Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

Что ждет русских добровольцев после спецоперации

В регионах России продолжается формирование добровольческих батальонов для участия в СВО. По приблизительным оценкам, таковых уже набралось порядка сорока. Вместе с тем всё активнее в чатах и комментариях разгоняется тема того, что будет “после спецоперации”, а именно: куда приложат свои усилия все эти люди, которые вернутся по домам?

Александр из Ростова-на-Дону в обычной жизни – “мелкий коммерс”, как он сам себя называет. К своим 27 годам успел позаниматься и куплей-продажей автомобилей, и риэлторством, и торговлей техникой. Мечтает “крепко встать на ноги”, чтобы обеспечивать семью: не так давно парень женился на любимой девушке, пара строит, как это всегда бывает у молодожёнов, грандиозные планы.

Она, говорит Саша, очень хорошая жена – поддерживает все его начинания. Но вот о том, что муж отправился добровольцем на Донбасс, он ей рассказывать не стал – поберёг её нервы.

Просто сообщил, что едет по “хорошему контракту” работать в другой регион – брякнул первое, что пришло на ум: в Белгородскую область. Собственно, оттуда и уходил на передовую отряд добровольцев, в который его определили, – на Харьковское направление.

Я ведь ездил уже на Донбасс в 2014–2015 годах, когда там кошмар настоящий был. Тяжело пришлось. Очень. Не хочу сейчас делиться всем этим. Но это я к тому, что понимание о том, как и что происходит на фронте, у меня имелось ещё до СВО. И на первых порах, когда всё только начиналось, я внимательно следил за событиями. Знаете, одно дело, когда эти боевые сводки читает обыватель, и совсем другое – если реально можешь разглядеть за строками, что творится,

– объясняет Александр.

И ещё в марте, спустя пару недель после старта спецоперации, он понял: парням на фронте приходится тяжело. Такое же мнение высказывали и другие ребята – из тех, с кем он раньше бок о бок находился в рядах защитников Донбасса.

По его словам, большинство добровольцев – адекватные, взрослые люди, вполне отдающие себе отчёт в том, что они делают, а главное – зачем. Откровенных моральных уродов и отморозков, возомнивших себя “терминаторами”, он там не видел. Хотя встречаются и те, кто не выдерживает. И пытается глушить страх и стресс алкоголем. Но подобное встречается редко. А “излечивается”, напротив, быстро: либо человек приходит в себя после “профбеседы” и становится нормальным, либо уезжает домой.

Разговор короткий. Не можешь, не получается – не надо мучиться. Значит, не твоё это дело. Уезжай поскорее, пока не погиб по глупости, никто упрекать не станет,

– продолжает собеседник Царьграда.

Хотя – таких, ещё раз оговаривается Саша, мало. Большинство же (процентов восемьдесят), получив отпуск и съездив домой – к родным и близким, через месяц возвращается обратно – в строй.

На вопрос, что будет “после”, когда случится долгожданная Победа, ростовчанин отвечает с некоторым недоумением:

А что будет? Вернёмся. Отдохнём. И каждый продолжит заниматься тем, чем занимался до командировки. Работать, жить, воспитывать детей. Я просто хочу сказать ещё раз: мы выполняем свой долг, защищаем Родину – это раз, освобождаем Украину от нацистских подонков – это два. И всё. Не надо ничего выдумывать,

– отрезал он.

Да – добровольцы. Но служить они идут по контракту

Точных раскладов по численности войсковой группировки, участвующей в СВО, на данный момент, по понятным причинам, нет. По приблизительным оценкам экспертов, русские и союзные силы насчитывают порядка трёхсот тысяч “штыков” (сухопутные войска, ВДВ, морская пехота, Росгвардия, Народная милиция ЛДНР) и имеют, что имеет важнейшее значение, перевес в боевой механизированной мощи (танки, авиация, артиллерия).

Им противостоит практически вся армия Украины, плюс задействованы силы полиции, Нацгвардии и теробороны – рекруты и резервисты, в сумме – от 700 до 900 тысяч человек (потери сейчас не берём, хотя они весьма значительны). И не стоит забывать, что коллективный Запад, стараясь продлить агонию укронацистского режима, постоянно накачивает Незалежную своим вооружением, на стороне укрорейха.

А протяжённость линии фронта – около 2400 км.

Соответственно, не нужно быть большим докой в военных делах, чтобы понимать: прорехи на линии соприкосновения, пусть и при наличии прикрытия со стороны авиации, боевой техники, РСЗО и так далее (успешного и эффективного, кстати, прикрытия – тут бесспорно), недопустимы. Есть мнение, что именно недостаток живой силы и замедляет наступление наших войск.

И вот не допускать появление этих “дыр”, в спайке с регулярными частями, и призваны добровольческие соединения.

На данный момент добрая половина регионов России ведёт набор в собственные “именные” батальоны, формируемые на контрактной основе. Последнее уточнение, к слову, важное: речь идёт не о стихийных партизанских отрядах, а конкретно о военной службе по контракту, где с каждым изъявившим желание отправиться на спецоперацию юридически оформляется договор в соответствии со статьей 33 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ “О воинской обязанности и военной службе”.

Страна собирает “именные” батальоны

Добровольческие соединения успешно создавались по инициативе Союза добровольцев Донбасса ещё до спецоперации – и они выполняли свои задачи по противодействию укронацистскому режиму. И после объявления СВО формирование их продолжилось.

А первые подразделения непосредственно в регионах возникли в Чечне буквально с первых дней СВО – это были спецподразделения “Ахмат”, батальон “Юг”, моторизированный полк им. Ахмата-Хаджи Кадырова, летом стало известно о наполнении новых батальонов “Ахмат” – с приставками “Юг”, “Север”, “Запад” и “Восток”.

В Приморье готовится к отправке добровольческий отряд “Тигр”, который, по заявлению губернатора Олега Кожемяко, будет оказывать поддержку приморской же 155-й гвардейской бригаде морской пехоты, выполняющей задачи на Украине. В него принимаются мужчины от 18 до 60 лет, которые проходят месячное обучение. До отъезда они получают 200 тысяч рублей, затем ежемесячно – столько же.

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

Один из примеров набора в “именные” батальоны. Скриншот из ВК.

В Якутии создаётся отряд “Боотур” (в его состав входят водители, механики, наводчики ПВО и пулемётчики), в Чувашии – батальон связи “Атал”, в Пермском крае – мотострелковая рота “Парма” и танковый батальон “Молот”, в Амурской области – одноимённый мотострелковый батальон, в Челябинской – батальоны “Южный Урал” и “Южноуралец”, в Нижегородской – танковый батальон им. Кузьмы Минина. В Татарстане тоже формируются “региональные” батальоны – “Алга” и “Тимер”, в Башкирии – мотострелковый батальон им. Минигали Шаймуратова, в Тюменской области – артдивизион “Сибирь”, снайперская рота “Тайга” и сапёрный батальон “Тобол”, в Санкт-Петербурге – батальоны “Кронштадт”, “Нева” и “Павловск”.

Готовятся “именные” соединения в Курской, Омской, Ленинградской областях, в Москве. А казаки из Краснодарского края и Ростовской области участвуют в СВО уже давно.

“Это, прежде всего, патриоты. А на провокации обращать внимания не стоит”

Сравнивать эти батальоны с какими-то украинскими “тербатами” и “нацбатами” ни в коем случае нельзя, считает политолог Марат Баширов, автор ТГ-канала “Политджойстик”.

Это – контрактники. Которые набираются на контрактную службу Министерством обороны России, поэтому сравнивать их с украинскими “батальонами” нельзя. Эти люди имеют опыт военной службы – да, не все из них ранее принимали участие в боевых действиях, но все они являются военнообязанными.

Поэтому, собственно, и все рассуждения на тему того, что после возвращения “оттуда” они вольются в какие-то формирования – по примеру того, как это было (и есть) на Украине, где практически каждый олигарх для защиты своих интересов обзавёлся собственной маленькой “армией”, – эксперт считает спекуляциями и провокацией.

Все они, естественно, где-то работают в обычное время – у кого-то свой бизнес, кто-то трудится на предприятии, ещё где-нибудь. И, соответственно, они и не появились из ниоткуда и не исчезнут куда-то. А вернувшись, продолжат жить так, как прежде,

– отмечает Баширов в беседе с Царьградом.

Тема, о которой он упомянул, однако, действительно стала активно муссироваться в последнее время – собственно, с того момента, как началось создание таких соединений.

Как полагает бывший опер РУБОПа Александр Григорьев, этот зловонный “ветер”, порождающий всякие “инсинуации о будущем”, дует из Незалежной: вбросы специально запускают украинские спецслужбы, чтобы вызвать брожения в обществе в России.

Налицо попытка напомнить нам, как было в 90-х, когда правили бал бандитские группировки, ряды которых пополняли в том числе и бывшие сотрудники правоохранительных органов, и военнослужащие. Но время сейчас другое – это первое. Другой момент – сегодня в нашей стране попросту нет ни олигархов, готовых силовым способом отстаивать свои какие-то интересы (я не говорю о толстосумах – денежных мешках), ни криминальных группировок по образу тех, что были прежде. А уж тем более говорить о каких-то чиновниках, мечтающих обзавестись собственными вооружёнными бригадами, совсем смешно,

– утверждает Григорьев.

Он напоминает, что добровольцы, в соответствии с поправками в закон “О ветеранах”, ведёнными с 14 июля текущего года, относятся к ветеранам боевых действий – и, соответственно, на них распространяются все меры соцзащиты, предусмотренные для этой категории.

Извращённые варианты по украинскому сценарию у нас не пройдут

По мнению первого министра безопасности ДНР, исполнительного директора Союза добровольцев Донбасса Андрея Пинчука, люди, которые приняли решение идти на фронт добровольцами, – это в первую очередь патриоты своей Родины.

На протяжении всей своей истории Россия отстаивала свои интересы – военным путём, и много было служивых в любое время, – напоминает Пинчук. – И каждый раз возвращались люди с боевым опытом, которые защищали свою страну. А как иначе? И что? Простой пример: семь лет назад мы создали Союз добровольцев Донбасса, и всё это время он объединяет тех, кто принимал участие в боевых действиях. Потом они жили своей привычной жизнью. А как только началась СВО, значительная часть вновь уехала на фронт: у нас три батальона сформировано и несколько отрядов на Запорожском, Харьковском направлениях.

Считать же, что из них впоследствии будут созданы некие локальные вооружённые структуры, наивно, полагает Андрей Пинчук. К тому же, подчёркивает он, силовой аппарат в России работает хорошо, есть вертикаль власти, а Россия – всё-таки не Украина, и извращённые варианты, которые там происходили и происходят, у нас не пройдут никак.

Как стать добровольцем и пойти сражаться за Россию на Украине

Вопрос из заголовка вовсе не праздный и интересует довольно большое количество жителей нашей страны. Спецоперация на Украине показала, что патриотические чувства среди русских никуда не делись: люди собирают гуманитарную помощь и даже хотят стать добровольцами — за Россию.

“Как стать добровольцем на Украину?” и подобные ему запросы жители нашей страны вводят в поисковике около 20 тысяч раз за месяц. Поэтому мы решили дать ответ на него и описать общую схему того, как стать добровольцем за Россию на Украине.

Как подписать контракт, чтобы попасть добровольцем на Украину

Немало тех, кто годен к военной службе, хотят подписать контракт отправиться на Украину — бороться за Россию и Русский мир. Правда, подписание контракта необязательно означает отправку в зону спецоперации: потребности армии разнообразны, и выполнять задачи может понадобиться не только на Украине.

Чтобы поступить на службу по контракту, нужно подать заявление в пункт отбора. Сделать это можно, придя на такой пункт в своём населённом пункте, или написав письмо на почту, позвонив по телефону или даже оставив заявку на сайте министерства обороны.

Далее опытные инструкторы оценят потенциал и пригласят (или нет) на пункт отбора. Туда же надо взять с собой целый список документов.

После этого кандидат проходит психологическое тестирование и медкомиссию, сдаёт нормативы по физподготовке. После будет оформление документов и отправка в воинскую часть, где и произойдет, собственно, подписание контракта. Далее — интенсивная общевойсковая подготовка.

Интересно, что контрактником может стать не только человек, служивший в армии, но и далёкий от военных дел: ему подберут занятие, которое наилучшим образом поможет ему реализовать навыки и умения.

Подробнее о том, как подписать контракт и, возможно, отправиться на Украину, описано вот здесь.

Как поехать на Украину добровольцем — за Россию

Помочь стать добровольцем и поехать на Украину могут в Союзе добровольцев Донбасса. Организация формирует отряды добровольцев — недавно один из таких отправился на Украину. Требования к кандидатам есть, но всё лучше узнавать напрямую, отметили в Союзе.

Добровольцем на Украину можно отправиться что называется “напрямую”. То есть обратившись к властям ЛНР или ДНР. Берут людей от 18 до 50 лет. Требования довольно мягкие, нужно желание и возможность пересечь границу в качестве частного лица.

Поступить на военную службу, подписав контракт, могут далеко не все — список условий и документов довольно обширный. Но всё же варианты отправиться на Украину есть и другие. Например, определиться в частную военную компанию (ЧВК).

Частная военная кампания “Вагнер” постоянно ведёт набор, обещают не сильно придираться к формальной части (документам, здоровью, прошлому), но при этом платить деньги и обеспечить гарантии — на случай чего. Главное условие — быть на 100% гражданским и не иметь судимостей по “тяжёлым” статьям, также есть некоторые ограничения по перенесённым заболеваниям.

Судя по последним постам в официальной группе “Вагнера”, сейчас требуются специалисты практически по всем направлениям, набор же лишён массы формальностей, которые есть в военкоматах и пунктах призыва по контракту. Также шансов попасть именно на Украину через ЧВК “Вагнер” заметно больше — люди работают там, где есть реальная работа сейчас.

Кроме того, в Гудермесе работает Российский университет спецназа. Там готовят и переобучают спецов для силовых структур. По информации в открытых источниках, университет постоянно ведёт набор бойцов, которые после непродолжительного переобучения, отправляются на Украину.

Обратиться можно в мэрию Грозного, где располагается пункт набора добровольцев. Оплачивают перелёт, обмундирование, 300 тысяч рублей выплачивается на руки в день отправки. Подчёркивается, что добровольцы будут воевать на Украине плечом к плечу с бойцами чеченского батальона.

Уже более полугода продолжаются боевые столкновения на Донбассе, которые не только уносят жизни тысячи граждан Украины и РФ, но и разрушают семьи, родственные и дружеские связи между двумя братскими народами. Мне, как и многим другим украинцам, которые имеют родственников и друзей в России пришлось испытать на себе все последствия войны, ведь от меня, как от друга, отказались многие, называя «фашистом» и «бендеровцем».

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

Но вот, недавно на связь вышел давний приятель, житель Томска – города в России, так сказать «из ватных», который побывал в так называемом ополчении и решил извиниться и признаться в своем прозрении относительно своих бывших политических убеждений. Я предложил ему дать интервью по Скайпу для нашей газеты «Жизнь Украины» и он дал согласие с условием, что все будет анонимно. Имя приятеля было изменено мной из соображений его безопасности.

Дмитрий, расскажи о себе и о том, как ты попал в ряды добровольческой российской армии

— Никогда бы не подумал, что мне придется давать интервью таким образом, тем более, что интервьюером будет выступать мой близкий приятель. Итак, по порядку. Я родился и вырос в Томске, здесь у меня семья – родители, жена и девятилетний сын. В Украине у меня также есть родственники и друзья, с последними сейчас я пытаюсь наладить и восстановить взаимоотношения. Когда началась война, наряду с ней мне и всем моим согражданам тоннами начали «вливать» в уши пропагандистскую информацию. Нам говорили о возрождении фашизма в лице украинского народа, о цинизме украинцев и склонности к братоубийству. Как я говорил выше, в Украине живут мои родственники, которые, как мне показалось, под воздействием пропаганды подвергаются жестокому геноциду со стороны украинской власти. Это стало толчком для того, чтобы я записался в добровольческий батальон и пошел воевать на Восток Украины.

Как формируются добровольческие батальоны, и кто попадает в их ряды?

Почему такие батальоны называются добровольческими, я не понимаю. Добровольцы – это кто? Те, кто добровольно идет воевать, защищая идею, а в рядах батальонов «добровольцев» таких я встречал мало. В основном, они состоят из бывших зеков, наркоманов и прочих отбросов, у которых попросту не оставалось выбора, а также людей, взятых на «крючок» кредитами. Я же попал в настоящий батальон добровольцев, который состоял из таких же, прозомбированных патриотов-идиотов, как и я.

Какие этапы подготовки вы проходили, прежде чем отправиться на донбасский фронт?

О каких этапах может идти речь? Суть этой подготовки – промытие мозгов, и без того атрофированных либо наркотиками и алкоголем, либо же просто мозгов людей, знающих о ситуации только с точки зрения «киселёвщины».

Занимает она от трех дней до недели, после чего «мясо» отправляют воевать. До конечного пункта назначения, кстати, добираются не многие. Как оказалось, совсем законченных наркоманов и барыг попросту утилизируют по дороге на Донбасс, других – отправляют вкалывать в Чечню и Дагестан. А вот остальным все же суждено немного повоевать, после чего они также будут утилизированы. Еще один важный нюанс – если ты здоровый и крепкий, не стоит этим гордиться, ведь вернуться домой тебе точно не посчастливится. По крайней мере, целым. Твои органы будут жить в телах других обеспеченных и почтенных россиян, а если тебе и вовсе «повезет», то твои «запчасти» отправятся в Израиль или другие страны Европы. Вот такая бесплатная путевка от государства. Калекой вернуться домой также не посчастливится. Часть бойцов утилизируется в военных госпиталях на месте, часть – по прибытию в Ростов.

С чем ты столкнулся по прибытию на Восток Украины?

Как я уже сказал, я был бойцом добровольческого батальона, сформированного из исключительно идейных солдат. Для путинской и киевской элиты мы представляли наибольшую опасность, ведь шли воевать за идею, а не за отстаивание их интересов. Несколько наших подразделений было сформировано в батальоны и сдано «с потрохами» украинским военным. Многие ребята погибли. Те, кто выжил, находятся в розыске за, так называемое, дезертирство. Кстати, очень сложно бежать с линии фронта и опасность подстерегает даже не на блокпостах украинцев, а на нашей границе. Бежавших считают дезертирами и предателями, хотя какое это дезертирство, если человек пошел воевать добровольно? Хочет – будет воевать, а захочет – нет. Заградотряды – не миф.

Где воевал твой батальон?

Мы были распределены в одну из самых горячих точек на Востоке – в донецкий аэропорт. Те, кому оттуда повезло выбраться, прекрасно понимают, что для них началась новая жизнь. Эти несколько месяцев, а именно – с июля по октябрь, я пребывал в настоящем аду. Наши ребята и ополченцы, среди которых есть немного убежденных патриотов своего края, а также многие наемники с Кавказа гибли не сотнями, а тысячами. Моего друга – жителя Екатеринбурга – с которым познакомились по дороге на Донбасс, убило прямым попаданием из миномета, когда он с партизанским отрядом пытался штурмовать аэропорт. У него осталась молодая жена и двухлетний ребенок. Жаль, что он так и не узнал, что та правда, которую мы защищали, оказалась самой беспощадной ложью.

Как тебе удалось бежать из Донецка?

Прозрение мое наступило, когда я смог пообщаться с пленным украинским солдатом, который также пошел на фронт добровольцем. Он и рассказал о поведении высших украинских военных чинов, об их «сказках» и сливах.

Позже мне и нескольким моим соратникам, также прозревшим от антиукраинской пропаганды, удалось сгруппироваться и прорваться через ростовскую границу. Было очень сложно. Постоянно находясь под обстрелами, нам удалось добраться до села, подконтрольного формированиям ДНР. Название его я не буду упоминать с целью обезопасить его жителей, которые смогли нам помочь – временно укрыть и дать необходимую одежду и лекарства.

Кстати, жители там не настроены конкретно против Украины. Но войну, постоянные обстрелы и гибель родных терпеть больше не могут, поэтому многие мужчины также уходят в добровольческие батальоны.

Скажу одно, самое страшное и сложное – прорваться через границу с Россией, ведь мы автоматически стали предателями, а на некоторых моих однополчан были заведены уголовные дела по факту незаконного использования оружия и организации террористических группировок. Нам еще повезло, других «дезертиров» отлавливают на границе и попросту расстреливают, а после врут их близким, скрывая подробности гибели. Не удивился бы, если бы моим родным сказали, что я погиб на каких-нибудь учениях из-за своей халатности и неумения обращаться с оружием.

Какое твое личное мнение по поводу этой войны?

Эта война, повторюсь, является искусственно созданной и хорошо спланированной спецоперацией, помогающей продержаться на плаву правящим верхушкам Украины и РФ. Если этому кодлу, а по-другому их нельзя назвать, станет ясно, что она может завершиться по причине прозрения людей, они развяжут Третью мировую войну. До сих пор она не начата, только из-за трусости правящих кругов, которые боятся за свою шкуру, ведь они тоже смогут пострадать при полномасштабной войне и, возможно, от рук своего же ближайшего окружения.

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

Донбасс преданный. Открытое письмо донбассовца россиянам

Три года назад мы смотрели на Россию зачаровано. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Понятия “укроп” тогда ещё не было, были только “наши” и “бандеровцы” или “западенцы”. Часть из них поддерживала майдан, часть нет. Однако все мы соглашались в одном: Янукович – дерьмо. Потому что грабил народ, как только мог. Те, кто были потрусливее хотели перевыборов (полностью законных) и прихода к власти хотя бы Тимошенко. Кто посмелее или бесшабашнее хотели, чтобы Януковича свергли. Правда, вторые делились на два неравных лагеря. Процентов 90 хотели в Европу. А нас, процентов 10, привлекала Россия. И мы знали, что если Януковича скинут, то можно будет под шумок отделиться и присоединиться к России. В качестве более мягкой версии рассматривался вариант федерализации Украины.

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

А потом был Крым и “своих не бросаем”. В России были митинги, и мы поверили им. Конечно, мы были дураками и не услышали главных слов Путина, что его солдаты будут стоять за нашими спинами, а не перед нами. И как оказалось, это были ключевые слова. Был призыв все сделать, чтобы дать время Крыму спокойно провести референдум и отделиться от Украины. Мы это выполнили. Ведь были уверены, что сегодня поможем мы, а завтра помогут нам. Но оказалось, что нас предали. Когда мы рвали глотки криком “Россия”, когда останавливали голыми руками танки, которые шли на Донбасс, то даже подумать не могли, что Россия, наша Родина нас кинет. Теперь они умирают, вот только ради чего? Весной 2014 года, когда милиция была с народом и ждала приказа из Москвы, когда простые военные, ВСУшники готовы были присягнуть на верность России, когда СБУшники стучали в дверь и просили им открыть – именно тогда Россия могла вернуть себе весь юго-восток Украины. И единственное, что могло бы тогда помешать продвижению Российской техники – это цветы в наших руках. Тогда у нас ходила шутка, что Российские танки до Донецка не дойдут, т. будут завалены цветами. Но этого всего не произошло. Вы выбрали позор, а потому получили не только позор, но уже и войну. Включая ту войну, которая ещё не началась. Вы от нас отвернулись. Как будто нас и не было. Нас начали бомбить укропы. Вначале испуганно и таясь, боясь каждую секунду ввода Российских войск. Но постепенно страх их уходил, и обстрел наших городов становился всё увереннее и уверенее. И больше не было в России митингов с лозунгами “Своих не бросаем!” или “Путин, введи войска!” Немногочисленные верные, настоящие Русские люди, были столь малы числом, что их не было фактически видно. А потом появился Соловьёв с объяснением, что на Донбассе живут некие недорусские люди, хитрые хохлы, которых надо послать к черту – и все с радостью это восприняли. Потому что именно этого и не хватало для успокоения совести. Теперь картина мира складывалась идеально – в Крыму русские, а на Донбассе полухохлы. Мы им ничего не должны и не обещали – пусть спасаются себя сами как хотят. Это не наше дело. Что мы видим теперь? Все эти виляния при угрозах санкций обрушили экономику России чуть меньше, чем экономику Украины. Как оказалось, богатейшая и крупнейшая в мире страна почти вся сидит на нефтегазовой трубе – и что-то производить своими руками ей неохота. Говядина аргентинская, яблоки польские, лук китайский. Вы боялись санкций за юго-восток Украины, но получили их за тот же Крым. Только прибыли с него куда меньше, чем мог бы дать юго-восток с его трудолюбивым населением и еще не умершей два года назад экономикой. И почему же вы, россияне, молчали, когда Донбасс расстреливали проклятые укропы? Вам сирийская земля оказалась ближе новороссийской? Новороссия заселялась выходцами из центрального Черноземья. И мои предки из России. Теперь получайте. Импортозамещение у вас вылилось главным образом в то, что решили продавать газ китайцам, которые дали кредит на трубу. Остальное так – мелочёвка. Где заводы, фабрики, свои селекционные семена и животные. Где? Конечно, что-то есть, но это всё капля в море по сравнению с тем, что можно было бы построить. А так – только деньги из заначки проедаете и всё. Плюс госсобственность распродаёте. Вы думаете, что, предавая нас, защищали свои интересы. Но на деле вы предали не только нас. Вы предали будущее своих детей. Вы обеспечили условия для войны на вашей территории. Сейчас вы живёте тихой мирной жизнью и не видите то, что видим мы, живущие здесь, у линии фронта. А видим мы, что огромная военная машина пусть и с ошибками, но лепится из украинской армии и она пойдёт воевать против вас. Да – она скорей всего проиграет, но какой для вас ценой? Вы думали об этом?Нет, не сочтите, что я вас проклинаю или желаю вам войны. Это как раз тот случай, когда предсказатель не желает исполнения своих предсказаний. Но война будет, она станет расплатой за нашу кровь и наши слёзы. За то, что вы предали своих братьев, которые вышли на улицу в надежде на вашу помощь. Вами избранное правительство высылает отдельных ополченцев прямо на Украину в казематы СБУ, не позволяет нам выдать паспорта, заперло нас в резервации и пугает вас нами. Как вы будете смотреть в глаза своим детям, когда они будут плакать от звуков выстрелов? Что вы им будете отвечать, когда они будут у вас спрашивать, за что им эти страдания? Что вы скажите Всевышнему на Суде?

  • Регистрация
  • Вход

За сутки посетители оставили 535 записей в блогах и 4082 комментария. Зарегистрировалось 17 новых макспаркеров. Теперь нас 5032897.

Майкопских контрактников, испугавшихся отправки на Украину, судят за дезертирство.

Несколько десятков контрактников из в/ч №22179 33-й отдельной мотострелковой бригады (Майкопская разведывательная бригада) сбежали с полигона в Ростовской области, поскольку испугались отправки на Украину. Против них возбуждены уголовные дела, им грозит до десяти лет лишения свободы за самовольное оставление частей и дезертирство. Военные и их родственники рассказали «Газете. Ru», что жили в нечеловеческих условиях и их агитировали поехать добровольцами в Донбасс. «Газета. Ru» провела собственное расследование событий в части.

23-летний рядовой Анатолий Кудрин из Майкопской разведывательной бригады уже осужден за самовольное оставление места службы — он получил полгода колонии-поселения. Еще двое военнослужащих находятся под арестом, следствие по другим контрактникам, самовольно оставившим полигон, пока продолжается. По словам юристов, солдаты покинули полигон «Кадамовский» в Ростовской области, так как опасались отправки на войну в Донбасс.

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

По версии следствия, контрактники оставили полигон «Кадамовский», «не желая переносить тяготы и лишения военной службы». Теперь все эти контрактники — это несколько десятков человек — под следствием по ст. 337 УК РФ («Самовольное оставление части», до пяти лет лишения свободы) и ст. 338 УК РФ («Дезертирство», срок до десяти лет).

«Не хотел участвовать в боевых действиях на территории Украины»

С матерью 20-летнего гранатометчика Ивана Шевкунова мы встречаемся в кафе в центре Майкопа. Невысокая женщина сильно взволнована.

«Сын служил по призыву в Армении, в войсках ПВО. В июле 2014 года он вернулся и сразу же захотел продолжить службу в Севастополе, поселок Привольный, — рассказывает «Газете. Ru» Светлана Николаевна. — Пришли в военкомат, он написал заявление, начал проходить медкомиссию. В военкомате дали пустой контракт, который должны были отправить в Севастополь для подписания командирами. Уже на «девятке» (контрольно-сборочный пункт в Краснодаре. — «Газета. Ru») развернули, сказали, что может служить только в Майкопской бригаде. Он приехал сюда, с 17 сентября зачислили рядовым».

В конце сентября Ивана Шевкунова вместе с частью отправили на военный полигон «Кадамовский» в Октябрьском районе Ростовской области. Полигон расположен под Новочеркасском. Это место сборов войск Южного военного округа. Отсюда до границы с Украиной около 80 км, эта сопредельная территория разделена между Луганской и Донецкой народными республиками.

«Сказал, что едет на границу с Украиной, командировка до декабря. Звонил каждый день, жаловался на условия: спали на брошенных на землю досках, первые три дня кормились у стоявших рядом ополченцев, — говорит Светлана Николаевна. — Выяснилось, что ему нужно подписать какой-то документ в части, он попросил денег на дорогу и вернулся в Майкоп».

На месте Ивана прикомандировали к другой роте, где он продолжал служить, поселили в казарму. Когда его рота вернулась с «Кадамовского», на Шевкунова, по словам матери, начали давить. В итоге он написал три рапорта об увольнении. И не получил ни одного ответа.

Светлана Шевкунова утверждает, что ее сын опасался отправки в Донбасс.

«Он рассказывал, что солдат заставляют ехать добровольцами, — вспоминает женщина. — Когда я вместе с сыном была на приеме у начальника отдела кадров части №22179 майора Камбарова, тот стал кричать, что у Вани теперь только два пути: либо в тюрьму, либо на полигон «Кадамовский». И других вариантов нет.

10 июня в отношении Ивана Шевкунова возбудили уголовное дело по ч. 1 ст. 338 УК РФ («Дезертирство»).

Из постановления о возбуждении уголовного дела:

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

Похожая история у 27-летнего сержанта этой же части Павла Тынченко. Его мать Валентина Ивановна рассказала, что Павел семь лет прослужил на Северном флоте — на атомном крейсере «Петр Великий». По семейным обстоятельствам он вернулся в Майкоп и пытался устроиться по контракту в разведывательную бригаду.

«Командование тянуло с документами, но неожиданно позвонили в начале августа из военкомата, сказали срочно собирать документы. В течение, по-моему, трех дней он сдал физподготовку, все документы, получил довольствие и отбыл на полигон Ашулук в Астраханской области», — вспоминают родственники бойца, арестованного по ч. 4 ст. 337 УК РФ («Самовольное оставление части»).

С учений, на которых пробыл почти два месяца, Тынченко вернулся в конце сентября, провел дома выходные и тут же был переброшен на полигон «Кадамовский».

«Предыдущие учения прошли в ужасных условиях, хотя сын уже служил по контракту и был готов к лишениям. Но то, что происходило в Ашулуке, ни в какие ворота не шло, — делится Валентина Тынченко. — Он подал рапорт об увольнении. Их, несколько человек, собрали на плацу в части и в присутствии караульных зачитали приказ о командировке, насильно посадили в грузовики и увезли в Ростовскую область».

Сержант по телефону рассказывал матери, что с приграничной территории их несколько раз в тентованном грузовике отвозили в поля, где они охраняли боевой артиллерийский расчет. Там они находились от недели до десяти дней, спали на брошенных на землю одеялах. В Майкоп Тынченко вернулся с пневмонией. Официально на учебно-боевой подготовке в Ростовской области он пробыл месяц — с 15 октября по 14 ноября.

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

В распоряжении «Газеты. Ru» имеется заявление Павла Тынченко на имя судьи Майкопского гарнизонного военного суда Марголина, избравшего ему меру пресечения.

«Ознакомившись с постановлением, пришел к выводу, что в постановлении не отражены мои показания в части «невыполнения приказа». Я не выполнял преступный приказ, так как не хотел идти против присяги, которую я принимал, и не хотел участвовать в боевых действиях на территории Украины. Прошу внести данное замечание в постановление суда», — написал Тынченко.

За поездку в Донбасс предлагали 8 тыс. суточных и ветеранский статус

Заместитель гендиректора ООО «Первый объединенный союз юристов Кубани» Татьяна Чернецкая, представляющая интересы пяти контрактников, против которых возбуждены уголовные дела, рассказала «Газете. Ru», что, по ее данным, речь идет о десятках уголовных дел в отношении покинувших полигон военнослужащих. «Командир части, передают ребята, заявляет: военно-следственный отдел не справляется, столько уголовных дел, — утверждает Чернецкая. — Парням присваивают номера 101, 137 в очереди на возбуждение уголовных дел, получают номер и ждут вызова к следователю».

Судя по официальной статистике майкопского гарнизонного суда, за первую половину 2015 года по статье 337 УК РФ ч. 4 («Самовольное оставление части») осуждено 62 военнослужащих. При этом за предыдущие пять лет — с 2010 по 2014 год — было вынесено почти в два раза меньше постановлений, всего 35.

По словам Чернецкой, у нескольких десятков контрактников, в отношении которых возбуждены дела по статьям «Дезертирство» и «Самовольное оставление части», одинаковые обстоятельства: в одно и то же время с конца сентября по середину ноября они покинули полигон «Кадановский», объясняя это нечеловеческими условиями и навязчивыми предложениями служить на территории ЛНР-ДНР добровольцами.

«Никто воевать в Донбассе не хотел ни за 8 тыс. в день, которые обещали рекрутеры, ни за 28. Военнослужащие бежали с «Кадамовского» — кто-то просил деньги у родных, другие добирались перекладными, автостопом. По приезде в часть они подавали рапорта на увольнение, но их просто не рассматривали», — утверждает Чернецкая.

О том, что происходило на полигоне, подробнее рассказывает находящийся под подпиской о невыезде 22-летний младший сержант Александр Ененко.

«После срочной службы, которую я проходил в этой же части, там остался по контракту. Контракт заключил с 26 ноября 2012 года на три года, — пояснил «Газете. Ru» Ененко, служивший командиром отделения управления

На «Кадамовский» прибыл 14 октября. Ребята на полигоне собирали «бычки». Они целыми днями бесполезно копали ямы и тут же закапывали. Поговаривали, что их хотят отправить на Украину, около недели ждали приказа, чтобы перейти границу, но в последний момент отменили».

Ененко говорит, что тоже видел «неких людей в камуфляжной одежде без знаков различия, агитировавших за деньги воевать в Донбассе».

«Был конец октября, ночью стояли морозы, у всех собачий кашель. Дрова покупали за свой счет, прямо в подобии палатки жгли костер. Самое тяжелое — отсутствие воды, привозили одну машину на кухню, давали только кружку чая в день. Приезжали местные, продавали бутылку минералки по 100 руб. », — рассказывает другой действующий военный, попросивший не называть его имени.

«Приезжали агитаторы — без знаков различия, но с погонами от майорских и выше. Товарищам звонили другие контрактники, которые отговаривали: если что-то случится на Украине, спишут тебя задним числом или запишут в дезертиры, который сбежал и на мине случайно подорвался. Агитаторы не на патриотизм давили, а обещали чуть ли не ветеранский статус сделать (дает право на многочисленные льготы, жилье и пр. — «Газета. Ru») и платить по 8 тыс. в день. По факту, знаю от сослуживцев, на деньги кидали, никто согласившимся ничего не платил».

Механик тягача рядовой Анатолий Кудрин заключил контракт за месяц до командировки, в конце августа 2014 года. За самовольное оставление места службы получил полгода колонии-поселения, а в начале июля его привлекли к дисциплинарной ответственности за размещение в соцсетях свастики.

«На полигон приезжали люди, агитировавшие ехать на Украину. Главным стимулом были деньги — обещали 8 тыс. в день. На полигоне было невыносимо, к тому же боялся, что насильно вывезут в Донбасс, поэтому через четыре дня вернулся в Майкоп», — объясняет Кудрин.

Все опрошенные «Газетой. Ru» контрактники сходятся в одном: агитаторы были не из их части.

Позицию командования части можно понять из видео, которое представили «Газете. Ru» родственники подследственных контрактников. На нем мать Ивана Шевкунова общается предположительно с врио командира части подполковником Сергеем Кенсом.

Говоря о возможном участии контрактников в боевых действиях в Донбассе, Кенс обмолвился: «А еще я скажу, это слова контрактников, 80 человек: мы на Украину воевать не поедем!Мамы приходят — на Украине семь месяцев были. Кто был на Украине семь месяцев? О чем вы говорите? Какая Украина семь месяцев? Что ваши дети врут вам? А последнее, там, где я находился три месяца, я вам одно скажу — вот там настоящие мужики, с 16 лет мужички, и женщины там такие же».

«Газета. Ru» позвонила замполиту 2-го батальона 33 ОМСБр старшему лейтенанту Максиму Гранкину, который общался с родителями и представлялся помощником командира в/ч № 22179. Однако, выслушав вопрос, Гранкин повесил трубку и дальнейшие звонки сбрасывал. С подполковником Кенсом связаться не удалось. Рядовые и сержанты не знают, кто осуществлял общее командование на полигоне «Кадамовский». Учебно-боевой подготовкой рот занимались прибывшие с ними командиры, но общее руководство учениями на полигоне осуществляли незнакомые майкопским контрактникам офицеры, вероятно, из Южного военного округа.

Вопрос законности агитации

В армейских уставах написано, что военнослужащие должны выполнять законные приказы, говорит глава профильной комиссии СПЧ Сергей Кривенко.

«Там же сказано, что основной вид приказов — письменный. При любом сомнении военный должен потребовать приказ именно в письменной форме от любого из офицеров», — объясняет Кривенко.

По словам Кривенко, отправление военных для выполнения боевых задач за рубежом невозможно без указа президента. Формально отправляющимся туда бойцам грозит статья «Наемничество» и «Участие в незаконных вооруженных формированиях».

Кривенко напоминает, что для самовольно оставившего часть по закону дается десять дней, чтобы военнослужащий обратился в прокуратуру и написал заявление об обстоятельствах, которые заставили пойти его на такой отчаянный шаг. «Если будет реальное разбирательство по закону, то командирам грозит ответственность за нарушения порядка части», — говорит Кривенко.

Анатолий Салин, экс-полковник, сам прошедший две войны, эксперт Совета при президенте РФ по правам человека и развитию гражданского общества, говорит, что с каждым случаем оставления части надо тщательно разбираться и не всем рассказам про отправление в Донбасс верить.

«У нас на рассмотрении есть случаи, когда контрактников увольняли за невыполнение приказа, но уголовные дела не возбуждали. Одного контрактника даже восстановили потом на службе, посчитав увольнение незаконным. Потому что с такой формулировкой в какую-нибудь силовую структуру устроиться потом практически невозможно», — говорит Салин.

ОТСЕБЯТИНА. Специально для ТУПЫХ и ПИТЕРСКИХ ТРОЛЛЕЙ обращаю внимание, что статья взята ИЗ РОССИЙСКОЙ ГАЗЕТЫ!

Глава телеканала «Спас» Борис Корчевников, резко осудивший россиян, которые предпочли уехать из страны от мобилизации, не намерен мобилизовываться и идти на фронт. По его словам, он отдает долг стране «там, где поставлен».

Об этом он заявил «Газете. ru». С критикой всех тех, кто не хочет идти на фронт на Украину и пытается избежать мобилизации Корчевников выступил в эфире «Соловьев. Live». Он рассуждал, «что такое наша Родина», а также говорил о любви к ней. «Ты ничто, ты зеро, ты ноль», – говорил он в адрес тех, кто не хочет воевать, и грозил божьей карой. «Господь умеет таких ненавидеть и уничтожать, и сжигать!» – угрожал Корчевников и плакал.

По его словам, плакал он из-за тех, кто сейчас «за нас бьются и умирают», а не за уехавших из страны. «О том, что их жертва должна и нас научить жертвовать», – пояснил он. На логичный вопрос, почему он сам не соберется и не поедет на фронт, чтобы пожертвовать собой, Корчевников ответил, что он уже отдает долг стране «там, где поставлен». Однако сразу после этого добавил, что он, конечно же, поедет воевать «сразу же, не размышляя», но при одном условии – если его призовут. Вариант пойти добровольцем он не рассматривает.

Спасибо, что читаете «Капитал страны»! Получайте первыми самые важные новости в нашем Telegram-канале или Вступайте в группу в «ВКонтакте» или в «Одноклассниках»

Депутат Госдумы от фракции ЛДПР Алексей Журавлев призвал россиян собираться в дружины и отправляться добровольцами на войну в Донбасс.

«Мы должны отстоять наш мир, русский мир и показать этой бандеровской сволочи, что мы русские всегда вместе. Отечество в опасности. И эти слова звучали не раз, сегодня они актуальны. Сегодня мы должны сформировать эти списки и сегодня мы поедем на Донбасс», – заявил Журавлев (цитата по URA. RU).

Между тем главы ДНР и ЛНР Денис Пушилин и Леонид Пасечник заявили об эвакуации женщин и детей из самопровозглашенных республик в Ростовскую область. В связи с чем в Ростовской области пришлось ввести режим чрезвычайной ситуации. Примечательно, что и Пушилин, и Пасечник с декабря 2021 года являются членами партии «Единая Россия».

Президент Владимир Путин пообещал всем беженцам с Донбасса по 10 тыс. руб. Ростовской области уже перевели 5 млрд руб. на эти выплаты. Всего в Россию могут приехать до 700 тыс. граждан Украины, эвакуированных из Донбасса. За первые сутки в страну прибыло уже 3 тыс. человек.

В Донбасс на помощь своим братьям продолжают ехать добровольцы из России. Сколько их – подсчитать невозможно. По разным оценкам с 2014 года цифра достигает 20-25 тысяч человек. Люди едут и сами по себе, переходя под видом мирных граждан через границу, и в составе каких-то организаций.

«Антифашист» пообщался с одним из самых первых организаторов добровольческого движения, которое появилось в начале «Русской весны» в 2014 году – Михаилом Полынковым, (позывной «Хрусталик»), который и сегодня является координатором добровольцев.

– Михаил, с какого времени вы начали отправлять первых добровольцев на Донбасс?

– Наша организация “Доброволец. орг” возникла практически сразу после того, как в Киеве захватила власть хунта. Уже где-то 23-24 февраля мы с товарищем организовали сбор добровольцев в Крым. А когда Крым оказался нашим, отправку добровольцев мы приостановили.

В конце апреля я ушел на «Вахту памяти» и занимался поиском пропавших без вести солдат. А когда вернулся 9 мая, то узнал, что за это время произошло на Донбассе и про то, что 2 мая сожгли людей в Одессе.

Мне опять позвонил мой товарищ и сказал, что будем дальше продолжать набор добровольцев. Я хотел поехать сам на Донбасс, но он меня убедил остаться и заниматься отправкой бойцов.

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

Сначала мы занимались формированием специального подразделения для усиления Славянского гарнизона. Туда требовались только специалисты с опытом боевых действий.

О нас даже писали украинские СМИ.

– Как происходит процедура отбора добровольцев и по каким критериям? Какие вопросы им задают, проводят ли какие-то тесты и экзамены, чтобы одобрить их отправку на Донбасс?

– Когда проходил отбор в первую интербригаду, там был отбор гораздо жестче. Человек должен был не только служить в армии, но и иметь воинскую специальность. А потом уже брали по менее жестким требованиям. Первые несколько стандартных вопросов: возраст, служба в армии, судимость. И еще один из основных вопросов был, не участвует ли человек в каких-либо националистических организациях. Потому что у нас в Донбассе сторонники интернационала, Советского Союза.

– Но там же много воевало язычников и националистов.

– Разумеется, но значит их отправляли другие организации. Потому что мы таким людям предлагали ехать туда через другие организации.

– Как происходит отсеивание? Звонят ли «солдаты удачи», которым все равно где воевать? Как их вычисляют?

– Это по разговору видно. Они спрашивают сразу, что они могут с этого поиметь. Бывали такие «наемники». Мы сразу отвечали, что мы не занимаемся наемниками. У меня на таких людей аллергия.

– Сколько в среднем добровольцев было отправлено в 2014 году, сколько в 2015 и 2016? Какая примерно статистика?

– Точную статистику никто не вел. Но примерно я могу сказать. В первые месяцы войны (май, июнь, июль) 2014 года в день обращалось порядка 200-300 человек. Было так много обращений, что мы часто даже не спали. Но отбиралось всего процентов 10. За время войны 2014 года нами было отправлено около 3-4 тысяч.

За 2015 где-то столько же было переброшено на Донбасс. Потому что 2014 год был не полный.

А в 2016 поток стал намного меньше. Активность боевых действий в ДНР и ЛНР снизилась. И мы, к примеру, мужчин, у которых есть маленькие дети убеждали оставаться. Потому что там нет никаких социальных льгот. Но люди уговаривали их отправить. Один даже 50 тысяч мне предлагал. Каким-то мажором был и в армии не служил, но очень хотел попасть.

В общем я сейчас ехать не рекомендую. Но все равно отказываются единицы.

– Какое примерно количество ехало осенью 2014, какое во время активных боевых действий в донецком аэропорту? Сколько в период Дебальцевского котла?

– Ну точно сказать не могу. Но как раз в это время был самый пик. Я просто сам в это время ездил на зачистку нового терминала в донецком аэропорту в 2015 году и много встречал своих ребят, которых раньше отправлял. И в Дебальцево своих ребят видел.

Поздней весной я еще отправлял людей в 9 полк в Широкино. Там тогда очень активные бои шли.

Мой отец не удержался и сорвался туда. Ему 64 года, он инвалид 2 группы. 3 месяца меня уговаривал, чтобы я его отправил, а потом сам купил билет и пригрозил, что поедет. Пришлось его отправлять в Широкино. Он был там старшиной разведвзвода.

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

– Слава Богу, да. Живой, здоровый.

– Во время Великой отечественной даже школьники рвались на фронт. К вам подростки обращались?

– Звонил парень 14 лет. Но я им всем им рекомендовал просто послужить срочную службу.

У нас отправляют, как минимум, в 20 лет. И если младше 23, то нужно согласие близких родственников. Потому что сложно сообщать родителям о смерти их детей. И я всегда выставляю требование – перед отправкой доброволец должен поговорить с родителями.

– Да. Но редко, когда такой разговор приводит к чему-то хорошему. Мало какие родители отпустят своего сына на войну.

– На самом деле один раз был случай, когда ко мне обратилась мама и попросила отправить своего сына. Был случай, когда отец с сыном позвонил. Отец был специалистом военным, а сын после армии. Вот таких я отправлял.

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

– Пожилые тоже обращаются?

– Самый пожилой доброволец – порядка возраста моего отца – где-то 60-65 лет.

– А какой возраст допустим сейчас, чтобы служить в ВСН?

– Сейчас принимают до 55 лет. Раньше критерии были пониже. Брали только до 37 лет вроде бы. Но сейчас уже тема Донбасса ушла на второй план и остались только те, у кого дома на оккупированной территории. А остальные местные. Поэтому подняли до 55 лет.

– В каком возрасте больше всего уезжает на войну добровольцев?

– Ближе к 40, наверное. Молодых тоже много было. Но у нас была обязательная служба в армии и когда мы многих заворачивали, они очень жалели, что не служили в армии. Но упорные все равно пробивались и потом при встрече говорили: “А помните, как вы мне отказали, а я воевал там и там”.

– Девушки обращались?

– Звонили и часто. Хотели очень помогать бойцам, хотя бы кашу варить. Но естественно, что мы женщин не брали.

В принципе, женщин было легко заворачивать. Потому что они не служили в армии и у них не было боевого опыта. Но один раз позвонила майор в отставке с чеченским опытом. Тогда тяжело ей было выкрутится.

Женщин все же не хотели брать из-за дисциплины. Даже не потому что они сами не дисциплинированы, а потому что в подразделениях начинаются любовные треугольники, даже стреляются иногда из-за женщин. Зато там местных девушек много.

А тем, кто из России звонили, мы предлагали в интернете помогать или писать письма со словами поддержки ополченцам в окопы. От этого больше пользы было.

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

– Ехали ли те, у кого цель была заниматься там гуманитарной миссией? Варить еду ополченцам, обеспечивать быт, оказывать медицинскую помощь. Были ли те, кто ехал туда с определенной гражданской специальностью, чтобы просто работать на благо республики? Большая ли в таких людях потребность?

– Были. Но мы их не брали, потому что у нас были возможности экипировать бойцов,оплачивать дорогу, питание, которые ездили в боевые подразделения. А вкладывать деньги в невоенного человека было не очень рационально.

Помню, как обращался один краснодеревщик. Пообещал, когда закончится война, поехать восстанавливать города.

А один раз звонили с хорошей военной специальностью: летчики пенсионеры. Прислали налет часов, в общем профессионалы. Очень хотели попасть, но авиации у нас не было. И один из них написал открытое письмо Януковичу, чтобы он купил у Путина несколько “сушек”. И он брал на себя пилотов и весь спецперсонал, который будет обслуживать самолеты. Но Янукович не отозвался.

– А случается, что человек переоценил свои возможности? Попал в зонубоевых действий и понял, что это не его, что страшно за свою жизнь. Много вообще «возвращенцев»?

– Были. Сложно сказать сколько, но процент большой. Не только из-за страха. Были те, кто просто приехали, пофоткались и обратно уехали. А некоторые уезжали оттуда с чеченским опытом. Говорили, что на Донбассе война страшнее, чем в Чечне была: «Там мы были федералами, а тут мы «сепаратисты» и нас накрывают смерчами иградами».

– Были ли добровольцы других национальностей? Каких именно?

– Там полный интернационал. Много из ближайших республик. Из Казахстана, из Белоруссии, из западных областей Украины были. С Армении, Азербайджана. Причем в одном подразделении был армянин и азербайджанец, которые во время войны в Нагорном Карабахе воевали друг против друга.

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

Обращались итальянцы, один даже хотел дезертировать из своей части и поехать в ополчение на Донбасс. Также были французы, бразильцы, испанцы, выходцы с Южной Америки, США. Были с Германии, но в основном русского происхождения.

– Были ли засланные казачки? Которые хотели разведать что-то либо у вас, либо уже на самом Донбассе? И как их вычисляли?

– Были. Всех абсолютно не вычислить. Но можно было по разговору понять, когда человек теряется и начинает фантазировать.

Многих вычисляли уже на базе. Но помимо укропов, выявили даже американского шпиона, который потом при задержании спецслужбами сдал всю цепочку. Это означает, что работала целая группа спецслужб США.

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

– А сейчас база для добровольцев как работает?

– База добровольцев на сегодня работает больше для того, чтобы принимать людей оттуда. Тех, кто возвращается, или едет в отпуск, или тех, кто получил ранение. Тоесть, как место временного пребывания, где боец, может переночевать, помыться сам и постирать вещи.

В конце хотел бы добавить, что у нас есть своя группа со всеми реквизитами и контактами: vk. com/dobrovolecorg

Российские военкоматы начали набор добровольцев с последующей их отправкой на Украину для участия в спецоперации. Об этом сообщил военный корреспондент ВГТРК Александр Сладков.

По информации военкора, для участия в спецоперации набирают только солдат-сержантов.

Служба будет оформлена контрактом, денежное довольствие составит 205 тысяч рублей в месяц.

За ранение пострадавшему выплатят три миллиона рублей.

Семья погибшего добровольца получит 8 миллионов от федеральной власти и пять миллионов рублей от губернатора области. Кроме того, дети погибшего солдата получат квартиру (эта норма пока распространяется на жителей Московской области).

Добровольцы отправляются на Украину каждые трое суток, уточнил военкор.

Нас предали российские добровольцы отказались ехать на донбасс

Напомним, первым о необходимости привлечения добровольцев к участию в спецоперации заявил Олег Царев, который с первых ее дней находился на территории Украины. 24 марта он сообщил, что военное ведомство РФ довело соответствующий приказ до военкоматов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.