Флаг добровольцев донбасса

Культура и искусство

Музыкальное образование в республике представлено рядом музыкальных школ, студий, школ искусств, а также Донецкой государственной музыкальной академией имени Сергея Прокофьева. Музыкальная жизнь представлена деятельностью профессиональных музыкальных коллективов, таких как Академический симфонический оркестр имени Сергея Прокофьева, Концертный оркестр духовых инструментов, камерный оркестр «Виола», работающих на базе Донецкой государственной академической филармонии.

Театр и кинематограф

В Донецке работают несколько театров, среди них: Донецкий академический украинский музыкально-драматический театр, Донецкий театр оперы и балета имени А. Соловьяненко, Донецкий академический областной театр кукол и другие. В других городах республики также действуют театры и кинотеатры: Горловский городской театр кукол, Донецкий областной русский театр юного зрителя в Макеевке и другие.

Вооружённые силы

Из Ставропольского края в марте – мае через Чечню в Украину отправились не менее 40 добровольцев. Среди убитых и раненых из их числа контактные данные указаны у пятерых – в основном это мужчины 30– 40 лет из небольших населенных пунктов. Кавказ. Реалии удалось выяснить судьбу двоих из них.

По номеру, предположительно, погибшего Дмитрия Зайцева из села Казинка никто не ответил. Согласно данным Минобороны Украины, доброволец отправился из Чечни на войну 1 апреля – за три недели до своего дня рождения. Дата смерти бойца неизвестна, поэтому неясно, успел ли Зайцев 27 апреля отметить свое 42-летие.

Если надо будет, я не то что в Украину, я и на Вашингтон пойду

Указанный в списке Министерства обороны Украины в числе раненых 30-летний Андрей Слесарев проживает в селе Нины. Сам доброволец на звонки не ответил, но Кавказ. Реалии удалось поговорить с его женой. Она рассказала, что ее супруг после начала войны хотел отправиться в зону боевых действий официально – через военкомат. Но не дождался повестки и решил поехать самостоятельно.

В продолжение разговора о мотивации мужа собеседница добавляет, что он “хотел защитить страну” и был недоволен тем, что в зону боевых действий Россия отправляет “совсем молодых парней, а они гибнут, не имея еще ни семьи, ни детей”.

“Он (доброволец Слесарев. – Прим. ред. ) так сказал: “У меня-то хоть есть продолжение, если вдруг что, уже что-то останется после”, – будто с улыбкой вспоминает собеседница слова мужа. При этом она признается, что у них с супругом трое детей и что она, конечно же, не хотела никуда его отпускать.

“Он уехал хитростью. Он позвонил уже оттуда (из Украины. – Прим. ред. ), и все. А вообще говорил, что просто едет работать водителем. Потому что знал, что я не отпущу, что будут скандалы, будут ругани”, – рассказывает жена Слесарева.

Она подтвердила, что муж проходил подготовку в Чечне, но подробностей его пребывания там она не знает, как и то, какие задачи он выполнял в Украине. Сейчас Слесарев все еще находится на лечении, у него осколочное ранение в руку. Получит ли доброволец за это компенсацию и собирается ли он вернуться в зону боевых действий, собеседница не знает – они с супругом об этом пока не говорили.

Другой раненый ставропольский доброволец, попавший на войну через Чечню, – Виталий Харьковский. Кавказ. Реалии удалось поговорить с ним лично.

Флаг добровольцев донбасса

Это изображение и следующее основаны на фотографиях собеседников Кавказ. Реалии в социальных сетях

Харьковскому 39 лет, местом жительства в списке Минобороны Украины у него указан город Михайловск. На его аватарке в ватсапе – двое грузных мужчин в военной форме с белыми повязками на руках, у одного из них георгиевская лента на груди. За спинами бойцов видно оружие, сами они стоят во дворе частного дома, местоположение которого геолоцировать невозможно.

По словам Харьковского, он решил отправиться на войну с Украиной “по личным соображениям”. На уточняющий вопрос о том, связано ли это с его идеологическими убеждениями, собеседник так же коротко отвечает: “Да”. Уклончиво “доброволец” дает ответ и на вопрос о том, следил ли он за ситуацией в Украине до 24 февраля, при этом в своих рассуждениях, очевидно, ссылается на услышанное из телевизора.

На замечание, что у многих жителей регионов Юга России есть родственные связи в Украине, а у самого Харьковского даже фамилия “украинская”, раненый доброволец отвечает: родных в соседней стране нет. По крайней мере, он этого не знает.

Чем занимался и кем работал собеседник до войны, он отвечать не стал: “Не важно, что было до. Важно, что я хотел помочь женщинам и детям”. Как выразился Харьковский, “ни к чему не ведет” и вопрос о том, есть ли у него семья и дети.

Также он отказался говорить об уровне и методах подготовки добровольцев на базе спецназа в Чечне. “Этот вопрос вы можете задать Рамзану Ахматовичу”, – сказал собеседник. Не имеет значения, как считает раненый доброволец, и то, какие боевые задачи он выполнял в Украине: “Ну а зачем рассказывать? Что было, то было. Мы ж не живем прошлым – мы живем будущим”.

Отвечая на вопросы о том, когда и чем, по мнению собеседника, закончится война и идет ли она именно таким образом, как этого хотелось бы российскому командованию, Харьковский по-военному строг: “Не могу знать”. Вернется ли доброволец в Украину, он тоже пока не знает.

Права человека

Начиная с апреля 2014 года вооружённые боевики, поддерживающие самопровозглашённую Донецкую Народную Республику и Луганскую Народную Республику, захватили сотни мирных жителей, преследовали предполагаемых критиков, включая журналистов, проукраинских политических активистов, религиозных активистов и, в некоторых случаях, членов их семей.

Социальная сфера

В ходе вооружённого конфликта в 2014—2015 годах железнодорожная инфраструктура была значительно повреждена, грузовое и пассажирское сообщение было прекращено.

21 мая Денис Пушилин объявил о создании собственного торгового флота из национализированных судов порта Мариуполя. По заявлению Национального центра управления обороны России Михаила Мизинцева с начала «спецоперации» в этом порту на причале стояли шесть судов под флагами других государств: «Царевна» (Болгария), «Азбург» (Доминиканская Республика), «Смарта» (Либерия), «Блю стар» (Панама), «Азов конкорд» (Турция), «Леди Аугуста» (Ямайка).

“Украинцев уважаю – пришел мочить фашистов”

Из Дагестана через Чечню добровольцами записались как минимум 79 человек. Эмин Нуратдинов из поселка Белиджи – самый возрастной среди погибших, чьи контактные данные опубликовало Минобороны Украины, – ему было 45 лет. По номеру, указанному как принадлежащий сыну Нуратдинова, ответила его теща. Она утверждает, что зять отправился на войну без какого-либо принуждения – он, судя по словам собеседницы, тоже руководствовался доводами государственной пропаганды.

По ее словам, Нуратдинов бывший спортсмен, работал тренером единоборств. У него остались две дочери и сын школьного возраста. Собеседница признается, что “войны никто не хочет”, и оговаривается, что ее дочь могла бы и не пустить мужа, если бы он не решил отправиться в Украину “втихаря”.

Бывает такое, что мы даже не можем найти убитых

В зоне боевых действий доброволец, согласно опубликованным данным, оказался в начале апреля. С фронта он лишь изредка сообщал, что “все нормально” и что скоро приедет. 4 мая Нуратдинов погиб, об этом родственникам сообщили спустя четыре дня. Хоронили отца троих детей в родном поселке в День Победы.

“Хорошо, что хоть тело приехало. И военные приехали, все были, спасибо им большое за это”, – продолжает теща погибшего. По ее словам, местные власти оказывают поддержку семье, но в чем именно она заключается, собеседница не уточнила.

Собеседница объясняет большое количество военнослужащих из республики тем, что в регионе нет другой работы. “Весь Дагестан почти что там (на войне в Украине. – Прим. ред. )”, – говорит она.

При этом, говоря об отношении к событиям в соседней стране, теща Нуратдинова, очевидно, тоже руководствуется тем, что услышала из телевизора. Она не хочет войны, ей жалко молодых, но убеждена, что Россию “вынудили напасть”. И такое представление о причинах происходящего, по ее ощущениям, в селе разделяют все.

Девять дней телевизор в доме Нуратдинова не включали, из-за траура после похорон. В ночь на десятый день его теща вновь села смотреть новости.

Поздним вечером 18 мая в эфире Первого канала транслировали программу “АнтиФейк” – “Запад давит на Россию со звериной ненавистью. Видео, вызывающие у вас шквал эмоций, на деле могут оказаться бездушно и цинично изготовленным фейком”; по “России-1” подходил к концу “Вечер с Владимиром Соловьевым”.

Раненый в Украине Расул Амаев из Дагестанских Огней сначала не ответил на звонок Кавказ. Реалии, но затем перезвонил сам. “Короче, смотри, я патриот своей страны, Российской Федерации, – начал он разговор. – Если надо будет, я не то что в Украину, я и на Вашингтон пойду, вот мой ответ вам”.

38-летний Амаев – координатор дагестанского отделения прокремлевского “Национально-освободительного движения”, выступающего “за национальный курс” и “освобождение Российской Федерации от колониальной зависимости США”. В запрещенном и заблокированном в России инстаграме у дагестанского НОД более пяти тысяч подписчиков, столько же – в телеграме.

До отправки в Украину Амаев имел опыт службы в армии, в каком качестве – он не уточнил. “Я военный человек, я патриот своей страны, – говорит он на фоне детского гуления поблизости от телефонной трубки. – Куда моя страна скажет, я без всяких задумываний пойду”.

Рассказывая об участии в боях, собеседник утверждает, что “был везде”, да и вообще – в первом ли эшелоне, или во втором, или, как выразился Амаев, в среднем – это, по его мнению, не имеет значения: “Я из дома выходил, чтобы во вторых эшелонах прятаться, что ли? Я поехал защищать свою родину. Я вообще считаю, что это не война с Украиной, я украинцев очень сильно уважаю и понимаю, я пришел туда чисто фашистов мочить. Это те же самые фашисты, которые в 1941 году напали на нас”.

В заключение Амаев говорит, что якобы лично видел в захваченных в Мариуполе полицейских участках “кружки с немецкой свастикой и флаги американские”. Никаких доказательств в подтверждение своих слов собеседник предоставить не смог.

Магомед Абдулкаримов из села Комсомольское – самый молодой среди погибших добровольцев из Дагестана, контакты родственников которых оказались в открытом доступе, – ему было 24 года. У него остались невеста и внебрачные дети, рассказал его брат.

Он объясняет мотивацию Магомеда отправиться на войну тем, что он “сильно хотел в армию”, но не прошел медкомиссию, чтобы служить по контракту.

Он отмечает, что до 24 февраля Магомед не следил за ситуацией в Украине, но необходимость воевать объяснял в том числе тем, что “они потом на нас нападут”, – эти бездоказательные предположения распространяет российская пропаганда.

Я знаю, что он добровольно поехал. Патриот России, так сказать

Подробности о недельной подготовке в чеченском Гудермесе доброволец не рассказывал, говорил лишь, что их обучают спецназовцы.

На фронте Абдулкаримов провел меньше двух недель – с 8 по 19 апреля. Последний раз брат разговаривал с ним за два дня до смерти. По его словам, доброволец был и в тылу российских войск, где проводил “зачистки и нарывался на засады”, и на передовой – в районе завода “Азовсталь” в Мариуполе, который до второй половины мая оставался последним оплотом украинских войск в городе.

Магомед Абдулкаримов признавался брату, что “война – это тяжело”, что тем, кто не имеет подготовки, туда ехать не стоит.

Когда закончится война, брат погибшего Магомеда Абдулкаримова предполагать не берется, – говорит, что это “одному всевышнему известно”, но убежден: “Война закончится только победой и больше ничем другим”.

Экономика и финансы

Основной отраслью экономики Донецкой области Украины является промышленность (преимущественно тяжёлая индустрия: металлургия, добыча каменного угля и сырья для металлургической промышленности, коксохимия и химия, горное машиностроение). От общего объёма промышленного производства Донецкой области города и районы, контролируемые ДНР, составляют 45 процентов, или 81 млрд из 180 млрд гривен в 2014 году. Основными промышленными центрами являются Донецкий (Донецк — 40 млрд, Макеевка — 11 млрд, Харцызск — 5,8 млрд, Ясиноватая — 0,2 млрд), Горловско-Енакиевский (Енакиево — 7,5 млрд, Горловка — 7,1 млрд, Кировское — 1,6 млрд, Ждановка — 0,6 млрд), Шахтёрско-Снежнянский (Торез — 0,8 млрд, Снежное — 0,4, Шахтёрск — 0,3), а также пгт Новый Свет Старобешевского района, где размещена крупнейшая в ДНР Старобешевская ГРЭС — более 4 млрд грн.

Большинство украинских шахт, в которых добывается антрацит, оказались на территориях, подконтрольных ДНР и ЛНР. В связи с этим украинский топливно-энергетический комплекс был вынужден закупать в ДНР уголь для снабжения своих теплоэлектростанций.

  • Харцызский трубный завод;
  • Донецкий электротехнический завод;
  • Юзовский металлургический завод.
  • Чугун — 1,53 млн тонн (в 2016 году — 2,7 млн тонн);
  • Сталь — 1,1 млн тонн (в 2016 году — 2,1 млн тонн);
  • Готовый прокат — 0,87 млн тонн (в 2016 году — 1,2 млн тонн);
  • Кокс — 1,2 млн тонн (в 2016 году — 2,4 млн тонн).

В Ростове-на-Дону “Викинг” собирает отряд добровольцев для участия в битве за Донбасс

В вооруженное подразделение зовут всех, кто готов защищать Родину и кого не пугает слово “долг”.

В Ростове-на-Дону Союз добровольцев Донбасса набирает в свои ряды всех тех, кто еще готов защищать Родину от украинской нечисти. Кстати, это первая военно-патриотическая организация, которая начала производить набор в свои боевые подразделения для участия в военной спецоперации на Украине и Донбассе.

Первые наши боевые отряды ушли в зону СВО еще в марте. С того времени каждый месяц мы собираем добровольцев в наши вооруженные формирования — батальоны “Орел”, “Гром”, “Рюрик” и добровольческие отряды,

— рассказывают в Союзе добровольцев Донбасса (СДД).

Добровольцы участвовали в боевых действиях от Изюма до Херсона, отражая многочисленные атаки и прорывы противника. Теряли боевых друзей, получали ранения, но никогда не отходили с боевых позиций без приказа.

Для многих добровольцев это уже не первая война. Члены СДД воевали в Югославии, Приднестровье, Абхазии, Осетии, Чечне и Донбассе. Везде, где нужны добровольцы, где необходима помощь по защите интересов мирных граждан — стариков, женщин и детей.

Сегодня в свой добровольческий батальон “Орел” набирает бойцов легендарный командир подразделения Викинг. Сбор заканчивается 10 октября.

Контакты для тех, кто захочет вступить в добровольческие отряда СДД — +7-962-921-05-08, +7-903-617-37-91.

Между казаками и мобилизованными

Российские СМИ почти никогда не сообщают об операциях с участием спецназа ГУ ГШ, иногда об этом становится известно постфактум, если операция проходит успешно, а в случае с войной в Украине и если речь идет об отступлениях российской армии, пропаганда всегда стремится выставить дело так, что на конкретном участке фронта провалились не кадровые военные, а российские добровольцы и мобилизованные из самопровозглашенных республик.

Так это происходило, когда ВСУ прорвали фронт в Харьковской области, освободив в итоге Балаклею, Изюм, Купянск и множество других населенных пунктов. Тогда российские СМИ рассказывали, что передовую там держали мобилизованные из ЛНР и бойцы Росгвардии из Башкортостана и Самары. Только спустя несколько дней выяснилось, что в плен там попали морпехи из Калининградской области.

Про защитников Лимана официальные российские военкоры рассказывали в схожих интонациях: “По ним сразу видно, что это обычные труженики войны, на которых всю нашу историю и держались фронты. Никаких понтов, излишеств в экипировке, напускной бравады”, – писал про оборонявших город военных Александр Коц из “Комсомольской правды”, уточняя, что это добровольцы из отряда “Барс-13”, казаки, мобилизованные жители самопровозглашенной ЛНР и 20-я армия.

Специализирующийся на военной тематике телеграм-канал “Рыбарь” уточнял состав защитников Лимана: “503 гвардейский мотострелковый полк из состава 19 мотострелковой дивизии 58 общевойсковой армии”. В пророссийском канале “Старше Эдды” писали: “Лиман обороняет не только БАРС “Кубань”, но и регулярная армия”.

А бывший журналист российского прокремлевского канала Lifenews и автор проекта Wargonzo Семен Пегов рассказывал собравшимся на Красной площади в честь аннексии захваченных территорий Украины, что Лиман обороняли “Смоленская пехота, “Барсы” – добровольцы, “Русский легион”, комендачи, которые не покидают город”.

Из появившихся в последние дни некрологов и разговоров с родственниками погибших стало ясно, что, кроме мобилизованных из самопровозглашенных республик и добровольцев, удерживать Лиман пытался (безуспешно) и спецназ ГРУ.

В СССР спецназ ГРУ использовался для проведения наиболее важных секретных операций и диверсий в тылу противника.

В России отрядам ГРУ стали поручать иные – непривычные для них – задачи, поскольку многие другие армейские подразделения оказались не подготовлены к участию в боях. В первые годы войны в Чечне спецназ ГРУ нередко использовали просто в качестве общевойсковой разведки. А в ходе штурма Грозного отряды спецназа вообще включали в состав штурмовых групп на общих основаниях.

Опрошенные Би-би-си эксперты отмечают, что в ходе войны на территории Украины отряды ГРУ снова используются для решения несвойственных элитным разведчикам задач (в том числе и для оборонительных боев), а это ведет к дополнительным потерям.

Мы продолжаем собирать данные о погибших военнослужащих. Если вы хотите поделиться информацией по этой теме, пожалуйста, свяжитесь с нами по ссылке.

  • LIVE: Последние новости в режиме реального времени
  • ЛИЧНЫЕ ИСТОРИИ: “Нас торопят, с Москвы звонят”. Как мальчик из Донбасса оказался в российской семье и получил российское гражданство
  • РЕПОРТАЖ: “Стены, пропитанные болью”: подвал, где российские военные пытали украинцев
  • АНАЛИЗ: Что получит и что потеряет Путин от объявленной им мобилизации

Что из себя представляет 3-я бригада ГУ ГШ

3-я бригада ГРУ, которой сейчас командует полковник Альберт Омаров, была создана в 1966 году в ГДР. С января 1991-го по июнь 1992 года она дислоцировалась в Риге, а затем была передислоцирована в поселок Рощинский Самарской области. В 2010 году бригада переехала в Тольятти. Военнослужащие бригады принимали участие в гражданской войне в Таджикистане, двух чеченских кампаниях, миротворческой миссии в Косово, а в начале 2000-х охраняли российские представительства в афганском Кабуле. В августе 2017 года бригада потеряла двух своих военнослужащих в Сирии.

Скандальным для 3-й бригады ГРУ получился 2015 год, когда под городом Счастье в Луганской области в плен попали два гражданина России Евгений Ерофеев и Александр Александров. На допросе они заявили, что являются военнослужащими 3-й гвардейской бригады. Российская сторона, которая на тот момент отрицала присутствие своих войск на востоке Украины, заявила, что данные военнослужащие давно уволились и воевали на стороне “народной милиции ЛНР” в качестве добровольцев.

В апреле 2016 года Ерофеев с Александровым были приговорены в Украине к 14 годам заключения, а уже спустя месяц их обменяли на украинскую летчицу Надежду Савченко, которую российская сторона обвиняла в причастности к гибели съемочной группы ВГТРК. О дальнейшей судьбе Ерофеева и Александрова ничего не сообщалось, а Савченко затем успела побывать депутатом Верховной рады, фигурантом уголовного дела и журналистом.

“Донбассу герои не нужны” (откровения российского добровольца без купюр и комментариев)

«Хлопцы, расстреляйте!»: как все начиналось.

Русские добровольцы стали костяком войны за Новороссию, которая так и не появилась. Тысячи людей ехали со всей России на Донбасс: их ждал – Славянск, бои под Донецком, Дебальцево. Потом – воспоминания. Невысокий, но крепкий мужчина Игорь (имя изменено) из Нижнего Новгорода встретился мне, когда я добирался автостопом из замороженной Сибири в Москву. Типичная «Горка», свитер с войны и острый взгляд. Доброволец из 4-й мотострелковой бригады ЛНР был далеко не рядовым бойцом. Сказав на прощанье: «Ну, вот – доброе дело сделал!» – он растворился на темной трассе.

Я наполовину украинец, по матери. Родился в Хабаровске, в семье военных, потом их в Нижний Новгород перевели. Когда на войну собирали меня, спрашивали: «Ты, что, по своим же землякам будешь стрелять?» Отвечал, что еду раненых спасать. Как дошло до дела, то, конечно, стрелял. Не знаю – убил ли я кого на фронте. Надеюсь, не попал.

Если выключить кнопку телевизора по всей стране – меня на Донбассе и не было бы. Но когда днями показывают все, что началось на Украине после Майдана, – хочется туда. Фактически, я не выдержал уже после того, как в Одессе 2 мая народ перебили. Соврал на работе, что повезу на Донбасс гуманитарку и отправился в Луганск, взяв штурмовой рюкзак и форму. Заходил через Миллерово. На границе фсбешники тормознули – «куда?» Улыбнулись, когда я сказал, что к родственникам, и пропустили.

Луганск оказался маленьким провинциальным городком. В воздухе стояло напряжение. Были проблемы со светом, интернетом. Люди собирались у точек раздачи вай-фая и обменивались новостями. Многих война сблизила. Ныне такого нет – царит нищета, а по городу разъезжают на джипах шлюхи, легшие в свое время под Плотницкого (Автор – беседа состоялась до смещения Игоря Плотницкого).

Луганские тогда были больше за Россию, но в 2014 году воевали, как правило, мы – русские добровольцы; а хохлы орали, что хотят отсоединиться от Киева. Их казачки нацепили папахи, пили водку и бегали от Вооруженных сил Украины. Так называемые ополченцы – «опущенцы», синие от партаков: то форму надевали, то ездили за линию фронта через блокпосты ВСУ. Меня один такой взял подвезти, и вывез на позицию украинцев. Чудом спасся. Конечно, и среди добровольцев встречались мутные типы, но мы их быстро отсеивали. В полях. Из местных, хорошие бойцы были в ГБР «Бэтмен» и «Заре», пока она «Зазрей» (Автор – батальон, поддерживаемый политиком Эдуардом Лимоновым, считался личной гвардией ныне экс-главы ЛНР) не стала.

От Луганска до Дебальцева

Все свои аккаунты ВКонтакте я удалил, но на кое-каких видео с войны засветился. Первое время я в разных мелких подразделениях ЛНР находился; поначалу была куча отрядов ополчения с хаотичной структурой и координацией. Когда покидал Донбасс, то состоял уже в 4-ой бригаде Народной милиции ЛНР.

Кого только не было на Донбассе: русские со всей России, сибиряков множество, с позывным «Магадан» черт знает сколько бойцов, один русский даже из Германии приехал, куда он в девяностых переселился. Ему в ФРГ банковский счет заблокировали как «террористу». Были два итальянца. Один сжег автобус с айдаровцами (Автор – не очень понятно, о каком эпизоде войны идет речь). Едет, значит, автобус желтого цвета, а итальянец в него и зарядил из РПГ, не думая. Потом за голову схватился – вдруг там мирные?! Обошлось. Но когда увидел, сколько людей убил, не выдержал, свалил.

Столько форм, как на Донбассе, я в жизни не видел. «Флора», «Мультикам», «Цифра» – всех расцветок. И даром – от России. Были и курьезы. Выдали нам зимние масхалаты, белые. Только снега на Донбассе нет в помине. Слякоть там. Вот, когда вываляешь в грязи, тогда и маскирует.

До первого Минска все нормально было – отбивали наступления всушников. Жесткие зарубы шли, пока украинцев от Луганска не отбросили за Северский Донец и в Счастье. Потом началось: отвечать на огонь – запрет, атаковать – нельзя. Когда наши не взяли Мариуполь в сентябре 2014 – все офигели. Это полная чушь, что ВСУ и «нацики» (Автор – добровольческие батальоны Украины) русских остановили – ни те, ни другие ничего собой не представляли. К 2015 году мы подошли уже не как разрозненное ополчение. На штурме Дебальцево все, собственно, и закончилось.

Дебальцево. Был день, когда с нашей стороны было потеряно сразу почти 200 человек – 200-ми и 300-ми. Особенно «отличился» наш командир из российских офицеров, с позывным «Алмаз». Бестолковый! – народ ложил. Ребята из отряда «Август», грамотно обезвредили российских контрактников, что «Алмаза» охраняли, а ему прострелили колено. Казаки еще себя тогда проявили. Комбикорм воровали грузовиками, под минами. Еще приехала сводная группа бойцов МГБ (Министерство госбезопасности) – все в черной форме, на джипах. Покрасовались на камеры, попали под артиллерию, заголосили по рации, что у них потери; и больше мы их не видели. Город не взяли бы, если бы не русские добровольцы и российская армия.

Ныне там не война, а обмен «подарками». ВСУ выпустит по нашим 12 мин – наши в ответ накроют. И на участке фронта может стоять 200 наших бойцов и пять «коробочек» в зеленке, когда с той стороны находится до тысячи человек. Причем, у нас укрытия в такой «зеленке» – пара рядов деревьев, и все: любой артобстрел приведет к потерям. Наши позиции сняты их дронами, что постоянно в воздухе. ВСУ уже не такие раздолбаи, как были. До нормальной армии им далеко, но кое-как воевать они могут.

За время войны Украина потеряла вроде как 3000 убитыми. Мы – меньше. Но многие из погибших – добровольцы и кадровики из России. Сколько сотен? Не знаю.

Возвращался я домой первый раз автостопом; второй раз уходил раненым по эвакуации в Ростов-на-Дону. Долго никто не брал. Наконец не выдержал, надел форму – чуть ли ни первая машина взяла. Вообще, я водителем сам работаю. Люблю дальние рейсы до Байкала: красота таежная и горная открывается.

“Женевская конвенция: нет, не слышали”

В Дебальцево военнопленных было много. Был у нас один мужичок – любил пугать хохлов: разложит перед ними ножи, пилы, паяльники. Но пленных мы не пытали. Разве можно назвать истязанием затрещины, чтобы лучше думалось? А как иначе узнать, какие позиции и вооружение у врага на нашем участке фронта? Да многих бить и не приходилось: сами сразу все сдавали с потрохами. Рады стараться.

Всушников мы ненавидели. За что? Когда зачистили Дебальцево – чего только не нашли! Пайки чешские, форма из разных стран, даже обувь с мембраной, куча жратвы. Мешки на блокпостах, забитые сахаром. Пока они жировали – горожане голодали. Как нам после этого относиться к пленным? К сожалению, их всех комендатурские забирали: мыли, кормили и на обмен оформляли.

Наши же ребята возвращались из украинских подвалов, как куски мяса. Я был на одном обмене – половина людей, переданных нам Украиной, это были вчерашние селяне, которых СБУ и ВСУ специально для этого ловили. Многих наших не вернули. Либо искалечили в подвалах, так что пытки не скрыть, либо их уже нет на этом свете.

“Это не стоило тысяч загубленных жизней”

Мы могли в 2014 году идти до Киева. Спокойно. Но нужно ли это было? Я лично за социализм, за жизнь, какой я ее видел в начале 1980 годов, когда все справедливо было. В 2014 году мы обыскивали прокуратуры – находили пачки денег в сейфах с уголовными делами. На Донбассе все чьи-то кумы и сваты. Все проблемы решались взятками. Регионом десятки лет правила банда. Все оперативные наработки мы передавали российским кураторам, но результатов – ноль.

Я вот что думаю. Если бы нас не остановили, и мы бы взяли: Харьков, Днепропетровск, Киев – то, что это бы изменило? Украина – она, как дерьмо: ты его пальцами давишь, а оно между пальцами просачивается. И ничего не меняется – все те же лица рулят регионами и городами. Флаги меняют только. Как в гражданскую войну: пришли красные – хохлы кумач достают, а потом белых иконами встречают.

Хохлушки на Донбассе, красивые девки – огонь! На все готовы, чтобы ты на ней женился и вывез в Россию. Чтобы затем там бросить, ради того, кто побогаче. Так и Донбасс.

Единственный, кто что-то пытался делать для Донбасса, это Ринат Ахметов. Посылал гуманитарку, не останавливал предприятия – давал работу людям. Его я уважаю, а не эту мразь, что там правит.

Как русские зачистки от ополченцев проводили

Когда я уезжал «опущенцы» (Так собеседник, разгорячившись, именуют антисоциальную и коррумпированную прослойку в Народной милиции ЛНР)обнаглели вконец. Мало того, что, когда мы за них воюем, нам, русским, говорят, что мы чужие; так и гуманитарку из России они приноровились пропускать только за часть груза. Люди бедствовали, а этот сброд из местных наживался.

Сколько мы разных «ополченцев» в расход пускали без лишних слов в 2014 году! Грабитель, насильник, наркоман? Выводили в поле, и – бах! Или из окопа на врага гнали, и стреляли. Зачем с мразью церемониться? Нам, русским, в 2014-2015 годах, когда не совсем гайки там зажали, приходилось даже периодически донбасские городки зачищать от таких «воинов». Эти клоуны в папахах автомат держать толком не умеют, но займут населенный пункт (Имеется ввиду 2014/2015 года), да шатаются сивые, анаши ядреной накурятся вдобавок, народ терроризируют. Мы же, как СОБР: нагрянем, отработаем, порядок наведем.

Пока шла реальная война «отщепенцы» отжимали в ЛНР и ДНР машины, черт знает, по какому кругу. Местные к нам – русским, приходили и жаловались (Автор – по наблюдениям автора в 2017 году подразделения ЛНР очистили от мародеров, а российских добровольцев так же хватает ). Это полный бред, что бойцы из России ехали на войну грабить. На автомобиле с украинскими номерами и без документов у нас долго не поездишь. Кстати, знаешь, почему на Донбассе в свое время стало появляться все больше российских номеров? «Опущенцы» боялись такие машины уводить.

“Как вспомнишь о Донбассе – аж мерзко становится”

Помню, Плотницкий к нам приехал в часть: квартиры и машины обещает, медальки вешает. Зачем мне квартира в Луганске? У меня своя есть в Нижнем Новгороде. Я ради людей воевал. А Плотницкий зачистил ЛНР от всех, более или менее заметных участников 2014 года. Мне надо было уходить с Донбасса еще до Дебальцева, чтобы не видеть, как убивают Беднова (начштаба 4-й бригады), Мозгового (комбриг «Призрака»), Дремова (комполка «Им. Платова»), а ребят таскают на допросы бывшие укропские прокуроры. И как русских добровольцев признают подсудными.

Луганские комбаты, получив технику и оружие из России, кем-то себя вообразили. Думали, Новороссия будет, делали вид, что в стороне от Плотницкого стоят, как Мозговой. Паша Дремов все выступал за народ, копию своей флешки с компроматом на Плотницкого даже в ФСБ отправлял. Поубивали. Даже безобидного дурачка «Коммуниста» (Виталия Киселева, замглавы Народной милиции ЛНР, убит после ареста) на подвал бросили.

Против меня дело возбуждали. Когда летом 2014 года мы обороняли подходы к Луганску, я реквизировал на одной станции техобслуживания две легковушки. Тридцать раненых на них эвакуировали. Потом пригнали машины обратно, с пулевыми отверстиями – забирайте! Оказывается, мы – мародеры!

В ДНР то же самое. Зачистили даже Моторолу. Его мы называли «Пиночет». Он, такой смешной приехал на московский съезд ветеранов Донбасса в гостиницу Измайловская. Рыжий, мелкий, в папахе. Батальон «Спарта» воевал, конечно. Но, одно дело – долбить в лобовые атаки никому не нужный аэропорт, а другое – с флангов окружить, и поджарить «киборгов». Зато Моторола в телевизоре. Был.

Герои 2014 года либо погибли, либо вернулись домой – в Россию (Автор – это традиционная позиция многих ветеранов, при этом участники летних боев 2014 года все также широко представлены на фронте). Местные тоже уходят из армии. Им хуже всего – в Украину не вернуться, на Донбассе им делать нечего, а в России они не нужны. Сколько я таких знаю! Например, парня из киевского «Беркута», или мужика и девушку из Днепропетровска. Как говорится, «герои нам не нужны». Медальки пораздавали, и на этом – все. Мне-то легко. Поехал в Россию, заработал 500 долларов и обратно. А у них нет ничего. Помогаем таким, чем можем.

Ехать ли на Донбасс? Войны там нет, как и идеи. Есть бардак на много лет и желание местных тебя использовать. Как вспомнишь о Донбассе – аж мерзко на душе становится! Но если все снова там начнется – соберусь и вернусь на фронт.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.