Понуждение к заключению договора и случаи когда оно допускается

Взыскание неосновательного обогащения между бывшими супругами: решение Верховного Суда

Одна из экспертов АГ полагает, что риск негативных последствий при переводе на карту денежных средств следует возлагать на того, кто осуществляет платеж.

Другая отметила, что затронутая в определении проблема связана с обязанностями суда по определению предмета доказывания, оценкой всех доказательств, представленных сторонами, в отдельности и в совокупности.

Третья указала, что при рассмотрении дел данной категории необходимо установить, подлежали ли перечисленные истцом ответчику денежные средства возврату в качестве неосновательного обогащения, цель перевода средств, наличие или отсутствие обязательств у сторон.

Четвертая считает, что в рассматриваемом случае имели место заемные отношения между бывшими супругами, что в отсутствие письменного договора займа образует правоотношения в области неосновательного обогащения.

Определение Верховного Суда

Верховный Суд опубликовал Определение от 17 октября по делу № 67-КГ23-12-К8, в котором указал, какие обстоятельства необходимо исследовать судам при рассмотрении спора между бывшими супругами о взыскании неосновательного обогащения.

Петр Бедненко и Анастасия Анненкова состояли в браке, который был расторгнут 21 мая 2016 г. В январе 2019 г. Петр Бедненко перевел бывшей супруге 1,4 млн руб., в дальнейшем она периодически переводила бывшему супругу денежные средства, общая сумма которых составила 99 тыс. руб. Поскольку от возврата остальной части денежных средств женщина отказалась, Петр Бедненко обратился в суд с иском и просил взыскать с Анастасии Анненковой неосновательное обогащение в размере 1,3 млн руб., а также судебные расходы – 30 тыс. руб.

Решение суда

Суд удовлетворил иск в полном объеме. Он исходил из того, что денежные средства в размере 1,3 млн руб. ответчик получила от истца без наличия предусмотренных договором или законом оснований, а потому они являются неосновательным обогащением и подлежат возврату истцу.

С такими выводами и их обоснованием согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.

Апелляция в Верховный Суд

Впоследствии Анастасия Анненкова обратилась с кассационной жалобой в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ напомнила, что в соответствии со ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК.

Решение Верховного Суда РФ по делу о взыскании неосновательного обогащения

В соответствии с решением Верховного Суда (ВС) по делам о взыскании неосновательного обогащения, на истца возлагается обязанность доказать факт приобретения или сбережения имущества ответчиком за его счет, а на ответчика – обязанность доказать наличие законных оснований для приобретения или сбережения такого имущества.

Согласно подпункту 4 статьи 1109 Гражданского кодекса (ГК) денежные суммы и иное имущество, предоставленные в исполнение несуществующего обязательства, не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Отсутствие обязательств между сторонами

Судебная коллегия отметила, что факт наличия долговых либо иных обязательств между сторонами не установлен. Анастасия Анненкова, проживавшая с ответчиком после расторжения брака, указала, что целью перечисления денежных средств было погашение ранее взятых кредитов на семейные нужды.

Предоставление документов в доказательство

В материалах дела имеются документы банка, подтверждающие погашение задолженности по кредитным договорам. Однако применительно к пункту 4 статьи 1109 ГК обстоятельства данного дела подлежат дальнейшему разбирательству.

Направление дела на новое рассмотрение

В результате анализа судебных актов апелляционной и кассационной инстанций, ВС отменил решения и направил дело на новое апелляционное рассмотрение. Суд должен выразить свое суждение относительно возможности возврата денежных средств в качестве неосновательного обогащения.

Подведение итогов

Верховный Суд напомнил сторонам в спорах о неосновательном обогащении о том, какие обстоятельства следует доказывать. Кроме того, Суд подчеркнул, что его судебные коллегии проверяют законность судебных постановлений, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права.


Автор: SEO copywriter

Дата: 20 сентября 2022

Правила возврата денежных средств на банковскую карту

Адвокат АП Московской области Наталья Кузьмина отмечает, что современная жизнь неразрывно связана с переводами денежных средств на банковскую карту. Однако не все суммы подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения.

Сложности применения ст. 1109 ГК

Практика применения п. 4 ст. 1109 ГК является сложной, поскольку обычно сложно доказать, что лицо, требующее возврата средств, знало об отсутствии обязательства.

Ответственность отправителя платежа

Наталья Кузьмина считает, что ответственность за платеж следует возлагать на отправителя. Он должен иметь доказательства оснований для перевода денег на карту.

Неправильное применение норм права

Партнер юридической компании Мокров и Партнеры Анастасия Елисеева отмечает неправильное применение норм материального и процессуального права, что может привести к отмене судебных постановлений.

Процессуальные аспекты решения судебных дел

Анастасия Елисеева обращает внимание на необходимость корректной оценки доказательств и объективного рассмотрения всех обстоятельств дела. Без этого нельзя сделать однозначный вывод о правомерности претензий по обогащению или задолженности.

В целом, для успешного рассмотрения дела и принятия обоснованного решения необходимо учитывать все аспекты передачи денег на банковскую карту и обязательства сторон. Выводы Высшего Суда РФ направлены на обеспечение более тщательного рассмотрения материалов дела и корректной применения законодательства.

Решение суда по спорам о взыскании неосновательного обогащения: необходимость установления всех существенных обстоятельств

При вынесении решения по спорам о взыскании неосновательного обогащения, суд должен установить все существенные обстоятельства дела, способные повлиять на итоговое решение. Это включает в себя проверку того, были ли перечисленные истцом денежные средства ответчику возврату в качестве неосновательного обогащения, цель перевода денег, а также наличие или отсутствие обязательств у сторон.

Нарушения в рассмотрении дела

Адвокат КА Афонин, Князев и Партнеры Дарья Полковникова указала, что в данном случае нижестоящими судами были нарушены положения статьи 198 ГПК РФ. Отсутствие выводов суда, которые могли бы объяснить отклонение доводов ответчика, является грубым нарушением процессуальных норм. Формальный подход к разрешению споров недопустим, и суды должны детально исследовать обстоятельства дела и оценивать доводы сторон.

Интересные решения ВС по неосновательному обогащению

Татьяна Сустина, руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5, подчеркнула, что ВС в последнее время принимает интересные решения по спорам о неосновательном обогащении. Данный кейс – один из таких. Судя по фактическим обстоятельствам, нормы о неосновательном обогащении применимы к данному спору. Несмотря на развод между сторонами, суд учел прошлые семейные отношения как основание для отказа в иске о взыскании неосновательного обогащения.

Критика решения суда

Эксперт высказывает недовольство по поводу данного решения. По его мнению, суд вышел за рамки исковых требований, затрагивая бракоразводный процесс и игнорируя исковую давность. Суд также не должен оценивать кредиты на предмет совместности, что делает данное решение странным и неоправданным.


Настоящая статья подготовлена адвокатом КА Афонин, Князев и Партнеры Дарьей Полковниковой и руководителем семейной практики КА г. Москвы № 5 Татьяной Сустиной для информационных целей. Любое использование информации из данной статьи должно сопровождаться ссылкой на первоисточник.

Татьяна Сустина подчеркнула, что если у бывших супругов имелся спор о разделе обязательств, то он никак не относится к спору о взыскании неосновательного обогащения. Сам факт того, что женой направлялись деньги, полученные от мужа, в счет кредита, не может являться безусловным доказательством того, что они не подлежат взысканию как неосновательное обогащение, указала эксперт. Такое обстоятельство необходимо, по ее мнению, оценивать с точки зрения тождественности сумм и сроков. «Насколько можно судить из решения суда, не все деньги направлялись ответчиком в счет погашения кредитов, а часть денег была возвращена истцу. Исходя из указанных фактов у меня складывается впечатление о действительных заемных отношениях между бывшими супругами, что в отсутствие письменного договора займа образует правоотношения в области неосновательного обогащения», – полагает она.

По мнению одной из экспертов «АГ», ВС РФ справедливо заметил, что не является вновь открывшимся обстоятельством результат разрешенного ранее спора, отсутствующий на момент рассмотрения по существу дела, о пересмотре которого заявляется. Другой полагает, что поставленная проблема является достаточно важной и актуальной, в первую очередь потому, что в данном случае она была связана с правом гражданина на единственное пригодное для проживания жилое помещение.

Верховный Суд опубликовал Определение от 25 июля по делу № 46-КГ23-5-К6, в котором указал, какие постановления, вступившие в законную силу, не могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам.

Владимир Исаев обратился в суд с иском к Дмитрию Былину об обращении взыскания на имущество должника – 1/3 доли квартиры, указав в обоснование, что у ответчика имеется задолженность, возникшая на основании судебных постановлений по ранее рассмотренным делам и не исполненная по исполнительным документам. Решением Новокуйбышевского городского суда Самарской области от 28 января 2021 г. исковые требования оставлены без удовлетворения, поскольку указанный объект недвижимости является единственным жильем Дмитрия Былина, а другая квартира обременена ипотекой. Вместе с тем Самарский областной суд 17 мая 2021 г., удовлетворяя апелляционную жалобу Владимира Исаева, отменил данное решение, на указанное имущество было обращено взыскание путем продажи доли квартиры с публичных торгов.

Также вступившим в законную силу решением Новокуйбышевского городского суда Самарской области от 21 июня 2021 г. были удовлетворены исковые требования АО КБ «Солидарность» к Дмитрию Былину и его супруге об обращении взыскания на квартиру, обремененную ипотекой, путем продажи с публичных торгов. В связи с этим Дмитрий Былин обратился в суд с заявлением о пересмотре апелляционного определения Самарского областного суда от 17 мая 2021 г. по вновь открывшимся обстоятельствам. Ссылаясь на п. 1 ч. 3 ст. 392 ГПК РФ, он указал, что на момент вынесения этого апелляционного определения он не знал и не мог знать, что будет постановлен судебный акт о наложении взыскания на единственно пригодное для его проживания жилое помещение.

23 августа 2022 г. заявление Дмитрия Былина было удовлетворено. Суд исходил из того, что на момент рассмотрения апелляционной жалобы Владимира Исаева на решение первой инстанции от 28 января 2021 г. заявитель не знал и не мог знать о результате разрешения спора об обращении взыскания на квартиру. С такими выводами согласился и суд кассационной инстанции.

Владимир Исаев обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, который, изучив дело, напомнил, что в соответствии с ч. 1 ст. 392 ГПК РФ судебные постановления, вступившие в законную силу, могут быть пересмотрены по вновь открывшимся или новым обстоятельствам. К таким обстоятельствам относятся в том числе существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю. Ссылаясь на разъяснения, приведенные в п. 8 Постановления Пленума ВС РФ от 11 декабря 2012 г. № 31, ВС отметил, что перечень оснований для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам, содержащийся в ч. 3 и 4 ст. 392 ГПК, является исчерпывающим.

Границы пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствамСуды по-прежнему допускают существенные ошибки в их определении25 октября 2021

Судебная коллегия резюмировала: вновь открывшиеся обстоятельства – это объективно существующие на время рассмотрения дела и имеющие существенное значение для дела факты, от которых зависит возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей лиц, участвующих в деле, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении соответствующего постановления. Сущность пересмотра судебных решений, определений по вновь открывшимся обстоятельствам заключается в проверке судебных постановлений вынесшим их судом в связи с открытием новых обстоятельств, ставящих под сомнение законность и обоснованность их вынесения.

Как отмечено в определении, в качестве вновь открывшегося обстоятельства суд признал результат рассмотрения спора судом по делу № 2-1185/2021, который был разрешен 21 июня 2021 г., то есть уже после постановления апелляционного определения Самарского областного суда от 17 мая 2021 г. ВС принял во внимание, что Владимир Исаев указывал судам на то, что на момент вынесения апелляционного определения от 17 мая спор о наложении взыскания на квартиру разрешен не был. При этом Дмитрию Былину было известно о нахождении данного имущества в ипотечном залоге у АО КБ «Солидарность», о нарушении условий заключенного с ним кредитного договора и о нахождении в суде иска банка, о чем он сам указывал в заявлении о пересмотре судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам.

Верховный Суд заметил, что Владимир Исаев подчеркивал, что обстоятельства возможного обращения взыскания на квартиру являлись предметом оценки по делу № 2-1185/2021 как в суде первой, так и в суде апелляционной инстанции, в связи с чем решение от 21 июня 2021 г. является новым доказательством по этому делу и не может служить основанием для пересмотра судебного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам. Между тем названные обстоятельства в нарушение норм права и разъяснений Пленума ВС РФ надлежащей правовой оценки суда апелляционной инстанции не получили, а кассационный суд ошибки нижестоящего суда не исправил, подчеркнуто в определении. Таким образом, ВС пришел к выводу, что допущенные по делу нарушения норм процессуального права являются существенными и непреодолимыми, а потому направил дело на новое апелляционное рассмотрение.

ВС напомнил о разнице между вновь открывшимися обстоятельствами и новыми доказательствамиВозвращая дело в апелляцию, Суд указал на необходимость проверить, не свидетельствуют ли факты, на которые ссылаются заявители, о представлении новых доказательств, имеющих отношение к уже исследовавшимся ранее обстоятельствам19 апреля 2022

Юрист претензионно-судебной практики Tax & Legal Management Елена Дорофеева поделилась, что в ее практике достаточно часто встречались случаи неверной квалификации судами вновь открывшихся обстоятельств. По ее мнению, ВС справедливо заметил, что не является вновь открывшимся обстоятельством результат разрешенного ранее спора, отсутствующий на момент рассмотрения по существу дела, о пересмотре которого заявляется. Также она назвала важным вывод Суда о том, что нижестоящими инстанциями не были учтены доводы заявителя жалобы о том, что обстоятельства возможного обращения взыскания на обремененную ипотекой квартиру являлись предметом оценки в данном деле.

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов считает, что поставленная на разрешение ВС проблема является достаточно важной и актуальной, в первую очередь потому, что в данном случае она была связана с правом гражданина на единственное пригодное для проживания жилое помещение. Сама позиция Верховного Суда по этому вопросу, а также ее правовое обоснование представляются достаточно логичными и закономерными, полагает он. «Действительно, вряд ли может быть признано в качестве вновь открывшегося обстоятельства по делу решение по другому гражданскому делу, о наличии которого на момент вынесения решения судами первой и апелляционной инстанций сторонам и суду было известно», – отметил адвокат.

В то же время, как считает эксперт, у суда первой инстанции, вероятно, имелись основания для приостановления производства по делу до разрешения по существу второго гражданского спора именно с целью максимального обеспечения конституционного права гражданина на единственное пригодное для проживания жилое помещение. «Не исключено, что в этом случае позиция судов могла бы быть иной. К сожалению, определение ВС не содержит описания существа обязательства, на основании которого на принадлежащую ответчику 1/3 в жилом помещении было обращено взыскание, в связи с чем не представляется возможным каким-либо образом прокомментировать данный вопрос, а также его возможную взаимосвязь со вторым гражданским делом и решением по нему», – добавил Николай Герасимов.

Он указал, что, в случае если указанная 1/3 в жилом помещении была добровольно заложена ответчиком в качестве обеспечения исполнения обязательства в установленном законом порядке, обращение взыскания на нее даже в случае отсутствия другого пригодного для проживания жилого помещения, вероятнее всего, последовало бы. Однако, если имели место иные фактические обстоятельства, то факт отсутствия другого жилого помещения, возникший после рассмотрения второго гражданского дела, мог бы иметь более чем существенное значение, считает эксперт.

Принцип свободы договора имеет несколько проявлений. Одно из них — каждый сам решает, вступать ему в договорные отношения или нет. Понуждение к заключению договора не допускается.

Однако, в абз. 2 п. 1 ст. 421 ГК РФ закреплено исключение. Это случаи, когда самим ГК, другим законом или добровольно принятым на себя обязательством установлена обязанность заключить договор. В этих случаях понуждение к заключению договора допускается.

Их и будем разбирать ниже. А ещё расскажу о деле, в котором мне удалось добиться понуждения к заключению договора найма помещения исходя из добровольно принятого на себя обязательства. И был им отнюдь не предварительный договор.

Принудительное заключение договора в силу закона

Принуждение к вступлению в договорные отношения возможно в первую очередь в случае, когда мы имеем дело с публичным договором. По смыслу ст. 426 ГК это соглашение, которое лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность, обязано заключить с любым обратившимся к нему потребителем.

В ст. 426 ГК перечислены примеры таких соглашений:

Список не исчерпывающий, закон относит к публичным также иные соглашения, например, договор бытового подряда (п. 2 ст. 730 ГК), договор водоснабжения (ч. 3 ст. 13 Федерального закона от 07.12.2011 № 416-ФЗ «О водоснабжении и водоотведении») и некоторые другие.

Отказ от заключения публичного договора лицом, обязанным к этому, не допускается. Исключением является отказ в воздушной перевозке пассажира, внесенного перевозчиком в реестр лиц, воздушная перевозка которых ограничена.

Забавно, что из этого исключения тоже есть исключение, когда в воздушной перевозке такого пассажира из «чёрного списка» все же не может быть отказано. Это «исключение из исключения» закреплено в п. 6 ст. 107.1 Воздушного кодекса РФ. Заключается оно в невозможности перевозки другим видом транспорта в определенных ситуациях.

При уклонении обязанной стороны от заключения договора потребитель вправе обратиться в суд с требованием о понуждении к заключению договора.

Стоит особо отметить, что обязательным условием для реализации этого права в случае с публичным договором является наличие возможности у обязанной стороны передать товар, выполнить работу или оказать услугу. Это следует из п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 № 49.

Возможность понуждения к заключению договора не ограничена публичным договором. В частности, к заключению договора могут принуждаться:

Подробно рассматривать каждый подобный случай не будем.

Нужно знать главное: если закон закрепляет обязанность того или иного лица заключить договор в определенных обстоятельствах, то оно не вправе в этом отказывать.

В п. 4 ст. 445 ГК указано, что при уклонении от заключения договора стороной, для которой это обязательно, другая вправе требовать заключения договора в судебном порядке. Это же касается случаев, когда обязанность заключить договор следует из принятого на себя обязательства.

Принудительное заключение договора в силу принятого на себя обязательства

В этом случае все вспоминают предварительный договор. Про него в блоге есть подробная статья, с которой советую ознакомиться. По предварительному договору стороны или одна из них обязуются заключить в будущем на предусмотренных им условиях основной договор (п. 1 ст. 429 ГК, п. 23 Постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 № 49).

Стороны в этом случае добровольно связывают себя обязательством заключить позднее основной договор. И принуждение к заключению основного договора, если обязанная сторона от этого уклоняется, становится легитимным.

Иск о понуждении к заключению основного договора можно предъявить в течение шести месяцев с момента неисполнения обязанности его заключить.

Ответить не так просто, поскольку закон и судебная практика не поясняют, что такое «добровольно принятое обязательство». Если понимать под ним только письменное соглашение, то кроме предварительного договора в законодательство никакой другого не предусматривает.

На практике бывает, что между сторонами складываются фактические договорные отношения без оформления письменного соглашения. Представим, что одна из сторон спустя некоторое время хочет их надлежащим образом оформить и заключить письменный договор. А другая сторона всячески от этого уклоняется.

Можно ли считать такие фактически сложившиеся договорные отношения добровольно принятым обязательством и требовать через суд понуждения уклоняющейся стороны к заключению договора соответствующего типа?

Дело о понуждении к заключению договора найма жилого помещения

Рассматривалось дело в 2015 году. Работал я тогда юрисконсультом на одном крупном предприятии. И в один прекрасный день поставили мне задачу заключить договор коммерческого найма жилого помещения с гражданами, которые живут в квартире, принадлежащей заводу.

В 1996 году был введен в эксплуатацию многоквартирный дом, право собственности на который было зарегистрировано за нашим заводом. Наш завод передал другому заводу две соседствующие квартиры этого дома.

Основание передачи и его условия в точности неизвестны.

В сохранившейся переписке фигурировал некий договор о зачете требований. Ещё был документ, из которого следовало, что они передаются другому заводу на время с последующим возвратом. Но срок, на который квартиры передаются, нигде не был указан.

Получивший квартиры завод вручил их своему работнику и его семье. Будем звать его гражданином N.

Впоследствии две квартиры гражданин N. объединил в одну, а перепланировку узаконил в судебном порядке. А вскоре после этого в 2013 году суд отказал гражданину N. в заключении договора приватизации квартиры.

Право собственности на квартиру было зарегистрировано за нашим заводом. В наличии были все соответствующие документы, включая свидетельство о праве собственности. Но поскольку, там проживал гражданин N. с семьей, нужно было что-то с этим делать.

Направили по почте оферту — предложение заключить договор коммерческого найма жилого помещения. Гражданин N. его, разумеется, проигнорировал, поскольку считал квартиру своей.

Собственно, с такими вводными дело ко мне и поступило с задачей добиться заключения договора найма.

Задача нетривиальная, судебной практики почти ноль. Кое-как раскопал пару очень отдаленно похожих дел, в которых суды принудили ответчиков к заключению договора социального найма. Уже что-то.

Суд первой инстанции нам отказал и пришел к выводу, что между сторонами сложились отношения по договору безвозмездного пользования жилым помещением с бессрочным характером. Из плюсов — во встречном иске к нам суд тоже отказал.

Нас безвозмездный характер отношений не устраивал и решение мы обжаловали. В итоге — успех! Апелляционная инстанция удовлетворила наши требования о понуждении к заключению договора коммерческого найма. В частности, апелляция отметила:

Поэтому позиция, что о добровольно принятом обязательстве заключить договор могут свидетельствовать фактически сложившиеся договорные отношения, имеет право на существование. И принуждение к заключению договора в таком случае возможно.

Кому интересны подробности, судебные акты опубликованы на сайтах судов:

Но стоит учитывать, что тогда ещё не было Постановления Пленума ВС РФ от 25.12.2018 № 49, в абз. 3 п. 38 которого указано: добровольно принятое стороной обязательство заключить договор должно быть явно выраженным.

С предварительным договором всё понятно — есть письменно зафиксированная обязанность заключить в будущем основной договор.

Вопрос, конечно, интересный. Сейчас введенный разъяснением ВС РФ критерий явной выраженности принятия обязательства заключить договор не дает большого пространства для маневра.

Но всё же в редких случаях, когда ответчик при уклонении от заключения договора выполняет действия, входящие в программу обязательственного правоотношения, рассмотрение варианта с принуждением к заключению договора соответствующего типа не лишено смысла.

Хотя, возможно, я перемудрил и ларчик открывается проще: договор уже заключен при выполнении этих действий стороной, которой направлен проект договора, по правилам п. 3 ст. 438 ГК об акцепте конклюдентными действиями.

И если переосмыслить мое дело о договоре найма, получается, что продолжая жить в чужом помещении после получения оферты, лицо тем самым акцептует её. Тогда не нужен никакой иск о понуждении к заключению договора — он уже считается заключенным. А если наниматель помещения не платит арендную плату, можно сразу идти с иском о её взыскании.

В общем, хороший вопрос для размышлений, своим мнением вы можете поделиться в комментариях к этой статье. Также статьей можно поделиться в социальных сетях с помощью специальных кнопок чуть ниже. Напоминаю о и группе в ВК, подписка на которые позволит не пропускать новые материалы.

Новости и аналитика ООО и ИП заключили договор аренды, в соответствии с условиями которого предпринимателю для размещения торговой точки с 01.02.2021 было предоставлено право использовать нежилое помещение, принадлежащее ООО. Срок аренды в договоре не указан. Фиксированные арендные платежи должны производиться ежемесячно, не позднее 5 дней с начала каждого месяца. ИП внес арендные платежи за февраль, а в марте письменно предупредил арендодателя о том, что он меняет порядок внесения арендной платы: вместо ежемесячных платежей будет вносить ежеквартальные в течение 10 дней по окончании квартала, и приостановил платежи. Через 2 месяца ООО обратилось с исковым заявлением в арбитражный суд с требованием о расторжении договора. ИП в свою очередь исковых требований ООО не признал, т.к. считал изменение сроков внесения арендной платы согласованным с арендодателем по умолчанию. 1. Мог ли ИП в одностороннем порядке изменить условия договора? 2. Каким образом может быть расторгнут договор со стороны ООО? 3. На что еще следует обратить внимание в описанной ситуации?

Вместо ежемесячных платежей будет вносить ежеквартальные в течение 10 дней по окончании квартала, и приостановил платежи. Через 2 месяца ООО обратилось с исковым заявлением в арбитражный суд с требованием о расторжении договора. ИП в свою очередь исковых требований ООО не признал, т.к. считал изменение сроков внесения арендной платы согласованным с арендодателем по умолчанию. 1. Мог ли ИП в одностороннем порядке изменить условия договора? 2. Каким образом может быть расторгнут договор со стороны ООО? 3. На что еще следует обратить внимание в описанной ситуации?

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:

Арендатор (ИП) не вправе в одностороннем порядке изменять условие договора.

Арендодатель (ООО) вправе отказаться от исполнения договора, предупредив об этом арендатора за три месяца. Кроме того, арендодатель вправе требовать расторжения договора в судебном порядке на основании п. 3 ст. 619 ГК РФ.

В соответствии с п. 2 ст. 1 и ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (п. 4 ст. 421 ГК РФ). Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения (п. 1 ст. 422 ГК РФ).

В силу п. 2 ст. 307 ГК РФ заключенный договор является основанием для возникновения у его сторон взаимных обязательств. В силу ст. 309 ГК РФ эти обязательства (в том числе обязательство по внесению предусмотренной договором арендной платы) должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями договора. Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом или иными правовыми актами. Одностороннее изменение условий обязательства, связанного с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, или односторонний отказ от исполнения этого обязательства допускается в случаях, предусмотренных законом или договором (пп. 1, 2 ст. 310 ГК РФ).

По общему правилу изменение договора возможно исключительно по соглашению сторон (п. 1 ст. 450 ГК РФ*(1). Соглашение сторон об изменении условий договора, по существу, само является договором (п. 1 ст. 420 ГК РФ), а значит, к нему применимо положение п. 1 ст. 421 ГК РФ, согласно которому понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена законом или добровольно принятым обязательством.

Ответ подготовил:Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТАлександров Алексей

Ответ прошел контроль качества

18 августа 2023 г.

Материал подготовлен на основе индивидуальной письменной консультации, оказанной в рамках услуги Правовой консалтинг.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *