работа и вакансии доступны в сирии

Одна из отличительных черт нынешней войны в Ираке и Сирии — большое количество иностранных добровольцев на стороне исламистов. Все новые волонтеры из Африки, Азии, Европы и Америки едут сражаться за дело ислама и халифа против «неверных христианских псов». Запад пытается разгромить «Исламское государство» максимально безболезненным для себя способом — бомбардировками с воздуха. Однако успешной эту тактику не назовешь: без боеспособной пехоты, способной проводить наступательные операции и удерживать занятые территории, шансов на победу мало. Впрочем, пока регулярные части западных стран остаются в казармах на родине, воевать с боевиками ИГ отправляются на Ближний Восток добровольцы. Причем для них, как и для их врагов-исламистов, религия служит одним из главных побудительных мотивов.

Авантюристы, фанатики, ветераны

Это самые разные люди — от студентов, ни разу не державших в руках боевого оружия, до умудренных опытом ветеранов. Некоторых влечет на Ближний Восток жажда приключений и желание испытать себя в бою. Такие, как правило, возвращаются домой после первых же недель, зачастую не успев сделать ни одного выстрела.

Другое дело — идейные добровольцы. Для них война в Сирии и Ираке — великая битва света с тьмой, прогресса с отсталостью, сражение против новых варваров, сжигающих людей в клетках живьем. И Г — воплощенное зло, угрожающее всему миру. В немалой степени такую картину мира формируют СМИ, предпочитающие яркие образы банальным, отдающим цинизмом и навязшим в зубах объяснениям о переделе сфер влияния и доходов от эксплуатации природных ресурсов между племенами и кланами.


РАБОТА И ВАКАНСИИ ДОСТУПНЫ В СИРИИ

Иностранный доброволец на фоне курдских бойцов

Есть еще одна категория добровольцев. Это ветераны войн и конфликтов последнего времени, в которых были задействованы военнослужащие США и европейских стран (в первую очередь речь идет об Ираке и Афганистане). По словам бывшего военного, прошедшего Афганистан, а ныне журналиста Адриана Боненбергера, люди, вернувшиеся с войны, чувствуют себя в мирной жизни неуютно. « Они умеют воевать, но их мало куда берут на работу, — говорит он. — Они чувствуют себя чужими, им не хватает социальных связей, чтобы вернуться в общество, чтобы реинтегрироваться в гражданскую жизнь. Есть немалый соблазн — я сам через это проходил — использовать свои навыки и опыт, накопленный во время командировок, и снова получить те почести, которых ты удостоился, когда сражался с врагом». К этой группе примыкают бывшие миротворцы и сотрудники охранных структур, хорошо владеющие оружием. Для них война с ИГ — возможность вернуться к привычному образу жизни и вновь заняться тем, что они умеют лучше всего.

Разумеется, жизнь сложнее, чем любая схема. Как правило, авантюристы не чужды идеализма и умеют обращаться с оружием, борцы со злом часто имеют за плечами пару военных кампаний, а бывшие охранники хотят применить свои умения на практике. Но три основных стимула — авантюризм, идеализм, невостребованность в мирном обществе — остаются базовыми.

На помощь слабым и гонимым

Чаще всего западные добровольцы отправляются воевать за курдов. У многих этот маленький народ, упорно борющийся за существование, вызывает искреннее сочувствие. Жители Запада привыкли сочувствовать гонимым меньшинствам. А история курдов полна трагических эпизодов: их расстреливали турецкие солдаты, травил химическим оружием Саддам Хусейн, а теперь ИГ собирается истребить их как еретиков (традиционная религия курдов — езидизм — считается исламистами языческой).

Проще всего добраться до иракских курдов: в Багдад регулярно летают самолеты, а контролируемая правительственными войсками территория граничит с Иракским Курдистаном. Американское правительство активно помогает иракским курдам и их отрядам — пешмерга — оружием и снаряжением.

Иностранные добровольцы (справа) прибыли в расположение отряда YPG

К сирийским курдам пробраться сложнее: турецкое правительство следит за границей анклава, да и Вашингтон с подозрением относится к тем, кто выбирает Роджаву, а не Эрбиль. Более того, «Рабочая партия Курдистана», с которой тесно связаны сирийские курды, в США признана террористической организацией, так что те, кто воюет в Сирии, рискуют столкнуться с проблемами с законом на родине.

Пока, правда, Вашингтон никак не препятствует своим гражданам сражаться против ИГ в частном порядке. Хотя старший советник Госдепа Майкл Лавалли заявил, что «правительство США не оказывает поддержки американским гражданам, отправляющимся в Ирак и Сирию, чтобы бороться против ИГ, и не одобряет их действия», Дженнифер Псаки в бытность свою пресс-секретарем Госдепартамента подчеркивала: закон не запрещает американским гражданам за рубежом воевать, если им так хочется. Главное, чтобы они не делали этого в составе террористической группы.

Для тех, кто не желает сражаться за экзотический езидизм, есть возможность помочь собратьям-христианам, воюющим с курдами рука об руку либо независимо от них. В Ираке проживают десятки тысяч ассирийцев, принадлежащие к Халдейской католической или Сиро-персидской церквям. Исламисты относятся к ним не лучше, чем к курдам, уничтожая при первой возможности. Ассирийцам помогает в основном организация «Международные христиане — сыны Свободы» (SOLI), возглавляемая американцем Мэтью Ван Дайком, кинорежиссером и бывшим наемником, который воевал еще на стороне ливийских повстанцев против Каддафи. Более подробно Ван Дайк о своих взглядах предпочитает не распространяться, сообщая, что он «христианин вообще», и набирая в свою организацию христиан независимо от конфессии.

Иностранный доброволец и курдские дети

Фейсбучными тропами

Иностранные добровольцы позируют для «Львов Роджавы»

У SOLI все куда более формализовано — Ван Дайк и его помощники отбирают кандидатов еще в Штатах, причем, по их собственным данным, из сотен заявок одобряют не более одного процента. Как правило, случайных людей не берут. Нужны «котики», «зеленые береты», старшие офицеры с опытом организации боевой подготовки. Ван Дайк не набирает пушечное мясо, ему требуются те, кто сможет обучить ассирийскую милицию владеть оружием.

Автоматом и плакатом

В самих Ираке и Сирии иностранные добровольцы не всегда находят себе место. Многие курды трактуют отправку волонтеров как попытку оказания ограниченной помощи со стороны Вашингтона и Лондона: так, бригадный генерал пешмерга Арас Абдулкадер потребовал, чтобы снабжение добровольцев оружием обеспечивали правительства тех стран, гражданами которых они являются.

Нередко иностранных добровольцев стараются держать подальше от фронта, используя их в пропагандистских целях, тиражируя соответствующие мотиваторы и красочные фотографии. « Мы не принимаем иностранцев в ряды пешмерга, — заявил Джабар Явар, генеральный секретарь министерства пешмерга Иракского Курдистана. — Нам это запрещено законом. Те добровольцы, которые воюют в рядах повстанцев, делают это неофициально, и мы не несем за них ответственности». Эта позиция понятна. « Если один из добровольцев погибнет, правительство США может предъявить нам счет; зачем нам эта головная боль?» — признался один из курдских ветеранов.

Иностранные добровольцы в бою

Но кто ищет, тот всегда найдет. Под контролем министерства пешмерга находится лишь малая часть иракских курдских отрядов, и многие полевые командиры работают с иностранными добровольцами напрямую, вербуя их и принимая в состав боевых подразделений. Те немногие иностранцы, что нашли путь в союзную курдам ассирийскую организацию — Dwekh Nawsha — тоже защищают христиан с автоматом в руке как простые солдаты.

Совсем иной статус у тех, кто вступил в отряд Ван Дайка. Если у курдов иностранные добровольцы либо светят лицами с плакатов, либо воюют на передовой, то в составе SOLI они, по собственным словам, выковывают из аморфной ассирийской милиции, «Частей по обороне равнин Ниневии» (NPU), новую христианскую армию. Счет подготовленных им бойцов идет на сотни. Ван Дайк обещает создать из ассирийских христиан «лучшую пехоту Ирака» — они привычны к трудностям, а столетия гонений приучили их полагаться только на себя и драться насмерть.

Похоже, Мэтью Ван Дайк — единственный настоящий крестоносец во всей этой истории. Если курды и ассирийцы-христиане мечтают только о том, чтобы выйти на границы своих исторических областей, то планы Ван Дайка масштабнее. После того, как исламисты будут разбиты в Сирии и Ираке, он планирует отправиться в Ливию, потом и в Нигерию. А затем, возможно, настанет время Пакистана и Филиппин. Дело за малым — надо уничтожить «Исламское государство».

В последнее время в соцсетях появилось много групп и сообществ, где обсуждаются военные сводки с Ближнего Востока. Больше всего таких ресурсов во «Вконтакте»: поисковый запрос на слово «Сирия» выдает 1161 сообщество. Одна из главных тем участников: как уехать на войну. Большинство хотят знать, сколько будут платить. Но многие готовы воевать против исламистов бескорыстно. По какому принципу отбирают добровольцев? Кто эти люди, и много ли среди них авантюристов? В каких боях они принимают участие? Эти и другие вопросы «Лента.ру» адресовала военному рекрутеру сайта «Доброволец.орг», а также добровольцу, решившему перебраться из Новороссии на Ближний Восток.

«Лента.ру»: Много желающих поехать в Сирию?

Рекрутер Вадим: В день поступает 30-50 заявок. Из них реальных в лучшем случае одна.

Как отбираете людей? Есть ли ограничения по возрасту?

У нас обозначена нижняя возрастная планка — 23 года. Но людей младше 27, наверное, нет. Верхнюю возрастную границу мы не ставим. И в 55 лет человек может хорошо выполнять свою работу. Особенно, если она связана с обслуживанием высокотехнологичного оружия. Также мы отсеиваем конкретных националистов. И раньше их не брали — ни в Крым, ни в Новороссию. Проводим тестирование кандидатов на психологическое здоровье. Если человек — «дурачок», отсекаем его либо на этапе собеседования, либо после.

Требуются какие-то конкретные военные специальности? Каким кандидатам отдается предпочтение?

Главный критерий — наличие боевого опыта. К нам идут те, кто в Чечне воевал или в Новороссии. Также преимущество у имеющих высшее военное образование, знающих иностранные языки. Но сейчас мы временно приостановили набор, поскольку основной контингент набран. Наши люди занимаются работой с высокотехнологичным оружием. А его в Сирии не так много.

То есть россияне непосредственного участия в боевых действиях не принимают?

Участвуют в каких-то точечных спецоперациях. Но в основном они работают головой. А руками могут работать и местные. Высококвалифицированные кадры сирийской армии не дотягивают до наших рядовых специалистов. Тем же противотанковым комплексом можно по-разному управлять. Можно стрелять по людям, в чем нет никакого смысла. А можно применять его по назначению и сжигать коробочки.

Сколько добровольцев сейчас воюет в Сирии?

Не могу вам точно ответить. Но если грубо говорить, то речь идет о сотнях. А если по нашей организации, то мы переправили, скажем так, десятки.


РАБОТА И ВАКАНСИИ ДОСТУПНЫ В СИРИИ

Много ли времени занимает сам процесс отправки: от одобрения кандидатуры до переброски?

Зависит от наличия пакета документов у человека. Если военник на руках и есть действующий загранпаспорт, кандидат сразу отправляется на сборочный пункт на юг России. Там комплектуется группа. Потом они перебираются на второй пункт, где с ними проводятся брифинги, боевое слаживание. Мы рассказываем об особенностях климата, ландшафта. Действовать там, как, например, на Северном Кавказе или на Донбассе — не совсем уместно. Много времени эта «переподготовка» не занимает. Люди все опытные. Затем уже проводится переброска на место.

Российские добровольцы служат в отдельном батальоне или становятся частью сирийской армии?

Они непосредственно не подчиняются местным правительственным войскам, но работают в определенном взаимодействии.

Кандидаты за свой счет добираются до Сирии или вы это финансируете?

Все осуществляется за счет различных благотворительных фондов. Получают ли добровольцы зарплату — не могу сказать. Но у нас в объявлении о наборе подчеркивается, что люди набираются на безвозмездной основе.

Ими движет идеология?

Можно и так выразиться. Авантюристов по моим оценкам не более десяти процентов. По большей части у них какие-то патриотические соображения. От границ Сирии до границ России каких-то 650 километров. Не так далеко. В современных условиях — это полдня дороги. А если на самолете, еще меньше.

Правоохранительные органы вашей деятельности не препятствуют?

Мы не нарушаем законы Российской Федерации. Статус добровольца особый, под наемничество не попадает. Добровольное участие в военных действиях регламентировано еще в середине прошлого века Женевской конвенцией. Если грубо сформулировать: кто где хочет, там и воюет. Главное, чтобы доброволец не воевал в рядах незаконных формирований.

Депутаты Госдумы пообещали, что запретят набор добровольцев в Сирию.

В первую очередь это касалось людей, которые едут туда защищать какие-то частные интересы. Это коммерческие военные компании или что-то еще. Во время войны много криминала. Кто-то наверняка туда едет, чтобы расширить свой бизнес, захватив чужой. С этим надо бороться. Кто-то едет якобы для присоединения к правительственной коалиции, а на самом деле воюет за Исламское государство. У нас есть и такие. И их численность надо сократить максимально.

Если бойцам не понравится в Сирии, есть у них возможность вернуться?

Перед отправкой человек получает максимум информации. От него вообще ничего не утаивают. Поэтому я не припомню, чтобы люди раньше срока возвращались, хотя никто им в этом не препятствует. Была пара случаев, когда это происходило по семейным обстоятельствам. Но там действительно случались трагедии дома.

Как возникла ваша организация? Кто за ней стоит?

У нас модно говорить о необходимости создания гражданского общества. Мы считаем, что наш сайт и добровольческое движение — как раз и есть такая инициатива снизу, проявление гражданского общества. Среди нас самые разные люди — и с военным прошлым, и технические специалисты, и медики. На Сирию, кстати, приходится не больше пяти процентов наших проектов. Мы занимаемся ею только с этой осени. А вообще мы работаем с 22 февраля прошлого года. Первые наши добровольцы отправились в Крым, занимались там организацией отрядов самообороны. Затем принимали участие в штурме Харьковской администрации. Ну а после мы уже оказывали помощь вооруженным силам Новороссии.


РАБОТА И ВАКАНСИИ ДОСТУПНЫ В СИРИИ

Много ли в России организаций наподобие вашей?

Не встречал, но не исключаю, что какие-то группы есть. Главным образом авантюрные, для которых это своего рода туризм. На Донбассе таких было много. Приезжают. Все нарядные. Фотографируются на каком-нибудь колоритном фоне. Это объясняется тем, что в Донбасс и Сирию попасть достаточно легко.

«Мало драйва»

«Лента.ру» побеседовала с российским добровольцем Олегом Медведевым, который рассказал о себе и о том, почему он готов бесплатно воевать хоть за Новороссию, хоть за Асада.

«Лента.ру»: Кто вы? Откуда?

Медведев: Москвич в третьем поколении. Но сейчас уже больше года в Донецке воюю. Мне 50 лет. Но я в хорошей физической форме. Спортом занимаюсь. Участвовал в нескольких крупных боях. Например, штурмовали аэропорт, Марьинку. Есть награды.

Почему решили уехать из Донецка?

Тут закончилось уже все. Тишина. И непонятно, продолжатся ли военные действия.

Кто вы по профессии?

После армии почти 20 лет проработал в Москве частным детективом. Никакого отношения к полиции не имел. Просто сам пришел к этому. Расследовал в основном дела, связанные с мошенничеством. Год назад уехал в Крым. А потом у меня был выбор: либо жить в Гоа, либо на Донбасс. Добирался сюда сам. Здесь я чувствую, что занимаюсь настоящим делом. Но сейчас в меньшей степени. Мало драйва.

В Сирии вы хотели бы воевать за деньги?

Нет. За материальным не гонюсь. В Донецке платят, но мало. Еле-еле расходы на сигареты покрывает. Да и то: я там с августа, а первые деньги в феврале получил. Не в деньгах счастье.

Это играет не последнюю роль.

Не боитесь голову сложить?

Только идиоты не боятся. До сих пор помню свой первый обстрел в Донецке. Было ужасно. Эти звуки до сих пор стоят в ушах. Если кто скажет, что ему не страшно, смело плюйте в лицо.

Близкие приняли ваш выбор?

У меня их мало. Отец в Крыму и дочь в Москве. Домой, конечно, зовут. Но я пока не хочу. А вы не поможете мне в Сирию попасть?

Сирия является государством, где уже 5 год не прекращается гражданская война. Из-за данного факта эта страна перестала быть востребованной среди иностранцев, желающих заработать. На сегодняшний день, Сирию покидают многие её жители, прося убежища в соседних странах и государствах Европейского Союза.


РАБОТА И ВАКАНСИИ ДОСТУПНЫ В СИРИИ

Из-за возникновения конфликтных ситуаций на территории Сирии, многие иностранные подданные не хотят туда уехать на работу, даже несмотря на то, что данное государство не является бедным и способно предложить трудовым мигрантам весьма неплохие заработные платы. Но, к сожалению, сегодня большая часть вакансий сосредоточена именно в военной сфере.

Как известно, не так давно Россия стала фигурантом в этой войне. Поэтому многие российские граждане трудоустраиваются на работу в Сирию на военные базы по контракту.

Как трудоустроиться на военную базу

Для трудоустройства в Сирию на военную базу русским необходимо обязательно заключить контракт.

Заключение контракта возможно лишь после прохождения данных процедур:


РАБОТА И ВАКАНСИИ ДОСТУПНЫ В СИРИИ

Медицинское обследование состоит из 2 частей:

После прохождения всех необходимых процедур, с претендентом заключается контракт на срок не меньше 6 месяцев. В договоре прописывается, что контрактник закрепляется за определённой военной базой, получает возможность карьерного роста при должном исполнении своих обязанностей. Также в договоре указывается, что работник имеет право на переобучение и переквалификацию на новую военную специализацию.

Как найти работу

Найти работу по контракту в Сирию можно через интернет-порталы. Многие сайты по трудоустройству предлагают российским мужчинам подобные вакансии.

Но лучше всего обратиться в военный комиссариат по месту фактического проживания и написать заявление, подтверждающее желание отправиться на работу в Сирию. После написания заявления, претенденту потребуется ждать не меньше 3 месяцев. За это время специальная комиссия принимает решение относительно отправки человека в данную горячую точку.


РАБОТА И ВАКАНСИИ ДОСТУПНЫ В СИРИИ

Если у человека нет военной специальности, то ему, скорее всего, откажут.

Если заключение комиссии было в пользу заявителя, то его отправляют на прохождение медицинской комиссии.

Уровень зарплаты работающего в Сирийской Арабской Республике контрактника зависит от таких факторов, как:

В среднем зарплата военного по контракту составляет 200 000 рублей. Если у российского военного имеются награды или большой опыт проведения военных действий, то его оклад будет превышать указанную сумму.

Офицеры в среднем зарабатывают до 300 000 рублей в месяц. Помимо основного оклада им начисляются доплаты и премии.


РАБОТА И ВАКАНСИИ ДОСТУПНЫ В СИРИИ

Оклад лётчиков достигает 400 000 рублей. Но стоит также отметить, что уровень окладов пилотов истребителей зависит от количества вылетов и результата проведенной операции.

Согласно контракту, всем работникам военных баз на период несения службы предоставляется питание и проживание. Также солдат полностью обеспечивают необходимой одеждой и военным оборудованием. Помимо вышесказанного, их также обеспечивают медицинской помощью и всеми необходимыми медикаментами.

Зачастую многие военные служащие живут в так называемых военных лагерях, которые полностью укомплектованы всем необходимым. На территории лагеря размещаются не только жилые помещения, но и мастерские, предназначенные для ремонта и обслуживающих работ техники.

Обычно лагеря размещаются на расстоянии минимум 300 километров от проведения военных действий. Данное расположение позволяет сделать проживание военнослужащих безопасным.

Сирия – горячая точка, поэтому случаи смерти или получения различного рода травм не являются чем-то особенным.

Если контрактник получил ранение, которое привело его к получению одной из групп инвалидности, то ему полагается выплата в размере 1 миллиона рублей.

Но стоит учитывать, что получить выплату можно лишь после заключения медицинской комиссии, которая подтвердит факт наступления инвалидности у человека.


РАБОТА И ВАКАНСИИ ДОСТУПНЫ В СИРИИ

Если военнослужащий в ходе военных действий погиб, то его семье выплачивается денежная компенсация в размере 2 миллионов рублей.

Получить выплату могут только ближайшие родственники: родители, супруга или дети.

Похороны при этом финансируются Министерством Обороны Российской Федерации.

Гражданские специальности в Сирии

Помимо военных, в Сирию проводится набор парикмахеров, поваров, ремонтников. Представителями гражданских специальностей принято считать рабочих, трудящихся на военных базах, но не имеющих военной специальности.

Парикмахеры, работающие на военной базе, в среднем получают до 120 000 рублей в месяц. Подобный оклад у продавцов и водителей.

Трудоустроиться парикмахером в Сирию сможет лишь человек, имеющий минимум 3 года опыта работы. Это же касается и продавцов. Продавец обязан знать кассовый аппарат.

К водителям предъявляются более строгие требования:

Работа не в военной сфере

Трудоустроиться на работу не в военную сферу очень сложно. Но многих людям это удаётся. Так учитель в высшем учебном заведении получает не меньше 1000 долларов в месяц. А если преподаватель имеет диплом иностранного ВУЗа, то его оклад будет составлять не меньше 2000 долларов в месяц.

Устроиться в государственный сектор иностранцам практически невозможно.

Попасть на работу в Сирию больше всего шансов у иностранцев, имеющих опыт работы в нефтяной отрасли. Всё дело в том, что Сирия является экспортёром нефти и с каждым годом объемы добычи этого ресурса лишь возрастают.

Искать вакансии в промышленном секторе в Сирии можно на данном портале http://siria.promportal.su/catalog_vacancys.htm .

Найти работу Сирии удастся и медикам.  На территории этой страны функционирует больше 300 больниц и госпиталей, которые нуждаются в квалифицированном медицинском персонале.

Для официального трудоустройства на территории Сирии иностранец обязан представить работодателю такие документы, как:

В Сирии иностранцы могут трудоустроиться по контракту или трудовому договору. Трудовой договор заключается максимум на 1 год. Он больше подходит для людей, осуществляющих трудовую деятельность в Сирии в туристической отрасли или в сфере народного хозяйства.

Если иностранец планирует проработать в Сирии больше 1 года, то он обязан заключить контракт.


РАБОТА И ВАКАНСИИ ДОСТУПНЫ В СИРИИ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *