Помни донбасс памяти погибших добровольцев и ополченцев

Было время, когда журналисты дружно писали о том, как уходят добровольцы на войну. Еще пару месяцев назад желающих повоевать на территории Украины было десятки, потом сотни, тысячи.

Кто-то был уверен в своих силах, кто-то думал, что война — это все равно что поиграть в компьютерную стрелялку, сидя на диване. Теперь пришло время рассказать о том, как возвращаются с войны, как умирают на войне и почему родственники погибших боятся афишировать личную трагедию.

Помни донбасс памяти погибших добровольцев и ополченцев

Доброволец из России Андрей Кузнецов. Фото из личного архива

«Точную информацию по погибшим добровольцам из России, воюющим на Украине, вы вряд ли найдете. Разве что в соцсетях можно надергать десяток-другой историй про тех, кто не вернулся с этой войны. А вот детали, подробности гибели бойцов, как доставляли тело героя на родину, как хоронили-поминали — это уже закрытая информация. Большинство скрывают от своих друзей, что их сын-брат-муж-отец погиб на Донбассе. Мы слышали истории, когда на похоронах того или иного бойца его родственники на кладбище выкладывали легенды про «тяжелую продолжительную болезнь», «травму на работе-отдыхе». », — сразу предупредили меня те, кто сегодня сколачивает бригады добровольцев на фронт на территории РФ.

Об их семьях снимали полноценные телесюжеты, газетчики посвящали погибшим героям полосы.

Тогда мне в память врезалась одна история. Про отца десятерых детей из украинского города Стаханова.

Помни донбасс памяти погибших добровольцев и ополченцев

Вот какие слова написали о нем в местной прессе: «Карханов Виктор Владимирович не дожил всего один день до образования Новороссии. Но его дети будут жить в новой стране. Он погиб за будущее счастье детей, защищая свой отчий дом от карателей. Отец десятерых детей и еще одного не рожденного взял оружие в руки, чтобы воевать против фашистов, не желая видеть свою родину в рабстве. Не пьющий, работящий и любящий детей — так отзываются о нем близкие и друзья. Его не стало, а ребят нужно поднимать. И нужна, конечно, помощь».

Помощь семье оказали в первые дни.

Помни донбасс памяти погибших добровольцев и ополченцев

Волонтер Дмитрий Бабич (справа) с добровольцем Балу

А через месяц о них забыли.

Мы связались с дочерью погибшего, Викторией.

— Наш папа с первых дней, когда стали рушить памятники Ленину, взялся охранять эти памятники, потом обеспечивал порядок на митингах. Вступил в Донское казачество. Когда пришел Стрелков, папа вступил в ополчение и воевал за идею. Жили мы как обычная семья, учились, росли. Отец был инвалидом 3-й группы — в детстве получил серьезную черепно-мозговую травму. Но, несмотря на болезнь, продолжал работать. Он хотел, что бы мы ни в чем не нуждались, были одеты, обуты, накормлены, и не хуже, чем в других семьях. Когда начались боевые действия, мама говорила папе, что пора уезжать в Россию, ругалась, если с ним что случится, на кого останутся дети. Но папа категорически заявлял, что никуда со своей земли не уедет. И со словами: «Я буду воевать за своих детей», — ушел в ополчение. Вскоре погиб. Зачем? Ради чего?

Помни донбасс памяти погибших добровольцев и ополченцев

Погибшие добровольцы из России, воевавшие на Донбассе

Тогда мне показалось, что дочь винила отца.

И таких, как эта Виктория, немало.

10 июня Ольга Королева из Липецка узнала о гибели своего сына Дмитрия. Ему было 22 года. Самый молодой на тот момент доброволец. И позывной у него был соответствующий — «Малой».

— Мне позвонил человек, представился Евгением, сказал, что он представитель ДНР. Оповестил, что Дима погиб во время бомбардировки Донецкого аэропорта. Тело его успели вынести. Я спросила, как можно забрать тело Димы, Евгений перебил меня: «Не произносите слово тело, «груз», и только «груз», разговоры могут прослушиваться, и лишние проблемы нам не нужны». Тело мне привезли 12 июня ночью в кустарном цинковом гробу, никаких сопровождающих, кроме водителя катафалка, не было. Гроб не открывали. Фото сына лишь показали. Водитель передал его паспорт, в котором находился железнодорожный билет до Ростова, а также 30 тысяч рублей на организацию похорон. Вот и все. А теперь скажите, пожалуйста, хоть кто-то из добровольцев вернулся домой? Или хотя бы позвонил? Есть шанс оттуда вернуться? Или это билет в один конец.

«Пять суток я не мог забрать тело сына из морга»

В соцсетях есть страничка «Мемориал памяти погибших добровольцев». Она создана специально для тех близких, которые потеряли своих родственников. Многие из них о смерти родных узнают именно оттуда.

— Нам звонят близкие пропавших на Донбассе, спрашивают: «На фото наш сын. Как его найти?» У нас нет ответов на эти вопросы, — рассказывают организаторы «мемориала». — Мы собираем данные, которые приходят к нам с фронта. Проверить достоверность информации порой нет возможности. Один раз даже ошиблись. Человек оказался тяжело ранен, а нам прислали его фото как погибшего.

Порядка сотни имен погибших добровольцев и ополченцев собрано на этой страничке.

Я обзванивала, писала родственникам этих людей.

На общение никто не соглашался. Ни один из полусотни опрошенных.

«Прошу вас, не пишите имени моего сына, — чаще всего отвечали люди. — Кому это надо?. Нам еще жить в этой стране».

Держал паузу и Анатолий Ю. Из Можайска. Хотя в соцсетях не скрывал, что не дождался сына с войны.

Через неделю мужчина ответил мне сдержанно: «Вот ссылки на материалы, интервью, там все описано, как погиб мой сын. Дополнительно могу только сказать, что похоронили Лёшу и его друга Сашу с воинскими почестями».

— Я даже представить не могу, чтобы вам позволили такое написать. И вообще оставшиеся в живых очень боятся за себя. — подытожил собеседник.

Тем не менее через пару дней Анатолий неожиданно вышел на связь.

— Как вы узнали о гибели сына?

— О смерти сына узнал из газет. Опознал его по фотографии из морга — этими кадрами тогда был весь Интернет забит. Найти его тело я пытался официальным путем. 20 мая сделал запрос в МИД. Ответ пришел спустя 2 месяца.

— Я тогда звонил и в Администрацию Президента, но оттуда меня переадресовали в Министерство обороны, где заявили: «Раз он не военнослужащий, то вопрос не к нам». В ФСБ тоже сказали, информацией не располагают. И в таком неведении я пребывал пять суток. Когда через десятые руки узнал, что тело сына в морге Ростова, попытался прорваться туда. Но меня почему-то не пустили. Только благодаря помощи простых людей я смог с почестями, через 13 дней после гибели Леши, похоронить сына в открытом гробу. И это, наверное, чудо, потому что даже следов тления и запаха не было. Как будто уснул.

— Как тела погибших доставляют на родину? Кто за это отвечает?

— По моим сведениям, всех погибших россиян доставляют на родину, в Украине никого не оставляют. Вроде добровольцы подписывают с кем-то договор, по которому они могут рассчитывать в случае гибели на доставку тела в Россию, в случае ранения — на переправку бойца в российский госпиталь. Но подтвердить достоверность этой информации я не могу. Так что если кто-то не может найти своего близкого, пропавшего на войне, можете обращаться в морг Ростова. Туда доставляют всех. Другое дело, как мне было сказано представителями Донского казачества, погибшего могут кремировать там же, даже без опознания, чтобы лишний раз не заморачиваться поисками родственников.

В завершение беседы мужчина неожиданно попросил меня:

Если можете, не указывайте фамилию моего сына в материале. И ему и нам нужен покой. Вы не представляете, что мы вынесли в первые дни. Я уж не говорю о семье погибшего Ждановича. У дверей их квартиры и на кладбище круглосуточно дежурили украинские журналисты, выпытывали информацию. Просто дайте нам все это пережить. Никто и ничто не вернет нам наших близких. Будьте милосердны. Да и нашему государству это ни к чему.

«На Украину больше не вернусь. Надо жить дальше»

Здесь, в Москве, мы можем сколько угодно рассуждать о смерти, потому не сталкиваемся с ней так близко, как те, кто сегодня воюет на Донбассе.

Мы связались с двумя добровольцами из России. Было важно их мнение — о страхе перед смертью, о чем думают люди, когда рядом погибают их товарищи, о чем говорят перед боем и что заставляет людей возвращаться обратно, в Россию, не дожидаясь окончания войны.

Андрей Кузнецов. Позывной «Ганс». Родом из Тихвина Ленобласти. 17 июля на своей страничке в соцсети он оставил запись: «Вернулся.

— На Донбассе я провел почти два месяца. Вернулся обратно, так как получил серьезные ранения — травму колена, контузию, левостороннюю пневмонию. Ну какой из меня теперь вояка?

— И многие добровольцы возвращаются?

— Примерно четверть возвращается — люди быстро понимают, что война не для них. Другие покидают Донбасс, чтобы сделать передышку, грубо говоря, в отпуск. Кто-то уезжает из-за серьезных ранений.

— Поток добровольцев из России на Донбасс сегодня уменьшился?

— Не уменьшился. Подавляющее большинство все-таки выдерживают тяготы военной жизни и служат достойно. Отсев, конечно, присутствует. Отправляют домой людей, склонных к нарушению дисциплины, пьянству или по состоянию здоровья. Сталкивались с мародерами, при мне поймали насильника — но эти люди из местных жителей. С ними в комендатуре поступали согласно законам военного времени.

— Вы-то почему отправились на Украину? У вас вроде сын маленький, жена?

— Я не мог больше смотреть со стороны, как погибают люди. Практически никто из моих близких не знал, куда я уехал. Те, кто знал, моей мотивации не поняли. Многие покрутили пальцем у виска, дурачок, мол, за бесплатно рисковать отправился. Гордился мной только мой 5-летний сын.

— Вы служили в том самом известном батальоне «Восток»?

— В батальон «Восток» я попал после контузии, уже не принимал участия в особо активных действиях. Я заметил там, что командование батальона и бойцы искренне верили в свое дело, бессмысленных потерь не допускали. Мне запомнился молодой парень, кореец, с позывным «Ким». Когда я его последний раз видел, он уже представлял собой состоявшегося бойца. Все время улыбался и совершенно не ждал смерти. И вместе с тем оставался совсем мальчишкой, часто просил меня купить в магазине сливочное мороженое.

— О смерти там часто говорили? Может, кто-то из бойцов просил своих сослуживцев в случае своей смерти передать послание родным?

— Лично я таких разговоров избегал. Все всё без слов понимали. К тому же зачастую народ так физически изматывался, что страх смерти уходил на третий план. Да и вообще на войне о личном, о семье расспрашивать особо не принято. Почти все разговоры касались текущей ситуации и личного мнения о ней. Люди разного мнения об этой войне. Хотя понятие дружбы на войне присутствует. Например, в нашей группе не существовало никаких материальных счетов между собой. Ни разу никто не пожалел последнего глотка воды или куска шоколада для товарища.

— Тем не менее все чаще говорят, что на Донбассе среди ополчения возникают разногласия между командирами? Какая может быть здесь дружба?

— Проблемы с отдельными командирами ополченских группировок происходят из-за отсутствия авторитета. Некоторых командиров там не уважают, ни во что не ставят их же подчиненные.

— Как относятся к Стрелкову?

— На войне — негласный закон: о Стрелкове принято говорить либо хорошо, либо никак. Независимо от личного отношения к нему, все понимают, что он необходим как живой символ, лицо ополчения.

— Вернемся к погибшим. Правда, что многие добровольцы намеренно скрывают свои имена?

— Это не удивительно. Люди не раскрывают своим настоящих имен, потому что опасаются за близких. Угрозы со стороны украинских националистов поступают регулярно. Мне до сих пор пишут. На войне каждому человеку присваивают позывной. Как правило, это прозвище, которое парню придумали еще в детстве, или позывной достался человеку по прошлым местам службы. У кого не было позывного, придумывали. Например, один боец нашей группы каждую свободную минутку пытался вздремнуть. За что получил позывной «Барсук». Сказать сослуживцу свое настоящее имя, значит, показать свое доверие. Но общение по именам почти не присутствовало.

— Как оповещали родственников добровольцев о смерти их близкого?

— Не отвечу на этот вопрос, не в курсе. Точно знаю, что погибших переправляли специальными транспортными колоннами, как положено, в цинке. Все эти манипуляции с телами производили в донецкой и луганской больницах.

— Вы уехали из-за ранения, но вам предлагали остаться?

— Поступало предложение пройти лечение на Украине, но я отказался. Если честно, хотел домой побыстрее. Претензий ко мне по этому поводу не было.

— Вылечитесь — и обратно?

На Украину? Нет, точно не поеду. Для меня война уже закончилось. Надо жить дальше, работать, растить сына. Теперь я точно знаю, как воспитать его правильно.

«Из 150 добровольцев, прибывших со мной, осталось 30»

Мой второй собеседник все еще на Донбассе, потому просил не называть настоящего имени.

— Мой позывной «Камчатка». Нахожусь в Донецке, — начал беседу молодой человек.

— Вы давно уже в ополчении?

— Я не в ополчении. Иначе мы называемся. По местным меркам, не так уж долго — два месяца. Но за это время столько всего произошло, целая жизнь.

— Многое поменялось с того момента, когда вы приехали?

— Многое. Когда я приехал, то увидел децентрализованную, слабо вооруженную махновщину. Сейчас это мощная армия.

— Не возникало мысли уехать обратно?

— Нет. Изначально я ехал сюда и понимал, что останусь здесь до конца. Хотя из 150 добровольцев, с кем прибыл, осталось 30. Большая часть уже вернулась в Россию. Многие уехали в июне, после боев под Снежным. Испугались минометных обстрелов. Не все смогли выдержать ежедневные безостановочные обстрелы. Хотя ребята были с боевым опытом. В основном уехали казаки. У них изначально понтов было выше крыши. А в итоге бежали чуть ли не со словами «нам не любо». С тех пор у нас любимое развлечение — потравить анекдоты про казаков.

— Вы думаете о смерти?

— Думаю только, когда теряю товарищей.

— Многих потеряли?

— Многих. Не до подсчетов. Сотню. А может, уже и тысячу. Я помню Дитриха. Разведчик. Добрый, честный, душевный человек. Фидель верил в Веды и жил соответствующим образом. Душа парень был. Молодой. Чистый. Я бы, не раздумывая, отдал бы жизнь за него. Он погиб под Луганском. Хакас — пэзээркэшник был. Моего возраста, молодой. Еще в лагере вместе тренировались. Православный парень, до буквы исполнял все заветы и других заставлял.

— Они делились с вами сокровенным?

— Люди делятся на войне сокровенным только в минуты тишины или перед тем боем, когда знаешь, что можешь не вернуться.

— Погибших на войне поминают?

— Мы всех вспоминаем добрым словом. Но не поминаем стаканом водки.

— Родным погибших сообщают печальную новость?

— Родным есть кому сообщить. Информацию никто не скрывает.

— Кто-то из тех, кто уехал обратно в Россию, потом вернулся на Донбасс?

— Я знаю, что многие уехавшие все-таки решили вернуться. Но пока еще не приехали. Но добровольцев здесь по-прежнему хватает. В основном они и воюют. Местным уже не доверяют особо. Помните, говорили, что в добровольцы не берут «сомнительных элементов» — судимых людей например. Так вот что я вам скажу — таких здесь полно. Я их называю — люди с богатой судьбой. Скажу вам прямо — в итоге они оказались лучшими боевыми товарищами, как ни странно.

— На стороне украинской армии воюют люди из России?

— Я не видел. Да и с солдатом украинским столкнулся лишь один раз. Пленный снайпер был у нас. Молился постоянно. Маму звал. Доктор нашего отряда подлечивал пленного. Отпустили его в итоге. Но предупредили: «В следующий раз попадешься, руку отрубим». Мы же все-таки вежливые люди.

— Ваши близкие знают, где вы сейчас?

— Я не сообщал родным. Лишнее это. Поэтому вы мое имя не называйте. Я особо не скрываю ничего, но все же.

«Пока сам тела не увижу, не поверю, что погибли»

Дмитрий Бабич — волонтер из Санкт-Петербурга.

На днях вернулся из Донбасса.

Вот что поведал Дмитрий о свое последней поездке и о том, как доходит информация о погибших до родственников.

«Наш гуманитарный груз сопровождал доброволец из Москвы Дима с позывным «Малыш Балу». Высокий, худой, вечно в кепочке и джинсах. За плечами этого человека десятки, если не сотни спасенных жизней.

Первый раз я с ним познакомился чуть больше месяца назад. Дима тогда был в штатском — длинный, худой, в извечных джинсах, в болтающейся разгрузке на голое тело, с постоянной кривой усмешкой на небритом лице. Он производил, мягко говоря, несерьезное впечатление. Кто-то из приехавших с нами даже принял его за наркомана. Мы с ним практически не разговаривали. Но я становился невольным слушателем его переговоров — телефон у Димы никогда не замолкал. Складывалось впечатление, что он нужен всем. В какой-то момент я начинал понимать, в каком аду постоянно находился этот усталый, невыспавшийся человек.

Когда мы прибыли в Донецк, Балу приехал к нам навстречу на простреленной машине.

— Это у меня уже третья машина, — пояснил Балу. — Вторая получила выстрел гранатомета под жопу. Еле уехал. — На мой вопрос, как же ты выжил, Балу ответил:

— Я родился в рубашке. Одна московская святая меня благословила. И каждый раз, когда должно произойти что-то ужасное, я засыпаю. Через несколько секунд просыпаюсь, когда уже все кончилось, — целый и невредимый. Так и тут — за пару секунд до взрыва я просто заснул. А после взрыва очнулся и на оставшихся в целости двух колесах уехал!

В какой-то момент я заметил, что на Балу нет лица. Ведет себя странно.

— Извините, я сейчас несколько не в своей тарелке, — вдруг бросил Дима. — У меня друзья только что погибли.

Я не стал его больше ни о чем спрашивать.

Телефон его не умолкал. Вот какой разговор я запомнил:

— Я точно ничего не знаю, — кричал Балу в трубку. — Пока сам тела не увижу, ничего не скажу. Да, наша разведгруппа выдвинулась в «зеленку». За ними, кто-то видел, пошли укропы. Из наших только один раненый в живых остался. Но я пока тел не видел. Командир там все сам перепашет, но найдет — это его близкие были.

Потом другой звонок. На том конце провода рыдала женщина. Громко, даже я услышал. Насколько я понял, это была жена одного из погибших ополченцев. Балу сказал ей то же самое, мол, пока тела не увидит, будет считать, что никто не погиб. Следом — еще один звонок — снова рыдающая женщина. Он ей говорит:

— Да живой твой, да. Живой остался. Ранен, но не смертельно. Поправится. Ребята его оттащили, он уже в больнице прооперирован. Все хорошо будет.

Потом Балу позвонили из лагеря беженцев. Сообщили, что пришла информация о том, что расстреляли 10 автобусов с беженцами, которые направлялись из Луганска. Почти никто не выжил. А в лагере многие ждали родственников на этих автобусах. Поднялись дикий плач, вой, истерика по всему лагерю.

Балу орал в трубку: «Найдите мне того, кто это сказал, я сам его расстреляю».

Это я вам рассказал примерно полчаса из того, что происходило.

Балу в таком режиме живет постоянно.

Наверное, так узнают о погибших на войне

«Как искать родных человека, если известен только его позывной?»

Несколько недель назад в Интернете появилась информация, что в России создается фонд помощи семьям российских добровольцев, погибших на Донбассе.

Мы связались с руководителем проекта Анатолием Несмияном:

— Фонд помощи мы организовали, но оказалось, что там не так все просто. Сложности возникли сразу — невозможно найти семьи погибших. Многие люди, которые пошли на фронт, сразу взяли себе псевдонимы. Большинство из них не предупредили своих близких о том, что отправляются на Донбасс. Никаких адресов и фамилий они не называли даже командирам той части, куда попали. Учета личного состава по погибшим нигде нет. Раньше середины августа проект не запустим. Конечно, нам звонят родственники, знакомые пропавшего человека. Но мы даже не можем определить, на войне пропал мужчина или нет. Если удастся найти точные данные о погибших, мы опубликуем счета семей.

— Разве при отборе добровольцев не спрашивали их данные?

— При отборе, возможно, и спрашивали. Но уже на месте, если человек сам хотел, он рассказывал о себе. Если не возникало такой необходимости — молчал. Учета вновь прибывших не вели. Это же не армия, где есть учет личного состава, кто уходит из подразделения, кто приходит. На Донбассе все упрощенно. И как искать родных человека, у которого позывной «Хмурый», если мы даже не знаем приблизительно, из какого он города. В этом случае придется опрашивать его сослуживцев, которые, может быть, скажут, откуда родом погибший. Потом придется работать по городу, что тоже непросто. Мы понимаем, что не сможем всем помочь. Но если охватим 10–30 семей, уже удача.

— Выходит, родственники тоже не смогут найти пропавших?

— Тоже не смогут. Это проблема не регулируется ни властями, ни законодательствам.

— Ну вы же с кем-то из родственников погибших уже общались?

— Недавно в Питере прошла панихида по погибшим в Донбассе. Собралось порядка 10 родственников. А погибших — около 15 человек. Кто эти пять человек — неизвестно. Даже не знали, кого поминать. Установить имена всех погибших на войне будет очень сложно, на это уйдет много лет. И я не испытываю особых иллюзий, что нам станут известны все имена. И закон о соцгарантиях семьям погибших тоже никогда не примут. Россия не признает добровольцев участниками боевых действий.

Два месяца назад я общалась с неким Дмитрием. Он рвался на Донбасс. Но его не приняли в добровольцы.

— Не хочется встречать старость безыдейно, — рассуждал тогда мужчина. — Я давно уже подал заявку в добровольцы, но ответа все нет. Мне дали понять, что в первую очередь на войне нужны люди определенных профессий, с нужными спецнавыками. Сейчас я пытаюсь связаться со своими друзьями, которые ушли воевать, но не получается. Многие удалили свои странички из соцсетей или поменяли данные. Придумали себе новые имена. По приезде в Украину сразу выбросили сим-карты, большинству из них посоветовали не афишировать, что они из России, поэтому ребята представились белорусами. Вот только как их теперь искать, если даже родственники моих приятелей ничего не ведают об их судьбе?.

В новом проекте увековечили имена добровольцев и ополченцев Донбасса

Союз добровольцев Донбасса запустил новый проект, посвящённый памяти добровольцев и ополченцев, отдавших жизнь при защите мирного населения. В рамках проекта будут увековечены имена героев ДНР и ЛНР.

В новом проекте “Помни Донбасс” Союз добровольцев Донбасса собрал воедино данные о всех погибших ополченцах и добровольцах. Об этом говорится на сайте Союза.

В сообщении отмечается, что это призыв ко всем жителям Русского Мира помнить о Донбассе, и призыв к мирным жителям Донбасса помнить героев, отдавших за них свои жизни. В рамках проекта собран и обработан огромный массив информации о добровольцах и ополченцах, вставших на защиту молодых республик.

Работа по увековечиванию памяти погибших добровольцев и ополченцев является одной из самых приоритетных задач Союза добровольцев Донбасса, подчеркнули в организации.

Так, председатель правления Союза добровольцев Донбасса Александр Бородай отметил, что “Помни Донбасс!” – это давно назревший проект, поскольку народ должен знать тех, кто совершил ради него подвиг и отдал свою жизнь.

“Противостояние в Донбассе – одно из таких великих действий нашего народа. Он нашёл в себе силы в критической ситуации, когда произошёл переворот на Украине, противостоять нынешнему прозападному марионеточному режиму Киева. Луганская и Донецкая народные республики стали форпостом русского дела, русского народа и русской истории”, – подчеркнул Бородай.

Помни донбасс памяти погибших добровольцев и ополченцев

3 марта по инициативе Министерства просвещения в школах пройдет всероссийский урок о войне в Украине. Во время урока, говорится в анонсе, школьникам расскажут, «почему освободительная миссия на Украине — это необходимость». По данным источника «Медузы», близкого к сообществу преподавателей, еще до объявления всероссийского урока учителям школ из разных регионов руководство предложило срочно провести классные часы на эту тему (некоторые уже отчитались о них в соцсетях). А в помощь педагогам дали презентации, видеоматериалы и методички (источник предоставил их редакции 1 марта), в которых объясняется, чем российская «специальная миротворческая операция» в Украине отличается от войны.

Рекомендуемый формат проведения классного часа о войне, согласно одной из таких методичек, — именно диалог с учениками. При этом учителям необходимо обратить внимание школьников на то, что «их действия и предложения должны соответствовать законам РФ». В методичках есть также советы, как отвечать на возникающие у детей вопросы. Эти документы составлены в формате вопросов и ответов и ранее не публиковались. «Медуза» публикует их с незначительными сокращениями, сохраняя авторскую орфографию.

Неформальный разговор для учреждений дополнительного образования

Почему признали ДНР и ЛНР независимыми? Не является ли это вмешательством в дела другого государства?

В первую очередь независимыми ДНР и ЛНР признали сами жители этих республик — еще в 2014 году. Это произошло после того, как на Украине произошел вооруженный государственный переворот, а новые власти просто не захотели прислушиваться к мнению Донецкой и Луганской областей. Наоборот — тут же провозгласили курс на уничтожение русского языка и нарушение прав русскоязычных граждан. Люди такой власти подчиняться отказались, провели референдум, и большинство жителей высказались за независимость от Украины. В ответ на это украинские власти окружили территории этих регионов, стали устраивать обстрелы мирных жителей. Так в ДНР и ЛНР появилось ополчение — чтобы защищать людей.

Чтобы начать операцию по освобождению ДНР и ЛНР, по международным правилам их сначала надо было признать независимыми государствами. Это и сделала Россия. После признания с ДНР и ЛНР был подписан договор о дружбе. То есть они официально стали союзниками России. А по Уставу ООН Россия имеет полное право защищать своих союзников.

ДНР и ЛНР официально попросили Россию о помощи. Поэтому в данном случае мы не вмешиваемся в дела других государств, а реагируем на их просьбу помочь отстоять свое право на жизнь и мирное будущее.

Почему ввели войска на территорию ДНР и ЛНР? Неужели нельзя договориться с помощью дипломатов?

Как раз на этом и настаивала Россия последние 8 лет, когда уговаривала украинские власти остановить обстрелы и убийства жителей ДНР и ЛНР и сесть с ними за стол переговоров. В 2017 году они обязались это сделать, подписав Минские соглашения в присутствии лидеров России, Германии и Франции. Но все обещания и обязательства были Украиной нарушены. Провокации на границе продолжились, мирные населенные пункты снова стали обстреливать, люди по-прежнему гибли и жили в страхе. Около 14 000 человек погибших за 8 лет — это страшная цифра.

Поэтому — да, оказалось, что договориться с помощью дипломатов нельзя. Может, потому что со стороны Украины и Запада никто и не собирался договариваться?

Правда ли, что российские военные вышли за границы ДНР и ЛНР? Это же вторжение на территорию Украины, почему было принято такое решение?

Российская военная операция действительно проходит не только на территории ДНР и ЛНР, но и за ее пределами. Цель операции — защита населения Донбасса, а чтобы по-настоящему защитить людей, нужно раз и навсегда остановить источник угроз. Иначе все будет повторяться снова и снова. Снова и снова будут гибнуть люди.

Кроме того, вся страна видела, как Украина годами накапливала вооружение, туда эшелонами поставлялась техника и оружие из стран НАТО. Даже если сегодня российские военные просто остановились бы на границах ДНР и ЛНР, это никак не гарантировало бы мир: ни Донбассу, ни нам. Рано или поздно началась бы страшная война. Ее необходимо заранее предотвратить. Ты знаешь, например, что современные ракеты долетели бы с Украины до центра России всего за 5-10 минут? А как мы можем быть уверены, что не окажемся под обстрелами, если они 8 лет подряд обстреливали мирное население Донбасса?

Ну и совсем уж неприемлемым было заявление украинских властей о готовности производить собственное ядерное оружие. Это уже прямая угроза России. Как сказал Президент России, нам создали такие внешние риски, что отреагировать иначе мы уже просто не могли.

Что значит «уничтожены военные стратегические объекты»? Мирное население Украины действительно в безопасности?

В этом и есть суть термина «демилитаризация»: нейтрализовать военную угрозу украинских властей. Начиная с 2014 года Украину активно накачивали оружием, боевой техникой, ракетами, которые использовались против мирного населения Донбасса, а рано или поздно могло быть использовано и против России.

Чтобы этого не произошло, Президент России поставил целью военной операции демилитаризацию, разоружение киевских властей, состоящих в том числе из откровенных националистов. Военные стратегические объекты, которые сегодня нейтрализуются на Украине, это комплексы зенитных орудий, системы залпового огня, военные аэродромы, тяжелая боевая техника.

Ударов по гражданским объектам, по жилым домам и мирному населению Россия не наносит и наносить не будет. Жертвы никому не нужны. Но смотри, как подло поступают украинские националисты: они размещают свои ракетные комплексы среди жилых домов, чтобы вызвать ответный огонь по ним. То есть, просто прикрываются мирными жителями. Это военное преступление, так поступают только террористы и фанатики.

Как долго еще будут длиться военные действия? Какова цель государства?

Насколько опасно сейчас находиться в приграничных регионах РФ? Почему на Ростовскую область уже упало больше 10 снарядов?

Потому что Ростовская область граничит с Украиной, и те снаряды, которые вооруженные украинские националистические объединения направляют на Донбасс, могут долететь и до границ. Не исключено, что имеют место и провокации.

Европа и Америка накладывает на нас санкции, это скажется на моей жизни?

Когда ты вступишь в совсем уж взрослую жизнь, все уже уляжется. Даже если останутся какие-то санкции — мы научимся жить и с ними. Не просто жить, но и спокойно развиваться, добиваться новых достижений, повышать качество своей жизни.

Это же не первые санкции, и каждый раз они приводили к результату, обратному тому, который ожидали инициаторы санкций. Санкции, это — вызов, это челлендж, который заключается в том, чтобы самому научиться делать то, что нам запрещают продавать. Ну и здорово! Будет чем и вам заняться: изобретать свою высокотехнологичную технику, разрабатывать свое программное обеспечение, делать конкурентоспособную продукцию. Если санкции как-то и скажутся на твоей жизни, то только в этом, позитивном ключе.

Какие последствия в будущем могут быть от санкций, наложенных на Россию сегодня?

А тут за ответом далеко и ходить не надо. Это же не первые санкции. И ты знаешь, каждый раз они приводили в обратному результату: нас в чем-то хотели ограничить и сдержать, а мы именно в этом и развивались. Если в Россию что-то запрещают продавать то какой у России выход? Ну конечно сделать свое такое же! Это то, что называется импортозамещением — научиться самим делать то, что раньше мы покупали у других стран.

То есть это дополнительный стимул для науки, для промышленности, для АйТи России. Такой сложный, но выполнимый челлендж. Знаешь поговорку «нет худа без добра»? Ну вот и тут так же.

Я действительно не смогу расплачиваться телефоном? ЭплПей и другие сервисы прекратят свою работу в России?

Пока это зависит от того банка, которым ты пользуешься. Каких-то массовых проблем с использованием ЭплПэй нет. Ну и потом — ну не сможешь ты телефоном платить. Будешь карту прикладывать. Невелика проблема.

Послушай, ЭплПэй появился всего 8 лет назад — в 2014 году. В России он начал работать еще позднее. И ничего — прекрасно обходились и без него. Да, удобно. Но нет, не жизненно необходимо.

То же самое и с другими сервисами — либо быстро привыкнем обходится без них, либо придумаем свои, потому что санкции — это всегда стимул для развития собственных технологий и сервисов.

Курс доллара и евро резко вырос — это надолго? К чему это приведет?

Какое-то время это, конечно, продлится. Приведет это все равно к тому, что экономика научится развиваться в новых условиях. Это же не первый резкий скачок доллара и евро. Еще 5 лет назад доллар стоил что-то около 30 рублей. Тогда тоже казалось, что рост курса приведет к катастрофическим последствиям, что все рухнет, остановится. Не рухнуло и не остановилось. Наоборот, экономика за эти пять лет выросла.

Курс валют может сказать в первую очередь на росте стоимости тех товаров, что покупаем за рубежом. Ну что ж, значит надо производить свои товары, повышать их качество, делать более конкурентоспособными. Справимся.

Конечно, на какое-то время цены могут вырасти. Но вслед за ними начнет расти и заработная плата, социальные пособия, которые четко привязаны к минимальному размеру оплаты труда, а тот в свою очередь — к прожиточному минимуму.

Не строится ли вокруг нас новый железный занавес? Я смогу беспрепятственно путешествовать с родителями по миру?

Лично я уверен, что рано или поздно все восстановится.

И потом, мир — он большой. Даже если какие-то страны не захотят нас видеть — есть другие страны, где нам всегда рады. И есть, наконец, самая большая в мире страна — Россия — где невероятное количество интереснейших мест, природных памятников, разных культур, разных природных условий.

Если вы с семьей любите путешествовать — вам всегда найдется куда съездить.

Государство слишком серьезно следит за информацией в сети по этой теме, это разве не цензура? Почему это необходимая мера?

Разве можно быть «слишком серьезным», когда речь идет о жизни людей? Нет ничего более важного и серьезного, разве не так?

Но государство следит не за информацией по этой теме, а за дезинформацией. Пресекает распространение фейков, выдумок, подделок — того, что не соответствует действительности и что может серьезно навредить самим людям. А таких фейков много: и старые фотографии выдают за новые, и украинскую военную технику выдают за нашу.

Цензура — это когда запрещают высказывать свое мнение. Но ведь мнение должно основываться на фактах, а не на лжи. Иначе это уже не мнение, а тоже ложь. Мы с тобой видим, что в Интернете полно самых разных мнений: очень многие поддерживают российскую операцию, многие выступают за скорейший мир, а кто-то критикует решение о проведение операции. Была бы цензура — мы видели бы только одну точку зрения.

Очень важно сегодня самому не становиться распространителем фейков. Это тот случай, когда лучше честно признаться, что ничего не знаешь, чем транслировать то, что выдумали другие.

«Медуза» заблокирована в России. Мы были к этому готовы — и продолжаем работать. Несмотря ни на что

Нам нужна ваша помощь как никогда. Прямо сейчас. Дальше всем нам будет еще труднее. Мы независимое издание и работаем только в интересах читателей.

Мы видим, что оказывается большая помощь беженцам. Будут ли школьники-беженцы иметь льготы при поступлении в российские вузы, как это было в 2014 году? Фактически, это уменьшает шансы российских выпускников на бесплатное высшее образование.

Не уменьшает, потому что в России по решению Президента ежегодно увеличивается количество бюджетных мест. Так что шансы на бесплатное высшее образования у вас не уменьшаются, а только растут.

Решения по каким-либо льготам для школьников из ДНР и ЛНР пока не принято, но думаю, что государство пойдет по пути увеличения количества бюджетных мест для всех.

Надо понимать, что очень многие люди, которые эвакуировались из ДНР и ЛНР — это граждане России. У них такие же права, как и у остальных граждан. Слава Богу, в России не делят людей на первый и второй сорт, как это происходило на Украине.

Очень плохо, если кто-то уже сейчас пытается настроить вас друг против друга. Куда лучше быть вместе и помогать. Мы же все люди.

Множество международных мероприятий, проведение которых планировалось на территории России, сейчас отменились. Надолго ли это? Сможем ли мы вновь проводить состязания международного уровня в России?

Рано или поздно, но обязательно сможем и будем. Все успокоится, и мир одумается. Хотя, конечно, многим очень выгодно вычеркнуть Россию из международного спорта, но не потому, что мы как-то не так себя повели, а по куда более банальной и корыстной причине — наши спортсмены становятся все сильнее, с ними все сложнее конкурировать. И согласись, что по отношению к нам в мире давно ведут себя не по-спортивному. Взять, к примеру, Камилу Валиеву, которую так затравили на Олимпиаде. А ведь ей всего 15 лет, она такая же школьница. Разве это было честно и справедливо?

Есть и еще одна причина, по которым Запад давит на наших спортсменов, запрещает соревнования. Они провоцируют спортсменов на выражение недовольства, на выступления против своей страны. Кто-то поддается на эти провокации, но большинство спортсменов сильны не только телом, но и духом. Вот и нам нужно такими быть.

Время международных соревнований с нашим участием обязательно вернется. Ну а пока — будет с удовольствием следить за российскими чемпионатами. Кстати, это хороший стимул для того, чтобы ещё больше развивать спорт в нашей стране, проводить больше чемпионатов в разных регионах. Во всем есть свои плюсы.

Как сложившаяся ситуация отразится в целом на экономике государства? Какие трудности нас ждут?

Поэтому я предлагаю тебе просто заменить слово «трудности» на «вызов», «задачу», «квест».

Что еще важно понимать про экономику России. За последние 20 лет в стране создана колоссальная «подушка безопасности»: золото-валютные резервы, фонд национального благосостояния. Бюджет у нас профицитный, то есть доходы превышают расходы. И еще: несмотря на то, что Россия постепенно освобождается от нефтегазовой зависимости своей экономики, доходы от нефти и газа по-прежнему занимают большое место в структуре общих доходов государства. А цены на нефть и газ на мировых рынках растут.

А не станут ли действия власти, в вопросе о ДНР и ЛНР, а также с ситуацией в Украине, началом конца для России? Ведь против нашей страны были введены определенные санкции, многие российские компании крупно потеряли в цене, а рубль сильно и резко упал в цене по отношению к доллару. А это означает, что большинство товаров в магазинах станут еще дороже (а как известно, их цена и так будто по экспоненте растет). А заработные платы расти не собираются, получается что бедные (на 2021 год 11% населения России) станут еще беднее, и даже той зарплаты, что была раньше, уже не хватит на такую же комфортную жизнь. Помимо всего этого, русские люди во многом зависят от западных устройств, приложений, сайтов и многих других, уже привычных нам удобств, многие зарабатывают в соцсетях, и живут на это, но в связи с ситуацией все это могут заблокировать. Так вот вопрос, не станут ли люди бунтовать, митинговать, и в конце концов не станет ли это началом гражданской войны в России?

А ты неплохо разбираешься в экономике. Я в твои годы, честно говоря, ничего не знал про инвестиции.

Будет ли рост цен? Наверное, да. Но затем неизбежно подтянется и зарплата, и социальные пособия. Так происходит всегда! И процент бедного населения в стране все же постепенно снижается. Вот ты говоришь об 11%. Но в том же 2015 году людей с доходами ниже прожиточного минимума было 13,4%, в 2005-м — 17,8%, а в 2000 — и вовсе 29%.

Что важно? За последние два года в России создана, можно сказать, уникальная система поддержки семей с детьми, столкнувшихся с материальными трудностями. Оказывается финансовая помощь из расчета на каждого ребенка, чтобы дотянуть семью до выхода из состояния бедности. Думаю, что эта система поддержки будет расширяться и дальше.

К тому же, в России восстановилась занятость, уровень безработицы сегодня даже ниже, чем был до пандемии. Это же самое главное — чтобы у людей была работа.

Теперь про гаджеты и соцсети. Наверное, и тут могут быть какие-то трудности на первом этапе. Но со стороны мировых айти-гигантов это было бы недальновидным поступком, потому что Россия — это огромная аудитория. С другой стороны, те же российские блогеры — они ведь зарабатывают не на зарубежных, а на наших подписчиках. Ну, значит перейдут на отечественные платформы и сервисы, будут зарабатывать там.

Смотри, например, как «выстрелил» в свое время китайский Тик-Ток? А ведь тоже и санкции были, и ограничения. А наш ВК? В России он куда более популярен, чем, например, Фэйсбук.

По поводу митингов. Действительно, в ряде городов были небольшие митинги против военной операции. Абсолютно уверен, что большинство их участников просто хотят, чтобы все было как раньше — чтобы все жили мирно. Но дело в том, что если бы все оставалось «как раньше», это привело бы к настоящей войне, куда более масштабной, чем нынешняя операция.

Митинги имеют право на существование, если они проводятся в соответствии с законом: подается заявление на проведение, правоохранительные органы обеспечивают безопасность участников, делают так, чтобы митинг не помешал обычной жизни городов и живущих в них людей. Я не очень понимаю, почему инициаторы митингов даже не пытались их согласовать. Зачем? Чтобы устроить картинку задержаний? Чтобы поломать судьбы людей?

Никакой гражданской войны в России не будет, мы уже друг с другом навоевались в XX веке. И мы очень хорошо видим, к чему такая гражданская война привела на Украине.

И, конечно, ни о каком начале конца России не может быть и речи. Поверь, это не самое сложное испытание, с которой России приходилось сталкиваться за свою 1000-летнюю историю.

Меня беспокоит состояние моих родных, живущих на Украине, а также вероятность ответного нападения. Вопрос: что же случилось на самом деле? Во всех источниках много разных версий, хочется просто знать правду. И почему все не решилось мирно, дипломатическим путем?

Да, нас всех, конечно, беспокоит состояние мирных жителей Украины. Ведь среди них много людей, которые и сами не рады, что их 8 лет заставляли ненавидеть россиян, отказываться от русского языка, наблюдать за шествиями нацистов. Очень надеюсь, что с твоими родными все в порядке. Должно быть так, потому что российская операция не нацелена на мирное население. Обижать кого-то наши солдаты не хотят и не будут.

Чтобы знать правду, нужно погружаться в историю. Президент России неслучайно сделал два очень больших обращения к гражданам, все в них объяснил, напомнил важные исторические факты. Кстати, советую почитать: самому, полностью, без подсказок и комментариев, чтобы составить собственное мнение. Текст сложноватый, но правда интересный.

Сейчас на русском народе ощущается ненависть со стороны других стран, нередки оскорбления и даже пожелания смерти. Что делать в таких ситуациях, как противостоять?

Я тебе честно скажу, хоть ты этого и не можешь знать. Оскорбления русского народа начались далеко не сейчас. И даже не в этом веке. И не в прошлом, и не в позапрошлом. В этом плане ничего нового не происходит.

Важно помнить, что русофобия (боязнь русских) происходила и происходит вовсе не из-за того, что мы какие-то не такие, отсталые, вечно пьяные и дерущиеся, как нас показывают в сериалах и фильмах. Да нет, напротив — мы смышленые, креативные, мы часто — впереди планеты всей, мы абсолютно бесстрашные, гордые, но при этом — человеколюбивые, добрые. В чем-то даже простые — потому что чаще всего с открытой душой. Но когда плюют в душу — можем дать ответ. А еще мы не терпим несправедливость. Мы не терпим, когда угнетают кого-то, когда кого-то уничтожают. Заступаться за других — это тоже наша черта.

Русский народ — не злобный. Но, к сожалению, сам неоднократно сталкивался со злом. Пережили столько войн, что другим и не снилось. И всегда в конечном итоге прощали тех, кто шел войной на нас. Прощали и забывали. А они, видимо, нет.

Многим действительно не нравится, что мы такие. Что нас ломают, а мы не ломаемся. Что остаемся самими собой, не забываем историю, чтим память о предках. Не нравится, что от традиций не отказываемся.

Как противостоять? Послушай, ну главное — это внутренний стержень иметь. Не обязательно спорить, вступать в какие-то перепалки. Просто надо жить с осознанием, с уверенностью в том, что ты — представитель действительно великого народа, которым можно и нужно гордиться.

Не отвечай злом на зло. Будь выше и сильнее, как это всегда делал твой народ.

Конечно же беспокоит военная спецоперация России по демилитаризации Украинских вооруженных сил. Но так или иначе мои знакомые и я поддерживаем действия России в этой ситуации.

Ты сейчас очень хорошо озвучил то, что чувствует подавляющее большинство граждан России. Конечно, всех это беспокоит. Все хотят мира. Но большинство — действительно большинство — понимает, что мир возможен только если мы сегодня освободим Украину от тех, кто преследует и убивает русскоязычных, кто запрещает людям говорить на родном языке, кто проповедует нацизм и фашизм.

Пожалуйста, помни, что большинство населения России поддерживает твое мнение. Не давай себя убедить в обратном.

Взрослые сейчас ведут себя эгоистично, «убивая» экологию, экономику, отношения между странами, культуру. Нашему поколению пытаются запретить высказываться, но мы сможем взять все под контроль. Мы смотрим на мир совсем другими глазами, в отличии от взрослых и когда придет наше время, планета кардинально изменится.

Но чтобы ваше поколение смогло приступить к позитивным изменениям, мы обязаны, во-первых, обеспечить вашу безопасность, а во- вторых — создать максимум условий для того, чтобы вы могли реализовать себя. И раз у тебя такой позитивный и деятельный настрой, я тебе предлагаю не ждать, а уже сегодня участвовать в тех проектах, которые помогают школьникам раскрыться: в конкурсе «Большая перемена», в волонтерских проектах РДШ, в том числе, кстати — экологических. Вот ты говоришь, что кто-то губит экологию. А ты знаешь, что в прошлом году впервые в истории в России с помощью добровольцев было высажено рекордные 70 миллионов деревьев? Про экономику ты тоже немного заблуждаешься — по итогам 2021 года экономика России показала рост, причем — рекордный с 2008 года.

Нет войне Заявление редакции «Медузы»Нет войне Заявление редакции «Медузы»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.