспоминаю наши бои, как там было. Головой пока еще там”.

“Билет в один конец”. Как российские добровольцы едут воевать с Украиной

  • Ольга Ившина
  • Би-би-си

20 июня 2022

Российский солдат во время патруля в захваченном городе (фотография не имеет прямого отношения к героям публикации)

Каждую неделю Россия направляет в Украину сотни вооруженных людей, которых Москва называет добровольцами. Как стало известно Би-би-си, сейчас именно отряды, составленные из добровольцев, воюют на наиболее активных участках фронта. При этом подготовка новых рекрутов перед отправкой длится лишь от трех до семи дней.

“В апреле позвонили мне из военкомата и предложили поехать добровольцем. Говорят, зарплата от 130 тысяч, полное обеспечение питанием, формой, и проезд бесплатно, то есть деньги на дорогу тратить не нужно. Но главное, обещали помочь погасить кредиты”, – рассказывает Дмитрий (имя изменено по соображением безопасности), живущий в небольшом уральском городе.

По словам Дмитрия, ему и сослуживцам, вместе с которыми он воевал в Чечне в начале 2000-х, из военкомата звонили “уже по три-четыре раза”. Несколько звонков он проигнорировал, но потом заинтересовался, поскольку потерял подработку, а без нее стало трудно выплачивать кредит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.