МОЙ ПАРЕНЬ ВОЛОНТЕР

5 декабря во всем мире отмечается день волонтера. Борьба за правое дело, тяжелая семейная ситуация, психологические проблемы — какие еще причины побуждают людей помогать? Волонтер со стажем Ксения Кнорре-Дмитриева попыталась нарисовать портрет типичного российского добровольца и разобраться в мотивах, которые движут этими людьми.

«К сожалению, мужчины в России зажаты, закомплексованы, и пробиться через толстую кожу стереотипов сложно. Они боятся проявить нежность, доброту, ассоциируют это с женскими качествами». Как быть клоуном в больнице, что дает больным людям музыка, сколько детских имен хранится в памяти волонтера и почему важно менять отношение к смерти – рассказывают мужчины-добровольцы фонда «Подсолнух».

Почему люди вдруг начинают помогать

Желание помочь ближнему – это не единственный и часто даже не главный мотив, который приводит людей в добровольчество. Волонтерские организации – это не секты, где собрались фанаты некой идеи, готовые ради нее забросить свой дом, семью и работу – хотя, конечно, и такие встречаются тоже. Мотивов, по которым люди вдруг начинают помогать другим, может быть множество.

Николай Кабелев, нью-йоркский офицер и пожарный инструктор, фельдшер и экс‐капитан подразделения скорой помощи, член летного экипажа Гражданского авиапатруля и т.д., рассказывает в своем исследовании о наиболее распространенных причинах, которые приводят людей в ряды добровольцев.

В Америке добровольческая деятельность имеет большую историю и давнюю традицию в силу исторических и религиозных особенностей, поэтому феномен хорошо изучен и описан (кстати, в США, как и во многих других странах, государство передает некоторые, например, спасательские функции волонтерам, снабжая их оборудованием и расходными материалами – так, в небольших американских городках пожарные – обученные волонтеры, у которых есть другая основная профессия, но при необходимости по соглашению со своим руководством они выезжают на пожары).

В своем материале Николай Кабелев приводит большой список мотиваций, в котором каждый волонтер может найти свою. У него американская специфика, однако многое из этого, безусловно, применимо и к России.


МОЙ ПАРЕНЬ ВОЛОНТЕР

Наш корреспондент провел один день с волонтером хосписа. О том, что такое, что там делают волонтеры и как меняются люди, столкнувшиеся со смертью, читайте в нашем репортаже c улицы Доватора

Добровольцы Первого московского хосписа. Фото http://www.hospicefund.ru

Лицо Иры не выдает возраста: он растворился где-то между тридцатью и сорока. Светлую длинную косу на макушке придерживает заколка на старомодный манер. На Ире очки с толстым стеклом и серебряные сережки. Черный пуховик и шерстяное синее платье ниже колен. Все, что я знаю об Ире – она волонтер Первого московского хосписа и то, что сегодня мы проведем с ней день.

При входе в красное здание на улице Доватора окутывает запах лилий. Они стоят у входа, где хитрое устройство надевает на ноги гостей целлофановые бахилы. Ира показывает, как это надо делать: нажимает ногой на платформу-педаль, и устройство, издав сочное «чпок», запаковывает подошву.

За стеклянными дверьми – холл с деревянной лестницей и картинами на стенах. В гостиной, открыв рот, дремлет сухой дед со впалыми щеками. Из-под его кровати выползают две крупные черепахи и целеустремленно направляются в коридор. Черепахи живут в аквариуме, днем их выпускают погулять. Пока мы с Ирой идем к кухне, запах меняется каждые несколько метров: несильным запахом медикаментов тянет из палат рядом с медпостом, сигаретами и чем-то бытовым – из соседних, шампунем и мылом – из комнаты для купания, свежепостиранным бельем – из склада, выпечкой – из кухни.

Одна из основных обязанностей Иры – относить обед двум бабушкам, которых курирует фонд «Вера». Сегодня мы пойдем домой к Вере Михайловне.

– А у вас компот сегодня не из цитрусовых? – интересуется Ира у поваров.
– Нет, клубничный! – раздается с кухни.
– Это хорошо, потому что моей бабуле нельзя цитрусовые, – поясняет Ира. Из недр ее большой спортивной сумки появляется маленькая квадратная термопереноска – подарок знакомых. Туда Ира аккуратно складывает выданные контейнеры с бульоном, курицей, пирогом и компотом. – Зато с этой сумкой я приношу все теплым, и бабушке уже не надо ничего разогревать.

Проворным шагом она покидает кухню, проносится по коридору и, застегнув пуховик, снова выходит на улицу. На этот раз – с обедом в сумке.

Пока мы идем по длинному строительному туннелю, Ира рассказывает, что одним из событий, повлиявших на решение стать волонтером, стала смерть папы в детстве.

Поднимаясь по лестнице, я пытаюсь представить, как может выглядеть неизлечимая больная.

– Ирочка!! Здравствуй! Заходите! – опираясь на палку, совершенно бодрая бабушка с интеллигентным лицом впускает нас в квартиру. Речь почти 80-летней Веры Михайловны звучит так артистично, что мой собственный голос начинает казаться мне невнятным блеянием.

– Ты знаешь, Ирочка, я тут хочу разыскать одного человека, друга моего покойного мужа, вот тут от него письмо, – Вера Михайловна вручает Ире пожелтевший листок бумаги с крупным почерком. – Я звонила по этому номеру, но никто не брал. Пыталась через справочную узнать его нынешний адрес, но они взяли с меня столько денег, а помочь не смогли. Там написан только его старый адрес.
Ира обещает заняться этим.

– А тебе с голубыми сережками было намного лучше! – замечает Вера Михайловна уже на лестничной клетке.
– Хорошо, в следующий раз надену, – с улыбкой обещает Ира.

Едва мы выходим на улицу, я перестаю сдерживать удивление:
– Она совсем не похожа на человека, который может скоро умереть.
– У стариков так часто бывает: они могут медленно угасать и умереть даже не от рака в итоге, а от инсульта, например. Вот у молодых рак обычно очень быстро прогрессирует. Я обычно не спрашиваю про точный диагноз. Моя задача приносить ей обед и вместе с ним хорошее настроение, чтобы она чему-то порадовалась. Никогда не знаешь, чем завтра будешь заниматься, теперь у меня есть детективное задание – разыскать знакомого Веры Михайловны. Значит, придется поменять билет в Питер на другое число.

Той же энергичной походкой Ира долетает обратно до хосписа. В волонтерской комнате она переодевает шерстяное платье на футболку и цветастые хлопковые штаны, сбрасывая с себя напускную уличную бесцветность и вместе с ней – лишние десять лет. Как будто существуют две Иры: уличная, серая, и хосписная, уютная, живая.

Я занимаюсь волонтерством около 6 лет, и за это время была свидетелем рождения многих семей среди добровольцев. И каждый раз это так радостно!

В начале третьего курса я пришла в одну крупную организацию, которая занималась помощью детям из детских домов и реабилитационных центров. Первое, что меня удивило, — что все члены организации казались одной большой семьей, настолько все были сплоченными и дружными, совсем «не официальными». Встречи по подготовке поездок, по сбору подарков, «обучалки» для новичков проходили на базе обычной московской школы: все, от мала до велика, участвовали. « Вот оно, воспитание» — думала я.

Со временем поняла секрет: это не было благотворительным фондом, это было именно объединение друзей, которые на протяжении 20 лет просто вместе делали добрые дела.

Когда я пришла к ним, случайно увидев объявление в университете, мне было 19 лет. Эта организация существовала на свете дольше, чем я.

Я наблюдала, как ребята из команды общаются, женятся, заводят детей – таких было немало – и мне было хорошо от мысли, что это место – модель мира, который я бы хотела видеть вокруг себя. Люди, которые находят друг друга в добром деле, «смотрят в одну сторону». Первые пару лет я была буквально влюблена в каждого, кто меня окружал.

Помню свое состояние: острая потребность заботиться о ком-нибудь, обнимать, дарить любовь, которая меня наполняла. Ездить к детям было настоящим счастьем.

По субботам небольшим составом мы ходили в один из московских детских домов. Я совсем не думала тогда о замужестве, — я была поглощена происходящим и процессом «отдавания». К тому же я почему-то была уверена, что «того самого» узнаю с первого взгляда. Кто бы мог подумать, что все это время мы были знакомы – и мой будущий муж ходил в детский дом вместе со мной!

Общались мы с ним только по делу. Встречался он с другой девушкой из нашей волонтерской компании.

Как вдруг случилось, что мы посмотрели друг на друга иначе – мы оба до сих пор не очень понимаем.

Просто однажды, спустя два года знакомства, во время очередной поездки мы оказались за одним обеденным столом.

Поначалу общение «вне формата» мне давалось тяжело. Я даже отказывалась встречаться, было страшно: а что, если не получится – как потом продолжать вместе работать?

А что, если другие осудят? И в то же время я понимала, что вот с этим человеком у меня столько общего, важного для нас, один взгляд на мир, он понимает меня лучше, чем многие другие.

Вскоре в нашей команде поженились двое волонтеров. Это было неожиданно – я заметила, что волонтерские пары (и мы в том числе) не особо афишируют свои отношения, хотя и не скрывают их. Все были очень рады за ребят, поздравляли, одобряли. Я подумала: а почему с нами должно быть иначе? И мы рискнули.

Но нам все же пришлось выбирать между отношениями и работой в волонтерской команде. Это было очень больно. Но скоро я поняла, что это не единственное место, где можно помогать.

И когда на свадьбе тамада попросил нас рассказать историю нашего знакомства – я вновь сконфузилась. Так бывает каждый раз, когда кто-нибудь говорит: «Вот, вы познакомились, делая хорошее дело!»

Я слышала, как некоторые православные батюшки советуют молодым людям искать себе спутников жизни в благотворительных организациях: мол, там точно встретишь доброго и правильного человека.

Не знаю, насколько это верный подход. Мне кажется, что волонтерить нужно с другими мыслями. Доброе дело только тогда доброе, когда оно бескорыстно. А здесь может получиться, невольно для себя, как бы сделка с Богом: я сделаю хорошее дело, а Ты мне за это дай доброго мужа/жену.

Мне кажется, что вообще не нужно никого «искать». Все случится само собой, не зря говорят, браки свершаются на небесах.

Наверное, нужно просто жить и делать то, что нравится, то, к чему лежит сердце. И не важно, будет ли это помощь детям или латиноамериканские танцы.

Я знаю прекрасную гармоничную пару, в которой муж и жена познакомилась на дискотеке в ночном клубе. Мне кажется, здесь важно не само совместное занятие или дело, — важно, чтобы у людей была «общая почва»: схожее мировоззрение, жизненные приоритеты и цели.

Может быть, суть истории нашей встречи с мужем в том, что все не так однозначно, как может показаться на первый взгляд.

Совместное доброделание еще не означает, что все пойдет правильно, легко и как по маслу.

Из многих пар, возникших «на почве волонтерства», которые я знаю, никто не ставил перед собой задачи встретить здесь свою вторую половинку. Мне даже кажется, что находят именно те добровольцы, кто изначально не ощущает себя «половинчатым». Ведь выражение «встретить свою вторую половинку», по моему ощущению, подразумевает внутреннюю недостаточность. А волонтерство – это дело, где нужно отдавать, а не брать, дарить, а не искать.

Я почему-то убеждена, что истинное добро может исходить только от внутреннего изобилия: думаю, что именно оно позволило евангельской вдове отдать свой последний грошик. Парадоксально, не так ли – отдать последнее, потому что богат.

У нас есть небольшая просьба. Эту историю удалось рассказать благодаря поддержке читателей. Даже самое небольшое ежемесячное пожертвование помогает работать редакции и создавать важные материалы для людей.

Сейчас ваша помощь нужна как никогда.

Быть ниточкой, которая связывает с жизнью


МОЙ ПАРЕНЬ ВОЛОНТЕР

– У нас в детстве было распространено такое выражение, когда кто-то не доедал и выбрасывал еду: «А в Африке, вообще-то, дети голодают!» Вот я знаю точно, что это не работает. На меня, например, большее впечатление произвела история моего дедушки и бабушки. Они рассказывали о жизни в военное время: как голодали, как ели клей. В благотворительности всегда есть история конкретного человека или больницы – нельзя помочь всем.

Мы с друзьями однажды начали собирать игрушки для детей из детского дома, а потом и сами поехали. Тогда я провел свой первый благотворительный барабанный мастер-класс. Вскоре появились знакомые фонды и неравнодушные люди, которые организовывали мероприятия и звали поддержать.

Помню, как наш школьный театр, во главе с Дашей Косынкиной, впервые показывал спектакль для подопечных фонда «Подсолнух». В зале было много детей и родителей. Сначала было неловко, но после первой же улыбки и радостных взглядов стало легко. А потом одна мама подошла и поблагодарила нас, сказала, что не видела улыбки на лице своего ребенка почти полгода. Тогда ко мне пришло однозначное и непоколебимое понимание, для чего мы все это делаем.


МОЙ ПАРЕНЬ ВОЛОНТЕР

Этот вид деятельности, пожалуй, один из немногих, который по-настоящему делает тебя причастным к жизни. Заставляет задуматься о своих поступках, мыслях. Здесь проявляются твои лучшие стороны. Конечно, бывают сомнения в своих силах, но надо стараться не думать об этом, абстрагироваться и ловить кураж от того, что делаешь, и помнить, для чего. Наверное, сложнее всего одному, без поддержки друзей и коллег. В этом плане огромную работу делают работники фондов, ведь это они главные проводники, а иногда и буферы, отсекающие весь негатив. Они знают всю «кухню» изнутри и несут этот груз на себе.

А дети – они видят и чувствуют гораздо больше, чем мы, взрослые, представляем о них. Они учат нас открывать сердца.

Конечно, мы хотим, чтобы детей не делили на больных и здоровых, чтобы смотрели на их недуги как на временные ограничения. Но это не всегда легко сделать, ведь ребенок в больнице, как в аквариуме, где основная жизнь – за стеклом. Вот и нужно помочь такому человеку – быть ниточкой, которая связывает его с жизнью.

«Я навожу порядок и мне хорошо»

Наша следующая задача – перевозить постиранное за выходные белье из прачечной в главный корпус. Накинув поверх одежды голубые врачебные халаты, мы с тележкой выезжаем во двор и ныряем в соседнее одноэтажное здание. Тут несколько больших стиральных машин крутит белье, остальное ждет, пока его заберут с полок. Ира грузит тяжелые стопки на тележку до упора, вывозит ее на улицу и с большим усилием заталкивает ее по пандусу вверх, в главный корпус.

– Вообще, это, конечно, мужская работа, – читает Ира мои мысли. – Раньше этим и занимался парень-волонтер, Дима, очень хороший. Но теперь он вышел на пятидневку, а сюда приходит только по выходным.
– Как ты выбираешь, чем здесь заниматься?
– Мы обычно заходим на сайт фонда «Вера» (там есть раздел «Волонтерам») и смотрим, какая помощь нужна. Например, приходить раз в неделю раскладывать белье или общаться с больными в стационаре. Я прихожу и делаю столько, сколько я могу, чтобы я не выгорела. Потому что есть у волонтеров такое явление: приходишь, бежишь, все делаешь, а потом раз – и все, ничего больше не хочешь, выгорел! – еле протолкнувшись в тесную кладовую, мы развешиваем чистые халаты для персонала. – Надо свои силы четко рассчитывать.

– А ты не хочешь работать с детьми на выездной службе?
– Честно? – Ира, отвлекается от халатов и серьезно смотрит на меня, – мне пока слабо.

Черепаха

Мы с Ирой снова выкатываем тележку на улицу: в прачечной еще белья на 6-7 заходов. Ира быстрым движением накидывает на голову пуховый платок со словами: «Главное не разболеться! Простуженный волонтер никому помочь не сможет!» Я смотрю на нее со спины, с ее резвой походкой и длинной льняной косой, и мне кажется, что передо мной первокурсница. Снова вернувшись в кладовую, она раскладывает белье по цветам, а в соседней ванной персонал готовится кого-то помыть.

– А ты никогда не испытываешь брезгливости?
– Надо спрашивать у тех, кто тут работает непосредственно с людьми. Но я всегда стараюсь примерять на себя ситуацию, например, как бы я, лежа здесь, хотела, чтобы со мной обращался человек. Другое дело, что сейчас я не готова этим заниматься.
– А в каком смысле «не готова»?
– Не готова делать это с радостью и с удовольствием. Должны произойти какие-то изменения внутри тебя, чтобы захотелось. Может быть, наступит такой момент, что я проснусь утром, мне позвонит координатор и скажет: «Твоя подопечная бабушка госпитализирована». И тогда я пойду и в палату, и буду делать все, что угодно.

– А все, кто здесь лежат, знают, что умрут?
– Кому как родственники говорят. Я как-то меняла воду у черепах, и один дедушка сказал своей дочери: «Если я поправлюсь, то я заведу себе такую черепаху». Иногда сотрудники предупреждают, но чаще всего я сама по разговору понимаю, можно ли при больном произносить слово «хоспис». Вот он говорит: «давайте выйдем» и если это для него санаторий, значит, «из санатория», если больница, то «из больницы». – Ира переходит на шепот. – Но внимательный человек прочитает это на простыни, – отворачивает уголок простыни. На нем печать: «Московский хоспис №1».

Еще недавно в России не понимали слова «волонтер»

Волонтерство в России — явление молодое, однако уже проявившее себя важной общественной силой. В добровольческой деятельности, согласно опросам, в 2016 году участвовало около 25 млн. человек. Среднестатистической российский волонтер чаще всего женщина, чем мужчина — соотношение примерно 60%  на 40% — ему от 20 до 30 лет и скорее всего он житель города, нежели села. Две трети волонтеров имеют основное место работы и занимаются своей общественно полезной деятельностью в свободное время.

Во всем мире добровольческое движение активно поддерживается государством:  в США, Канаде и Германии волонтеры могут рассчитывать на налоговые льготы и даже возмещение потери заработка. Быть волонтером – почетно, это социально одобряемая практика, и за границей человек обязательно пишет об этом в резюме и в документах, которые он подает в вуз: это сразу поднимает его шансы.

В прошлом году Россия решила присоединиться к чествованию добровольцев 5 декабря. На этом пока преференции от государства заканчиваются. До недавнего времени здесь многие даже не понимали значение слова «волонтер».

Волонтеры — это люди, которые добровольно готовы потратить свои силы и время на пользу обществу или конкретному человеку. Синонимом слова «волонтер» является слово «доброволец». Иногда волонтеров называют общественными помощниками, внештатными добровольными сотрудниками, ассистентами, лидерами, посредниками. Общее, что их объединяет, — добровольность (деньги не являются основным мотивом работы). Разницу в названии в основном определяют применяемые в их работе методики.


МОЙ ПАРЕНЬ ВОЛОНТЕР

Недиванный разговор

Мы сидим на том самом диване, напротив клетки с сонной шиншиллой и суетливыми амадинами, где обычно садятся родственники, узнав об уходе близкого. Но сейчас о смерти ничего не напоминает: выглянувшее солнце залило светом диван и клетки попугаев, на полках стоят книжки, где-то слышен бодрый голос медсестер. Я расспрашиваю Иру о том, как обычно проходит ее день.

– В 6-6:30 я встаю. Муж уходит на работу, сын на учебу, я иду гулять с собакой. Готовлю обед, убираюсь, жду, пока мне позвонит координатор фонда. Дальше – ты все видела. Иногда, когда приходят новые волонтеры, я рассказываю им о стационаре, показываю, что делать. Несколько раз в неделю кормлю животных в живом уголке. Иногда меня Настя Майорова из детской службы просит отправить посылки родителям в другие города. Вечером приходят муж с сыном, мы общаемся, обсуждаем дела, я иду гулять с собакой и все – ложусь спать. Если я тут к семи закончила все дела, я звоню подружке, и мы идем в театр. Вот что еще мое – это рукоделие: люблю вязать, шить, люблю плавать. В воскресенье этим и занимаюсь. Завтра мы всей семьей идем на поэтический вечер Сергея Таратуты.

– У тебя изменилось отношение к смерти с тех пор, как ты здесь работаешь?
– Наверное, с каким-то большим уважением начинаешь относиться к этому. Понимаешь, что это какая-то тайна, такая же, как и рождение.
– Бояться ее не перестала?
– Я перестала бояться говорить об этом, а вот саму смерть – нет.
– Удивительно, но есть люди, которые не боятся смерти.
– Скорее всего, они бравируют или никогда не сталкивались с ней слишком близко.

Сидя за столом в волонтерской комнате, Ира аккуратно складывает большие нарезанные куски марли вчетверо, превращая их в будущие салфетки для перевязки. С этим занятием она сосуществует так же гармонично, как героини французских импрессионистов, играя на пианино или вышивая на пяльцах. Только на их картинах всегда солнце, а у нас за окном догорает мартовский день.

– Ты стала иначе относиться к жизни от того, что видишь умирающих людей?
– Да, – задумчиво откликается Ира, – Терпения появилось больше, мимо некоторых вещей, которые раньше цепляли, сейчас пролетаешь и не замечаешь. Разная шелуха, она отваливается: ненужные обиды, глупости. И ты просто ценишь, что можешь находиться со своими близкими, что все живы-здоровы. Если раньше могло портиться настроение, то сейчас нет, потому что ты понимаешь, что есть вещи более важные. Многие волонтеры об этом говорят: «Мы постоянно помним, что в мире есть смерть, и эта мысль о смерти заставляет острее чувствовать жизнь». Она становится ярче. Я вот складываю эту салфетку и думаю о том, что завтра эту салфетку возьмет сестра, отнесет на стерилизацию, потом – пациенту, что она не будет уставшая, после складывания груды салфеток, и у нее будет больше времени, чтобы пообщаться с пациентом.

Сегодня у Иры еще одно дело: передать постельное белье маме с больным ребенком. Надо бы уже выходить, но складывание салфеток целиком ее поглотило.
– Забери их от меня, иначе я не остановлюсь! – смеется Ира.

Помочь Фонду помощи хосписам «Вера»

О том, как стать волонтером

Благотворительный фонд помощи хосписам «Вера» был создан в ноябре 2006 года и быстро стал центром хосписного движения в России. Фонд назван в честь Веры Миллионщиковой, создателя и, вплоть до последних дней жизни, главного врача Первого Московского хосписа, который теперь носит ее имя. Сегодня Фонд – единственная в России некоммерческая организация, которая занимается поддержкой хосписов и их пациентов.
Хосписы – это сердце системы паллиативной медицины. Они предназначены для оказания специализированной медицинской, социальной, психологической, духовной и юридической помощи неизлечимым онкологическим больным и их семьям, как в период болезни, так и после утраты близких.
Чтобы стать волонтером, не обязательно работать в хосписе с неизлечимо больными людьми. Можно организовывать сбор гуманитарных потребностей пациентов хосписов. Например, всегда нужны нитриловые медицинские перчатки разных размеров, мочеприемники, катетеры, тест-полоски к глюкометру (Аккучек актив). Есть постоянная потребность в гигиенических изделиях: подгузниках для взрослых TENA, впитывающих пеленках 60×90 см, очищающей пене Menalind, влажных салфетках для детей (без запаха, в больших упаковках), ватных тампоны и шарики, гипоалолергенных шампунях, кремах, пасте, в мягкой туалетной бумаге. Нужна бытовая химия, например, жидкое мыло, Domestos, другие моющие и чистящие средства для ванн и туалетов, кондиционер для белья Lenor, стиральный порошок. Всегда нужны вкусный чай в пакетах и кофе в капсулах для кофемашины Nespresso. Потому что в хосписах очень важно подбодрить родных, сидящих у постели больного, чашкой хорошего кофе или чая. И еще нужны другие мелкие, но важные вещи – пластиковые контейнеры для еды, маникюрные ножницы, цветное постельное белье, полотенца, вазы для цветов, – все это можно собрать и передать для нужд пациентов хосписа. Все актуальные потребности можно посмотреть здесь.

Волонтёр из приюта хам

Последний —

27 сентября, 21:21
Перейти

01 августа 2021, 00:36

01 августа 2021, 00:47

01 августа 2021, 00:50

01 августа 2021, 00:55

01 августа 2021, 01:41

01 августа 2021, 04:33

01 августа 2021, 06:29

01 августа 2021, 07:06

Гость что в горле кость

01 августа 2021, 07:27

01 августа 2021, 08:09

01 августа 2021, 08:14

01 августа 2021, 08:44

01 августа 2021, 08:51

01 августа 2021, 08:54

О, аналогичная история у меня. Брала обычного дворового ваську, а собеседование было такое как будто я у них миллион долларов в подарок прошу

01 августа 2021, 09:01

01 августа 2021, 10:01

Кстати, да. Волонтёры шизики. Меня два часа допрашивали. Плюнула и не взяла собаку. Кажется они упиваются своей властью. Как ещё объяснить, что приют это ад для собак и надо приветствовать каждого желающего. Притворитесь. Они спрашивают, будете ли давать свою еду? Говорите-нет. Как будете гулять-только на поводке, чтобы не дай бог кто нибудь не трахнул бедную собачку. И прочую ерунду. Возьмите собаку, очень жаль как они там страдают в клетках.

01 августа 2021, 10:24

01 августа 2021, 10:36

Не связывайтесь с зоошизой.

01 августа 2021, 10:37

01 августа 2021, 10:47

Потому что живодеров развелось невидимо. Забирают животное, а потом издеваются. Волонтёры настороже

01 августа 2021, 10:49

01 августа 2021, 11:23

Поищите на авито, как вам выше советовали

01 августа 2021, 11:34

Волонтеры чувствуют свою ответственность и могут перестраховываться. Думаю и не хочется, чтобы их подопечный в случае чего бродил по улицам города, где для него полно рисков. Скорее это не грубость волонтеров, а страх за животное. Такое собеседование – это маленькая консультация. Консультированию учат в соответствующих ВУЗах, на тренингах, людей знакомят с правилами. Фактически волонтеры оказываются один на один с проблемой. С правилами их никто не знакомит. Как, о чем спрашивать, как реагировать на ответы никто не объясняет. Фактически они остаются один на один с проблемой надежного пристройства своего питомца. Им в помощь только их собственный опыт. Думаю здесь ничего личного, просто перестраховываются.

01 августа 2021, 12:18

Получается, им не так уж важна судьба животного, сидит всю жизнь в клетке, раз в неделю, если повезёт, выведут пройтисьПод Москвой, в Чехове приют Лохматая душа. 2000 животных.!Ужас. Так им забыли один раз воды налить. Как это объяснить? России нет прощения из за отношения к бездомным животным!

01 августа 2021, 12:31

01 августа 2021, 12:33

01 августа 2021, 12:56

И я за это. На заправках,всяких предприятиях, во дворах всегда жили собаки И лет кормили и взрослые. Но какой то хрен распорядился сделать зачистки. И теперь живые страдальцы тянут свою жизнь в неволе. А мы молчим,общественности все равно. Нет проблемы, их не видно.

01 августа 2021, 13:36

01 августа 2021, 14:13

01 августа 2021, 14:28

01 августа 2021, 14:45

01 августа 2021, 15:01

01 августа 2021, 19:21

02 августа 2021, 06:59

Один парень написал,что приехал в приют погладить собаку. Его на порог не пустили. А почему? Что они там скрывают, трупы, кошмарные условия? Отмывают деньги? Государственным приютам выделяют деньги. Собакам что-нибудь достается? Частные работают с милостыни. Подруга из Америки пишет,что ни одной несчастной собаки не видела там. У нас же одна жестокость бл.

07 августа 2021, 18:29

Небось не один раз забыли, защитнички животных.

07 августа 2021, 18:30

Очень странно, я в двух кошачьих приютах часто бываю, вещи, пускают, нормальные люди там работают, я с волонтёрами много общаюсь. И кошку брала из приюта, никто допросов не устраивал

07 августа 2021, 18:31

07 августа 2021, 18:33

01 февраля 2022, 16:29

10 реальных причин стать добровольцем

1. Стремление помочь своему району или городу

Николай Кабелев пишет, что в США это один из наиболее сильных мотивационных факторов, особенно среди людей без высшего образования, которые рождаются, учатся, создают семьи и работают в одном и том же городе на протяжении всей жизни. Тут, говоря о российских реалиях, конечно, нельзя не вспомнить пирамиду Маслоу, согласно которой такие порывы появляются только после того, как в полной мере удовлетворены потребности в еде, жилье, безопасности и прочих базовых вещах, с чем часто в небольших городах проблемы.

2. Стремление делать «правильное дело», религиозные мотивы, понятие о воздаянии и справедливости

«Правильное дело» — это очень американская фраза, характерная для общества, где принцип справедливости возведен в абсолют, однако и в России для многих это ощущение – важный мотив, чтобы этим заниматься.

3. Наличие волонтеров в семье.

Родители-добровольцы, муж-спасатель – с высокой вероятностью эта деятельность захватит и других членов семьи.

4. Бегство из тяжелой семейной ситуации.

Если в семье тяжело, если не хочется находиться дома, волонтерская деятельность – один из способов на время из нее уходить. И высокий процент разводов и расставаний с партнерами в волонтерской среде говорит не только о том, что у людей, вовлеченных в эту деятельность, страдает семья, но и о том, что сюда часто приходят люди с уже имеющимися проблемами, которые только усугубляются на этом фоне.

5. Попытка заниматься полезным/любимым делом при наличии нелюбимой, но оплачиваемой работы

Далеко не все занимаются на работе тем, что им нравится. Для многих работа – это исключительно место для зарабатывания денег. Но желание делать то, к чему лежит сердце, остается нереализованным, и зачастую человек готов это делать даже бесплатно в свое свободное время. В США в добровольческую пожарную охрану часто приходят люди, мечтавшие стать пожарными, но выбравшие более выгодную в денежном отношении профессию.

6. Поиски приключений

Это тоже достаточно распространенный мотив, особенно в спасательских видах добровольчества. « Не случайно при  более  тщательном  рассмотрении  оказывается,  что многие спасатели также увлекаются теми или иными экстремальными видами спорта», — пишет Николай Кабелев. Волонтерство в спасательских организациях для некоторых участников – это что-то вроде ролевой игры, ожившего компьютерного квеста, но с полезным результатом.

7. Возможность бесплатного обучения

Это мотив, который приводит в волонтерские организации тех, кто хочет овладеть навыками, которые, как они предполагают, могут им понадобиться и в их частной жизни – первая помощь, уход за лежачими больными, владение средствами навигации и так далее.

8. Попытки решить собственные психологические проблемы

К ним относятся стремление к самоутверждению, восприятие себя как значимого человека только при условии собственной нужности («комплекс спасателя»), борьба со своими страхами и проблемами (некоторые выбирают определенные сферы деятельности, пытаясь вылечить себя от клаустрофобии, брезгливости, страха смерти, немощи, болезни, высоты и т. д.), попытка преодолеть проблемы с социализацией.

9. Личный опыт столкновения с чрезвычайными ситуациями

Это частый путь в волонтерство: свой ребенок с инвалидностью, близкий человек с тяжелым заболеванием, пропавший без вести родственник и так далее. Наблюдая работу волонтеров, люди, часто даже до того момента не подозревавшие об их существовании, приходят в эту организацию и остаются в ней.

10. Попытки активно противодействовать социальной несправедливости и неэффективности  государства

«Разочарование в правительстве или степени справедливости жизни не всегда выливается в отрицательный протест, а может наоборот приобретать формы активного совершения действий положительного характера с целью внести свой посильный вклад в дело решения накопившихся в обществе проблем», — пишет Николай Кабелев. Это как раз частая мотивация для нашей страны: люди перестают верить в то, что в таких ситуациях стоит рассчитывать на государство, и решают сделать что-то сами.


МОЙ ПАРЕНЬ ВОЛОНТЕР

– Мне всегда хотелось делать что-то полезное для планеты и для людей, живущих на ней. Делать от всей души, занимаясь любимым делом. Работая с детьми и взрослыми, играя для них концерты, я не расцениваю себя как волонтера. Все, что я делаю, – это своего рода служение людям – через музыку, через творческие формы.

Я верю, что музыка меняет нас, наполняет радостью, мотивирует на действие. С помощью музыки можно дарить положительные эмоции, заряд позитива, который крайне необходим людям, тем более тем, кто ведет борьбу с болезнью. Музыка способна творить чудеса.

Именно волонтерство помогло мне осознать, что я делаю свою работу не только для того, чтобы заработать деньги, а потому, что люблю ее и свято верю, что моя деятельность приносит пользу. Но, конечно, для этого нужно созреть. Первая моя встреча с волонтером была в юности. Это были добровольцы из Германии, электрики. Они приезжали в Россию и помогали детским домам в Подмосковье: меняли розетки и так далее.

Один из волонтеров, пожилой мужчина, останавливался в квартире у моих родителей. Из разговора с ним я сделал вывод, что это особое состояние души, когда у тебя есть потребность делиться с миром собой. И не важно, какой у тебя талант – мыть посуду, мести пол, забивать гвоздь, петь песни или организовать игру.

Важно и нужно чтобы мужчины принимали в этом участие – детям необходимо знать «мужской взгляд» на жизнь. Это важно не только для мальчиков, но и для девочек. Мужчина – это совершенно другая энергия, которая необходима, особенно в работе с детьми, тем более в больницах.

К сожалению, мужчины в России зажаты, закомплексованы, и пробиться через толстую кожу стереотипов сложно. Они боятся проявить нежность, доброту, ассоциируют это с женскими качествами. Мне жаль, что мужское население занимает пассивную позицию во многих вопросах.


МОЙ ПАРЕНЬ ВОЛОНТЕР

Конечно, работа в больнице не только наполняет, но порой и забирает. Зависит от конкретного случая. Помню свой первый день в больнице. Это были противоречивые чувства. Я просто не знал, как правильно себя вести: о чем говорить, о чем лучше промолчать. Я до сих пор не научился чувствовать себя спокойно. Возникают эмоции, с которыми порой сложно совладать. Присутствует и страх, и сочувствие, и жалость, и много чего еще, над чем надо работать.

Казалось бы, смерть – это естественный ход вещей, часть нашей жизни. Но мы не всегда можем даже произнести это слово вслух. А ведь смерть – это не зло! Это важная и необходимая составляющая нашей жизни. Невозможно рассматривать жизнь без феномена смерти. Мне кажется, нам нужно менять свое отношение к этому вопросу, менять отношение к уходящему.

Если каждый спасет одного, это уже очень много


МОЙ ПАРЕНЬ ВОЛОНТЕР

– Моя помощь заключается в бесплатных выступлениях – на сцене или в больнице, проведении мероприятий. В какой-то момент мне захотелось это делать, потому что не все можно мерить деньгами. Когда есть свободное время, почему бы не поехать к ребятам и не подарить им улыбки и хорошее настроение? Всех в мире спасти, конечно, нельзя, но попытаться можно и нужно! Если каждый спасет хотя бы одного, это будет уже очень много.

Мы ведь все друг другу нужны. А больница – это закрытое пространство, и люди, находящиеся там, страдают от нехватки общения и видимости мира. Помощь им может быть любой, абсолютно. Даже телефонный звонок может быть помощью.

Вот только жалость не нужна. Когда ребенок или взрослый видит, что у тебя грусть в глазах, ему будет еще хуже. Страх – это то, что делает нас слабыми.

Помню, в декабре был смешной случай. Я отработал в больнице, собрался уходить, а мне говорят: «Приходите к нам еще, вы такой веселый». Я говорю: «У вас же столько больничных клоунов». А они: «Да они грустные все». Клоун в больнице обязан быть веселым и нести радость. А вот понравится или не понравится он в палате, это дело второе. Всем угодить нельзя, но нужно искать подход, способ, как разговорить, заинтересовать. Я контакт нахожу быстро, наверное, потому, что работа любимая, – она и получается хорошо.


МОЙ ПАРЕНЬ ВОЛОНТЕР

Дарить любовь – это, вообще, моя цель. Даришь добро – и тебе возвращают добром. Старая пословица гласит: «Что посеешь, то и пожнешь». Каждый праздник или мероприятие для меня – это всегда что-то новое и прекрасное. Людям же это приятно, они становятся чуточку счастливее. И для меня главное – положительные эмоции. Учат ли меня чему-то пациенты в больнице? Мы учимся всю жизнь. Каждый человек дается нам для чего-то. А уж разглядим мы подсказки или нет, жизнь покажет.

Невыносимость больничного бытия


МОЙ ПАРЕНЬ ВОЛОНТЕР

– Больничная жизнь полна историй и своих героев. Нас связывает много общего: встречи, разговоры, совместные проекты. В такие моменты рождаются симпатии, общие истории, привязки друг к другу, и уже нет разницы, кто старше, а кто младше. Мы все – одна семья. К сожалению, в наш дом порой врывается беда. Больница – это временное убежище. Ты сам с собой, и с другими наедине. Вместе, но все равно один. Безусловно, выбор каждой души – пройти этот опыт, остаться здесь, или уйти.

Я часто думаю об этой доле, невыносимости больничного бытия. И у меня появляются сомнения, правильно ли я веду себя, не нарушаю ли чье-то внутреннее пространство, не оставляю ли кого-то без внимания.

Но я знаю, что самое важное – не замыкаться в себе, оставить страх в стороне. Это, пожалуй, два самых сильных чувства, которые обесточивают человека, делая его слабым и зависимым.

Меня поэтому всегда поражает, как хрупкие сотрудницы фонда «Подсолнух» выполняют то, что под силу только команде крепких пацанов. Очень дорожу этим знакомством, благодарен за все пережитые события, за бесценный опыт общения, за возможность быть собой и делиться собой.


МОЙ ПАРЕНЬ ВОЛОНТЕР

В памяти столько разных детских имен. Воистину, каждый ребенок уникален! Эти «маленькие» личности вдохновляют, объединяют под одной крышей самых разных людей, показывают на своем примере, что каждый день может быть настоящей победой, доказывая всем своим примером, что человек – сильный, он может своими намерениями и мыслями спасать себя и других.

Дети – великие борцы, этому нужно у них учиться. А еще дети не любят притворства и очень чутко определяют игру, поэтому волонтер – человек чуткий, он никогда не играет. Он просто становится частичкой этой временной игры – детской, но очень взрослой.

Как своими руками менять жизнь к лучшему

Популяризации и признанию этой деятельности безусловно помогли крупные спортивные соревнования, проходящие в России. Например, на Зимних Олимпийских Играх в Сочи — 2014 было задействовано более 25 тысяч человек со всей страны, а в общей сложности было подано более 55 тысяч заявок из разных стран мира. Для проведения Чемпионата мира по футболу потребуется также не меньше 20 тысяч волонтеров.

Но конечно это явление не ограничивается только спортом, даже наоборот.


МОЙ ПАРЕНЬ ВОЛОНТЕР

В России волонтеры решают огромное количество социальных проблем, тем самым вынуждают государство внимательнее относиться их сферам деятельности. Например, до появления фондов «Милосердная помощь», «Ночлежка» и других добровольческих организаций, работающих с бездомными людьми, общество проходило мимо этой проблемы, не замечая ее. Без фонда «Вера» мало кто задумывался, как доживают последнюю часть своей жизни и уходят тяжелобольные люди.

Российские добровольцы не просто помогают сами, но и добиваются конкретных мер со стороны государства. Кто бы мог поверить, что такие тяжелейшие и сложные для реализации вещи, как доступность обезболивания, возможность посещать больного в реанимации, смерть в окружении близких без мук и унижения, определение местоположения пропавшего по телефону могут начать решаться усилиями волонтерских организаций? Однако так и есть.

Еще один важный результат роста добровольческого движения – волонтеры самим фактом своего существования показывают, что можно своими руками менять жизнь к лучшему, что чужой человек не остается в беде, то есть делают наше общество более внимательным, заботливым, доброжелательным.

Кроме того, волонтерство заставляет людей находить общий язык с теми, с кем в других обстоятельствах они бы вряд ли даже заговорили, потому что когда ты с кем-то делаешь общее дело и заинтересован в результате, то ты волей-неволей устанавливаешь контакт с тем, с кем ты этим занимаешься. Наконец, волонтерские организации дают самые широкие возможности всем желающим реализовать себя и найти себе сферу по душе, наиболее близкий род деятельности и форму участия.

Автор выражает благодарность спасателям-волонтерам Александру «Лодочнику» Михайлову (вертолетный добровольческий поисково-спасательный отряд «Ангел») и Виталию Кузнецову (объединение добровольных спасателей «Экстремум»).

Муж променял семью на волонтерство

Последний —

13 марта 2018, 22:52
Перейти

Вам муж туже всё ответил.

Но ладно бы просто свобода, но там ещё замешана барышня. Да и я бы не отказалась от свободы, го есть семья, дети, обязанности. Т.е у меня обязанности, а ему свободу?

Но Т.е у меня обязанности, а ему свободу?

А младшего родила, когда заподозрила охлаждение?

Так свобода и нужна, чтобы с барышней кататься. Хотите сами свободы – оставляйте ему детей при разводе. Если он согласиться. А он, естественно, не согласится.

А вам нужна такая семья? Зачем заводить такие семьи ?

У нас была нормальная семья, пока он не увлёкся волонтерством , стал как одержимый. Даже с работы ушёл. И его прям гордость разбирает, какой он классный – он же волонтёр

Пока авторша будет прохлаждаться где то он притащит домой волонтеров и волонтерок типа с дитями сидеть. Ох автор не буди лихо.

Сейчас ни где. С мамой живет, за Ее счёт. До этого работал у моих родителей.

А ему платят деньги?

За что? За волонтерство? Нет конечно, все добровольно.

Вот и рожай детей. Мужики секс любят, ссссссуууууукииии. автор, сил вам.

красуется перед новой барышней, это же понятно, посмоти какой я герой. ну все ж очевидно, на вас и детей ему пофиг, мужик наигрался в семью. вот и запел про свободу, конечно, это только предлог. но алиментов от него не ждите. и не ждите, что будет навещать детей, только если с барышней не срастется. у меня так было, ещё в беременность заметила, что муж много времени уделял хобби- музыкальной группе, где он играет, сперва чаще репетиции были, потом каждые выходные концерт, или “сходка” музыкантов типа обсудить что-то. потом-то всплыла эта причина в виде хорошенькой поклонницы. я сразу выперла, послушала его отмазы о том, что “я ей в три ночи звонил просто так”, типо они общаются. не будьте такими идиотками, женщины. просто выгоняйте таких и все. на мужиках свет клином не сошёлся, разок показал себя, свои приоритеты, значит в голове так и есть.

Лиза Алерт что ли? Структура волонтерская в смысле. Они там подсаживаются на эти поиски всерьез

А почему не рожать? Женщины рожают для себя. Если умные. Если дуpы, то рожают для мужика, потом сидят и плачутся, что ребенок мужику не нужен, а самой негде жить и нечем кормить ребенка. Надеюсь, что автор не из второй категории.

Волонтество тут ни причем. Просто ваш муж променял вас на новую бабу, молодую красивую, бездетную, с упругими титками и жопой, а не с дряблыми обвислостями в манной каше и ребенкиных срыгиваниях

Тоже помню вашу тему, Автор, вы тогда искали ответ на вопрос какие отношения связывают вашего мужа с той барышней, а теперь события приняли совсем, уж, нехороший оборот. Совершенно очевидно: муженёк вас буквально провоцирует на разрыв отношений, и дело не в барышне (мужчины прекрасно умеют совмещать жену и любовницу, да так, что жена годами может ни о чём не подозревать), и не в волонтёрстве, просто хочет избавиться от семьи под любым предлогом! Такой, вот, герой, без капли совести. Не знаю, как поступают в таких ситуациях мудрые женщины, а я бы отпустила героя на все, четыре, стороны, и начала строить свою жизнь без него. Вопрос алиментов, конечно, надо как-то решать – вряд ли вы “потянете” двоих детей, также опеку над ними надо разделить пополам, иначе вы не сможете работать.

Мда завести двоих детей и спокойно сплавиться. Я б устроила ему “сладкую” жизнь. Ещё и детей бы против него настроила. И обязательно на алименты подала. Не поймите меня неправильно но это несправедливо когда один наслаждается жизнью а другой тянет все на себе.

Да. Я не против этого, но если с головой подходить. А не уезжать через день за 100-200 км, приезжать по ночам.

Да, были мои темы уже. Вот в итоге муж ушёл, не живём уже вместе. Алименты не нужны от него совершенно. У моих родителей бизнес, и я им помогаю. Обеспеченная. Вот и меня смутило, у него были прекрасные условия что бы я не в жизни не догадалась о другой. Но он в край обнаглел и уезжал 3-4 раза в неделю. Ездил бы с умом, реально очень долго мог бы совмещать. Видимо семья надоела, правы девчонки выше

Она моя ровесница, замужем, ребёнок тоже есть. Но симпатичная, чего уж там, но и я тоже ничего)

Знаю нескольких из местного отделения. Там реально крышу сносит от чувства “избранности” и едва ли не святости своей. На это подсадка получается, слезть невозможно

ещё хуже((( Получается что вы ему просто так осточертели что на первую согласившуюся польстился, лишь бы от вас свалить

Ну автор, вы же понимаете, люди добирают эмоции, а главное ощущение собственной важности этими поисками ( не все). Да и он готов все бросить ради такого сильного кайфа. Но ему нужна работа иначе на какие шишы он будет спасать людей? А с той дамой не важно будет что или нет, или есть давно, у вас своя жизнь. Общее дело очень объединяет людей, может у вас с вашим новым мужем будет что-то общее, а главное он будет вас любить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *