михаил жадовский

Опасности и предостережения на борту Титаника

Во внутренних помещениях многие также не думали о нависшей над ними угрозе. Две дамы, идущие по коридору, наткнулись на группу людей, собравшихся у двери, которую тщетно пытались открыть; стоявший по другую сторону двери пассажир громко требовал выпустить его. Либо каюту заперли и не могли найти ключ, либо после столкновения замок заклинило и он не открывался.

Дамы решили, что застрявший пассажир заболел, раз производит такой шум, но один из пассажиров заверил их, что его не бросят ни при каких обстоятельствах и что его (очевидца) сын скоро подойдет и взломает дверь, если не удастся ее отпереть.

Благодаря стараниям сына, запертый пассажир был спасен, но стюард выразил недовольство из-за ущерба и угрожал арестом.

Неподготовленность пассажиров к опасности

Нельзя забывать, что пассажиров ни о чем не предупредили. Для некоторых опытных путешественников столкновение с айсбергом служило достаточной причиной для того, чтобы готовиться покинуть корабль. Однако подавляющее большинство не ведало о размерах повреждений или даже о том, что случилось.

Ходили слухи, что лайнер налетел на айсберг, но на большем мнении пассажиров это не отразилось.

Убежденность в непотопляемости Титаника

Многие пассажиры оставались убежденными в непотопляемости Титаника. Мужья думали, что последуют за женами и пересядут на другое судно после прибытия в Нью-Йорк.

Моряки и офицеры утверждали, что корабль не может затонуть, что только усиливало уверенность пассажиров.


Подводя итог, видим, что наличие информации и последовании инструкциям окажутся более ценными, чем уверенность в непотопляемости корабля. Необходимо быть внимательными и готовыми к неожиданным обстоятельствам, особенно во время плавания на открытом море.

Решение капитана Титаника в ночь катастрофы

Неудивительно, что многие решили остаться на Титанике

Поэтому неудивительно, что многие решили остаться, добровольно предпочтя палубу Титаника месту в шлюпке. Тем не менее шлюпки надо было спускать на воду, поэтому вначале они отходили полупустыми. Наверное, именно поэтому первые шлюпки не были загружены так же, как последние.

Почему решения капитана было трудно

Далее, важно понять, оправдано ли решение капитана скрывать это от всех пассажиров. Представим, что он объявил бы во всеуслышание: Судно затонет через несколько часов; мест в шлюпках хватит только женщинам и детям. Но имел ли он право отдавать такой приказ? На Титанике начались бы паника и давка; с толпой не справилась бы небольшая группа офицеров, даже вооруженных, а в давке даже самых отважных мужчин сбивают с ног – не только физически, но и психически.

Капитан надеялся на спасение пассажиров

Вместе с тем, скрывая истинное положение вещей от пассажиров и в то же время убеждая – а если убеждения бывало недостаточно, заставляя – женщин и детей садиться в шлюпки, он наверняка надеялся на то, что все они спасутся. Он не мог предвидеть их упорной веры в корабль; многие выжившие вспоминают, что он покинул мостик, когда корабль остановился, и стал ходить в толпе пассажиров, уговаривая их садиться в шлюпки.

От этого не спаслись все

Вместе с тем он вместе с другими офицерами оттеснял от шлюпок всех, кроме женщин и детей. Некоторые не желали садиться. Так, офицер Лоу несколько раз громко спрашивал: Кто следующий на посадку? – но не получил ответа. Шлюпки спускали на воду загруженными наполовину – правда, еще существовали опасения, что шлюпка треснет под тяжестью пассажиров. Итак, в распоряжении капитана имелось совсем немного шлюпок. Ему оставалось лишь убеждать пассажиров. Едва ли он в силах был сделать нечто большее в столь ужасных обстоятельствах.

Бедный капитан

Страшнее всего представлять, что еще несколько шлюпок – а ведь корабль был оснащен специальными шлюпбалками, способными спустить на воду больше шлюпок, – и спаслись бы все пассажиры! Капитану не пришлось бы принимать такое страшное решение! Если бы шлюпок хватало, он бы прямо объявил: Через несколько часов мы пойдем ко дну. Места в шлюпках хватят для всех пассажиров начиная с женщин и детей.

Бедный капитан Смит! Не знаю, несет ли он ответственность за то, что Титаник развил большую скорость в районе скопления айсбергов; ни одному человеку еще не приходилось делать такой страшный выбор, как ему в ту ночь, и мне трудно понять, как можно обвинять его в утаивании от пассажиров сведений о неминуемой опасности.

Ответственность капитана Титаника: реальная ситуации и альтернативные решения

Читая репортажи о том, что шлюпки прибывали на Карпатию, заполненные наполовину, многие читатели обвиняли в случившемся офицеров Титаника. Как они допустили подобное?

Оценка обстановки

Однако легко критиковать задним числом – и легко осуждать капитана Смита, потому что он вовремя не рассказал пассажирам о реальном положении дел. В ту роковую ночь он столкнулся со многими факторами, которые критики не учитывают.

Принятие решений

Пусть беспристрастный человек оценит лишь некоторые из тех задач, которые ему предстояло решить! Судно должно было затонуть через несколько часов; в шлюпках хватало места для всех женщин и детей и для некоторых мужчин. Многие женщины, не знавшие, что Титаник обречен, отказывались его покинуть. Капитан предпочел не открывать правду, боясь давки и паники.

Способы эвакуации

Кроме того, он понимал, что от избыточной нагрузки шлюпки могут треснуть и перевернуться. Кроме того, вначале офицеры приказывали спускать на воду шлюпки, заполненные наполовину, и идти к кормовым забортным трапам, где можно было посадить других пассажиров. Несколько человек слышали такие приказы. Я сам слышал, как офицер отдает такой приказ четырем шлюпкам. Дама, сидевшая по левому борту шлюпки № 4, говорит: их гребцы никак не могли найти кормовой забортный трап, где им было приказано ждать. Они боялись, что их затянет в воронку. Не знаю, все ли выполнили приказ и ждали там, где было велено; я не видел, чтобы загрузочные люки были открыты или хоть одна шлюпка ждала у правого борта. Правда, шлюпки с № 9 по 15 спускали на воду с полной загрузкой, и, едва коснувшись воды, они сейчас же отплывали.

Альтернативные варианты

Есть надежное свидетельство, что капитан Смит именно так собирался загружать и остальные шлюпки. О том, что его приказ не выполнили, сожалеет весь мир. Но еще раз представьте себе огромные размеры корабля и короткое время для принятия решений, и тогда легче будет понять такое упущение. Кроме того, спуск шлюпок на воду не отрабатывали заранее, не было учений по посадке в шлюпки.

Выводы

Остается лишь радоваться тому, что спаслись 705 человек. Похоже, вопрос об обязанностях капитана требует пересмотра. В ту ночь одному человеку было совершенно не под силу контролировать все судно, и погодные условия тому явно не способствовали. Одна из реформ, которая кажется неизбежной, заключается в том, что один человек должен отвечать за шлюпки, управление ими, посадку пассажиров и спуск на воду, освободив капитана для того, чтобы он до последнего момента находился на мостике.

Привлечение внимания других судов

Случившаяся катастрофа с Титаником сразу же привлекла внимание других судов. Радисты на борту корабля связались с несколькими судами, прося их о помощи.

Ответы других кораблей

Первый ответ пришел от германского Франкфурта, который обещал помочь, но не указал свои координаты. Из-за мощности сигнала судов, радисты решили, что Франкфурт находится ближе всех к Титанику. Однако, Франкфурт оказался на расстоянии 140 миль от места катастрофы.

Следующий ответ пришел от Карпатии, находившейся в 58 милях от Титаника. Она сообщила, что идет на помощь и указала свои координаты.

Расстояние до других кораблей

Существовали и другие суда, с которыми связь была установлена:

  • Маунт Темпл – 50 миль
  • Бирма – 100 миль
  • Вирджиниан – 150 миль
  • Балтик – 300 миль

Два ближайших судна к Титанику оказались Калифорниэн – менее 20 миль и Олимпик – 560 миль.

Заключение

Хотя многие другие суда услышали призыв о помощи от Титаника, только Карпатия смогла быстро прибыть на место катастрофы. Ужасная трагедия Титаника подняла вопросы о безопасности судов и правильной организации коммуникации в случае чрезвычайных ситуаций.

Вторым судном был небольшой пароход в нескольких милях левее «Титаника». Там не было рации, а его название и место назначения остаются неизвестными; однако доказательства его присутствия рядом в ту ночь неопровержимы, чтобы не принимать их во внимание. Воксхолл утверждает, что они с капитаном Смитом отчетливо видели корабль милях в пяти от «Титаника»; они различали мачтовые огни и красный бортовой огонь. Они сразу же выпустили ракеты, привлекая внимание корабля, и электрические сигналы Морзе. Воксхолл не получил ответа, хотя капитан Смит и стюард уверяли, что ответ получен. Второй и третий помощники видели посылаемые сигналы и огни неизвестного корабля. Третий помощник видел огни корабля из шлюпки, где он был за старшего. Матрос Хопкинс показал, что старший в шлюпке велел ему грести на огонь; мы в шлюпке № 13 видели огни в том же положении и какое-то время гребли к ним. Но, невзирая на все наши усилия, призванные привлечь к нам внимание, корабль медленно удалился и огни скрылись за горизонтом.

Как жаль! Он находился так близко и без труда мог бы спасти не одну сотню человек! Трудно поверить, что на корабле нарочно не отвечали на сигналы; те, кто так утверждает, должно быть, ошибаются. В выводах следственного подкомитета сената США недвусмысленно утверждается, что этот неопознанный корабль – не что иное, как «Калифорниэн», и отказ последнего прийти на помощь «Титанику» можно расценить как преступную халатность. Есть неопровержимые доказательства того, что некоторые члены экипажа на «Калифорниэне» видели наши ракеты; но невозможно поверить, что капитан и офицеры знали о нашем бедственном положении и намеренно проигнорировали его. Один механик, который служил на трансатлантической линии, рассказывает, что от небольших промысловых судов часто отходят шлюпки и идут на веслах много миль; иногда они теряются и блуждают среди айсбергов; порой их больше не находят. Вот почему в число обязательного оборудования на промысловых судах входят сигнальные ракеты. Их посылают вверх, показывая шлюпкам, куда возвращаться. Можно ли предположить, что на «Калифорниэне» приняли наши ракеты за такие сигналы и потому не обращали на них внимания?

Кстати, тот же механик, не колеблясь, добавляет: как правило, крупные лайнеры не останавливаются, чтобы помочь небольшим промысловым судам, которые посылают сигналы бедствия, – даже в тех случаях, если виновниками столкновения являются они сами. Он уверенно утверждает, что подобные случаи хорошо известны всем служащим трансатлантических линий.

Что касается других судов, с которыми общались радисты, только «Маунт Темпл» находился достаточно близко и мог вовремя прибыть и оказать помощь, но между ним и «Титаником» простиралось огромное ледяное поле. К тому же «Маунт Темпл» был окружен айсбергами.

Семь кораблей, которые получили сообщение, сразу же вышли на помощь, но все (кроме «Бирмы») остановились после радиограммы с «Карпатии», в которой сообщалось о судьбе «Титаника» и людей на борту. Должно быть, радиограмма очень сильно подействовала на капитанов других кораблей; они наверняка лучше, чем обычные путешественники, понимали, что означает гибель такого прекрасного корабля в первом же рейсе.

Итак, оставалось одно: как можно быстрее спустить шлюпки на воду. Офицеры посвятили этой задаче все силы. Второй помощник капитана Лайтоллер спускал на воду одну шлюпку за другой; в одну он посадил 24 женщины с детьми; в другую – 30, в третью – 35; затем, увидев, что у него не остается матросов, он отправил со следующей шлюпкой майора Пьючена, опытного яхтсмена, чтобы тот помог управлять ею. После того рядом с ним почти не осталось женщин для посадки в пятую и шестую шлюпки. Причины этого изложены выше. Все это время пассажиры оставались – по его собственным словам – «тихими, как будто в церкви». Судя по всему, посадка в шлюпки и спуск на воду продолжались почти до того времени, как «Титаник» затонул; в среднем на заполнение одной шлюпки уходило около двадцати минут. Лайтоллер работал до самого конца; затем он пошел ко дну вместе с судном. Давая показания на заседании следственного подкомитета в США, он так ответил на вопрос: «Вы покинули корабль?» – «Нет, сэр». – «Корабль покинул вас?» – «Да, сэр».

Он прекрасно и безупречно делал свое дело, и то, что ему удалось выплыть и спастись, кажется чудесной наградой за преданность долгу.

Капитан Смит, офицеры Уайлд и Мэрдок были так же заняты в других частях корабля; они уговаривали женщин садиться в шлюпки, в некоторых случаях отправляли в шлюпки младших офицеров, например Питмена, Бокс-холла и Л оу. В других случаях старших выбирали из числа опытных моряков. Старшим кричали, куда лучше идти; одним велели находиться рядом с «Титаником» и ждать дальнейших указаний; другим – грести на свет исчезающего парохода.

Прискорбно вспоминать результат того, что первые шлюпки спускали на воду полупустыми. В некоторых случаях места в шлюпках занимали мужчины вместе со своими женами – молодые мужчины, которые женились лишь несколько недель назад. Они совершали свадебное путешествие на «Титанике». Их пустили в шлюпки только потому, что рядом не оказалось других женщин. Офицер, руководивший посадкой, строго придерживался приказа: «Только женщины и дети». Поэтому он заставил их снова выйти. На некоторых шлюпках, дошедших до «Карпатии», оказалось множество пустых мест. Можно себе представить, что чувствовали в такой ситуации молодые жены! Впрочем, в разных частях корабля приказ истолковывали по-разному. Кое-где мужчинам разрешали садиться в шлюпки, а иногда офицеры сами приглашали их сесть – не только для того, чтобы подменять гребцов, но даже в качестве пассажиров. Конечно, так поступали с первыми шлюпками, когда больше не могли найти женщин.

Разница в понимании данного правила часто подвергалась обсуждению на «Карпатии» – более того, само правило обсуждалось довольно подробно; его принимали близко к сердцу. Не было недостатка в тех, кто сомневался в справедливости строгого воплощения правила в жизнь. Многие считали несправедливым, что мужа отделяли от жены и детей, оставляя тех без гроша, или разлучали молодоженов лишь после нескольких недель брака, и в то же время спасали пожилых одиноких дам, не имевших ни иждивенцев, ни особых обязанностей. В основном именно те дамы сокрушались из-за того, что спасли их, а не кого-то другого. С ними, похоже, соглашались и многие мужчины. Может быть, с точки зрения теории они правы, однако применить теорию на практике оказалось невозможно. Снова процитирую слова Лайтоллера, произнесенные на заседании следственного подкомитета в США. Когда его спросили, соответствовал ли приказ капитана морскому закону, он ответил, что приказ соответствовал «закону человечности». Несомненно, вот истинная причина для его существования.

И все же необходимость отбора вызвала понятную горечь у многих. Дамам, лишившимся близких, неприятно было узнать, что в одной шлюпке находился подобранный из воды кочегар, совершенно пьяный; он все время кричал и размахивал руками. Дамам пришлось повалить его на дно и сесть сверху, чтобы утихомирить. Если какие-либо сравнения уместны, наверное, было бы лучше, если бы спасся какой-нибудь образованный, воспитанный человек, а не тот, кто решил в минуту опасности искать спасение в спиртном.

Подобные разговоры подчас вели к общим вопросам: «Какова цель всего этого? Почему случилась катастрофа? Почему один человек спасся, а другой погиб? По чьей воле мой муж прожил на свете всего несколько коротких счастливых лет, и счастливейшими днями за все годы стали последние несколько недель, а потом его у меня отобрали?» Я не слышал, чтобы кто-нибудь обвинял в произошедшем божественную силу, которая предопределяет и организует человеческие жизни и, будучи составной частью некоего плана, посылает людям беды и страдания, чтобы очистить, научить, духовно возвысить. Я не говорю, что рядом со мной не было людей, считавших, будто во всем угадывается рука божественной мудрости, настолько непостижимой, что мы в неведении своем ее не видели; но я не слышал, чтобы подобные мнения выражали вслух. Книга же моя призвана стать лишь частной хроникой, запечатлевшей различные испытания и убеждения.

Вместе с тем некоторые не замедлили многозначительно провозгласить, что в конечном счете во всем повинны равнодушие к правам и чувствам другим, слепота к долгу по отношению к своим собратьям. Вот что служит причиной многих человеческих страданий на свете. Такая точка зрения, несомненно, больше соответствовала нашим представлениям о справедливости, и мы приписывали произошедшее собственной нечуткости по отношению к другим, не пытаясь переложить ответственность на силу, которую мы без доказательств считаем мудрейшей и любящей.

Все шлюпки спустили на воду примерно в 2 часа ночи; к тому времени «Титаник» уже очень сильно погрузился в воду. Вода накрыла палубу бака и подползала к мостику – до него оставалось лишь несколько ярдов.

Хотя в то время никто из оставшихся уже не сомневался в конечной судьбе «Титаника», полторы тысячи пассажиров и членов экипажа на борту не устраивали никаких демонстраций. Молча и спокойно они стояли на палубе или исполняли свои обязанности внизу. Их хладнокровие кажется невероятным, однако оно, несомненно, вызывалось теми же чувствами, какие господствовали на палубе перед спуском шлюпок. Объяснение весьма откровенно и разумно в своей простоте. В последней главе я делаю попытку показать, почему настроение толпы было исполнено такого тихого мужества. В некоторых репортажах описываются взбудораженные люди, которые в ужасе бегают по палубе. И все же два самых надежных свидетеля, полковник Грейси и второй помощник капитана Лайтоллер, утверждают, что дело обстояло не так, что на «Титанике» преобладали полнейший порядок и тишина. Оркестр по-прежнему играл, подбадривая всех, кто находился рядом; механики и трюмная команда – по-моему, ни один механик не поднимался на палубу – по-прежнему работали внизу, у генераторов. Они заботились о том, чтобы «Титаник» освещался до тех пор, пока ни один человек уже не мог работать ни секунды дольше. Это произошло после того, как дифферент на нос резко увеличился, двигатели сорвались с мест и упали вниз. Свет погас не потому, что люди, которые обслуживали генераторы, не исполнили свой долг, а потому, что двигатели больше не производили электричества. Они находились в недрах корабля, вдали от открытых палуб, где существовала хотя бы возможность прыгнуть в воду, возможно, выплыть на поверхность и спастись. Они прекрасно знали: когда корабль погрузится под воду – а они наверняка понимали, что это произойдет скоро, – у них не остается никакой надежды вовремя выбраться наверх и прыгнуть в океан. Итак, они все прекрасно понимали и тем не менее продолжали работать, чтобы палубы освещались до последнего! Такое поведение требовало крайнего мужества.

Но такое мужество требовалось от всех механиков, и оно называется долгом. Стоять у двигателей до последнего мига – долг механика. Не может быть лучшего примера крайнего мужества во исполнение своего долга, чем поведение механиков «Титаника», которые продолжали работать, когда корабль медленно поворачивался носом вниз и швырял их вместе с двигателями по всей длине корабля. Простое заявление, что свет горел до последнего, поистине их эпитафия, но слова Дж. Р. Лоуэлла касаются их с особенной силой:

Чем дольше мы живемИ взвешиваем качества людские,Тем больше ценим красотуПростой, суровой преданности долгу.Она спокойна и пряма; она не ждет ничьих похвал,Однако видит высшую наградуНе в лаврах победителя, но в неустанномТруде и в жизни, не растраченной напрасно.

Лишь немногим из полутора тысяч человек, попавших в море, когда «Титаник» пошел ко дну, невинных жертв недомыслия и бездействия тех, кто отвечал за их безопасность, удалось добраться до «Карпатии». Ни к чему дольше растравлять душу, вспоминая о том, как беззащитные люди барахтались в ледяной воде. Сердце любого, кто видел их или хотя бы читал о них, сжималось от любви и жалости. Некоторым утешением может служить лишь мысль о том, что их мучения в воде в большинстве случаев были короткими и не причиняли физической боли. Утопленников среди погибших было совсем немного; в основном они умирали от переохлаждения.

Если мы все позаботимся о том, чтобы сочувствие к погибшим обрело практический вид, и каждый займется проработкой соответствующих реформ, не доверяя одним лишь экспертам, каждый внесет свой вклад в то, чтобы потеря стольких драгоценных человеческих жизней не стала напрасной.

Вернемся к тем, кому удалось выжить в катастрофе в последние мгновения. Два рассказа – полковника Грейси и мистера Лайтоллера – во многом сходятся. Первый ушел под воду, держась за ограждение, последний нырнул перед тем, как корабль погрузился под воду. Его прижало к сетке воздухозаборника. Оба довольно долго продержались под водой. Лайтоллера в конце концов выбросило наверх сильной струей воздуха, которая поднялась по воздухозаборнику и освободила его. Полковник Грейси всплыл на поверхность после того, как целую вечность, по его словам, задерживал дыхание. Какое-то время оба плыли, уцепившись за какие-то обломки, попавшиеся им под руку. Наконец они увидели перевернутую складную шлюпку и забрались на нее. Кроме них, на шлюпке оказалось около двадцати человек, в том числе второй радист Брайд. Простояв на днище перевернутой шлюпки несколько часов, когда волны захлестывали их до пояса, на рассвете они по предложению Лайтоллера встали в два ряда, спина к спине, балансируя и боясь лишний раз повернуться, чтобы днище не ушло под воду. Наконец их увидели со спасательной шлюпки и взяли их на борт; операция сопровождалась большими трудностями. С рассветом они добрались до «Карпатии». Немногие прошли через такие испытания, как они; всю ночь им пришлось выживать на перевернутой, плохо сбалансированной шлюпке. Они дружно молились, надеясь, что наступит день и их заберет какое-нибудь судно.

Попробую рассказать о том, как флотилия шлюпок добралась до «Карпатии», однако по необходимости рассказ будет очень кратким. Впечатления выживших разнятся; одни вовсе не видели айсбергов, на отдельных шлюпках не было недостатка в гребцах. Где-то удалось отыскать фонарь, еду и воду. Кого-то подобрали после всего нескольких часов дрейфа; кто-то почти не испытывал неудобств. Другие всю ночь видели вокруг айсберги; им приходилось постоянно грести, чтобы обойти их. В каких-то шлюпках было очень мало мужчин, в некоторых случаях всего двое или трое, поэтому дамам приходилось грести, а в одном случае править. Во многих шлюпках не нашлось ни фонаря, ни еды, ни воды, они дрейфовали много часов, в некоторых случаях почти восемь.

Первой к «Карпатии» подошла шлюпка, в которой за старшего был четвертый помощник Воксхолл. В ней находился всего один гребец-мужчина, поэтому дамам пришлось сесть на весла. Зеленый фонарь, горевший в этой шлюпке всю ночь, заменил маяк для всех остальных, поскольку у нас не было других ориентиров; хотя сам по себе фонарь не обеспечивал безопасности, он давал точку, на которую мы смотрели. Капитан Рострон тоже издали заметил зеленый свет и повел корабль, ориентируясь на него.

В шлюпке № 5 за старшего по приказу Мэрдока был третий помощник Питмен. На борту ее находилось сорок пассажиров и пять членов экипажа. Шлюпка могла вместить больше людей, но в то время, когда ее спускали, поблизости не нашлось женщин. Питмен говорит: покидая корабль, он был уверен, что «Титаник» останется на плаву и все они вернутся. Пассажир его шлюпки вспоминает: мужчин приглашали сесть на свободные места, но они отказывались и уговаривались встретиться на следующее утро. К шлюпке № 5 была пришвартована шлюпка № 7, одна из тех, где находилось мало людей; еще нескольких перевели туда из шлюпки № 5, хотя она могла вместить гораздо больше.

В шлюпке № 14 командовал пятый помощник Л оу. В ней находилось 55 женщин и детей и несколько членов экипажа. Шлюпка была настолько переполнена, что, когда ее спускали, Лоу пришлось выстрелить из револьвера вверх, чтобы не пускать в нее других пассажиров и она не перевернулась. Ее, как и шлюпку № 13, не сразу удалось освободить после спуска. Когда днище коснулось воды, пришлось резать канаты. Лоу взял на себя командование еще четырьмя шлюпками. Он приказал им пришвартоваться друг к другу. Увидев, что в каких-то шлюпках мало пассажиров, он перевел в них людей из своей шлюпки, распределив их в темноте по возможности равномерно. Затем он с несколькими матросами вернулся на то место, где затонул «Титаник», подобрал из воды нескольких человек и вернулся к четырем оставшимся шлюпкам. По пути на «Карпатию» он увидел одну из складных шлюпок и принял на борт всех, кто находился на ней, потому что казалось, что она вот-вот затонет.

В числе четырех связанных вместе шлюпок была и шлюпка № 12; по словам матроса, который был в ней за старшего, он хотел вернуться и помочь тонущим, но отказался от своего плана, потому что на борту находилось 40 женщин и детей и лишь еще один мужчина-гребец. Им вдвоем трудно было бы добраться до места катастрофы.

Шлюпка № 2 была небольшой, для экстренного спуска; в ней находились 4 или 5 пассажиров и 7 членов экипажа. Шлюпка № 4 покинула корабль одной из последних с левого борта; к тому времени корабль так накренился, что пришлось проложить шезлонгами зазор между шлюпкой и палубой. Ее спустили на воду, но какое-то время не могли отцепить – заклинило тали. А так как «Титаник» стремительно тонул, казалось, что шлюпку тоже утащит под воду. В шлюпке было много женщин; они умоляли матросов скорее отходить от корабля, но те, во исполнение приказа капитана, стояли у порта. Они находились так близко, что слышали, как бьется фарфоровая посуда, когда корабль носом вперед уходил под воду; потом им пришлось уклоняться от обломков мебели, которые швыряли в воду офицеры и матросы, чтобы они служили подобием плотов. В конце концов шлюпка немного отошла от корпуса. Когда «Титаник» затонул, они находились совсем недалеко, поэтому им удалось вытащить нескольких человек, всплывших на поверхность.

Эта шлюпка ночью очутилась среди айсбергов; пассажиры видели их во множестве, и им с трудом удалось избежать столкновения с ними.

За старшего в шлюпке № 6 был рулевой Хитченс. В отсутствие других моряков ему в помощь послали майора Пьючена. Им велели грести к пароходу, который видели по левому борту; они следовали указанным курсом, пока огни не исчезли. В той шлюпке находилось 40 женщин и детей.

В шлюпке № 8 был только один матрос; поскольку капитан Смит требовал, чтобы в шлюпки сажали «только женщин и детей», дамам пришлось грести самим. Ночью, поняв, что они почти не двигаются, матрос взял весло, а одной даме поручил править. Их шлюпка тоже очутилась среди айсбергов.

Крушение парохода «Титаник»

Вилли Штёвер, 1912 год. Гибель «Титаника»

ПричинаСтолкновение с айсбергом

Дата14−15 апреля 1912 года

Время23:40 — 02:28 (бортовое)

В статье представлена хронология гибели «Титаника» (RMS Titanic) — британского парохода компании «Уайт Стар Лайн», крупнейшего пассажирского лайнера мира на момент своей постройки. Катастрофа произошла во время первого рейса лайнера в ночь на 15 апреля 1912 года в северной части Атлантического океана в результате столкновения с айсбергом. Корабль затонул за 2 часа 40 минут. В момент катастрофы на борту находилось 1 317 пассажиров и 908 членов экипажа, всего 2225 человек. Из них спаслись 712 человек, 1513 погибли. Крушение «Титаника» вызвало широчайший общественный резонанс, став самой крупной по числу жертв морской катастрофой своего времени. В настоящее время входит в пятёрку крупнейших по числу жертв морских катастроф мирного времени всех времён.

Апреля 1912 года

23:00 «Калифорниэн» предупреждает о наличии льдов, но радист «Титаника» Джек Филлипс обрывает радиообмен раньше, чем «Калифорниэн» успевает сообщить координаты опасного района.

23:39 Находящийся в «вороньём гнезде» на мачте «Титаника» вперёдсмотрящий Фредерик Флит замечает айсберг, находящийся всего в ¼ мили (463 метра) прямо по курсу корабля. Флит немедленно трижды ударяет в колокол и кричит в трубку телефона: «Айсберг прямо по курсу!». Первый помощник Уильям Мёрдок тут же отдаёт команды «Право на борт!» (в оригинале «Hard a’starboard» — согласно использовавшейся в то время системе команд, она соответствовала перемещению румпеля вправо; перо руля и следовательно нос судна при этом поворачивались влево), «Стоп машина!», а затем «Полный назад!», рассчитывая обойти айсберг слева.

«Титаник» на большой скорости не успевает выполнить манёвр и скользящим ударом по правому борту врезается в подводную часть айсберга. На глубине от одного до шести метров ниже ватерлинии айсберг повреждает корпус лайнера на протяжении порядка 90 метров. Как показали исследования покоящихся на дне останков судна, «Титаник» получил несколько узких, но длинных пробоин.

От удара непрочные заклёпки могли лопнуть, а соединяемые ими стальные листы разойтись

Мёрдок, не раздумывая, нажал на рычаг, который закрывает водонепроницаемые двери в котельных.

Капитан Смит, поднявшийся на мостик, приказывает закрыть водонепроницаемые двери в котельных. Но Мёрдок, докладывает капитану, что водонепроницаемые двери закрыты. Двигатели «Титаника» останавливаются.

Капитан Смит, ещё не догадываясь о масштабах повреждений, отдаёт приказ «Малый вперёд». По собственной инициативе четвёртый помощник Джозеф Боксхолл проводит инспекцию носовых жилых помещений и трюма на случай наличия повреждений, но не находит ничего подозрительного.

Крен на правый борт, возникший сразу же после начала затопления судна, достиг 5-ти градусов, что не осталось незамеченным Капитаном Смитом. Им отдан приказ в машинное отделение «Стоп». «Титаник» навсегда остановился.

Корабль полностью остановился. Неожиданное затишье и вибрация предметов в каютах разбудили многих пассажиров. Паника ещё не началась, большинство людей лишь заинтересовались причиной внезапной остановки. Тем временем, каждую секунду около 5 тонн океанской воды проникает в корпус лайнера, снижая его плавучесть. Вернувшись на мостик, Боксхолл официально докладывает капитану, что в ходе осмотра повреждений не обнаружено. Смит отправляет его срочно отыскать плотника Джона Хатчинсона. Мёртвую тишину Северной Атлантики нарушает оглушительный рёв стравливаемого пара.

Шестиметровые грузовые трюмы «Титаника» полностью затоплены, вода начинает поступать в почтовое отделение высотой 2,5 м.

Главный конструктор «Титаника» Томас Эндрюс в спешке направляется в сторону капитанского мостика. Четвёртый офицер Боксхолл отправляется на повторную инспекцию нижних палуб.

Капитан Смит отдаёт приказ расчехлять спасательные шлюпки.

На ходовой мостик после второго осмотра возвращается четвёртый помощник Боксхолл и докладывает капитану, что почтовое отделение затоплено. Капитан Смит вместе с Томасом Эндрюсом принимают решение спуститься на нижние палубы, чтобы лично оценить нанесённые лайнеру повреждения. Чтобы не привлекать лишнего внимания пассажиров, они используют спецтрап. Забортная вода добралась до кают третьего класса на палубе G в носовой части судна.

Тем временем вода уже затопила подпалубные помещения, и теперь вода на палубе G затопляет кубрики кочегаров. На верхних палубах становится всё многолюднее, растерянных пассажиров стюарды просят надеть спасательные жилеты.

На шлюпочной палубе появились первые пассажиры. В основном это были пассажиры 1 класса, надевшие спасательные жилеты. Пассажиры 2 и 3 классов добрались до шлюпочной палубы гораздо позже. Неблагоприятные погодные условия не позволяют растерянным и обеспокоенным пассажирам покинуть тёплые залы и салоны. Тем временем, на шлюпочной палубе уже идёт подготовка к спуску шлюпок. Их освобождают от крепежей, снимают брезентовые чехлы, закрепляют на блоках и перебрасывают за борт.

Тем временем вода уже затопила зал для игры в сквош на нижней палубе и сортировочное отделение (на палубе G, теперь вода по лестнице идёт прямо на палубу F, а оттуда — на палубу E)

В штурманской рубке главный конструктор «Титаника» Томас Эндрюс, оглядывая стоящих вокруг офицеров, капитана Смита и растерянного генерального директора компании «White Star Line» Брюса Исмея, выносит смертный приговор своему творению.

Капитан Смит заглядывает в радиорубку, ошеломляя радистов Брайда и Филлипса новостью о столкновении с айсбергом, и просит сохранять готовность на случай, если потребуется послать сигнал о помощи. Забортная вода добирается до уровня палубы E в носовой части лайнера. Под напором воды рушится стена, отделявшая кубрик матросов от помещений третьего класса на палубе E. В кормовой части на нижних палубах женщины и семьи из третьего класса по-прежнему не догадываются о смертельной опасности.

Второй офицер Лайтоллер замечает, что дифферент на нос существенно увеличился.

Пассажирская элита оставляет в своих апартаментах драгоценности, облигации, деньги, твёрдо рассчитывая ближе к утру вернуться в тёплые каюты и салоны.

Капитан Смит разрешает офицерам приступить к посадке пассажиров в спасательные шлюпки.

По коридорам лихорадочно бегают стюарды, заглядывая в каждую каюту, просят пассажиров подчиниться приказу капитана — надеть спасательные жилеты и подняться к шлюпкам.

Капитан Смит распахивает дверь радиорубки и прямо с порога командным голосом просит отправить сигнал о помощи. Ни секунды не мешкая, старший радист Филлипс отстукивает CQD с координатами 41.46 с. ш. 50.24 з. д. Первый призыв о помощи с «Титаника» слышат радисты пароходов «La Provence» и «Mount Temple».

Среди пассажиров, собравшихся на шлюпочной палубе, царит оживление, но никто по-прежнему не осознаёт масштабы трагедии. Призывы о посадке в спасательные шлюпки пассажиры воспринимают равнодушно.

Хотя расчётного числа мест в шлюпках не хватило бы на всех (1178 мест — на 1316 пассажиров и 891 члена экипажа), всё равно начинается подготовка к спуску их на воду. Занимались этим всего 16 матросов. В первой спущенной вниз шлюпке № 7 было занято только 28 из 65 посадочных мест. Наклон носовой части становился заметно сильнее. Иллюминаторы палубы Е с правого борта скрылись под воду . К тому времени, как от правого борта отошла первая шлюпка, основная масса людей скопилась на левом борту.

Радиопередатчик «Титаника» продолжает посылать сигналы бедствия: CQD и (один из первых в истории) SOS. От левого борта на глазах капитана отошла переполненная вторая шлюпка. Капитан Смит кричит: «Женщин и детей на левый борт!», — предполагая, что так удастся быстрее эвакуировать пассажиров. Некоторые мужчины добровольно уступили свои места дамам, а многие из дам отказались садиться в шлюпки. Подобная ситуация продолжилось и с остальными шлюпками, вплоть до полного погружения корабля.

Несмотря на продолжающуюся эвакуацию пассажиров, в курительном салоне 1 класса некоторые джентльмены всё ещё спокойно беседуют за стаканом виски и бренди, играют в покер. Все восемь музыкантов судового оркестра под руководством Уоллеса Хартли продолжают играть на верхней палубе корабля (оркестр будет играть до последних минут катастрофы).

На воду спускают третью шлюпку с 41 пассажиром и 24 свободными местами. Запущена сигнальная ракета. Вскоре спускают четвёртую шлюпку, в которой осталось 37 свободных мест. С правого борта спускают пятую шлюпку, с 25 свободными местами. Суматоха в шлюпках плохо поддаётся контролю со стороны стюардов и матросов, сидящих на вёслах. В восьмой шлюпке два вёсла вылетают за борт. Капитан Смит приказал командовавшим шлюпками держать курс на огни корабля, замеченного в двух морских милях от «Титаника».

Стенка угольного бункера в котельной № 5 не выдерживает, и его начинает затапливать. Скорость погружения «Титаника» под воду увеличивается.

Начало затапливать полубак. Также начало затапливать обеденный зал на палубе D из-за открытой входной двери по левому борту. Теперь вода затопляет «СкотлэндРоуд» по левому борту. Это послужило причиной смены крена с правого борта на левый. В носовой части лайнера уже было 30 000 тонн воды. Команда, взволнованная стремительным погружением судна, ускорила работу, и за 30 минут на воду было спущено 11 шлюпок, в некоторые разом набивалось по 70 человек. В толпе пассажиров начинается паника. Тем временем члены трюмной и машинной команд не прекращают работу по откачке воды и поддержке работы электрогенераторов.

Пятый помощник капитана Гарольд Лоу, управлявший спуском шлюпки № 14, сделал предупредительный выстрел из пистолета, когда ему показалось, что в шлюпку пытаются запрыгнуть пассажиры с открытой прогулочной палубы. Пуля никого не задела, но паника только усилилась.

В это время у противоположного борта шлюпка № 13 при спуске чуть не опрокинулась и съехала под спускавшуюся рядом шлюпку № 15. И лишь когда верхняя шлюпка уже задевала головы людей в нижней, матросам удалось отодвинуть её от борта.

Первый помощник Уильям Мёрдок стреляет над головами нескольких мужчин, прыгнувших в полупустую шлюпку № 1. Однако перед самым спуском в эту шлюпку сел президент «Уайт Стар Лайн» Джозеф Брюс Исмей, а 26 мест вновь остались незанятыми.

Нос по левому борту был уже под водой, по правому борту ещё на поверхности воды. На «Карпатии» все уже было готово к приёму спасшихся пассажиров с «Титаника». Тем временем на «Титанике» со шлюпочной палубы взлетела последняя сигнальная ракета. Радисты Гарольд Брайд и Джек Филлипс продолжают передавать сигнал бедствия. Огни таинственного корабля, к которому направлялись шлюпки, внезапно исчезли.

За борт спускают семнадцатую шлюпку, заполненную полностью. В это время большинство пассажиров 3 класса всё ещё оставались на нижних палубах носовой части — некоторые из них не знали о масштабе крушения корабля, другие же очень долгое время не могли найти выход на шлюпочную палубу и всё ещё находились внутри тонущего корабля, некоторые остались в каютах ждать смерти.

Второй помощник Чарльз Лайтоллер и первый помощник Уильям Мёрдок сделали ещё несколько выстрелов, чтобы отогнать нескольких кочегаров, механиков и пассажиров, самовольно запрыгивающих в полупустую последнюю шлюпку. К концу спуска всех шлюпок, выяснилось, что только в 5 шлюпках из 18 были заняты все места. Шлюпка № 11 даже была перегружена, в ней уместились 70 человек — это на 5 человек больше положенного. Во всех складных и главных шлюпках было по 65 мест.

Носовая часть шлюпочной палубы начала быстро уходить под воду. Капитан Смит зашёл в радиорубку к радистам, и приказал им прекратить работу и попытаться спастись самим. Некоторые члены экипажа и пассажиры смирились с гибелью. По свидетельствам некоторых членов команды, капитан Смит остался на капитанском мостике, и утонул вместе с кораблём.

Капитанский мостик скрылся под водой. Лайнер внезапно вздрогнул, двинулся вперёд и начал быстро уходить под воду. Корма начала подниматься вверх. Судовой оркестр Уоллеса Хартли заиграл мелодию хорала «Ближе, Господь, к Тебе».

Корпус «Титаника» встал под углом 19 градусов, корабль погрузился в воду до уровня первой дымовой трубы. Все, кто не успел зацепиться за канаты шлюпбалок или палубные надстройки, скатились в воду, сбитые полетевшими вниз стульями и шезлонгами. Некоторые не пытались снова забраться на корму, а сами прыгали вниз, некоторые пытались вплавь догнать уплывающие шлюпки.

Корма «Титаника» возвышалась уже на 60 метров над водой, пассажиры с палуб срывались в воду. Первая дымовая труба обрушивается, мгновенно убив десятки людей. Конструктор «Титаника» Томас Эндрюс, не пытаясь спастись, остался в курительном салоне 1-го класса, вместе с пассажирами 1 класса Арчибальдом Баттом, Фрэнсисом Миллетом, Кларенсом Муром, Артуром Райерсоном и Уильямом Стедом.

С «Титаника» был передан последний сигнал SOS. На «Титанике» отказывает электрооборудование и гаснет свет.

Под углом в 23 градуса корпус судна начал разламываться между второй и третьей трубами. После того как корма окончательно отломилась, упали в воду вторая и третьяя трубы. Носовая часть, отломившись от кормовой, пошла ко дну.

Через 2 часа и 40 минут после столкновения с айсбергом, кормовая часть «Титаника» встала вертикально, затем накренилась на левый борт и начала очень быстро уходить под воду. Последние из оставшихся людей на палубе, видя отсутствие шансов на спасение, сами прыгали вниз. Океанские воды прорвались внутрь быстро тонущего судна, своим напором ломая двери и переборки. Всего через полминуты вода уже сомкнулась над кормовым флагштоком «Титаника». Корабль полностью скрылся под водой.

Михаил жадовский

Потерпевшие крушение в складной шлюпке «D»

Через 40 минут после того, как «Титаник» скрылся под водой, только одна шлюпка вернулась к месту затопления для спасения выживших. Шлюпка № 4 не вернулась, но была близко и подобрала 8 членов команды, двое из которых позже умерли. Шлюпка № 14 спасла 4 человек, один из которых, Уильям Хоут, позже умер.

В спасательных шлюпках замечают сигнальные ракеты, выпущенные с «Карпатии».

«Карпатия» подобрала первую шлюпку с «Титаника» (шлюпку № 2).

«Карпатия» подобрала последнюю (№ 12) шлюпку с «Титаника».

«Карпатия», взяв на борт 712 человек, спасшихся с «Титаника», берёт курс на Нью-Йорк.

Столкновение с айсбергом (палубы, хронология, шлюпки) • Список пассажиров (последние) • Титаник II

Офицеры Эдвард Джон Смит (капитан) • Генри Тингл Уайлд (старший офицер) • Уильям Макмастер Мёрдок (первый офицер) • Чарльз Герберт Лайтоллер (второй офицер) • Герберт Джон Питман (третий офицер) • Джозеф Гровс Боксхолл (четвёртый офицер) • Гарольд Годфри Лоу (пятый офицер) • Джеймс Пол Муди (шестой офицер)

Фильмы и сериалы Спасшаяся с «Титаника» (1912) • Ночь и лёд (1912) • Атлантик (1929) • Титаник (1943) • Титаник (1953) • Гибель «Титаника» (1958) • Спасите «Титаник» (1979) • Поднять «Титаник» (1980) • Титаник (мини-сериал) (1996) • No Greater Love (1996) • Титаник (1997) • Легенда Титаника (1999) • Титаник. Легенда продолжается (2001) • Призраки бездны: Титаник (2003) • Титаник 2 (2010) • Титаник (2012) • Титаник: Кровь и сталь (2012)

Мультфильмы Легенда Титаника (1999) • В поисках Титаника (2004) • Легенда продолжается (2001)

Мемориалы АвстралияВеликобританияEngine Room Heroes (Ливерпуль) • Engineers (Саутгемптон) • Мемориал музыкантам «Титаника» (Саутгемптон) • Мемориал «Титаника» (Белфаст) • Orchestra (Ливерпуль) Соединённые ШтатыШтраус-парк (Нью-Йорк) • Мемориал «Титаника» (Нью-Йорк) • Мемориал «Титаника» (Вашингтон, округ Колумбия) • Мемориальный фонтан Батта-Миллета (Вашингтон, округ Колумбия)

Музеи Титаник-Белфаст • SeaCity Museum (Саутгемптон)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *