Как попасть в детский дом? 2 совета психологов, консультации

«мечтала стать наркоманом и выйти замуж за зэка»

К тому времени как Елена Мачинская взяла в семью Нюру, у нее уже был опыт воспитания ребенка, дважды пережившего возврат в детдом. Аню — первую приемную дочь Елены — в опеке описывали так: «Девочка хорошая, нежная, так хочет дома жить». «Как я после поняла, они немножко слукавили, оказалось, что девочка не такая уж пушистая, ее дважды брали в приемные семьи и дважды возвращали в детский дом», — рассказывает Елена.

«Через несколько дней я приехала к директору детского дома, говорю: “Как же так? Оказывается, ребенка возвращали, у ребенка проблемы, он говорит, что не собирается у меня жить, что приехал только в гости, что у него есть мама, которая его заберет. Зачем же тогда ребенка туда-сюда [перемещать]?” Он отвечает:

“А, у нее опять начались эти проблемы с поведением? Ладно, привозите, — так спокойно говорит, — возвращайте. Жизни она вам не даст”», — вспоминает Мачинская. Аня убеждала ее, что кровная мама собирает документы и заберет ее со дня на день, что она устроилась на работу и больше не пьет.

«Такие истории распространены, если ребенок какое-то время жил с [родными] родителями, — объясняет Инна Пасечник. — А еще если он живет с приемными родителями и мама не исчезла, продолжила поддерживать какую-то связь, даже если раз в год. Эта надежда в нем все время теплится:

«Дети очень любят своих кровных родителей, очень ждут. Это какая-то инстинктивная вещь, очень биологическая — любить родителей. Дети уехали в приемную семью, но на самом деле они продолжают быть верными своим кровным родителям», — продолжает Пасечник.

Она приводит в пример историю девочки, которая попала в детский дом в семь лет. Родная мама пообещала ее забрать и назвала точную дату, когда приедет.

Каждый год в этот день на протяжении 10 лет девочка с чемоданами выходила к воротам детского дома

Аня, приемная дочь Елены Мачинской, тоже долго ждала родную маму. Мама звонила по телефону, обещала забрать, просила не привыкать к приемной семье. Из-за привязанности к ней Аня отказывалась учиться: «Зачем мне ваша школа? Я же все равно к маме уеду».

Вторая дочь Елены Нюра в итоге вернулась в кровную семью. Перед публикацией материала Елена рассказала «Важным историям», что ее освободили от обязанностей опекуна. «“Прошу освободить меня от обязанностей опекуна” любимого ребенка — это по силе как дать развод любимому мужчине»,— говорит Мачинская.

Нюра захотела жить с кровной тетей, которая согласилась оформить опеку над ребенком, поближе к тетям, братьям, сестрам, бабушке и дедушке. По словам Елены, раньше кровная семья не могла забрать Нюру из-за проблем с жильем и работой, но сейчас Нюре «нужны корни».

«может, взрослые все-таки ничего?»

Дети, пережившие возврат в детдом, гораздо менее доверчивы, считает Инна Пасечник. «Самое страшное, что случается при возврате, — ребенок подтверждает свою теорию, что верить никому нельзя, — рассказывает она. — Человек пережил большое предательство, но все же думает: “Может, взрослые все-таки ничего?” Но возврат убеждает в обратном: “Я попробовал, я сходил, но сказки не бывает”».

Кроме того, «если ты ушел в семью, а потом вернулся, — это позорище внутри детского дома». «Приходится восстанавливать статус. Если я пришел с провалом, мне надо показать среди своих, что я не лыком шит, а дальше начинаются дурные способы — воровать, буянить, морды всем бить, доказывать, что я молодец», — рассказывает Пасечник.

Даже если удается найти новую приемную семью, у ребенка остается много проблем, одна из которых — нарушение привязанности. «Главное проявление — постоянная тревожность и страх, что в какой-то момент от него откажутся», — рассказывает Светлана Строганова из «Арифметики добра».

Именно с такой проблемой столкнулась Елена Мачинская, когда взяла в семью второго приемного ребенка — Нюру.

От Нюры отказались предыдущие приемные родители. «Я увидела пост в фейсбуке: “Возвращают ребенка из приемной семьи, девочка, девять лет, срочно нужны родители”, — рассказывает Мачинская. — За 40 минут я доехала до места, куда привозили Нюру, еще 10 минут заняло оформление временной опеки.

Кровную маму Нюра потеряла в пять лет. Она оставила дочку в детском доме, обещала, что заберет, но больше не появлялась. Как рассказали потом Елене сотрудники опеки, девочка два года ждала маму у окна.

«У девочки было серьезное нарушение привязанности, посттравматическое стрессовое расстройство после того, как она потеряла маму. Это не могло пройти даром для ребенка. У нее начали случаться эмоциональные взрывы, приступы аутоагрессии (причинения себе вреда, — прим. ТД), она “заболела”, назовем это так.

Это и стало причиной возврата девочки из первой приемной семьи, уверена Елена: «Нюра резала, рвала ножами и ножницами свои вещи, мои тоже иногда. Бывало, что перерезаны все вещи, в которых она ходит. У прошлой приемной мамы [которая вернула Нюру] то же самое было, она это все рассказывала опеке, но там думали, что она преувеличивает или привирает: наверное, у самой мамы какие-то проблемы, раз она не может с ребенком выстроить контакт».

Как дети попадают в детские дома

Как ребенок из неблагополучной семьи попадает в поле зрения государственных органов по защите детства, где он проживает в ожидании новых родителей — на эти вопросы отвечает Ольга Митирева, юрист, специалист по семейному устройству, ведущая вебинаров на сайте фонда «Измени одну жизнь», автор сайта бесплатной правовой помощи приемным родителям adoptlaw.ru.

40d446.h1w3i0.5zfj.p0.hg

Функции органов опеки и попечительства в России выполняют либо органы исполнительной власти субъектов РФ (в лице территориальных отделений), либо органы местного самоуправления поселений, городских округов или  муниципальных районов.

Именно на органы опеки и попечительства возложена обязанность выявлять детей, оставшихся без родительского попечения, обеспечивать их защиту и устраивать в замещающие семьи.

Сигнал о неблагополучной семье поступает в местные органы опеки и попечительства от соседей, местных педагогов и врачей, сотрудников полиции. В течение трех дней после получения сигнала представитель органов опеки и попечительства обязан проверить реальные условия жизни ребенка. Если представитель органов опеки приходит к выводу, что у ребенка нет адекватного родительского попечения, он обязан обеспечить ребенку защиту и приют.

При изъятии непосредственно из семьи ребенка сначала направляют в медучреждение (на карантин или лечение) или в приют. Оттуда – в зависимости от возраста – ребенок попадает либо в дом ребенка (для детей до пяти лет), либо в детский дом (для детей старше пяти лет), где ребенок воспитывается до совершеннолетия или до поступления в техникум.

Об основаниях и порядке лишения/ограничения в правах можно подробнее почитать в нашей статье: «О статусе на различные формы семейного устройства, порядке и основаниях лишения (ограничения) в родительских правах, основаниях для восстановления в правах».

Подавляющее большинство сиротских учреждений для детей старше пяти лет находится в ведении Минобразования РФ, однако специальные и коррекционные учреждения могут относиться к Минсоцзащиты РФ, Минздраву РФ или негосударственным организациям.

Сразу после выявления и временного устройства ребенка-сироты сотрудник органов опеки обязан поставить ребенка на учет и завести личное дело, куда включаются все доступные документы о самом ребенке и его биологической семье. Если ребенок переводится в организацию для детей-сирот в другом районе, его личное дело передается в органы опеки и попечительства по новому месту проживания.

Если в течение 30 дней после выявления ребенка-сироты органам опеки и попечительства не удалось найти для него замещающую семью, анкета ребенка должна быть передана в региональный банк данных. Обычно региональный банк данных входит в систему органов образования или социальной защиты субъекта РФ, на территории которого находится ребенок-сирота.

Если и оператор регионального банка данных в течение 30 дней после получения анкеты также не смог найти семью для ребенка, дубликат анкеты направляется в федеральный банк данных. Оператор федерального банка данных – Минобразования и науки РФ, его базу данных вы можете найти на usynovite.ru.

После передачи анкеты ребенка в региональный и федеральный банки данных поиском новых родителей для ребенка обязаны заниматься как органы опеки по месту нахождения ребенка, так и операторы регионального и федерального банка данных. На время поиска замещающей семьи (усыновителей, опекунов, приемных родителей, патронатных воспитателей) ребенок воспитывается в организации для детей-сирот.

По официальной статистике, на конец 2022 года в организациях для детей-сирот оставалось более 72 000 детей, для которых не нашлось замещающих родителей. Соответственно, именно столько детей нуждается в новых родителях.

Ложный «приоритет кровной семьи»

В России установлен «приоритет кровной семьи», который органы опеки иногда ложно трактуют, рассказывает юрист Наталья Карагодина. Особенно часто это касается случаев, когда родители ребенка находятся в местах лишения свободы.

«Ко мне все чаще начинают обращаться приемные родители с вопросом, что будет, когда кровные родители выйдут из тюрьмы. Опека в таких случаях говорит, что ребенка заберут [в кровную семью], но это неправильно», — считает Карагодина. По ее словам, нужно учитывать, сколько ребенок прожил в приемной семье.

Полина, одна из приемных дочерей Светланы Строгановой, руководителя клуба приемных семей из фонда «Арифметика добра», до трех лет жила в родной семье, но, когда папа попал в тюрьму, а маму лишили родительских прав, девочка оказалась в социально-реабилитационном центре.

Оттуда ее забрали приемные родители, с которыми девочка прожила семь лет. «Меня приняли как своего ребеночка. Я сразу “мама-папа”, куча воспоминаний хороших, мы куда-то путешествовали, все было замечательно», — вспоминает Полина в интервью «Важным историям».

Когда Полине исполнилось 11 лет, ее отец вышел из тюрьмы, и опека забрала ее из приемной семьи и отдала ему. «Я помню, я зашла в квартиру, и он идет, я испугалась. Я испугалась, он выглядит плохо, ходит плохо, я испугалась очень сильно. Плюс я наслышана о его поступках, что он делал, не очень приятно, отвращение к человеку», — рассказывает Полина.

Уже через неделю папа передумал жить с дочерью и отдал ее обратно в социально-реабилитационный центр. «Для меня это самое обидное было и самое тяжелое — переезд из родной для меня семьи, где я жила, обратно в приют. Я долго плакала, потому что ко мне никто не приезжал, я была совсем одна».

И случай Полины далеко не единичный. По статистике, в России кровные родственники почти так же часто возвращают детей в детдома, как «посторонние» опекуны. В 2022 году на 100 взятых под опеку родственниками детей пришлось семь возвратов, столько же — от людей, не связанных с детьми родством.

Экспертов такая статистика не удивляет. Это может быть связано с тем, что по закону близкие родственники не обязаны проходить Школу приемных родителей — специальные курсы подготовки приемных родителей и опекунов.

«Родственную опеку чаще всего оформляют бабушки. Им отдают детей без всякой подготовки: бабушке практически ничего не надо, чтобы забрать ребенка. А у бабушек проблема в большущем разрыве в возрасте с ребенком. Когда у него начинается подростковый кризис, он начинает конфликтовать, настаивать на своем, у пожилого человека не хватает гибкости, чтобы перенастроиться, — рассказывает Инна Пасечник. — Родственная опека не отменяет травмы потери родителя».

По мнению психолога, когда ребенка берут тети и дяди (по закону они не входят в список близких родственников), проблем случается меньше. Однако даже прошедшим Школу приемных родителей родственникам часто не хватает сопровождающей поддержки специалистов уже после того, как ребенок попал в семью. Так случилось в истории Ольги (имя изменено по просьбе героини).

Развод или отдать ребенка в детский дом? 6 советов психологов, консультации

Добрый день!

В 19 забеременела, ребенок не запланированный был. Когда рассказала об этом своему парню, надеясь что он мне предложит пожениться, он сказал, что он сейчас не готов к разговору на эту тему, а потом предложил аборт. Я отказалась, сказала, что обойдусь без него. Ранее я уже делела 2 аборта и побоялась делать 3. Так и родила для себя. Жила с моим папой и сыном, окончила университет, нашла хорошую работу.

В 23 года познакомилась с моим мужем. Сразу поняла, что он “мой человек”. Через 2 недели он предложил мне замуж и через 2 месяца мы поженились. В первый день знакомства я рассказала ему, что есть ребенок.

Мой муж человек самостоятельный, обеспеченный на 10 лет меня старше. Женат раньше не был, детей не имел. Очень хотел иметь своего ребенка. Когда у нас родилась дочь его как подменили, но не в отношении меня, а в отношении моего сына. Как-то он предложил мне отдать его в детский дом. Я сначала не поверила. Потом пошли просто издевательства… Есть ребенок должен у себя в комнате, а не с нами за столом. Когда муж дома ребенок не должен выходить из комнаты и мне с ним общаться нельзя. Нельзя выходить с ним на улицу за забор (у нас свой дом, можно гулять только во дворе). Стал изымать все деньги, дабы я что-нибудь не купила ему. Даже считать продукты в холодильнике. Муж считает что его семья это я он и дочка, а “прицепы” ему не нужны. Ему стыдно, что кто-то может узнать что он женился на женщине с ребенком, что на таких как я женятся только алкаши и те которые не могут своих детей делать. На мой вопрос что он думал раньше он отвечает, что он сразу думал и расчитывал на то, что от “прицепа” мы избавимся. Меня и дочку он любит для нас ничего не жалко. Родственники у меня есть, но взять ребенка к себе никто не хочет.

Поставил меня перед выбором или “нормальная семья” или развод. Он в своём доме не хочет терпеть чужого ребенка. Глядя на чужого ребенка у него перед глазами встает картина как я с чужим мужиком….

Дело в том, что я люблю своего мужа. И просто разрываюсь между ним и сыном. Я сама из не полной семьи жила с отцом. Отец год назад умер. Всегда мечтала о полной семье. А муж как мой отец по характеру очень семейный работа-дом, не курит, выпивает крайне редко дома на праздник, хорошо зарабатывает. Я себя чувствую как “за каменной стеной”. И без него жить я не хочу, боюсь что после развода зло буду срывать на сыне.

Помогите, как поступить в моей ситуации?

И еще.

Вы пишете, что он не хочет терпеть чужого ребенка в своем доме. Но ведь это Ваш ребенок. Вы ему чужая???

Здравствуйте, Маргарита! Возможно у вашего мужа такие установки (хотя и неверные) о том, что на женщинах с детьми женяться только алкаши и т.д. Однако он всеже женился на Вас и принимал Вашего ребёнка – однако не стоит считать, что муж любит Вас и дочь – Ваш сын – это Ваша часть и не любить и не уважать его – значит не уважать и Вас и не примать Ваше прошлое! Возможно, что в этом вопросе у вашего мужа довольно ригидные взгляды и эти ограничения он сам себе придумал и их придерживается – и вопрос стоит решать координальным образом – подумайте, что для Вас и детей будет лучше – жить с мужем и испытывать унижения с его стороны, такое своего рода психологическое насилие над ребёнком и он будет расти с чувством неполноценности, что его стесняются и стыдятся, а мама позволяет и допускает это отношения, а значит он этого достоин – это логика детей и это факт (такие примеры из практики бывали!), а второй ребёнок явно будет расти с переоценкой себя и принебрежительным отношением к брату, да и в целом к мужчинам! – разве это нормальная позиция в семье? и о чем могут быть мысли по поводу детского дома – Вы готовы отказаться от ребёнка ради мужчины, который позволяет себе унижать и властвоввать над этим маленьким человечком, тиранит при этом и Вас тоже – это не выход из ситуации, а бегство от неё! и с какими чувствами будет расти ребёнок, зная, что его мама бросила, ради того дяди – он будет лишен базисной потребности в безопасности, с обидой и болью в сердце и не известно как в последующем будет в целом относится к женщинам (ведь какждая женщина, для него это прообраз матери!) – подумайте об этом. Если Вам сложно само разобраться и решить, что делать – можете смело обращаться ко мне (такие примеры были и тоже сложные, но все разрешается, главное бороться и не опускать руки!!!) – пишите или звоните мне – буду рада видеть Вас помочь и поддержать!

Здравуствуйте, Маргарита! В вашей ситуации возникает чувство сострадания к вашему сыну, это что же получается и с самого рождения он не нужен был собственному отцу, родили вы его для себя, как вы выражаетесь и с готовностью ради нового мужа и ощущения себя как за “каменной стеной” готовы отдать ребёнка в “хорошие руки”?! Попробуйте хоть на миг почувствовать что испытывает ваш сын?? Его условия проживания в вашей семье похожи на условия проживания изгоя. Не есть за столом, не выходить за забор. Почему вы идёте на эти провокации со стороны вашего мужа? Я понимаю вас, вы хотите полную семью и любящего человека – это очень хорошие желания. Однако любовь это полное принятие человека -БЕЗУСЛОВНОЕ то есть всего и целиком и в том числе с прошлым, которое было. это ваш сын, ваша часть, ваша кровь и плоть, не предавайте его пожалуйста. Когда есть любовь не ставят перед выбором, любите своего сына, давайте ему любовь и понимание ваше – он ваше продолжение, а любя своего сына, дочь, вы можете работать в направлении вашей семьи и может быть следует подумать вам что за иллюзией ” каменной стены” скрывается на самом делене такая безупречная картинка. Вам обязательно нужно поработать с психологом, вам и вашему мужу! Я очень надеюсь, что вы сможете разрешить её самым благоприятным образом для всей вашей семьи!

Маргарита, а как у Вашего мужа складывались и складываются отношения о своими родителями? Может есть некая тайная история из его рода (очень красочно он описывает про “прицепы” ему не нужны. Ему стыдно, что кто-то может узнать что он женился на женщине с ребенком, что на таких как я женятся только алкаши и те которые не могут своих детей делать“… Он единственный ли сын, каковы были женщины (мама, бабушки, прабабушки…), кто брал с “прицепом”… Поисследуйте. Вместе.

То, что Вы опрашиваете родственников на предмет отдачи сына говорит, что Вы не уверены в себе. Важно, например, указать на тот факт, что то, что юыло до встечи с ним – уже произошло, этого не изменить и не будь разрыва с отцом сына – Вы бы не встретились. Только благодаря тому “чужому мужику” Вы сейчас вместе и счастливы. Отдать сына – отдать половинку себя… Конечно, хорошо бы на консультацию. Семейная терапия бывает для пар, а можно и отдельно каждому. Обычно идет тот/та,кого тревожит ситуация. Обращайтесь.

Здравствуйте, Маргарита!
Сочувствую Вашему нелёгкому вовсех отношениях выбору. Морализировать не считаю нужным, не в этом сейчас Ваша потребность, как моей клиентки. Давайте попробуем понять, какие минусы в том или другом выборе (они же плюсы в противоположном). Итак, выбор первый, отдать сына в детдом:

  • серьёзная психологическая травма для ребёнка, которая коренным образом изменить его жизнь, а у Вас в связи с этим вызовет чувство вины
  • Ваша дочь лишится старшего брата, а это немаленькая  и невосполнимая потеря, и опять же Ваше чувство вины за это, вдь неизвестно, как оценит такое Ваше решение Ваша дочь в дальнейшем
  • этот выбор удовлетворяет интересы только одного члена Вашей семьи – Вашего мужа, а значит, если Вы его удовлетворяете, то Вам трудно будет потом не делать этого в других вещах, скорее всего (это мой прогноз) Вы только это и будете в своей жизни делать, а это Вам неполезно
  • Вы навлечёте на себя агрессию социума, и противостоять ей Вам будет довольно сложно, ведь общество здесь будет правым – дети, лишённые семейного воспитания, являются угрозой спокойствию и процветанию этого самого общества

Выбор второй – развестись:

  • у Вас не будет мужа, а у Вашей дочери – проживающего с ней отца (так как общаться с отцом она может и дальше, а вот проживать на одной территории – нет)

Других минусов во втором выборе для Вас я не вижу, именно для Вас, ведь Вы же сейчас моя клиентка, а не Ваш сын. А то, что Вы будете агрессировать на сына, если из-за него разведётесь с мужем, то это минус для него, а не для Вас. Я не буду анализировать эти минусы за Вас, сделайте это сами. Поделюсь ещё размышлениями по поводу Вашего мужа, так некоторые его качества, как мне кажется, напрямую могут влиять и на Вашу жизнь. Ваш муж – нечестный человек, так как не сказал Вам сразу (до свадьбы и рождения дочери), что твёрдо намерен избавиться от пасынка. Он предъявил Вам это своё требование тогда, когда Вы уже связали с ним жизнь, привязались к нему  и в определённом смысле зависите от него. Это называется – манипуляция, причём очень жестокая, так как выполнение Вами его условий нарушит Ваши интересы. Манипуляция вообще вполне допустима в нашей жизни, если её выполнение не нарушает интересов того, кем манипулируют. Если Вы выберете жизнь с этим человеком (даже независимо от того, отдадите сына в детдом или нет), то этот выбор, при всём моём к нему уважении (я уважаю право взрослого человека делать любой сознательный жизненный выбор), вызовет у меня очень сильную тревогу за Вас, Маргарита. Вы рискуете превратиться в инструмент удовлетворения его (мужа) потребностей и лишиться своей собствнной жизни и судьбы. Тут есть над чем поразмышлять. Желаю Вам сделать удовлетворяющий Вас выбор. Всего доброго, Елена.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.