Кто вернулся с донбасса из добровольцев

Встреча добровольцев — участников специальной военной операции на Украине состоялась 12 августа в Авиагородке. Об этом сообщает Оренбургское войсковое казачье общество.

В составе отряда в Оренбург вернулись 26 казаков. На Донбассе они служили два месяца в сводном батальоне «Кубань», выполняющем служебно-боевые задачи в ходе СВО.

— К сожалению, не все вернулись домой — четверо наших братьев из вашего отряда погибли в боях, девять — ранены, — рассказал помощник атамана Олег Попов.

По словам атамана Первого отдела Оренбургского войскового казачьего общества Сергея Слепова, новые отряды, формируемые в регионе, будут пополнять батальон «Ермак».

Кроме добровольцев из числа местных жителей в нем будут служить представители Свердловской, Челябинской, Курганской, областей и Башкортостана.

Еще казачьи общины продолжат осуществлять сопровождение и доставку гуманитарных грузов для жителей ДНР и ЛНР, отметил Слепов.

Кардиолог Денис Комков вернулся из Мариуполя в Надым. Там врач помогал восстанавливать работу терапевтического отделения городской больницы. Об этом сообщает пресс-служба правительства ЯНАО в своем официальном telegram-канале.

«Врач-кардиолог надымской больницы Денис Комков вернулся из Мариуполя, где помогал коллегам налаживать работу терапевтической службы в городской больнице. Доктор отправился на Донбасс в числе врачей-добровольцев в середине апреля», — говорится в сообщении.

Комков имеет трудовой стаж порядка 15 лет. Начинал свою карьеру кардиолог с работы в скорой помощи, сообщают власти. Как рассказывает сам врач, что для него было бы странно не откликнутся на просьбу о помощи своих коллег.

Ранее ямальские студенты и преподаватели захотели помочь жителям ЛНР и ДНР. Они отправили жителям Донбасса стиральные порошки, зубные щетки и продукты.

Президент РФ Владимир Путин вынужден был объявить о начале спецоперации на Украине из-за непрекращающихся на протяжении восьми лет обстрелов Донбасса. Жители республик неоднократно сообщали, что ВСУ их обстреливает системами залпового огня из-за чего гибнет мирное население.

Кавказ. Реалии продолжает публикацию рассказов родственников погибших и раненых на войне с Украиной жителей Северного Кавказа, а также регионов Юга России, где традиционно крепки родственные связи с соседней страной. Речь идет о бойцах, которые в марте – мае 2022 года, пройдя короткий курс подготовки на базе спецназа в Чечне, отправились воевать на стороне российской армии в качестве добровольцев. Толковый словарь русского языка Ожегова трактует это понятие как “человек, добровольно вступивший в действующую армию”. Их личные данные – имя, фамилия, отчество, место жительства, даты рождения и отправки в зону боевых действий – оказались в распоряжении Министерства обороны Украины, вероятно, в результате утечки.

В первой публикации на эту тему Кавказ. Реалии привел рассказы родственников предполагаемых добровольцев из самой Чечни. Теперь мы публикуем рассказы бойцов и членов их семей из Ставропольского края, Дагестана, Кубани, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Ингушетии и Ростовской области.

Среди добровольцев оказались многодетные отцы, юные парни, приверженцы конспирологических теорий и те, кто пошел воевать из-за невозможности найти достойную работу – всех их объединяет доверие государственной пропаганде и убежденность в том, что в Украине они защищают собственную родину. Поэтому во многом их истории – свидетельства того, что телевизор убивает.

Важное уточнение: в этом материале не упоминаются отправленные через Чечню добровольцы из Северной Осетии, но это не означает, что их не было. В списке Минобороны Украины указаны данные по меньшей мере 17 человек из республики, однако они либо не значатся среди погибших или раненых, либо отсутствуют контактные данные, по которым с ними можно было бы связаться. Вероятно, небольшое число осетин, прошедших подготовку в Чечне, связано в том числе с тем, что в республике развернута самостоятельная призывная кампания добровольцев – прочитать об этом подробнее вы можете здесь.

Врач анестезиолог-реаниматолог Станислав Киселев из Донбасса вернулся в Екатеринбург. Два месяца он в роли волонтера помогал раненым. В Донбасс Станислав отправился 12 марта. Там медик планировал работать до сентября, но вернуться заставило собственное здоровье. Сейчас он проходит реабилитацию.

«Я отправился добровольцем лечить раненых. На работе мне приходилось сталкиваться и с огнестрелом, и с ножевыми ранениями, но это все значительно отличается от того, что было в Луганске. Там гораздо более объемные повреждения. Бывало, что приходилось проводить частичные ампутации кистей, голеней», — говорит Киселев.

По словам врача, адаптироваться к военным условиям ему помог опыт работы в скорой помощи. «Я сопровождал добровольцев с опытом нахождения в горячих точках. В Луганске приходилось лечить не только военных, но и местных жителей. Бывало, что пенсионеры приходили с жалобами на давление и другие хронические болезни», — рассказал Киселев Е1.

Ранее URA. RU писало, что кардиолог Денис Комков вернулся из Мариуполя в Надым. Там врач помогал восстанавливать работу терапевтического отделения городской больницы. Комков имеет трудовой стаж порядка 15 лет. Начинал свою карьеру кардиолог с работы в скорой помощи.

О начале спецоперации по демилитаризации и денацификации Украины президент РФ объявил 24 февраля. Первый этап спецоперации был завершен 25 марта. По его итогам, был существенно снижен боевой потенциал вооруженных сил Украины. Задачей второго этапа является установка полного контроля над Донбассом и Южной Украиной.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

В общей сложности добровольцы пробыли на Донбассе без малого три недели. «Это точно не курорт», — делятся впечатлениями те, кто видел весь ужас разрушенного города своими глазами. Желающим отправиться в лагерь добровольцы советуют сначала все взвесить и хорошо подумать: готовы ли они к тяжелому труду. «Первые пять минут — жуть, а потом человек привыкает ко всему. Настолько жутко вокруг, везде. Нет такого, что

хорошо. В городе везде плохо. Надо подумать. Чтобы ребята были крепкие. То есть, там не курорт», — поделился впечатлениями телеоператор СургутИнформ-ТВ, волонтер АНО «Гуманитарный добровольческий корпус» Евгений Симаков.

Вместе с добровольцами в Сургут прилетела семья из трех человек. Их эвакуировали по просьбе родственников, которые сейчас находятся в городском пункте временного размещения. Дорога выдалась нелегкой. «Пытались выбраться, но никто не говорил, что будет эвакуация или

такое, никто не предупреждал. Думали, через неделю, может, все устаканится. На Гуманитарный корпус вышли через сестру, она уехала как раз в Сургут вместе с мужем и ребенком. И вот она подняла волонтеров, чтобы нам помогли выехать», — рассказал житель Мариуполя Григорий.

История этой мариупольскрой семьи закончилась хорошо: они остались без жилья, но самое главное — выжили. Но в городе остаются тысячи людей, которым в эти секунды требуется помощь. Именно поэтому в Югре формируют новые отряды добровольцев и собирают очередную партию гуманитарной помощи. «Добровольцы нужны различных профессий, различных квалификаций. Вот сейчас формируется команда врачей. Сургутская травматология обратилась в лице нескольких врачей и операционных медсестер. Мы ждем, что они будут в июне месяце отправлены непосредственно в мариупольскую поликлинику», — сообщила руководитель Штаба добровольцев Югры АНО «Гуманитарный Добровольческий Корпус» Светлана Басова.

29 августа 2022, 08:33В Калининград вернулась группа добровольцев, участвовавших в специальной военной операции

В Калининградскую область вернулась группа добровольцев, участвовавших в специальной военной операции. Это не только люди, прошедшие горячие точки или служившие в армии, но есть и те, кто познакомился с оружием в окопах на Харьковском направлении.

У меня фельдшерское образование гражданское и я подошёл. Естественно, как доброволец, у меня нет военного образования специального. Мы границу ночью пересекли в полтретьего, получили боекомплект, где-то в полчетвёртого первая группа вступила в бой, а в 10 часов попали под обстрел.

У них группы наемников, спецназ, разведка, вот выходить надо было, но мы в этот день отбивали атаку каких-то наёмников. Чёрными человечками назвали, полностью в чёрном, видно, что профессионалы, но отбились, всё нормально, а так, бои идут ожесточенные. У них хорошо работает артиллерия и квадрокоптеры летают.

Вот когда стоишь где-нибудь и уже спрятался, замаскировался, задачи нет, и начинает артиллерия долбить и уже страшно, тупо стоишь и когда по тебе прилетает, вот это страшно, а в бою страх не испытываешь, там адреналин, аж сердце выскакивает после боя.

В первую очередь, внутренние убеждения в помощи нашему братскому народу в борьбе с нацизмом, то, что творилось с 2014 года. Меня подталкивало идти туда. Здесь, фактически, с нами воюет вся Европа, очень обученные специалисты по владению артиллерией, танками, авиацией. Наши войска и наши знания намного превышают опыт и знания иностранных инструкторов. Спецоперация нужна, она правильная, победа будет за нами.

Большинство ребят, которые поехали с нами, они не имели боевой опыт, нас было немного, кто его имел. Вот потихоньку, через месяц, они уже были настоящие мужчины, настоящие воины. Никто там не сбежал, взаимовыручка, отвага, это отчаянная работа.

Конечно, боевой дух поднимает и трогает до сердца! Аж мурашки идут по телу, как они относятся к этому, люди по-другому в городах, они приветствуют наших воинов, которые отправляются на передовую. Приносят подарки, угощают, дети приветствуют нас, это очень нас поддерживает и трогает.

Добровольцы после отдыха и лечения готовы вернуться в зону специальной военной операции. Эти люди понимают, что их работа по искоренению нацизма на Украине ещё не закончена.

Кто вернулся с донбасса из добровольцев

Фото из личного архива Павла Кутузова

Павел Кутузов побывал в трехнедельной командировке на Донбасс. Ездил туда в составе добровольческой группы от «Молодой гвардии» (молодой человек возглавляет региональный штаб “Молодой гвардии”) и «Волонтерской роты», чтобы помогать мирным жителям.

– Когда мне позвонили и спросили, поеду ли я волонтером на Донбасс, в Мариуполь, я 10 секунд подумал и согласился, – рассказывает Павел. – А потом несколько часов раздумывал, как жене сказать. Поволноваться родным и правда пришлось, когда я несколько дней не выходил на связь, потому что связи просто не было.

Когда Павел с другими волонтерами ехали на Донбасс, они готовы были помjогать во всем. И временные распределительные пункты для людей обустраивать, и гумпомощь раздавать, и концерты для детишек, настрадавшихся от войны, устраивать, и вытаскивать людей из подвалов разбомбленных домов.

Кто вернулся с донбасса из добровольцев

Сначала волонтеры остановились в 15 километрах от Мариуполя. В ДК одного из населенных пунктов организовали нечто вроде распределительного центра, куда приходили местные и за гуманитарной помощью, и для того, чтобы найти своих родственников.

– Люди друг друга искали, называли адреса, где жили их родные и знакомые, – говорит молодогвардеец. – Проблема была в том, что все заявки, все анкеты были в бумажном виде. Вот приходит человек, и сидишь с ним – огромные пачки перебираешь. Мы сразу достали ноутбуки и начали всю эту информацию оцифровывать. Наверное, около 10 000 анкет так обработали.

Затем часть добровольцев, и Павел Кутузов в их числе, переместились в сам Мариуполь.

Кто вернулся с донбасса из добровольцев

– Когда увидел, что из себя представляет выжженный город, ощутил, что это какой-то постапокалипсис. А потом смотрим, что тут люди живут и в общем-то обычной жизнью, только с огромными проблемами. И понемногу привыклось. Просто делали свое дело. Брались вообще за всё. Нашли заброшенный медпункт, привели его в порядок, там наши врачи из числа волонтеров прием начали. Потом в школе переоборудовали класс в операционную, где уже работали наши российские хирурги.

Кто вернулся с донбасса из добровольцев

В Мариуполе Павел с добровольцами ездили на «буханке» в поисках тех, кого ищут родственники. Отправлялись на те улицы, где было относительно безопасно, хотя звуки обстрелов были слышны практически все время.

– Ходили по квартирам, по подвалам. Едешь на адрес какой-нибудь, смотришь – от дома ничего не осталось, а в подвале – люди. Там на многих домах надписи, что в этом подвале столько-то человек, что тут люди переехали в то или иное место.

Самое страшное зрелище, которое увидел Павел – это мужчина с изувеченной ногой. Он вместе с другими мариупольцами жил на подземной парковке.

– Очевидно, во время бомбежки на него плита какая-то упала, – вспоминает Павел. – Все кости наружу, а он еще умудряется ходить и на эту ногу опираться! Мы на носилках его вытащили оттуда, доставили к медикам.

А самое светлое впечатление в этом кошмаре – конечно же от детей. Волонтеры с первых же дней организовывали для ребят концерты, праздники со сладкими столами.

Кто вернулся с донбасса из добровольцев

– Сладости для этих ребят – это что-то! А во время раздачи гуманитарки на столе разложили для детей раскраски и кучу конструкторов «Лего». Там такие восторги были! Дети – всегда дети!

Кто вернулся с донбасса из добровольцев

Павла поразил контраст в отношении к россиянам в ДНР и непосредственно в Мариуполе.

– В ДНР я специально подходил ко многим людям разных возрастов и спрашивал их одно и то же: можно ли было избежать военного конфликта? Все, как один, говорили, что не было возможности, только помощи от России ждали раньше, еще в 2014 году. Говорили, что ждали россиян 8 лет. И видели, как за эти годы укрепляются, окапываются, набирают силы нацисты. Мы записывали много видео, где люди откровенно рассказывали, как над ними все это время издевались нацики. Потом наши видео по многим телеграм-каналам разошлись, по ТВ их показывали. А в Мариуполе понимаешь, насколько за 8 лет людям промыли мозги. У них – информационное дно. Кто-то говорит, что у нас тут в России пропаганда. Вы серьезно? У нас нет никакой пропаганды, уверяю! В оккупированных территориях местным жителям рассказывали о России всякие небылицы. Некоторые мариупольцы думают, что у нас в России никто нормально не живет, все только воюют. Представляете, приходишь к людям в какой-нибудь подвал, там человек 20 сидит. И только 5 к нам выходят, остальные – боятся. А ведь Мариуполь – это та территория, которая тоже была не согласна с Майданом, но город захватили, и люди оказались в информационном вакууме. В школах мы видели, чему учили детей. Это просто кошмар. Очень надеюсь, что мнение людей освобожденных территорий будет меняться, хотя это, пожалуй, самая сложная задача – изменить сознание обработанного нацистской пропагандой населения. Страшно подумать, что в остальных украинских городах. Еще страшнее представить, вдруг у нас что-то подобное могло бы произойти. Вот тут и начинаешь понимать цену здорового патриотического воспитания.

Кто вернулся с донбасса из добровольцев

Павел вместе с товарищем из Радужного, Николаем Соболевым, 14 апреля вернулись с Донбасса. Туда теперь будут постоянно отправляться бригады добровольцев. На вопрос, поедет ли туда еще сам Павел, молодой человек с улыбкой отвечает:

– Жена говорит, что не пустит. Но там, где один раз, наверное, будет и другой. Помогать людям надо.

Кто вернулся с донбасса из добровольцев

“Воевать некому – все бегут с поля боя”

В списке отправленных через Чечню добровольцев как минимум пятеро – из Карачаево-Черкесии. Кавказ. Реалии пытался связаться с отцом, предположительно, погибшего 34-летнего Аслана Бекирова из аула Зеюко, но он не взял трубку.

До матери другого бойца – Виктора Бобровского, который, как утверждается, был ранен, – дозвониться удалось. У нее на аватарке в ватсапе почему-то стоит фотография с лекарствами и почтовой упаковкой, на ней указан адрес получателя в станице Кардоникская, он полностью совпадает с тем, который приводит Минобороны Украины в качестве постоянного места жительства 37-летнего Бобровского.

Мать добровольца отреагировала на звонок Кавказ. Реалии русским матом. После просьбы подтвердить или опровергнуть участие ее сына в войне она закричала в трубку: “Пусть ваша Украина эта не ****** (не обманывает)! И не звоните мне сюда! Мои сыновья дома! **** (чего) вы ****** (лжете)?! Мои сыновья дома, и мои сыновья работают на горке (в 70 километрах к юго-востоку от станицы Кардоникской находится горнолыжный курорт Домбай. – Прим. ред. Зачем вы мне звоните и это говорите?! До свидания!”

Кто вернулся с донбасса из добровольцев

Среди раненых добровольцев из Кабардино-Балкарии контактные данные доступны у троих. По номеру, указанному как принадлежащий жене 36-летнего Заура Атласкирова из Нальчика, ответил громкий детский плач, это продолжалось несколько секунд, затем абонент сбросил вызов и больше на звонки не отвечал.

Не ответил на вопросы Кавказ. Реалии и 21-летний Роман Левковский из села Октябрьское, который тоже, по данным Минобороны Украины, был в числе отправленных через Чечню добровольцев и получил ранение.

Поговорить удалось лишь с братом 28-летнего Азамата Дышекова из села Лечинкай. “Я знаю, что он добровольно поехал. Патриот России, так сказать”, – объяснил собеседник решение родственника отправиться на войну, отметив, что у того был опыт службы в армии и “в ментовке”.

По его словам, в Украине Дышеков “работал” в районе города Рубежное Луганской области. Этот некогда 50-тысячный город в ходе боев был фактически уничтожен, по состоянию на вторую половину мая его территорию почти полностью контролируют сепаратисты самопровозглашенной “ЛНР” и подразделения армии России.

В настоящее время доброволец из кабардино-балкарского села Азамат Дышеков находится на лечении в московском госпитале. Дома его ждут жена и дети. Брат Дышекова говорит, что он поддержал его решение отправиться на войну с Украиной и что после восстановления тот намерен вернуться в зону боевых действий.

Давай на войну – вернешься, и на работу

Из числа раненых добровольцев из Калмыкии контактные данные указаны у двоих. Это 40-летний Шамиль Магомедов из Элисты и 24-летний Турпал-Али Абдулмажидов из поселка Чонта. С их родственниками связаться не удалось.

Жена Садчикова не знает, почему он решил поехать в Украину именно добровольцем и через Чечню вместо того, чтобы заключить контракт с Минобороны России. Она признается, что до начала войны не особо следила за ситуацией в Украине и только по телевизору. Родственников в соседней стране, по словам собеседницы, у семьи нет.

У Садчикова двое детей, до отправки в зону боевых действий он “был самозанятым”, уклончиво отвечает его супруга. По ее словам, муж уехал в Гудермес в начале марта и называл двухнедельную подготовку на базе чеченского спецназа “нормальной”, не вдаваясь в детали.

С фронта доброволец ничего не писал. Ранение Садчикова жена называет тяжелым, но подробностей пока не знает – только, что это осколочное ранение. На вопрос, собирается ли Садчиков вернуться на фронт, она сначала с грустью в голосе отвечает: “Да, собирается – он патриот”, а потом нервно смеется. Намерения мужа, ссылаясь на его слова, она объясняет так: “Воевать некому – все бегут с поля боя”.

Еще один ростовский доброволец – 49-летний Михаил Афанасьев из села Марьевка. В списке Минобороны Украины указано, что он был ранен, но “вернулся в строй”. На звонок Кавказ. Реалии ответила его бывшая жена. Она подтвердила, что Афанасьев воевал, и предложила связаться с его “нынешней девушкой”, чтобы та рассказала подробности о его судьбе и участии в “спецоперации”. Контакты девушки Афанасьева она в итоге так и не передала.

Всего из Ростовской области через Чечню в Украину в составе добровольцев отправились не менее 39 человек, следует из опубликованной базы данных.

Из Ингушетии тем же маршрутом на войну попал 21 доброволец. Редакция Кавказ. Реалии связалась с матерью 33-летнего Хасмагомеда Хамхоева из села Алкун – он единственный раненый боец из республики, чьи контактные данные оказались в списке Минобороны Украины.

Как рассказала мать Хасмагомеда, в Украине все еще воюет второй сын – 32-летний Сайдмагомед Хамхоев. На аватарке в ватсапе у собеседницы двое мужчин в военной форме, один – с автоматом наперевес. Вероятно, это и есть ее сыновья.

После возвращения из Украины, по словам собеседницы, ее сыновьям обещали платить на службе по 500–600 тысяч рублей. Кроме как в армии, таких денег нигде на Кавказе не заработать, говорит она.

Она рассказывает, что Хасмагомеда (он на лечении в Ростове-на-Дону, ему предстоит третья операция) дома ждут пятеро сыновей и дочь, Сайдмагомеда – трое сыновей и две дочери. Раньше оба зарабатывали на строительстве, получая одну-полторы тысячи рублей за день.

Мать братьев Хамхоевых убеждена, что сыновья сражаются за родину. За что воюют украинцы, она не знает. В завершение она сама задает вопрос: “Что ты думаешь, как у них будет? Все хорошо будет?”

“Добровольцы” из Чечни – одна из главных составляющих самопиара главы республики Рамзана Кадырова на теме войны с Украиной. Сначала он заявлял, что местные жители готовы участвовать в боевых действиях по собственному желанию, затем стали известны случаи, когда призывали “провинившихся” силовиков и родственников критиков Кадырова, спустя еще некоторое время “добровольцев” начали нанимать за деньги. Кавказ. Реалии в одном из предыдущих материалов проследил, как менялась риторика главы Чечни в этом вопросе, а также выяснил, чем рискуют те, кто согласился воевать в составе военизированных структур без ясного правового статуса.

“Мам, я так решил, и отговаривать меня не надо”

Сам Рубахин впервые попал в Донбасс в 2015 году, когда ему было 18 лет. До января 2022 года, продолжает доброволец, он “служил в армии” самопровозглашенной “ДНР”. “Сел и поехал”, – объясняет он решение отправиться воевать за сепаратистов. После начала российского вторжения 24 февраля возможности вернуться в “ДНР”, кроме как через Чечню, не было, говорит Рубахин. Почему – он не объясняет.

На вопрос Кавказ. Реалии о том, можно ли за неделю подготовить к участию в боевых действиях людей без опыта службы и обращения с оружием, собеседник коротко отвечает: “Можно”. Он подтверждает, что подготовкой занимаются “спецназовцы”.

Рубахин утверждает, что попавшие в Украину через Чечню добровольцы были в первых эшелонах наступления российской армии в Мариуполе. На снабжение собеседник жалоб не имеет, военнослужащие-контрактники, по его словам, к добровольцам относятся “отлично!”, после восстановления Рубахин намерен вернуться на фронт. “Конечно!” – с воодушевлением отвечает он.

При этом собеседник признает, что в Мариуполе пришлось нелегко, армия несла потери. “Бывает такое, что мы даже не можем найти убитых”, – говорит боец. На вопрос, когда, по мнению Рубахина, закончится война, он отвечает, что нескоро.

Всего из Краснодарского края через Чечню в Украину попали как минимум 48 добровольцев. У 33-летнего Ивана Чухлея из станицы Полтавская (указан в списке Минобороны Украины среди погибших) в контактах есть номер его жены, но поговорить с ней не удалось – кто-то взял трубку, выслушал вопросы Кавказ. Реалии, помолчал, а потом сбросил вызов и больше не отвечал на звонки.

Не удалось связаться и с 32-летним Николаем Назаренко из Краснодара, который, предположительно, был ранен. По указанному как “личный” номеру никто не ответил. Жена бойца взяла трубку, выслушала журналиста и сказала: “Эти вопросы не ко мне”.

На последней фотографии в телеграме Назаренко позируют трое мужчин в военной форме с белыми повязками. Доброволец из Краснодара, судя по другим фотографиям в его аккаунте, стоит по центру. Он в кроссовках, без шлема, но с георгиевской лентой на груди, с автоматом наперевес и пистолетом в руке. На фоне – разрушенное здание магазина и бронемашина с буквой Z.

Кто вернулся с донбасса из добровольцев

На звонок ответила мать 36-летнего Виталия Александрова, он указан в списке Минобороны Украины среди погибших. Собеседница говорит, что сын пошел воевать добровольно, но о конкретных причинах его решения она не в курсе.

Дело в том, что сына собеседницы, по ее словам, пока нет в краснодарских списках среди погибших или выживших. Мать все еще разыскивает добровольца. Она рассказывает, что до отправки в Украину Александров в армии не служил, а в зоне боевых действий (он тоже оказался под Мариуполем) выполнял роль полицейского: “Они там порядок наводили уже после того, как военные действия пройдут”.

Согласно данным Министерства обороны Украины, Виталий Александров оказался на войне 8 апреля. Последний раз мать разговаривала с ним спустя четыре дня после этого. 19 апреля “ребята из его группы” передали, что он погиб. В Краснодаре у Александрова кроме матери остались бывшая жена и пятилетний сын.

“Там ад, настоящий ад”

В Гудермесе Алексей и другие приехавшие с ним добровольцы подписали трехмесячный контракт с Росгвардией. После этого их батальон перебросили под Луганск.

Первое ранение Алексей получил при захвате Рубежного.

“У украинцев, конечно, все грамотно придумано в плане технологий. Вот мы попали под обстрел, лежим, я голову поднимаю – смотрю, над нами коптер висит, и с его помощью, видимо, корректируют огонь. Когда обстрел кончился, мы побежали менять позицию, так этот коптер за нами полетел, и вскоре нас снова обстреляли. Тогда меня первый раз контузило”, – рассказывает Алексей.

Подпись к фото,

Многие захваченные Россией населенные пункты сильно пострадали от артобстрелов

Тяжелее всего ему дались зачистки небольших деревень по пути к Северодонецку.

По словам Алексея, взвод, в составе которого он приехал из Гудермеса, практически постоянно находился на передовой.

Именно отряды добровольцев, подписавших краткосрочные контракты с минобороны и Росгвардией, вместе с бойцами так называемой “ЧВК Вагнера” сейчас являются главными штурмовыми силами России на фронте, утверждают два источника Би-би-си, находящиеся на переднем крае боев с российской стороны.

По словам источников, армейские подразделения сейчас стараются беречь, поскольку многие из них уже понесли тяжелые потери в первые месяцы боев в Украине.

  • Груз 200: что известно о потерях России в Украине к середине июня
  • “ЧВК Вагнера” начала широкий набор наемников на войну с Украиной. Берут всех

Наблюдения наших источников подтверждаются и данными, которые Би-би-си получила на основании анализа подтвержденных потерь российских военнослужащих.

“При мне один упал с инсультом”

Автор фото, Кирилл Кухмарь/ТАСС

На войну в Украину россияне-добровольцы сейчас попадают тремя способами:

  • подписав краткосрочный контракт с минобороны
  • приехав в Чечню и подписав там трехмесячный контракт с Росгвардией
  • заключив контракт с вооруженными формированиями самопровозглашенных ДНР и ЛНР (этот путь выбирают редко, поскольку зарплата военного в Донецке и Луганске гораздо ниже, чем в России. Также меньше и компенсация в случае ранения или смерти)

Также на войну можно попасть, устроившись на работу в так называемую “ЧВК Вагнера”, но этих людей можно скорее называть профессиональными военными, чем добровольцами.

Дмитрию вариант поехать через минобороны показался проще и надежнее, чем остальные. Многие выбирают именно такой путь, поскольку военкомат всегда расположен рядом, и не нужно тратить деньги и время на поездку в другой город или даже регион.

”Ну, я пошел. Приняли без медосмотра. Видимо, им план по отправкам надо гнать быстрее, так что уже не до проверок и медкомиссий. Собрали всех за пару дней, повезли. В часть приехали ночью. Утром одели: берцы, форма, из снаряги дали вещмешок еще советского образца, вафельное полотенце, кусок мыла и нательное белье советское. На моем печать стояла: 1960-й год”, – продолжает Дмитрий.

По его словам, уже тогда у него появились первые сомнения в том, стоит ли ехать дальше.

“Оружия навалом, все хорошее, в масле. Патронов тоже. Но на этом плюсы заканчиваются. На полигоне бардак, офицерам на нас *** (все равно). Обучения тактике нет, сплочения личного состава нет. Я уже от этого был в шоке. Некоторые автомат толком в руках не держали, танков не видели вживую, а им через пару дней на войну. Надо же обкатать, обстрелять состав, как же так? Банально даже берцы новые натирают, надо разносить, мозоли уже на второй день. Зная об этом, я приехал со своими, но всех заставили ходить в выданном”.

  • “Вы едете туда, где стреляют”. В России массово ищут военных-контрактников для отправки в Украину
  • “Ваш муж без вести пропал, хватит уже звонить”: как родные пропавших в Украине российских военных пытаются вернуть их “живыми или мертвыми”

С начала марта минобороны России начало публиковать тысячи вакансий на популярных сайтах поиска работы типа HeadHunter. Объявления, предлагающие заключить краткосрочный контракт с российской армией, появились у подъездов и в общественном транспорте во многих городах России.

Для многих регионов, где отсутствуют социальные лифты, служба в армии по контракту является чуть ли не единственной возможностью заработать. Так, например, военкомат Нижнекамска обещает добровольцам денежное довольствие в размере от 200 тысяч рублей в месяц. Это в пять раз выше, чем средняя зарплата в городе. На предложение минобороны откликаются и люди без реального опыта участия в военных действиях.

По словам Дмитрия, на сборном пункте в Ростове, где он оказался, большую часть добровольцев составляли люди в возрасте старше 45 лет. Не все из них оказались здоровы.

Пробыв в части три дня, Дмитрий решил вернуться домой.

“К тому времени мы еще контракты не подписали. Поэтому, когда нас на стрельбы построили, то я просто отказался. И еще человек пять со мной из строя вышли. Это просто *** (безумие), нафиг такие приколы”, – рассказывает он.

Оставшиеся в лагере мужчины, по словам Дмитрия, уже через день были переброшены в Украину и затем приняли участие в боях за Изюм.

“Мы на связи с одним парнем. Он месяц оттрубил, ранили, вернулся. Говорит, было трудновато, еле жив остался. Выручили ребята-добровольцы, которые через Грозный приехали. У них там занятия вроде хорошие были по тактической медицине, плюс аптечки толковые. Вот они его и замотали, и вытянули. А так бы кровью истек”.

“Он уехал хитростью”

Из Ставропольского края в марте – мае через Чечню в Украину отправились не менее 40 добровольцев. Среди убитых и раненых из их числа контактные данные указаны у пятерых – в основном это мужчины 30– 40 лет из небольших населенных пунктов. Кавказ. Реалии удалось выяснить судьбу двоих из них.

По номеру, предположительно, погибшего Дмитрия Зайцева из села Казинка никто не ответил. Согласно данным Минобороны Украины, доброволец отправился из Чечни на войну 1 апреля – за три недели до своего дня рождения. Дата смерти бойца неизвестна, поэтому неясно, успел ли Зайцев 27 апреля отметить свое 42-летие.

Если надо будет, я не то что в Украину, я и на Вашингтон пойду

Указанный в списке Министерства обороны Украины в числе раненых 30-летний Андрей Слесарев проживает в селе Нины. Сам доброволец на звонки не ответил, но Кавказ. Реалии удалось поговорить с его женой. Она рассказала, что ее супруг после начала войны хотел отправиться в зону боевых действий официально – через военкомат. Но не дождался повестки и решил поехать самостоятельно.

В продолжение разговора о мотивации мужа собеседница добавляет, что он “хотел защитить страну” и был недоволен тем, что в зону боевых действий Россия отправляет “совсем молодых парней, а они гибнут, не имея еще ни семьи, ни детей”.

“Он (доброволец Слесарев. – Прим. ред. ) так сказал: “У меня-то хоть есть продолжение, если вдруг что, уже что-то останется после”, – будто с улыбкой вспоминает собеседница слова мужа. При этом она признается, что у них с супругом трое детей и что она, конечно же, не хотела никуда его отпускать.

“Он уехал хитростью. Он позвонил уже оттуда (из Украины. – Прим. ред. ), и все. А вообще говорил, что просто едет работать водителем. Потому что знал, что я не отпущу, что будут скандалы, будут ругани”, – рассказывает жена Слесарева.

Она подтвердила, что муж проходил подготовку в Чечне, но подробностей его пребывания там она не знает, как и то, какие задачи он выполнял в Украине. Сейчас Слесарев все еще находится на лечении, у него осколочное ранение в руку. Получит ли доброволец за это компенсацию и собирается ли он вернуться в зону боевых действий, собеседница не знает – они с супругом об этом пока не говорили.

Другой раненый ставропольский доброволец, попавший на войну через Чечню, – Виталий Харьковский. Кавказ. Реалии удалось поговорить с ним лично.

Кто вернулся с донбасса из добровольцев

Это изображение и следующее основаны на фотографиях собеседников Кавказ. Реалии в социальных сетях

Харьковскому 39 лет, местом жительства в списке Минобороны Украины у него указан город Михайловск. На его аватарке в ватсапе – двое грузных мужчин в военной форме с белыми повязками на руках, у одного из них георгиевская лента на груди. За спинами бойцов видно оружие, сами они стоят во дворе частного дома, местоположение которого геолоцировать невозможно.

По словам Харьковского, он решил отправиться на войну с Украиной “по личным соображениям”. На уточняющий вопрос о том, связано ли это с его идеологическими убеждениями, собеседник так же коротко отвечает: “Да”. Уклончиво “доброволец” дает ответ и на вопрос о том, следил ли он за ситуацией в Украине до 24 февраля, при этом в своих рассуждениях, очевидно, ссылается на услышанное из телевизора.

На замечание, что у многих жителей регионов Юга России есть родственные связи в Украине, а у самого Харьковского даже фамилия “украинская”, раненый доброволец отвечает: родных в соседней стране нет. По крайней мере, он этого не знает.

Чем занимался и кем работал собеседник до войны, он отвечать не стал: “Не важно, что было до. Важно, что я хотел помочь женщинам и детям”. Как выразился Харьковский, “ни к чему не ведет” и вопрос о том, есть ли у него семья и дети.

Также он отказался говорить об уровне и методах подготовки добровольцев на базе спецназа в Чечне. “Этот вопрос вы можете задать Рамзану Ахматовичу”, – сказал собеседник. Не имеет значения, как считает раненый доброволец, и то, какие боевые задачи он выполнял в Украине: “Ну а зачем рассказывать? Что было, то было. Мы ж не живем прошлым – мы живем будущим”.

Отвечая на вопросы о том, когда и чем, по мнению собеседника, закончится война и идет ли она именно таким образом, как этого хотелось бы российскому командованию, Харьковский по-военному строг: “Не могу знать”. Вернется ли доброволец в Украину, он тоже пока не знает.

Казачий отряд оренбургских добровольцев вернулся из Донбасса

Три казака решили продлить контракт и остались в составе батальона.

Из зоны спецоперации на Украине вернулся пятый отряд оренбургских казаков. Об этом сообщили в Первом отделе Оренбургского казачьего войска.

В состав батальона «Ермак» вошли добровольцы Оренбургского и Волжского казачьих войск. Они выполняли боевые задачи на Харьковском направлении.

«Среди пятого набора есть потери: один доброволец погиб, четверо ранено, – отметил атаман Первого отдела Оренбургского казачьего войска Сергей Слепов. – Трое казаков решили продлить свой контракт и остались дальше воевать в составе своего батальона».

Отряд добровольцев, в состав которых вошли оренбуржцы, передислоцировали на другое направление. Чтобы поддержать земляков, в регионе готовят к отправке очередную партию гуманитарного груза.

Добровольцы-контрактники из Оренбуржья готовятся к отправке в Донбасс

Погибают чаще остальных?

Автор фото, YURI KADOBNOV/AFP

На 20 июня на основании открытых источников Би-би-си известны имена по меньшей мере 155 российских добровольцев, погибших в Украине. Хотя до мая о смертях добровольцев в российских СМИ вообще не упоминали.

Данные, собранные Би-би-си совместно с изданием “Медиазона” (признано в России “СМИ-иноагентом”) и командой волонтеров, не отражают реальный уровень потерь, поскольку мы опираемся только на публично подтвержденные сообщения о гибели. Но накопленная информация позволяет понимать и анализировать то, что происходит с российской армией во время войны.

Число погибших добровольцев стремительно растет – каждую неделю появляются сообщения о гибели еще 30-40 человек. Так часто не сообщают о гибели ни одной другой категории военнослужащих.

При этом 57% погибших добровольцев – люди старше 40 лет (25 человек отправились воевать, будучи старше 50 лет). Это существенно отличается от динамики потерь среди остальных категорий российских военных – там 47% установленных потерь приходится на людей в возрасте от 18 до 26 лет.

Алексей о потерях в своем подразделении говорить отказался, сославшись на законы военного времени. Сам он выбыл из строя в начале июня после того, как рядом с ним разорвался танковый снаряд.

Сейчас он проходит лечение в одном из госпиталей Санкт-Петербурга и хочет вернуться в строй. Правда, прогнозы врачей неутешительные. После трех контузий слух в правом ухе Алексея может не восстановиться. Также нет уверенности в том, что удастся восстановить подвижность правой руки – один из важных нервов перебило осколком от снаряда.

“Самое тяжелое – это сильнейшие головные боли. Я почти не сплю. Зато все время бодрый. Врачи говорят, у меня психика сильнейше перегрузилась. Какие-то выписали таблетки, но я не хочу их пить, – говорит Алексей. – Пока не знаю, что дальше буду делать, чем займусь. Все время вспоминаю наши бои, как там было. Головой пока еще там”.

“Украинцев уважаю – пришел мочить фашистов”

Из Дагестана через Чечню добровольцами записались как минимум 79 человек. Эмин Нуратдинов из поселка Белиджи – самый возрастной среди погибших, чьи контактные данные опубликовало Минобороны Украины, – ему было 45 лет. По номеру, указанному как принадлежащий сыну Нуратдинова, ответила его теща. Она утверждает, что зять отправился на войну без какого-либо принуждения – он, судя по словам собеседницы, тоже руководствовался доводами государственной пропаганды.

По ее словам, Нуратдинов бывший спортсмен, работал тренером единоборств. У него остались две дочери и сын школьного возраста. Собеседница признается, что “войны никто не хочет”, и оговаривается, что ее дочь могла бы и не пустить мужа, если бы он не решил отправиться в Украину “втихаря”.

В зоне боевых действий доброволец, согласно опубликованным данным, оказался в начале апреля. С фронта он лишь изредка сообщал, что “все нормально” и что скоро приедет. 4 мая Нуратдинов погиб, об этом родственникам сообщили спустя четыре дня. Хоронили отца троих детей в родном поселке в День Победы.

“Хорошо, что хоть тело приехало. И военные приехали, все были, спасибо им большое за это”, – продолжает теща погибшего. По ее словам, местные власти оказывают поддержку семье, но в чем именно она заключается, собеседница не уточнила.

Собеседница объясняет большое количество военнослужащих из республики тем, что в регионе нет другой работы. “Весь Дагестан почти что там (на войне в Украине. – Прим. ред. )”, – говорит она.

При этом, говоря об отношении к событиям в соседней стране, теща Нуратдинова, очевидно, тоже руководствуется тем, что услышала из телевизора. Она не хочет войны, ей жалко молодых, но убеждена, что Россию “вынудили напасть”. И такое представление о причинах происходящего, по ее ощущениям, в селе разделяют все.

Девять дней телевизор в доме Нуратдинова не включали, из-за траура после похорон. В ночь на десятый день его теща вновь села смотреть новости.

Поздним вечером 18 мая в эфире Первого канала транслировали программу “АнтиФейк” – “Запад давит на Россию со звериной ненавистью. Видео, вызывающие у вас шквал эмоций, на деле могут оказаться бездушно и цинично изготовленным фейком”; по “России-1” подходил к концу “Вечер с Владимиром Соловьевым”.

Раненый в Украине Расул Амаев из Дагестанских Огней сначала не ответил на звонок Кавказ. Реалии, но затем перезвонил сам. “Короче, смотри, я патриот своей страны, Российской Федерации, – начал он разговор. – Если надо будет, я не то что в Украину, я и на Вашингтон пойду, вот мой ответ вам”.

38-летний Амаев – координатор дагестанского отделения прокремлевского “Национально-освободительного движения”, выступающего “за национальный курс” и “освобождение Российской Федерации от колониальной зависимости США”. В запрещенном и заблокированном в России инстаграме у дагестанского НОД более пяти тысяч подписчиков, столько же – в телеграме.

До отправки в Украину Амаев имел опыт службы в армии, в каком качестве – он не уточнил. “Я военный человек, я патриот своей страны, – говорит он на фоне детского гуления поблизости от телефонной трубки. – Куда моя страна скажет, я без всяких задумываний пойду”.

Рассказывая об участии в боях, собеседник утверждает, что “был везде”, да и вообще – в первом ли эшелоне, или во втором, или, как выразился Амаев, в среднем – это, по его мнению, не имеет значения: “Я из дома выходил, чтобы во вторых эшелонах прятаться, что ли? Я поехал защищать свою родину. Я вообще считаю, что это не война с Украиной, я украинцев очень сильно уважаю и понимаю, я пришел туда чисто фашистов мочить. Это те же самые фашисты, которые в 1941 году напали на нас”.

В заключение Амаев говорит, что якобы лично видел в захваченных в Мариуполе полицейских участках “кружки с немецкой свастикой и флаги американские”. Никаких доказательств в подтверждение своих слов собеседник предоставить не смог.

Магомед Абдулкаримов из села Комсомольское – самый молодой среди погибших добровольцев из Дагестана, контакты родственников которых оказались в открытом доступе, – ему было 24 года. У него остались невеста и внебрачные дети, рассказал его брат.

Он объясняет мотивацию Магомеда отправиться на войну тем, что он “сильно хотел в армию”, но не прошел медкомиссию, чтобы служить по контракту.

Он отмечает, что до 24 февраля Магомед не следил за ситуацией в Украине, но необходимость воевать объяснял в том числе тем, что “они потом на нас нападут”, – эти бездоказательные предположения распространяет российская пропаганда.

Подробности о недельной подготовке в чеченском Гудермесе доброволец не рассказывал, говорил лишь, что их обучают спецназовцы.

На фронте Абдулкаримов провел меньше двух недель – с 8 по 19 апреля. Последний раз брат разговаривал с ним за два дня до смерти. По его словам, доброволец был и в тылу российских войск, где проводил “зачистки и нарывался на засады”, и на передовой – в районе завода “Азовсталь” в Мариуполе, который до второй половины мая оставался последним оплотом украинских войск в городе.

Магомед Абдулкаримов признавался брату, что “война – это тяжело”, что тем, кто не имеет подготовки, туда ехать не стоит.

Когда закончится война, брат погибшего Магомеда Абдулкаримова предполагать не берется, – говорит, что это “одному всевышнему известно”, но убежден: “Война закончится только победой и больше ничем другим”.

Путь через Чечню

Власти Чечни регулярно отчитываются об отправке в Украину сотен добровольцев, подписавших контракт с Росгвардией

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.

Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

Конец истории Подкаст

Власти Чечни активно распространяют в соцсетях видеоролики и отчеты о подготовке добровольцев на базе Российского университета спецназа. Обещают полное обеспечение экипировкой и питанием и даже возврат денег за проезд до Грозного.

“Я не мог пойти через военкомат. Мне 48 лет, в армии не служил из-за травмы руки. Увидел, что есть шанс поехать через Чечню, и загорелся. Приехал в Грозный, зашел в мэрию и сказал, что хочу пойти на войну добровольцем. Меня отвезли в Гудермес”, – рассказывает Алексей (имя изменено по соображением безопасности).

В Гудермесе располагается база Российского университета спецназа – частного учебного заведения, созданного по инициативе Рамзана Кадырова для тренировок сотрудников спецподразделений. Команду инструкторов университета возглавляет бывший офицер спецназа ФСБ “Альфа” Даниил Мартынов. Как удалось установить Би-би-си, человек с голосом Мартынова в течение нескольких месяцев принимал участие в подготовке детального плана вторжения в Украину.

“Подготовка в университете спецназа идет прямо очень круто, инструкторы сильные. Утром подъем, завтрак, и весь день занятия. Как ползать, как стрелять из разных положений, как быстро магазин поменять, что делать, если патрон заклинило. Из гранатомета тоже учили стрелять. Тактические уроки бесценные. Я потом это все вспоминал, когда мы в деревне работали”, – рассказывает Алексей.

Некоторые добровольцы охотно снимаются, не скрывая своих лиц (фотография не имеет прямого отношения к героям публикации)

Кроме тактических занятий и огневой подготовки с добровольцами проводят и идеологические занятия.

“Нам показали секретные документы. В них говорилось о подготовке нападения на Донбасс и на Россию. Так что, если бы Путин не начал эту операцию, наши города бы уже горели”, – уверен Алексей.

Скорее всего, речь идет об обнародованном минобороны России еще в марте шестистраничном документе Нацгвардии Украины. В приказе, подлинность которого невозможно проверить, говорится об организации занятий по боевому слаживанию некоторых подразделений Нацгвардии Украины на базе в Львовской области близ границы с Польшей. Никаких упоминаний о наступлении на Донбасс или Россию в документе нет, но он часто упоминался оборонным ведомством России и российскими государственными СМИ на первом этапе вторжения России в Украину.

В Гудермесе подготовкой добровольцев занимаются инструкторы Российского университета спецназа

Подготовка Алексея и его сослуживцев (всего около 200 человек) к отправке в Украину продлилась 10 дней. Он приехал в Гудермес в начале мая, а уже 15 мая оказался на линии фронта в Луганской области Украины. В конце мая срок подготовки добровольцев в Гудермесе был сокращен, теперь она длится только неделю.

“Нормально, я считаю. С такими инструкторами времени хватает. Реальные знания для боя дают, без воды. Мне все пригодилось и очень помогло”, – говорит Алексей.

Военные эксперты с Алексеем не согласны. Специалисты отмечают, что 7 или 10 дней подготовки может хватить только чтобы обновить навыки тех, кто уже имеет боевой опыт. Для сравнения, перед отправкой в Афганистан солдат-срочников в СССР готовили около 4-6 месяцев.

“Билет в один конец”. Как российские добровольцы едут воевать с Украиной

  • Ольга Ившина
  • Би-би-си

20 июня 2022

Российский солдат во время патруля в захваченном городе (фотография не имеет прямого отношения к героям публикации)

Каждую неделю Россия направляет в Украину сотни вооруженных людей, которых Москва называет добровольцами. Как стало известно Би-би-си, сейчас именно отряды, составленные из добровольцев, воюют на наиболее активных участках фронта. При этом подготовка новых рекрутов перед отправкой длится лишь от трех до семи дней.

“В апреле позвонили мне из военкомата и предложили поехать добровольцем. Говорят, зарплата от 130 тысяч, полное обеспечение питанием, формой, и проезд бесплатно, то есть деньги на дорогу тратить не нужно. Но главное, обещали помочь погасить кредиты”, – рассказывает Дмитрий (имя изменено по соображением безопасности), живущий в небольшом уральском городе.

По словам Дмитрия, ему и сослуживцам, вместе с которыми он воевал в Чечне в начале 2000-х, из военкомата звонили “уже по три-четыре раза”. Несколько звонков он проигнорировал, но потом заинтересовался, поскольку потерял подработку, а без нее стало трудно выплачивать кредит.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.