Почему воюют одни добровольцы донбасс

Военные преступления

Извлечение неразорвавшейся российской авиабомбы, пробившей крышу 9-ти этажного жилого дома в Харькове

Общественная реакция в России

По состоянию на начало мая 2022 года российские оккупационные войска контролируют отдельные районы Харьковской области Украины, почти всю Херсонскую область, часть Запорожской области, расширили территорию в Донецкой и Луганской областях. Секретарь Генерального совета “Единой России”, первый зампред Совета Федерации Андрей Турчак уже строит планы работы с молодежью в недавно оккупированных частях Луганской области. По словам Турчака, с 1 сентября в Старобельске откроют казачий кадетский корпус на 350 учеников. Правозащитник Павел Лисянский рассказывает о такого рода учреждениях:

“Дети ходят на занятия в форме. В первую очередь там идет идеологическая обработка. К тому же детей не только учат стрелять – выводят в поле, обучают, как ставить растяжки. Оружие – настоящее”.

По свидетельству правозащитника, на новооккупированных территориях Донбасса боевики тоже забирают мужчин и отправляют воевать. Лисянский сообщает, что в первые дни оккупации с территории Сватовского и Старобельского районов забрали 75 человек.

20 апреля Главное управление разведки Минобороны Украины сообщало, что Россия планирует мобилизацию в занятых ею районах Запорожской и Херсонской областей. Как ведомство утверждало в своей сводке, “мобилизованных” украинцев планировали бросить на штурм позиций ВСУ и “уничтожить Украину руками самих украинцев”. Депутат Херсонского облсовета Сергей Хлань, к которому Настоящее Время обратилось, чтобы проверить информацию, сказал, что оккупационные части пока не проводят какой-либо подготовки к мобилизации в Херсонской области.

Почему воюют одни добровольцы донбасс

В другом сообщении ГУР утверждало, что в городе Волчанск Харьковской области медиков из Центра первичной медико-санитарной помощи отправляют на передовые позиции для оказания помощи российским раненым. А Генштаб ВСУ сообщал о том, что российские военные начали принудительную мобилизацию в Изюмском районе.

Депутат Изюмского горсовета Максим Стрельник рассказал Настоящему Времени о двух случаях, когда российские военные забирали или пытались забрать на службу мужчин.

“Один мужчина сообщал, что его пытаются принудительно забрать, и после этого связи с ним не было. Подтвердить, что его точно принудительно мобилизовали, я не могу. Но судя по тому, что связь с человеком пропала, он стал жертвой такого принуждения. Второй мужчина, мой товарищ, избежал того, чтобы его отправили воевать, но его взяли фактически в рабство: дали тяжелую работу – разбирать завалы. Когда российские оккупанты захватывали город, разрушили 80% инфраструктуры. И эти люди разбирали завалы по 12 часов в день и получали или ничего, или сухпаек в виде круп или консервов”, – говорит Максим Стрельник.

Постоянный представитель президента Украины в Автономной Республике Крым Тамила Ташева подчеркивает, что заставлять граждан Украины воевать против Украины – военное преступление. И дает несколько рекомендаций, которые актуальны не только для жителей Крыма.

“Во-первых, “залечь на дно”: поменять место жительства, номера телефонов, не общаться с большим количеством людей. Если вы боитесь призыва, лучше куда-то выехать. Крымчанам наше представительство готово максимально содействовать – получением документов и так далее. За уклонение от службы есть уголовная ответственность, но, по нашему мнению, лучше попасть под уголовную ответственность, чем на войну. И даже если вас отправили на войну, не совершайте военных преступлений: сдавайте оружие, сдавайтесь сами”, – советует украинцам Тамила Ташева. По международному праву и призванные на срочную службу в оккупационные войска, и набранные по мобилизации в части захватчиков рассматриваются как жертвы военных преступлений. Но каждый случай будут изучать индивидуально украинские правоохранительные органы и суды, уточняет правозащитница.

Подготовка

Военнослужащий 436-й аэродромной эскадрильи на базе ВВС США в штате Делавер готовит FGM-148 Javelin для доставки на Украину, 21 января 2022 года

Совместные российско-белорусские учения Запад — 2021, проходившие в сентябре 2021 года

Антивоенное движение в России

Курс доллара США к российскому рублю на Мосбирже с 23 февраля по 6 мая 2022 года

Плакат в Московском метро о том, как платить за проезд после отключения бесконтактной оплаты (28 февраля)

Банковский и кредитный сектор

Страны, поставляющие оружие Украине во время российского вторжения в 2022     Страны — поставщики оружия Украине      Россия     Украина

Сотрудничество граждан Украины с Россией

Правозащитник Павел Лисянский родом из ныне не подконтрольного Украине Антрацита Луганской области. В 2018-2020 годах он был представителем уполномоченного Верховной Рады Украины в Донецкой и Луганской областях. Сейчас продолжает сотрудничать с офисом омбудсмена как советник, а параллельно возглавляет общественную организацию “Институт стратегических исследований и безопасности”. Лисянский пересказывает обращения, которые поступали к нему с неподконтрольных территорий:

“Звонит мне жена одного шахтера. Рассказывает, что ее мужа забрали. Окружили шахту, в военкомате на всех были заранее готовы повестки. Мужчин забрали, повезли. Не дали с собой взять телефоны. С первых дней большой войны о нем ничего не известно. Когда пытаются навести справки в “государственных органах”, им отвечают: “Лучше не обращайтесь. Придет время – сами все скажем”. Вторая история – женщина ходила с гражданским мужем по рынку, они наткнулись на военный патруль. Военные попросили документ. Мужчина показал водительское удостоверение. Патрульные увидели год рождения, сказали: “Извините, вам надо проследовать в военкомат”. Успокаивали, говорили, что это просто проверка, но до сих пор о мужчине ничего не известно”.

В 2019 году власти так называемых “ДНР” и “ЛНР” оценивали население “республик” в 3,7 миллиона человек. ООН по косвенным признакам оценивала количество населения не подконтрольных Киеву районов Донбасса в 2,8 миллиона. Сколько мужчин забрали сейчас в рамках всеобщей мобилизации – неизвестно. Официальных данных от руководства “республик” нет. Павел Лисянский утверждает, что под всеобщую мобилизацию попали 100-120 тысяч человек. Главное управление разведки Минобороны Украины утверждало, что российское командование хотело набрать 26 тысяч жителей неподконтрольных Киеву районов Донбасса в Сухопутные войска РФ (но есть еще военизированные формирования “республик” – “Народная милиция ДНР” и “Народная милиция ЛНР”). Из них хотели доукомплектовать общевойсковые армии Южного и Западного военных округов. И этот план, по утверждению ГУР, оказался сорван: мужчины уклонялись от мобилизации.

Доподлинно известно, что в рамках всеобщей мобилизации власти самопровозглашенных “республик” отправили воевать тех, кого последние восемь лет не трогали, рассказывал в эфире Настоящего Времени бывший участник украинской делегации в Трехсторонней контактной группе Денис Казанский.

“Я общался с теми, которые успели сдаться украинским военным, с двумя студентами. Раньше студентов до конца обучения в “ЛНР” и “ДНР” не мобилизовали. Но этих мобилизовали буквально со второго-третьего курса – и без подготовки просто отправили на войну. Это очень молодые ребята. Один из них 2002 года рождения, другой 2000 года рождения. Когда война в 2014 году начиналась, это были еще дети, им было лет по 14. И вот сейчас их мобилизовали и бросили в бой”, – говорил Казанский.

31 марта украинские военные вывели мобилизованных студентов из так называемой “ДНР” на брифинг в Киеве. Девять молодых людей в камуфляжной форме подробно рассказывали о том, что их забрали воевать без проведения медкомиссии, выдавали ржавое оружие и каски времен Второй мировой. Сопоставив имена людей, которые участвовали в брифинге, с их профилями “ВКонтакте”, Настоящее Время убедилось, что это действительно студенты донецких вузов.

Правозащитница, живущая на неподконтрольной Киеву территории Донбасса (редакция скрывает ее имя, опасаясь за безопасность собеседницы в условиях войны), подтвердила: ей тоже известно, что мобилизованных отправляют на передовые позиции без подготовки.

“Никакой подготовки не было вообще. Народ отправляли, как в 1941 году, сразу на передовые позиции. Кто-то на картонке спал, кто-то еще как-то. Я знаю, что жены, узнав, что мужья стоят, например, на блокпосту, собирались и по очереди ездили туда, возили еду”, – говорит правозащитница.

У жителей неподконтрольной части Донбасса на руках сейчас может быть целая коллекция паспортов: украинский (Украина считает и крымчан, и жителей отдельных районов Донецкой и Луганской областей своими гражданами), российский (паспорта РФ начали выдавать еще в 2019 году, массовую раздачу паспортов журналисты и украинские спецслужбы фиксировали перед российскими парламентскими выборами в сентябре 2021 года), паспорта “ДНР” или “ЛНР” (без них, например, нельзя устроиться на работу). Для мобилизации гражданство формального значения не имело, уточняет правозащитница: по ее данным, людей забирали по прописке.

Почему воюют одни добровольцы донбасс

Эта мобилизация “по своей сути представляла не что иное, как “легальное” похищение мужчин, вопреки положениям всех законодательных актов, с нарушением прав и свобод человека и гражданина”, говорится в заявлении инициативной группы жен и матерей мобилизованных “ДНР”. Оно было адресовано главе “республики” Денису Пушилину, а также в в “Генпрокуратуру” и “Министерство государственной безопасности ДНР” (29 марта документ опубликовал телеграм-канал “Бетмэн ДНР”, правозащитница, живущая на неподконтрольной территории Донецкой области сообщила, что располагает данными о подлинности коллективного заявления).

“Наших мужчин в прямом смысле слова похищали представители уполномоченных учреждений ДНР по дороге на работу, в институт, магазин, останавливали и забирали из автобусов, личных автомобилей, просто так на улице. Это явление носило массовый характер по всему ДНР. Сыновья, мужья, отцы звонили по телефону своим родным и сообщали, что их “забрали”. Забрали в рамках данной мобилизации и тех, кто был непригоден для службы”, – говорится в заявлении.

В документе приводятся конкретные примеры. Так, военнослужащего Павла Ковмира мобилизовали, несмотря на то, что он один ухаживает за лежачей матерью. А житель Донецкой области Андрей Бражников не подлежал мобилизации по состоянию здоровья, но его забрали, и он погиб в Николаевской области.

В конце апреля стало известно о гибели троих музыкантов из Донецка, которых мобилизовали в формирования сепаратистов: Николая Звягинцева, Павла Махно и Сергея Рудова. Настоящее Время пообщалось со знакомыми погибших.

Владимир (имя изменено по просьбе собеседника) – знакомый и коллега Сергея Рудова. Рудов работал концертмейстером донецкого Музыкально-драматического театра им. Бовуна (МДТ). Владимир рассказывает, что Сергей был хорошим пианистом и аккордеонистом, аккомпанировал во время балетных спектаклей. Руководство МДТ спрятало от мобилизации сотрудников, которых считало наиболее ценными, добавляет собеседник. Но Рудов в этот список не попал.

“Он никогда не поддерживал “ДНР”. Поймите правильно: не поддерживать “ДНР” в “ДНР” – быть проклятым. Если ты активно демонстрируешь свое несогласие, тебя убьют или посадят. А если ты сидишь тихо, не высказываешься в поддержку, ты уже враг. К примеру, если возникал концерт – кто-то в первых рядах вызвался поехать, ходил в “ура-патриотических” футболках. Сергей никогда этого не делал. Но если нужно было в чем-то участвовать всем театром, если отсутствие угрожало увольнением, то он ехал”, – объясняет Владимир.

Другой собеседник Настоящего Времени, Иван (имя также изменено по соображениям безопасности), хорошо знал двоих погибших – Павла Махно и Николая Звягинцева. Павел был тромбонистом эстрадно-симфонического оркестра “Донбасс”. Николай играл в Концертном оркестре духовых инструментов и ансамбле “Септет-джаз”. По словам собеседника Настоящего Времени, Павел был верующим человеком и в прошлом даже собирался поступать в семинарию: “Он считал себя христианином, который не имеет права убивать. Но для армии нет различия, миролюбивый ты или нет”.

Что касается общего количества погибших, то так называемая уполномоченная по правам человека в “ДНР” Дарья Морозова в последнем отчете (информация на 29 апреля) указывает, что с начала года погибли 1536 сотрудников “силовых структур”. В отчете от 25 февраля говорилось о 13 погибших “военнослужащих” с начала года. То есть, по информации “омбудсмена”, за период полномасштабной войны в результате боевых действий погибли как минимум 1523 “силовика”. “Омбудсмен “ЛНР” аналогичных отчетов не публикует. Главное управление разведки Минобороны Украины 23 апреля заявило, что только в структуре “МВД ДНР” погибли около полутора тысяч человек, причем 1000 из них – на мариупольском направлении. Проверить предоставляемую сторонами информацию во время активных боевых действий невозможно.

Среди погибших на стороне сепаратистов, как утверждает уполномоченная Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова, есть и подростки. 16 апреля Денисова сообщила о гибели несовершеннолетнего Ивана Шифмана – он был участником военно-патриотического спортивного клуба “Наследники победы”. Правозащитник Павел Лисянский пишет о военно-патриотических клубах в так называемых республиках с 2017 года: отслеживает, как туда набирают детей, учат начальной военной подготовке, обращению с оружием, проводят идеологическую подготовку. Сейчас, по словам правозащитника, сепаратисты агитируют подростков, которым исполнилось 16-17 лет, записываться в боевые части и “обещают приписать им год или два”.

За восемь лет, в течение которых продолжались боевые действия на Донбассе, и в течение последних месяцев известны случаи, когда война разделяет семьи – и их члены оказываются по разные стороны линии фронта. Четвертого мая 2022 года в боях в Харьковской области погиб журналист Александр Махов. В 2015-2016 годах он был мобилизован и воевал в пехоте Вооруженных сил Украины, после демобилизации вернулся в профессию и работал военным корреспондентом. 24 февраля Александр снова пошел воевать. В интервью Махов рассказывал, что его отчим воевал за так называемую “ЛНР”, и признавался, что его мать тоже поддерживает пророссийских сепаратистов.

Те территории Донбасса, которые она не контролирует, Украина считает временно оккупированными Россией. Формально ими руководят “главы республик”, но ради признания “независимости” и Пушилин, и Пасечник приезжали в Кремль. Периодически на Донбасс ездит секретарь генсовета “Единой России” Андрей Турчак. А 5 мая в Донецк приезжал первый замглавы администрации президента России Сергей Кириенко. К тому же на неподконтрольных территориях Донбасса ходят российские рубли, а Россия вручает жителям свои паспорта.

Основываясь на этих фактах, Киев обвиняет Россию, контролирующую через пророссийских сепаратистов отдельные районы Донбасса, в нарушении IV Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны. В статье 51 этого документа говорится: “Оккупирующая держава не сможет принуждать покровительствуемых лиц служить в ее вооруженных или вспомогательных силах. Всякое давление или пропаганда в пользу добровольного поступления в армию воспрещаются”.

Предыстория

История расширения блока НАТО

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.