ОТШЕЛЬНИЧЕСТВО ЭТО ДОБРОВОЛЬНОЕ ОДИНОЧЕСТВО И ЭТО НЕКРАСИВО

Для кого-то одиночество – это горе.

В одиночестве человеку страшно и некомфортно. Он болезненно переживает это состояние, кидается из отношений в отношения, а если никого не находит, считает себя каким-то не таким, неправильным, несчастливым.


ОТШЕЛЬНИЧЕСТВО ЭТО ДОБРОВОЛЬНОЕ ОДИНОЧЕСТВО И ЭТО НЕКРАСИВО

Но, есть люди, которые осознанно находятся в одиночестве, не спешат нырять в отношения и чувствуют себя вполне нормально.

Кто эти люди? Какие у них ориентиры и взгляды на жизнь?

Он не считает вершиной счастья вхождение в слияние с другим человеком. Прекрасно осознаёт, что жизнь содержит в себе много других сфер и смыслов. Такой человек умеет сам создавать смысл в своей жизни.


ОТШЕЛЬНИЧЕСТВО ЭТО ДОБРОВОЛЬНОЕ ОДИНОЧЕСТВО И ЭТО НЕКРАСИВО

Все эти вопросы: “Ну когда ты уже выйдешь замуж/женишься?”, такой человек спокойно пропускает мимо ушей. Он не испытывает стыда и разрешает другим иметь свой взгляд на жизнь, без необходимости что-то доказывать и конфликтовать.


ОТШЕЛЬНИЧЕСТВО ЭТО ДОБРОВОЛЬНОЕ ОДИНОЧЕСТВО И ЭТО НЕКРАСИВО

У него выстроены границы. Нет цепляния за другого – нет и бесконечного прощения далеко нелицеприятных поступков: измен, предательств, унижений, физического насилия и т.д.

Но не всегда всё так радужно.

В таком случае, одиночество – это не столько добровольный выбор, сколько последствия травмы.

(Хоть иногда это и завуалированно под осознанное решение).


ОТШЕЛЬНИЧЕСТВО ЭТО ДОБРОВОЛЬНОЕ ОДИНОЧЕСТВО И ЭТО НЕКРАСИВО

Никогда не стоит критиковать чужую жизнь и чужое решение. Никто не знает, что скрывается за определённым выбором того или иного человека. Жизнь в паре, как и осознанное одиночество, могут быть выбраны в качестве основной стратегии жизни. И это нормально.


ОТШЕЛЬНИЧЕСТВО ЭТО ДОБРОВОЛЬНОЕ ОДИНОЧЕСТВО И ЭТО НЕКРАСИВО

Чем может быть полезно одиночество, может ли оно быть таковым и прилично ли вообще искать именно одиночества, добровольной отстраненности от себе подобных и не быть при этом непонятым, гордецом, вынужденным изгоем?

Кто-то из великих сказал, что если бы люди изначально умели договариваться о терминах, они впоследствии избежали бы многих войн. Ну, как минимум, многих споров.

Умственная отсталость или интеллектуальное превосходство, препятствующее полноценному и более-менее равному обмену мыслями и идеями? Поиск религиозных смыслов или просто смысла бытия вдали от шума и суеты больших городов? Крайний индивидуализм, популярный ныне эгоизм, избежание ответственности и проблем ради собственного комфорта?

Конечно, речи о полном одиночестве не может идти, даже если мы говорим о Робинзоне Крузо, у которого был свой Пятница. Все мы, по Джонну Донну, «не как острова в океане, а части большого материка, взаимосвязанные между собой». ( Правда, части эти порой бывают сродни тем самым Кергеленам, островам на тысячи километров от материковой земли.)

Итак, скорее не горькое одиночество, а необходимое и не такое уж частое уединение, поиски покойного разумения с целью постижения смыслов всего, что вокруг, внутренний монолог, попытка осмысления окружающего мира, вещей и предметов — вместо бешеного галопа нашего до мозга костей материального мира. Сведение к минимуму мирской суеты и материальных проблем, создаваемых в избытке общением и взаимодействием с себе подобными.

Подобное интеллектуальное одиночество, или уединение, ценили многие выдающиеся умы прошлого и просто думающие люди. И объясняли потребность в нем вполне просто: в толпе не напишешь книгу, не сочинишь симфонию, не нарисуешь картину. Мысль и творчество всегда требуют тишины и покоя. Действие — толпы, зрителей.

И как глупцы поскорее стремятся объединиться, так всякий мыслящий бежит от толпы. Потому что глупец в толпе силен, пользуясь коллективным разумом для решения своих бесконечных вопросов. А умный слаб — под тяжестью груза бесконечных проблем, генерируемых глупцами. Отсюда и любовь и единодушие многих философов и мудрецов в стремлении к если не полному одиночеству, то хотя бы к временному уединению. Уединение как возможность познать себя и мир и избежать многочисленных материальных проблем, активно генерируемых социумом.

Мир упорно не хочет выпускать нас из своих цепких лап материальной суеты, подкидывая десятки новых проблем каждый день, при этом совсем не давая времени опомниться, что-то продумать, взвесить и проанализировать (ведь для мысли нужно время и работа ума), как разрешать не сами бесконечные проблемы, а как, например, избегать возникновения таких проблем.

И проблема уже не в том, где взять недостающие еду, одежду и ресурсы, а как справляться с их избытком и как бороться с последствиями. Кажется, сами люди против того, чтобы проблем становилось меньше, и бессознательно множат их, чтобы только не остаться в одиночестве со своим покоем, правдой, с которыми они не будут знать, что делать. Человек — это проблемы. Нет проблемы — нет и самого человека.

А есть ли она, эта тысяча проблем? Насколько они важны и существенны? Не застилают ли они нам глаза от реальной, настоящей жизни, отнимая у нас время, силы, нас самих?

Восточные мудрецы говорили: «Глупый желания свои умножает, а умный уменьшает».

Чем проще человек, тем сложнее ему находиться в своей собственной компании. Тем страшнее так называемое одиночество. Нечего делать с собой, нечем занять. Чем человек сложнее, богаче внутренне и самодостаточнее, тем активнее он ищет уединения. Не тотального отрыва от социума, а необходимого времени отдыха от него. Отстраненности и минимизации миллиона проблем, которыми живут его более простые и общительные собраться.

Общество уже давно не только решает проблемы человека, не только дает ему защиту и способствует выживанию. Общество порабощает мыслящий ум, связывая его цепями пошлых стереотипов, многочисленных, надуманных бытовых проблем, новых социумных планок и вершин.

И все-таки насколько нам всем не хватает именно этого осмысленного временного уединения, внутреннего монолога! Чтобы просто ощутить и понять себя, а не бежать вместе со всеми в сомнительном направлении, в котором нас гонят вечные погонщики Время, Проблемы, Социум.

Текст данной публикации скопирован из Интернета или других открытых источников.

Данная тема очень распространенная , о ней очень много написано в интернете. Тут изложено мое субъективное видение. Пишите в комментариях Ваше отношение к теме.

Современное общество, зачастую, забирает личное пространство человека и не дает спокойно провести время наедине с самим собой. Включенные телевизоры и компьютеры, вечно «болтливое» радио не дают побыть в тишине. Нужно во что бы то ни стало загрузить себя информацией, заботами, активной деятельностью! У большинства моих клиентов тишина провоцирует тревогу, ощущение пустоты, которую нечем заполнить, они не способны ей противостоять. Поэтому, они всячески ее избегают.

В прошлом наше детство было наполнено мечтами. В настоящем многие мои клиенты занимают каждую свободную минуту своих чад обучением, изобилием товаров потребления, думая, что помогают их процессу развития. Но происходит обратное: это делает детей более зависимыми. А ведь ребенку необходимо время, чтобы насладиться одиночеством, исследовать свой внутренний мир и опробовать эту внутреннюю силу, чтобы однажды сепарироваться от родителей. Способность оставаться одному учит нас взрослеть и познавать присутствие себя. Чтобы выстроить свой внутренний мир, одиночество — необходимый опыт. Оно делает нашу жизнь более интенсивной, позволяет исследовать новые ресурсы и находиться в постоянной связи с собой.

Когда речь идет об одиночестве, то подразумевается, что бросили, забыли, отодвинули в сторону. Есть очень болезненные виды одиночества, например, у пожилых людей, которые чувствуют себя брошенными. Бывает так, что люди постоянно на что-то жалуются, чего-то требуют и, тем самым, создают вокруг себя пустоту. Такое одиночество отрезает человека от мира и вызывает тоску, тягостные размышления, депрессию. Некоторые люди сталкиваются с одиночеством из-за болезни, разрыва отношений, смерти близкого или по профессиональным причинам (увольнение, пенсия и т.д.). К счастью, для всех форм одиночества: материальных, социальных или психологических, — какими бы болезненными они ни были, есть лекарство, решение и помощь. Многие люди не могут пережить такое одиночество. Они убеждены, что, проведя несколько часов наедине с собой, они отнимают себя у других. Поэтому считают себя обязанными отдаваться целиком. Но в большинстве случаев ими движет не забота о других, а страх быть покинутым и забытым.

Вот это отношение к одиночеству, на мой взгляд и «портит» фундамент жизни человека.

Так как же все исправить? как не заложить в детях ту же проблему поколений?

Одиночество — это состояние, когда лучше всего ответить на вопросы: Чего вы ждете от других? Какие страхи вас одолевают? Зачем нужна эта отчаянная погоня за любовью и вечной занятостью? Какие травмы детства прячутся за завышенными требованиями к вашему партнеру? Это- Добровольное одиночество. Часто одиночество – это проклятие. Но на самом деле это шанс для самореализации, это свобода и открытая дверь в наше внутреннее пространство. Одиночество не всегда является синонимом тревоги. Скорее, это переходный этап от слабого фундамента к прочному благополучному дому жизни.

Такое одиночество побуждает относиться к своей жизни более внимательно, укрепляет независимость и помогает сосредоточиться на себе. Одиночество позволяет достичь качества тишины, когда можно открыть свои внутренние резервы, развивающие силу, смелость, ясность ума и выносливость. А также, качества, позволяющие жить в гармонии с собой без одобрения других, оставаться открытым и терпеливым с окружающими и придерживаться выбранного направления своей жизни. Добровольное одиночество помогает принять ответственность за свою жизнь, понять наши истинные желания и потребности.

Именно используя одиночество психотерапевт помогает клиенту встретиться с тишиной, с самим собой, приблизиться к своей глубинной сути, чтобы научиться жить с другими. Быть наедине с собой, даже если рядом кто-то есть, — путь к внутренней свободе. Задача мужа и жены состоит как раз в том, чтобы жить вместе, оставаясь при этом двумя разными людьми, не одним целым и не двумя половинками. Необходимо, чтобы каждый имел свое личное пространство, свою комнату, место, где он мог бы уединиться. Немного дистанции между двумя любящими людьми будет только поддерживать желание и удовольствие от встречи. « Нужно закрепить за собой отдельную комнату, в которой мы будем чувствовать себя свободно, и которая станет нашим основным пристанищем и местом уединения, поскольку самая главная вещь на земле — это умение быть собой», — учит Монтень. И тогда из тишины рождается другое присутствие, интимное, внутреннее, к которому мы получаем свободный доступ.

Одна из основных задач психотерапии личной истории стать собой — это значит перестать держаться за других людей. Во всех духовных традициях Востока и Запада делается акцент на необходимость одиночества. Оно является началом основания внутреннего мира человека. Те, кто пережил этот опыт, знают, что одиночество укрепляет дух. Карл Юнг считает, что поиск принципа «Познай себя» происходит через уход в себя. Этот этап полезен для нас и нашего окружения, так как он воздействует на межличностные отношения и затрагивает всю нашу жизнь. Подобное уединение могут себе позволить не только мудрецы или мистики, но и любой человек, стремящийся к настоящей жизни. Великие философы и писатели, от Паскаля до Кьеркегора, включая Руссо и Виньи, настаивают на важности опыта подобного одиночества. Умение принимать одиночество как друга делает нас сильнее, свободнее перед лицом трудностей. Это время уединения помогает нам осознать присутствие нас самих. Когда мы ощущаем присутствие в себе, больше не боимся тишины, одиночества и чувствуем себя наполненными. Это ощущение себя позволяет лучше воспринимать других и окружающий мир. « Испытывать внутреннюю свободу — значит освободиться от любого ожидания и всех наших страхов», — пишет Матье Рикар.

Психотерапия личной истории в повседневной жизни эта новая свобода, которая больше открывает внутренний мир и позволяет наслаждаться простотой настоящего момента, освободившись от прошлого, не думая о будущем. Она позволяет, как результат, непринужденно смеяться с людьми, которых ценим, и при этом не привязываться к ним эмоционально. Таким образом, после психотерапии личной истории клиенты становятся более креативными в своей деятельности и получают больше удовольствия. Они изменяют тревогу одиночества, приручив ее. Для этого нужно согласиться взглянуть в глаза своим страхам, чтобы принять их, понять и преодолеть. И тогда одиночество переживается как возможность для углубленного изучения, почти метафизического открытия своей сущности, одновременно потерянной и находящейся на связи.

На основании этого важного составляющего и построена психотерапия личной истории. Клиент остаётся в одиночестве, смотрит в «глаза» своим критическим моментам, а психотерапевт, находясь рядом, сопровождает его к экологичному благополучному будущему.

Для работы с личной историей создан этот список https://www.b17.ru/blog/334907/?prt=819850

Рубрики : Переводы, Последние статьи, Психология

Нашли у нас полезный материал? Помогите нам оставаться свободными, независимыми и бесплатными, сделав любое пожертвование или купив что-то из нашего литературного мерча.

В нашей культуре, замешанной на бешеном ритме и наращивании связей, сложно оценить плюсы одиночества. Нам словно транслируют мысль — выходи из домика, двигайся стремительно, будь в контакте, наращивай связи. Но всегда ли одиночество — состояние со знаком «минус»? Чем уединение отличается от одиночества? Как время, проведенное в уединении, помогает регулировать эмоции? Что такое эффект деактивации и что нужно учитывать, чтобы получить максимальную пользу от одиночества? Наконец, чего лишает нас время, проведенное в соцсетях, когда представляется возможность побыть одному? Разбираемся вместе с Туй-ви Нгуеном, доцентом кафедры психологии Даремского университета Великобритании.

Добровольное одиночество становится предметом восхищения на западе, считается, что это утерянный дар – такой желанный, но практически недосягаемый. Порой кажется, нужно полностью изолироваться от общества, чтобы обрести спокойствие. Но здесь хочется процитировать канадского журналиста Майкла Харриса, я очень люблю эту фразу из его книги «Одиночество: в погоне за исключительной жизнью в переполненном мире» (2017):

«Мне не хочется убегать от мира – мне хочется заново открыть себя в нём. Мне интересно, что будет, если мы предадимся уединению в наше многолюдное время на наших оживленных улицах».

В наши дни постепенно повышается исследовательский интерес к феномену одиночества. Обратите внимание, что «уединение», «добровольное одиночество», «время с самим собой» не синонимичны «одиночеству», когда речь идет о субъективном переживании ощущения нежелательной социальной изоляции, которая вредна для психического и физического здоровья. Исследователи зафиксировали прямую зависимость между благополучием и здоровой тягой к уединению, то есть осознанию одиночества как чего-то приятного и ценного. Но это не доказывает, что одиночество полезно. Чтобы вынести такое причинно-следственное суждение в науке, нужно было бы взять «уединение» в абсолют, оставляя неизменными другие альтернативные объяснения. Сложная задача. В повседневной жизни, если мы и проводим время в уединении, то одновременно занимаемся другими делами: работаем, ходим по магазинам, куда-то едем, прогуливаемся, занимаемся хобби или читаем. У нас так много способов коротать время в одиночестве, что трудно однозначно сказать, только ли уединение влияет на наше самочувствие.

Эксперимент или новая реальность?

Проведенные эксперименты, во время которых добровольцы находились в одиночестве или с другими людьми под наблюдением, помогли нашей команде исследователей, возглавляемой мной и психологом Неттой Вайнштейн из Университета Рединга, переступить через недостатки корреляционных исследований (исследований, направленных на установление изменения одной переменной при изменении другой) и пролить свет на пользу одиночества.

В одной из серий исследований мы наблюдали, как менялись эмоции людей после времени, проведенном в уединении. Мы измеряли положительные эмоции, связанные с высоким возбуждением, такие как волнение и бодрость, и положительные эмоции с низким возбуждением, такие как спокойствие и умиротворение; мы также измеряли негативные эмоции с высоким уровнем возбуждения — гнев и беспокойство, и негативные эмоции с низким возбуждением — одиночество и печаль. Охватив оба полюса того, что психологи называют «аффективной валентностью» (положительная и отрицательная) и «аффективным возбуждением» (высокая и низкая), мы выяснили, что время, проведенное в одиночестве, предоставляет уникальную возможность для «регуляции возбуждения» — т.е. снижения интенсивности как положительных, так и отрицательных форм возбуждения. Мы назвали это «эффектом деактивации».

Подобный «эффект дезактивации» мы проследили во всех разработанных нами экспериментах с уединением и одиночеством. Изменения в положительных и отрицательных аффектах низкого уровня возбуждения зависели от того, насколько человек мотивирован проводить время в одиночестве. Если добровольцы принимали и наслаждались уединением со всеми его плюсами, они, как правило, испытывали положительные эмоции с низким уровнем возбуждения — то есть чувствовали себя более расслабленными и спокойными, но если человек не ценил проведенное в одиночестве время, он с большей вероятностью испытывал отрицательные эмоции с низким возбуждением — то есть чувствовал себя грустно и одиноко.

Получается, чтобы получить пользу от уединения, нужно быть открытым для тех плюсов, которые оно может ему принести. Для многих людей, у которых из-за пандемии появились ограничения в передвижении и социальной жизни, это оказалось время уединения; для некоторых это шанс испытать преимущества непредвиденного одиночества. Пусть и не улучшить жизнь в целом, но может сделать нас более терпимыми к кратковременным приступам негативных эмоций.

Если мы можем извлечь выгоду из «эффекта деактивации» (то есть снижения уровня нашего возбуждения), просто проводя время в одиночестве, имеет ли значение, сидим ли мы в социальных сетях в это время или делаем что-то другое? Мне часто задают этот вопрос. Собранные нами данные свидетельствуют о том, что просмотр веб-страниц на телефоне не отменяет эффекта деактивации. Однако это лишает нас другого преимущества, которое мы можем получить, находясь в уединении без какого-либо дела: возможности для саморефлексии.

В своих исследованиях мы определяем саморефлексию как проявление внимания к собственным мыслям и чувствам. В двух экспериментах мы обнаружили, что те, кто был в полном одиночестве и параллельно не делал ничего, уделяли саморефлексии больше, чем те, кто, находясь в одиночестве, читал. Те, кто в одиночестве сидел в соцсетях, еще меньше рефлексировали. Исследование доказало, что если вы склонны к рефлексии, то для вас время, проведенное в уединении, приносит больше удовольствия, если вы не отвлекаетесь на чтение или телефон.

Конечно, это не новость. В популярных книгах и философских текстах часто можно найти строчки о том, что время, проведенное в одиночестве, полезно для саморефлексии. Однако не все варианты самопознания в одиночестве качественно одинаковы: они могут быть как озаряющими, так и «загружающими». Мы просили участников описать моменты, когда они чувствовали себя неискренними или «неверными» себе, эти периоды характеризовались разнообразием переживаний, наполненным негативными мыслями и сожалениями, от которых испытуемые не могли отделаться.

Когда самокопание начинает утомлять и превращается в «умственную жвачку», на помощь могут прийти техники осознанности и переключения внимания, особенно для тех, кто страдает от навязчивых негативных мыслей. Но стоит относиться к этому совету с осторожностью, ведь техники осознанности подходят не всем, стоит «принимать» их дозированно. Поэтому в качестве альтернативы предлагается немного отдохнуть от «уединенности» и вспомнить о старом друге — просто позвонить или написать сообщение. Если у вас есть возможность выбора, то не рекомендуется сидеть в одиночестве, когда необходимость в ней отпала, особенно если вы чувствуете, что мысли вызывают беспокойство и страдание.

Время в одиночестве — это возможность нажать на кнопку «Перезагрузка», чтобы устаканить бурю эмоций. В моменты, когда мы находимся одни, у нас есть шанс ощутить уединенность, отказаться от повседневной рутины и найти уголок для сосредоточения на своих мыслях и эмоциях. Но если ежедневное уединение — это давно забытое искусство, как выражается Харрис, то как найти мотивацию, чтобы начать его практиковать?

Ответ зависит от конкретного человека и, как ни странно, практически не связан с тем, интроверт вы или экстраверт. Напротив, наше исследование показало, что здоровая мотивация проводить время в одиночестве связана с личностной характеристикой, которую можно назвать «диспозиционная автономия», то есть способность человека регулировать свои повседневные переживания исходя из своих желаний. Это означает, что уединенность в большей степени связана со способностью регулировать свои эмоции, чем с тем, насколько вы интроверсивны.

Люди, склонные к так называемой «автономии», чувствуют, что занимаются тем, что хотят делать, а не тем, что навязано им извне. Подобный подход к жизни предполагает, что человек интересуется каждым моментом своей жизни, пробует что-то новое и исследует свое отношение к этому. Правда, когда во время эксперимента мы искусственно принуждали одних людей находиться в уединении (уменьшая уровень автономности), а в других стимулировали самих заинтересоваться практикой одиночества (укрепляя тем самым их автономию), те, кого насильно заставляли находиться в одиночестве, видели меньшую ценность в этом опыте, соответственно, получали от него меньше удовольствия.

Не нужно ещё забывать, что все испытуемые, принимавшие участие в экспериментах, — это студенты американских университетов. Данные за 2017-2019 годы рассказывали нам об опыте переживания одиночества молодыми людьми, которые живут в обществе с легким доступом ко всем развлечениям и гибким графиком работы. В культуре, которая подпитывается быстрым темпом жизни и удобными технологиями, нас очень быстро поглощают гаджеты и мания продуктивности. Когда мы остаемся одни, оказывается, что мы все еще трудимся — обращаясь к своему смартфону, мы пытаемся угнаться за тем, что делают другие. Это может происходить и тогда, когда люди изолированы и не могут общаться лично. Существование, в котором мы так яростно пытаемся избежать одиночества, только увеличивает шансы того, что, когда оно возникнет, мы столкнемся с неприятными ощущениями. И наоборот, если мы будем использовать это время для возможности расслабиться и поразмыслить в бушующем ежедневно море впечатлений и напряженности, мы пожнем хорошие плоды. Время, когда мы неожиданно останемся одни, может оказаться трудным, но, по крайней мере, для кого-то из нас оно может стать и скрытым благословением.

Впервые статья была опубликована на английском языке в журнале Aeon под заголовком «Time alone (chosen or not) can be a chance to hit the reset button» 8 апреля 2020 года.

Казимир Малевич, «Половина женской фигуры» (фрагмент)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *