Союз добровольцев донбасса башкортостан

В войне в Украине принимают участие не только кадровые российские военные, но и так называемые добровольцы. До лета их отправляли на фронт через батальоны “БАРС” (боевой армейский резерв страны), а позднее — через именные батальоны, которые формируются в регионах России. Те, кто уже вернулся с фронта и были теми самыми первыми добровольцами, признаются, что чувствуют себя обманутыми: они получили только заплату без остальных привилегий, а официальная компенсация в случае смерти таких военных в два раза меньше, чем у добровольцев-контрактников. “Idel. Реалии” поговорили с татарстанцами, вернувшимися из Украины, и попытались разобраться в том, что такое батальоны “БАРС” и почему власти не хотят признавать их “настоящими военными”.

Все имена военных-добровольцев изменены в целях их безопасности. “Idel. Реалии” знают их настоящие имена, у редакции есть подтверждения, что они действительно находились в качестве военных в Украине в обозначенные ими сроки.

ПОГИБШИЕ

До конца непонятно, сколько человек из Татарстана либо уже принимали участие и вернулись, либо находятся прямо сейчас в Украине в качестве солдат и офицеров. Известно одно: с начала войны погибло как минимум 107 мужчин из республики. Их смерть подтвердили или родственники, или местные власти. Восемь из них — добровольцы.

По подсчетам “Idel. Реалии” на 10 августа, на войне погибли как минимум 1 148 человек из республик и областей Поволжья, смерть которых так или иначе признала российская сторона.

ВИКТОР

Добровольцев одного из батальонов “БАРС” довозят на машинах до военной части в Ростовской области, где они должны забрать свои документы и отправиться домой после двух месяцев службы в Украине. Как только они выходят из машин, те уезжают, оставляя мужчин одних.

Военная часть располагается в поле, примерно в 10 километрах от трассы; рядом нет никаких населенных пунктов.

Из части выходит офицер. Он отдает добровольцам их документы в пакетах: телефоны, паспорта, военные билеты.

— А как нам до Ростова добраться? — спрашивает Виктор (имя изменено).

— Трасса вот там, — отвечает ему офицер и уходит.

У мужчин нет наличных денег, трасса далеко. Но делать нечего. Позже, уже на трассе, они принимают решение ловить попутку, но перед ними неожиданно останавливается пустой военный грузовик с буквой Z.

— Что, ребят, на Ростов? Давайте, запрыгивайте, — говорит им водитель.

Виктор уверен, что водитель того грузовика не впервые встречает солдат, которые пешком идут из части до вокзала в Ростове-на-Дону.

— Он нас не смог довести до самого Ростова, но хотя бы до цивилизации. Остановился, мы пошли к банкомату ВТБ. У кого-то на карточках вообще ноль был. Говорят, что работники банка у нескольких десятков человек из батальона потеряли реквизиты. У меня было несколько тысяч рублей. Мы сняли, скинулись и добрались до дома. Вот такое отношение. Хотя бы до вокзала довезли, — возмущается Виктор. — Мы пошли добровольно помочь своей армии, а с ее стороны такое отношение.

Почти все добровольцы из батальона “БАРС”, с которыми удалось побеседовать журналисту издания, признавались — такого отношения к себе они не ожидали.

Союз добровольцев донбасса башкортостан

Непосредственно Виктор, по его словам, получил только 330 тысяч рублей за два месяца службы. Хотя им обещали 410 тысяч. “А кому-то из моего батальона — мы созванивались с Пермью, с Нижним Новгородом — вообще ничего не пришло, кому-то 20 тысяч”, — добавляет он.

Виктор до этого уже служил — у него есть боевой опыт. Он рассказывает, что раньше никогда не встречал такого отношения.

Схожую историю — что во главе роты или даже выше ставят людей без боевого опыта — подтвердили и другие собеседники из других батальонов “БАРС”.

Это далеко не все проблемы, с которыми столкнулись военные-добровольцы. Отсутствие нормального обмундирования, оружия, формы, невозможность получить боевые (8 тысяч в день), отсутствие начислений за выслугу лет — вот неполный список того, что перечислили собеседники.

Причина, почему все вышло так, уверены они, в том, что их не считают за настоящих военных. Важный вопрос — это контракт, который они заключали в военной части, и с кем он был в итоге подписан. Сами же собеседники не могут однозначно на него ответить.

Уже на месте подполковник из Казани, который ехал с ними, переговорил с местным полковником, тот в свою очередь провел беседу с добровольцами. После они отправились заполнять договоры, контракты и оформлять карты ВТБ: “Тут же были девочки и мальчики из банка, которые выдавали карточки”.

Виктор уверен: в том, что им не доплатили за работу, нет вины военкомата в Татарстане; это в первую очередь вина части в Ростовской области.

— Договоры составлялись и подписывались на полигоне в Ростовской области. Мы думали, что подписываем договор с Минобороны. В договоре, насколько я помню, тоже было указано так. Я подполковнику, который был с нами, задал вопрос. Он мне ответил: “Вы не имеете отношения к Вооруженным силам, вы партизаны”. Выходит, что мы как батальон “Ахмат” и вот эти все. Они же тоже не имеют отношения к вооруженным силам — добровольцы, — рассуждает Виктор.

БАТАЛЬОНЫ “БАРС”

О том, что в России появится некий “Боевой резерв армии специальный (или страны — везде разная информация)”, впервые серьезно заговорили летом-осенью 2021 года. Сам же указ президент России Владимир Путин подписал еще в 2015 году, но с тех пор о нем не только не говорили, но и не предпринимали каких-либо реальных действий. Смысл “БАРСа” был в том, чтобы включить российских мужчин в список резервистов, доплачивать им небольшую сумму (от 60 тысяч рублей в год), отправлять на сборы (на один месяц в году), а в случае необходимости — еще и на учения или войну.

“Заключившим контракт гарантируются финансовое стимулирование, упрощенное поступление в вузы Минобороны России, карьерный рост, получение навыков вождения боевой техники, стрельбы из всех видов вооружения, квалифицированное медицинское обслуживание и многое другое”, — писали на сайтах администраций и государственных СМИ осенью 2021 года.

Там обещали, что поступление граждан в мобилизационный людской резерв осуществляется путем заключения контракта с Министерством обороны РФ. Так ли это — до конца не известно. Однако сейчас, в условиях военных действий в Украине, налицо отхождения от первоначальной идеи. Например, предполагалось, что солдат, матросов, сержантов, старшин могут принять в резерв только в возрасте до 42 лет; майоров, капитанов 3 ранга, подполковников, капитанов 2 ранга — до 52 лет; полковников, капитанов 1 ранга — до 57 лет.

Однако большая часть из тех, с кем удалось побеседовать “Idel. Реалии”, оказались сильно старше этого возраста. Большинство из них — офицеры запаса, но отправились на войну как обычные солдаты. Более того, они сообщили, что средний возраст добровольцев в их батальонах — около 45-50 лет.

Официального сайта батальонов “БАРС” нет. Но есть неофициальный, который посвящён “новому проекту министерства обороны “БАРС-2021”. Эта страница находится не на официальном сайте министерства, а в свободной доменной зоне ws. Она была создана при помощи общедоступного инструмента для строительства сайтов Tilda. На сайте сказано, что набор в мобилизационный людской резерв проводит некая “команда вежливых людей” и министерство обороны. В разделе контакты указаны телефоны военкоматов.

Руслан Левиев, глава независимой организации Conflict Intelligence Team (CIT), в разговоре с “Idel. Реалии” отметил, что “БАРС” является “продуктом” Минобороны России”.

— Расшифровывается как “боевой армейский резерв страны”. Из того, что мы знали про “БАРС” тогда: любой желающий мог подписать контракт с “БАРС”, пройти обучение, получить форму, получить скромную доплату и попасть в резерв. Наша гипотеза заключается в том, что нынешние “БАРСы” (а их несколько, они “номерные”) набраны как раз из этого резерва. Есть всякие “БАРС-2”, “БАРС-3”, “БАРС-5” и прочие. Мы полагаем, что часть из них действует под началом Минобороны России и им же и оплачивается. Часть же отдана под СДД (Союз добровольцев Донбасса). Ранее в интернете публиковалось объяснение СДД, что вот такие-то “БАРСы” (назывались номера) относятся к нам и их военнослужащие получают компенсации от нас. А другие — не относятся, поэтому претензии по компенсациям должны предъявляться другим. Никаких ЧВК тут нет, это байки. Напомню, что и группа Вагнера тоже не является ЧВК, — заявил он.

Отметим, что есть свидетельства о как минимум двадцати подобных “номерных” батальонах “БАРСа”. Собеседники “Idel. Реалии” сообщили, что речь может идти о 10 тысячах добровольцев, которые сейчас принимают участие в войне в Украине.

4 августа командир отряда “БАРС-13” Сергей Фомченков рассказал интернет-изданию Украина. ру, как российские добровольцы воюют на изюмском и славянском направлениях. Он также отметил, что “БАРС-13” сформирован как военное подразделение Союза добровольцев Донбасса:

— В основном граждане России — добровольцы, которые захотели участвовать в “специальной военной операции”. В нашей стране впервые стали разрешать добровольцами участвовать в военных действиях. Раньше эта практика в Донбассе в 2014-2015 годах была хаотично-самодеятельная, не всегда одобряемая из России. А с начала СВО встал вопрос, как люди, которые желают поучаствовать в происходящем, имеющие боевой опыт, желание, соответствующую мотивацию, принять участие, если они не военнослужащие российской армии. Была использована система специального боевого армейского резерва “Барс” для того, чтобы привлечь добровольцев к этой операции. Через Союз добровольцев Донбасса и лично через Александра Бородая я получил возможность сформировать отряд.

Союз добровольцев Донбасса возглавляет депутат Государственной думы РФ, экс-премьер “ДНР” Александр Бородай.

В социальных сетях можно найти десятки публикаций, как люди или организации собирают “гуманитарную помощь” для батальонов добровольцев “БАРС”.

АЛЕКСАНДР

Когда добровольцы из другого батальона “БАРС” вернулись в Ростовскую область, они стали возмущаться, что им не выплачивают деньги, а военное руководство ведет себя непрофессионально. Они вызвали генерала и хотели перекрыть федеральную трассу.

Мужчина родился в Татарстане. В беседе с корреспондентом “Idel. Реалии” он рассказывает, что недоволен тем, что ему заплатили только зарплату — “копейки”.

— 205 тысяч рублей заплатили за месяц, а боевые не платили — это 8 тысяч в день. За звание тоже не платили. Мы отправляли запрос о том, что мы принимали участие в военных действиях, но нет, мы ноль, мы никто — обидно, — продолжает он.

Союз добровольцев донбасса башкортостан

Антоновский мост через Днепр, соединяющий Херсон с левобережьем, после первых ударов ВСУ. Херсон, 20 июля 2022 года

Мужчина вспоминает, как попал на войну. Александр пришел в военкомат в своем городе, чтобы узнать, как попасть в Украину добровольцем.

Александр уточняет, что первоначально они не предполагали, что все будет именно так:

БОРИС

Другой доброволец из “БАРСа” — Борис (имя изменено) — отмечает, что кому-то из семей за смерть заплатили, а кому-то нет:

— Знаю, что скоро привезут еще одного погибшего из “БАРСА” в Татарстан. Его родственники уже приходили и оформляли документы на семь миллионов, а семья другого погибшего мне сказала, что ничего не получила. Я вот не пойму, где собака зарыта: это чиновники тормозят, или механизм не откатан. По добровольцам, по крайней мере.

Позднее в разговоре с “Idel. Реалии” он уточнил, что в итоге в Татарстане платят семь миллионов рублей за смерть добровольца из “БАРСа”, при этом за смерть контрактника платят в два раза больше — 14 миллионов. Но ситуация зависит от региона: где-то, как в Татарстане, процесс идет, а где-то — нет.

При этом Борис, в отличии от остальных, думает, что у некоторых из тех, кто был в “БАРСе”, ожидания не совпали с действительностью.

— У меня это не первая война, я, естественно, взял и подменку, еще форму взял с собой, у меня еще с советских времен осталось, и берцы, и кроссовки, и сапоги резиновые, — говорит Борис. — В общем, у меня было два рюкзака. Питания я много взял: тушенку, колбасу, консервы, дошираки. Конечно, были те, кто думал, что они сейчас приедут и их оденут по самые не хочу. В итоге поняли, что и постираться там негде, и переодеться не во что. Ходили потом по заброшенным домам и искали кроссовки.

Борис был одним из тех, кто рассказал и историю про попытку перекрыть трассу из-за того, что солдатам не выплатили деньги. “А как людям возвращаться? Некоторые были с Дальнего востока. Устроили там шухер, после этого начали выдавать только документы и деньги”, — констатирует он.

Мужчина рассказывает, что у него “были обезличенные документы, там не было написано, с кем заключен контракт”:

— Я пришел в военкомат, написал заявление, что хочу уйти добровольцем. И все. И дальше военкомат оформлял заявление, всякая такая канитель, копии документов привозил, дальше они ушли в Казань и все. Даже зарплата у нас шла не так, как у контрактников. У нас назначение платежа — это непонятно что, какая-то помощь, чуть ли не детское пособие.

Он также отмечает, что деньги от Минобороны ему никогда не приходили.

— Когда мы подписывали документы, наверху, в шапке документа, не было ничего указано, с кем мы подписываем, но они постфактум могут написать все, что им угодно. Ужасно это, никаких концов не найдешь. Очень обидно, что боевые не заплатили, — говорит Борис.

Такие же истории “Idel. Реалии” рассказали все остальные собеседники, которые остались недовольны выплатами и отсутствием привилегий “настоящего военного контрактника”.

Получить копию контракта от собеседников “Idel. Реалии” не удалось — с их слов, у них на руках не оказалось документов. В Минобороны РФ пока не ответили на вопросы редакции.

— Мы вроде были прикреплены к дивизии, оружие и патроны получали так же, как и все, мы не были предоставлены сами себе на передовой, всегда были на связи с другими военными. Это же не махновщина какая-то. Но у нас, среди “БАРСовцев”, никто ничего не понимает, — делится Борис.

ВОЕНКОМАТ

8 июля добровольцы-контрактники из разных районов Татарстана прибыли в Танковое училище в Казани, чтобы получить снаряжение и отправиться в составе именного батальона “Алга” на полигон в Оренбургскую область для “военного слаживания” (это обучение перед тем, как отправиться на войну).

На фотографиях и видео того дня видно, что военным выдают новое обмундирование — разгрузочный жилет и бронежилеты, шлем, противоосколочные очки, наколенники, налокотники и т.

После, как отмечали в СМИ, был митинг, а следом — торжественное отбытие: шесть белых автобусов отправились в Оренбургскую область под звуки “Прощания славянки”. Несколько десятков их родственников и друзей махали им вслед.

Добровольцев из “БАРСа” отправляли на службу не так. Ничего торжественного не было, только военкомат — автобус до Ростовской области — фронт. Чтобы понять, почему так случилось, нужно разобраться в том, в чем отличия между “Алга”, “Тимер” и батальонами “БАРС”.

10 июня в официальных пабликах государственных СМИ Татарстана появилась информация, что “казанский военкомат пригласил на службу мужчин до 49 лет, ранее служивших в армии”. Из объявления следует, что добровольцам обещают “стабильную зарплату от 205 до 270 тысяч рублей в зависимости от специальности” и разные бонусы. “Так, за лето вы сможете заработать около миллиона рублей!” — говорилось в объявлении.

Это были первые сообщения о наборе в именные батальоны Татарстана. К тому моменту уже несколько регионов начали их набирать.

Татарстанцам, которые решат вступить в батальоны (“Алга” уже сформирован и отправился для прохождения обучения — “боевого слаживания”), обещают 260 тысяч рублей для того, чтобы “семья могла жить это время без кормильца”, а также $53 в день “гарантированно”, 8 000 рублей в день при участии в активных боевых действиях, “солидную экипировку”, “серьезный набор пособий и страховое, материальную помощь родственникам, пожизненные льготы”.

Союз добровольцев донбасса башкортостан

Но и это еще не все. “За боевые успехи” обещают премии. Под “боевыми успехами” подразумевается уничтожение техники и солдат “врага”: 300 тысяч рублей — за самолет, 200 тысяч — за вертолет, 50 тысяч — за беспилотник, 300 тысяч — за танк, 50 тысяч — за другую технику и 100 тысяч “наиболее отличившимся бойцам за уничтожение живой силы”.

Судя по тому, что рассказали сразу несколько добровольцев, которые уже ходили воевать в “БАРСе”, в военкоматах Татарстана сейчас предлагают отправляться не добровольцами в “БАРС”, а в именные батальоны — “Алга” и “Тимер” (“Алга” в переводе с татарского — “вперед”, а “Тимер” — “железный”), в которые стали набирать с начала июня. “Idel. Реалии” решили проверить это и позвонили в Военный комиссариат Татарстана под видом желающего отправиться на фронт.

Выяснилось, что 260 тысяч от республики, которые до этого обещали выделить единовременно, в итоге будут выплачивать по новой схеме — по 15 тысяч рублей по пятницам четыре недели (это время для “боевого слаживания” на территории России), а потом 200 тысяч сразу, как только батальон пересечет границу России и Украины. То же самое рассказали и власти Татарстана. Кстати, это деньги из резервного фонда правительства республики.

— После того, как вы пересекаете границу, то вам начинает платить Минобороны, как всем военнослужащим. Проживание будет в современных палатках, с кондиционерами. Условия неплохие. Полностью обмундирование покупает вам республика. Новая военная техника, всякие там квадрокоптеры, обмундирование зарубежное качественное — все будет у вас, — рассказывает сотрудник комиссариата РТ.

Там же уточнили: чтобы попасть в батальон, нужно не быть судимым, а также не иметь дел с наркотиками. Самое главное — пройти медкомиссию. “Если все нормально пройдет, мы вас туда отправляем: “Алга” — в Оренбургской, а “Тимер” — в Нижегородской области”, — уточняет сотрудник.

У него же решаем поинтересоваться, а есть ли выбор — идти в именные батальоны или просто добровольцем. Но мужчина уверяет — лучше в батальоны.

— Мы там прямо на передовой будем? — задаем вопрос.

— Да-да, однозначно. Не будет такого, что вы в тылу будете: кашу варить, еду раздавать, гуманитарку принимать. Такого не будет. Это будут батальоны, которые будут прямо на передовой работать.

Татарстанские батальоны пока не отправились в Украину. Поэтому и проверить, будут ли выплачивать военным то, что обещают, и что именно они будут делать на фронте, — проверить не удастся. А вот батальонам “БАРС”, по словам собеседников “Idel. Реалии”, обещали “кашу варить, еду раздавать, гуманитарку принимать”, а также то, что они будут “настоящими военными”. Но в военной части перед отправкой в Украину все изменилось.

Военный комиссар Мензелинского района Татарстана Сергей Владимиров на мероприятии по отправке четырех местных жителей в батальон “Алга” заявил, что “их лица должны висеть на доске почета, потому что это честно”, а также вспомнил, что “примерно в эти дни, 23 июня 1941 года, первый отряд из 30 мензелинцев точно так же уходил на фронт, когда коричневая чума начала угрожать стране”.

— И вот прошел 81 год. И сегодня мы провожаем первый сводный отряд мензелинцев для комплектования республиканского батальона “Алга”. Верю, что поставленные задачи будут выполнены. Победа будет за нами!

Далее на видео следует кадр, как Владимиров делает совместное фото с четырьмя добровольцами; их лица размыты, чтобы скрыть их личность. Однако их незаблюренные фотографии можно найти в других публикациях районных СМИ.

Добровольцы и контрактники часто скрывают свои лица за балаклавами. В СМИ можно встретить такое объяснение: чтобы никто не смог как-то повлиять на их семьи. Однако собеседники “Idel. Реалии” из нескольких батальонов подчеркнули: сами солдаты не хотят, чтобы кто-то знал, что они воевали в Украине.

“ЕСЛИ ЕЩЕ ПОЗОВУТ, МЫ ОТЗОВЕМСЯ”

Среди собеседников “Idel. Реалии” нашлись и те, кто оказался очень даже доволен службой, ее условиями и даже не стал скрывать своего имени. 56-летний нижнекамец Фергат Багаутдинов, как и остальные наши собеседники, решил отправиться на войну, но не растерял настроя. В разговоре с ним то и дело выскакивают: “поехал за идею”, “не падал духом”, “если еще позовут, то мы отзовемся”, “победа на верном пути”, “победить нечистую силу” и т. Такой риторики от других добровольцев, с кем нам удалось поговорить, не было.

Союз добровольцев донбасса башкортостан

Багаутдинов, в отличии от остальных собеседников, не был в “БАРСе”, “Алге” или “Тимере”, но был, как и остальные, добровольцем. Еще одно его отличие — он не был на передовой и работал поваром.

При этом он утверждает, что все обмундирование ему выдали “благодаря обеспечению со стороны военкоматов Казани и Ростова”. На все уточняющие вопросы о том, что другие его коллеги говорят об обратном, он отвечал, что проблема сейчас в том, что “у Украины нет мира”:

— Нет покоя, спокойствия, мира нет там, где мы были. Вот этого нету. Наше присутствие там не будет лишним. Мы же туда пришли как бы с миром — помогать населению, но и отвечать на жесткие неадекватные действия тех, которые настроены против мира и согласия. Повторюсь: чего там не было, так это мира, добра и согласия. Дай бог, нашими силами, совместными силами, все это будет.

На вопрос, был ли мир в Украине до вторжения России, он не ответил.

Борис утверждает, что Багаутдинову просто повезло. Вероятно, предполагает он, из-за возраста и по причине того, что у него не было до этого боевого опыта. “Таких людей вообще не было на передовой, мы их вообще не видели. Они только баланду варили”, — рассказывает он.

НАДЕЖДЫ НА РЕСПУБЛИКУ И ЗАКОН

Однако Виктор, который рассказывал “Idel. Реалии”, как он с сослуживцами пытался добраться из части в Ростов, а потом домой, говорит, что уже вот-вот готов отправиться в Украину снова — через “Алгу”.

Борис, в отличие от своих коллег, надеется, что это недоразумение, которое каким-то образом все же разрешится.

— Для нас тоже было удивительно, когда сутками на позициях торчим, когда артиллерия утюжит, но добровольцам за это доплаты не было. Нам говорили в самом начале, что будем там на вторых ролях, в тылу, а когда туда приехали, нам сразу сказали, чтобы мы не думали, что будем в тылу, мы будем на передовой. Военкомат и сам ничего не знал. Надеюсь, что закон о ветеранах изменят и там появится слово “доброволец”, — заключает он.

Российский доброволец раскрыл потери своего отряда на СВО

Российский доброволец раскрыл потери своего отряда на СВО – 05. 2022 Украина

За три месяца активного участия в специальной военной операции на Украине отряда “Барс-13” Союза Добровольцев Донбасса потерял 14 человек убитыми и “очень много” ранеными. Об этом в интервью Украина. ру рассказал его командир Сергей Фомченков

Он также сообщил, что штатная численность отряда составляет 400 человек. В настоящее время “Барс-13” занимает позиции в районе Святогорска (ДНР), где наблюдается определённое затишье в боевых действиях, сказал Фомченков. Полностью интервью можно прочитать здесь. Как указано на официальной странице СДД в соцсети ВКонтакте, Союз Добровольцев Донбасса создан для объединения и оказания помощи защитникам мирного населения Донбасса. Союз Добровольцев Донбасса возглавляет депутат Государственной думы РФ, экс-премьер ДНР Александр Бородай.

+7 495 645 66 01

ФГУП МИА «Россия сегодня»

спецоперация, новости, днр, добровольцы, союз добровольцев донбасса, боевые действия, потери

Российский доброволец раскрыл потери своего отряда на СВО

В Башкирии объявили о наборе военнослужащих по контракту для участия в специальной военной операции (СВО) на Украине. Добровольческий батальон станет уже вторым по счёту. В этот раз об инициативе заявил председатель региональной общественной организации (РОО) «Ветераны десантных войск и спецназа Республики Башкортостан» Марат Адигамов. Батальон будет носить имя героя Российской Федерации гвардии майора Александра Доставалова.

В мае о создании добровольческого батальона имени генерала Минигали Шаймуратова заявил председатель региональной общественной организации «Ветераны морской пехоты и спецназа ВМФ» Алик Камалетдинов.

Цель создания таких объединений военнослужащих – помочь государству в непростое время, говорят инициаторы. Формирование состава первого батальона начнётся на днях.

Добро пожаловать в комиссариат

Попасть в ряды добровольцев могут только прошедшие военную службу граждане России. Верхний возрастной порог для желающих заключить военный контракт – 50 лет. В то время как батальон имени Шаймуратова уже формируется, здесь только начинается отбор заявок, рассказал «Октагон. Урал» десантник-ветеран Марат Адигамов. По его словам, эта информация появилась накануне в соцсетях, но при помощи СМИ быстро получает широкую огласку.

– В составе батальона будет 400–450 человек. Для начала желающие должны подойти в военные комиссариаты по месту жительства. Там будет назначено полное медобследование. Процедура отбора регламентируется законом о контрактной службе, – поясняет Адигамов.

Пока неизвестно точное число граждан, изъявивших желание попасть во второй отряд добровольцев. Сбор заявок будет проходить до тех пор, пока не наберётся необходимое количество будущих контрактников. Глава ветеранской организации десантников говорит, что заявителей будут проверять на медицинское соответствие, а также проводить с ними собеседование.

«Окончательное решение о том, подходит ли кандидат под все характеристики, принимает военкомат как представитель Минобороны РФ. Кто будет руководить самим батальоном, станет известно позже».

Марат Адигамовпредседатель региональной общественной организации «Ветераны десантных войск и спецназа Республики Башкортостан»

Присвоить второму добровольческому батальону имя Александра Доставалова решено для того, чтобы увековечить память об уфимце, воевавшем на Северном Кавказе. В 2000 году майор принял участие в смертельном бою в составе шестой роты и погиб вместе со своими сослуживцами.

«Все свои»

Создать батальоны по принципу землячества ветеранские общественные организации решили, вдохновившись примером 112-й Башкирской кавалерийской дивизии, которой в годы Великой Отечественной войны командовал Минигали Шаймуратов. Это воинское подразделение было создано именно по региональному принципу, что в дальнейшем показало свою эффективность. 112-я Башкирская кавалерийская дивизия является единственным кавалерийским соединением Красной армии, 78 воинов которой были удостоены звания Героя Советского Союза, пять человек стали полными кавалерами ордена Славы.

– В наши дни ребята всё равно едут на Украину, оказываются в разных подразделениях. У нас хорошая история со времён Великой Отечественной войны, и этот принцип землячества мы решили повторить, – говорит председатель РОО «Ветераны морской пехоты и спецназа ВМФ» Алик Камалетдинов.

«В первом батальоне, который носит имя Шаймуратова, есть даже отец с сыном. Желание участвовать в СВО изъявили 11 моих сослуживцев».

Алик Камалетдиновпредседатель РОО «Ветераны морской пехоты и спецназа ВМФ»

Кроме того, по словам одного из инициаторов создания башкирского батальона, среди добровольцев есть те, кто принимал участие в боевых действиях в первые месяцы СВО. Они приняли решение вернуться снова для выполнения боевых задач, решив ехать именно в составе башкирского батальона. Военнослужащие также прошли все этапы отбора, подготовки и ждут формирования батальона.

– Это нормально – представлять свою малую родину, свою землю. Это большая честь, – считает Алик Камалетдинов.

Оба батальона будут находиться на федеральном довольствии от Министерства обороны РФ. Уже известно, что денежное содержание прошедших все этапы отбора кандидатов для участия в СВО по контракту составит от 220 тыс. рублей в месяц.

Разовое единовременное пособие от Башкирии – 200 тыс. рублей.

Экипировка военнослужащих будет обеспечена из республиканского бюджета. Помощь также оказывают крупные компании региона.

– На территории Башкирии есть крупные промышленные объединения, организации, которые согласились помочь нам и оплатить пошив формы для военнослужащих. Сейчас на складах есть более 500 комплектов. Также нам закупают квадрокоптеры, тепловизоры, средства индивидуальной защиты, – сообщил председатель РОО.

Сейчас первый батальон от Башкирии уже укомплектован. Формирование личного состава начнётся со дня на день – после указа министра обороны РФ, сообщил Камалетдинов. Потом будут заключаться контракты. После этого контрактники проведут около месяца на военных сборах, чтобы подготовиться к участию в боевых действиях.

Союз добровольцев донбасса башкортостан

11 726 subscribers

СДД – организация, оказывающая помощь Добровольцам Донбасса. Объединяющая защитников Русского Мира.

View in Telegram

If you have Telegram, you can view and join Союз Добровольцев Донбасса right away.

Информация о телеканалах и радиостанциях на сайте ВГТРК

  • О платформе
  • Пользовательское соглашение сервиса “Смотрим”
  • Обратная связь

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие “Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания” (ВГТРК). Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 — 78574 от 08. 2020. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций.

Для лиц старше 18 лет.

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото, аудио и видеоматериалов возможно только с согласия правообладателя (ВГТРК).

Информируем о возможности просмотра в непрерывном режиме, круглосуточно и без взимания платы общероссийских обязательных общедоступных телеканалов (Первый канал, Россия 1, Матч ТВ, НТВ, Пятый канал, Россия К, Россия 24, ОТР, ТВЦ, Карусель) и телеканалов, получивших право на осуществление эфирного цифрового наземного вещания с использованием позиций в мультиплексах на всей территории Российской Федерации (РЕН ТВ, СПАС, СТС, Домашний, ТВ-3, Пятница!, Звезда, МИР, ТНТ, Муз-ТВ) на специальной странице платформы “Смотрим” — “Эфир”.

Один из участников специальной операции на Украине из Башкирии в интервью агентству «Башинформ» рассказал, что привело его и ещё сорок земляков в числе первых на передовую, как им жилось, чего не хватало. По понятным причинам, мы не называем его имя.

Союз добровольцев донбасса башкортостан

Почему вы поехали на место спецоперации?

Я понял, что хочу поехать, как только она началась. Наши парни погибали, а я уже какую-никакую жизнь прожил и хотел, чем могу, помочь стране в это непростое время. Опыта боевых действий у меня не было, но в армии служил — в железнодорожных войсках.

Сначала долго искал варианты, ведь не было такого статуса «доброволец», а мне важно, чтобы в случае моей гибели семья получила компенсацию. Через какое-то время приняли закон о краткосрочном контракте, и я поехал в военкомат, записался добровольцем. Примерно через неделю мне позвонили и сказали, что мою кандидатуру одобрили. Так попал в первый поток добровольцев. Из Башкирии было сорок человек. Всех отвезли из Уфы в Новочеркасск, выдали форму, одели, обули. Нас приписали к 150-й гвардейской мотострелковой дивизии. Это та самая, легендарная, чьи солдаты Егоров и Кантария поднимали флаг над рейхстагом в 1945-м. В основном мы держались вместе и дружно, но кого-то потом перевели в другие роты в зависимости от специальности.

Какие задачи вы выполняли?

Мы удерживали позиции под Николаевым, участвовали в боях за Александровку, а после – в штурме укрепрайонов под Николаевым. Нас все называли «башкирами», и я тоже себя так называл, хотя русский, но родился и всю жизнь прожил в Башкирии.

Насколько это важно — быть вместе с земляками?

Землячество там, на передовой, в окопах, сыграло огромную роль. Когда идет бой — люди иные, совсем другие выручка и взаимопомощь, готовность пожертвовать собой и отдать последнее. Я бы сказал даже, что создавалось ощущение соревнования: кто быстрее придет на помощь. Наверное, роль играл еще и тот фактор, что по возвращении на родину никому не хочется прослыть трусом и предателем.

У калмыков и тувинцев уже были свои подразделения. Они держались вместе и помогали друг другу. У кого был опыт боев — по ходу сражения подсказывали, как вести себя в той или иной ситуации. Статистика — дама упрямая: у них нет ни одной потери!

Интересный момент еще вспомнил: украинские националисты хорошо знают русский язык и могут слушать наши переговоры. Но когда между собой говоришь на башкирском, татарском, тувинском или других языках, это большое подспорье при ведении боя.

Всего хватает на фронте?

Наша республика очень сильно постаралась, всем дали по экипировке. Были какие-то просчеты, но не критические, и мы их исправим, когда соберем башкирский батальон. А так все было: и боеприпасы, и медикаменты.

Еще было много гуманитарной помощи — и Башкирия присылала, и другие регионы. Всё, что отправляли, доходило до «передка». И местным жителям раздавали еду, предметы первой необходимости, и солдатам — теплые вещи, носки, «мыльно-рыльные», сигареты. Особенно мы радовались простой воде. Там проблема —  вода очень соленая. Вскипятил, добавил сливки — все свернулось. Вода в баклажках очень выручала. Большая благодарность! Всем за всё огромное спасибо.

Многие артисты рвутся на передовую выступить с концертом. Они там нужны?

Конечно! Однозначно! Юля Чичерина, знаю, много ездит с концертами. Она до сих пор там. Когда приезжает артист — это очень важно, особенно если это твой земляк, который поет на родном языке. Когда живешь в окопе, отрезанный от мира, без телефона и связи, любая весточка с родины приободряет. Понимаешь, что ты не один, за тобой — большая и сильная страна. Еще важно, когда приходит батюшка: можно исповедаться, причаститься, получить благословение. Мусульмане радовались, когда приезжал мулла.

Для чего люди едут на спецоперацию добровольцами?

За справедливостью. С нами был тувинец, ему лет 50 примерно, он прошел две чеченские кампании, сейчас работает учителем в школе, уважаемый человек. Когда все началось, он собрал вещи, оставил работу и приехал сюда. Потому что не может терпеть, что наших ребят мучают и истязают. Он так и говорил: «Еду, чтобы помочь это остановить».

Я прожил в окопах месяц, по состоянию здоровья вынужден пока вернуться. Теперь я гораздо сильнее начал уважать своих бабушку и дедушку, которые воевали в Великую Отечественную войну. Мне по самую макушку хватило месяца того, что видел, а они прошли путь длиной в четыре года. Теперь все военные песни тех лет ощущаются по-другому. Борьба с фашизмом, нацизмом в нашей многонациональной России буквально вцементированы в нас, впитаны с молоком матери. И когда где-то творится несправедливость, мы, россияне, не можем терпеть.

Планирую, только чуть поправлю здоровье. Там для всех найдется работа: можно идти на штурм, можно стоять на посту, можно восстанавливать мирную жизнь. Защищать Родину можно по-разному. А вопрос — делать это или нет — просто не стоит.

В соответствии с данными ЕГРЮЛ, основной вид деятельности компании МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ “СОЮЗ ДОБРОВОЛЬЦЕВ ДОНБАССА” по ОКВЭД: 94. 99 Деятельность прочих общественных организаций, не включенных в другие группировки. Общее количество направлений деятельности — 5.

На 10 октября 2022 организация действует. Юридический адрес МЕЖРЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ СОЮЗ ДОБРОВОЛЬЦЕВ ДОНБАССА, выписка ЕГРЮЛ, аналитические данные и бухгалтерская отчетность организации доступны в системе.

Второй добровольческий батальон из Башкирии направился на боевое слаживание

Союз добровольцев донбасса башкортостан

Раннее утро 14 июля. На плацу военно-патриотического парка «Патриот» в Чишминском районе выстроился добровольческий башкирский мотострелковый батальон имени Героя Российской Федерации, уроженца Уфы Александра Доставалова. Проводить бойцов собрались Герои России, военные, представители ветеранских и общественных организаций, кадеты, юнармейцы и, конечно, близкие.

За вами — вся Башкирия

Знаменная группа вносит флаги, командир батальона докладывает Главе Башкортостана о готовности к отправке, звучат гимны России и Башкортостана.

«Уважаемые товарищи, земляки, братья. Сегодня мы провожаем на боевое слаживание второй башкирский батальон. Он носит имя гвардии майора, Героя России Александра Доставалова. И вместе с батальоном имени генерала Шаймуратова вы в скором времени поедете помогать нашим братьям. Сегодня тысячи наших парней, в том числе из Башкортостана, защищают Отчизну, борются с геноцидом, защищают жителей Донбасса, и им нужна ваша помощь. Вы старше, вы все прошли военную подготовку, многие имеете боевой опыт, и ваша помощь сейчас им очень-очень нужна.

Сегодня вы пройдете торжественным маршем вместе с ребятами башкирского кадетского корпуса имени Александра Доставалова и юнармейцами. Они еще мальчишки, но будут такими, какой пример покажете вы им. Они равняются на вас и восхищаются вами, не подведите их.

Я особо сегодня хочу сказать, что я — Глава республики, все жители Башкортостана, будем вас поддерживать, мы будем стоять за вашими спинами и обеспечивать всем необходимым. Я особо хочу сказать, что мы будем поддерживать ваши семьи.

Вы сегодня пройдете торжественным строем, сомкнув ряды — все вместе. И вот точно так же мы вас ждем после того, как вы выполните свой воинский долг и вернетесь все вместе живыми и невредимыми. В добрый путь, братья», — сказал, обращаясь к бойцам батальона, Глава Башкортостана Радий Хабиров.

Военный комиссар Башкортостана, полковник Михаил Блажевич пожелал бойцам батальона успешной подготовки.

«Первый батальон имени Минигали Шаймуратова уже проходит боевое слаживание. Вам есть на кого равняться, — отметил он. — А мы всегда будем поддерживать вас и ваших близких. Здоровья вам, удачи и скорейшего возвращения домой! Мы гордимся вами».

Герой России, генерал-майор Умарпаша Ханалиев подчеркнул, что батальоны уже стали примером настоящего патриотизма для всех жителей страны:

«Записавшись в добровольческий батальон, вы уже совершили первый подвиг. Это очень мужественное решение, — отметил он. — Вы честь и слава Башкортостана, на вашем примере будет воспитываться молодое поколение патриотов нашей республики, нашей Родины».

Герой России, полковник Владимир Алимов знает: бойцам батальона выпала огромная честь влиться в ряды Вооруженных сил страны.

«Главная заповедь воинов — верить в ваших командиров, в их искренность, а командиры должны относиться к своим подчиненным, как к своим детям. Вы достойны памяти своих отцов и дедов, я знаю, что наши бойцы никогда не подводили», — сказал он.

Под знаменем героя

Одна из торжественных частей митинга — передача знамени батальона, которое командиру вручает Радий Хабиров.

«Уважаемые товарищи, бойцы, братья! Вручаю вам флаг Башкирского батальона имени Александра Доставалова. Это знамя доверяет вам народ Башкортостана. Берегите его. Крепко держите в руках! Мужественно защищайте наше Отечество. И пусть на вашем знамени будет начертано слово «Победа»! Поздравляю вас», – говорит Глава республики.

Командир батальона в ответном слове обещает, что они «оправдают доверие народа республики, будут сражаться по-богатырски и вернутся с победой».

Радий Хабиров обходит выстроенный в парадном расчете батальон и говорит слова напутствия бойцам и командирам. Рефреном звучит: «Ребята, возвращайтесь с победой, живыми и здоровыми».

Молитвы в честь воинов, с пожеланиями им победы и мужества, читают имам Хамза и отец Виктор.

«Провожая наших родных и близких на Донбасс, мы очень переживаем. Мы с моим православным братом отцом Виктором отправимся вместе с ними на эту многострадальную землю и неустанно будем молиться за их жизни. Пусть Господь Всевышний оберегает вас от бед и несчастий, и дай Бог, чтобы вы вернулись в родной Башкортостан и встретились со своими родными и близкими», — сказал имам Хамза.

«Служите по чести и доблести, выполняя свои боевые задачи, не подводите своих офицеров и вашу землю, помните о своих близких, а вы, родные, молитесь за своих воинов, чтобы они вернулись домой живыми и здоровыми. Держитесь, братишки, Господь своих не бросает», — подчеркнул отец Виктор.

Батальон проходит торжественным маршем перед трибуной. И отчетливо видно, что бойцы не растеряли армейские навыки строевой подготовки, а военную они пройдут в одной из частей Минобороны России. Им там предстоят специальные тренировки, учения, боевые стрельбы.

«У Башкортостана — два батальона-близнеца, только названия разные. Один носит имя генерала Минигали Шаймуратова, второй — гвардии-майора, Героя России Александра Доставалова. После того как завершится боевое слаживание, они будут объединены в единое соединение, и я вместе с ними убываю на место проведения специальной военной операции на территории Украины. Бойцы в батальон Доставалова отбирались по тем же самым критериям, что и «шаймуратовцы». Все они — жители Башкортостана. Желаю ребятам удачи, боевого фарта, как у нас говорят. И чтобы они вернулись тем же самым строем, в этом же составе, как стоят сейчас», — говорит советник Главы Башкортостана Алик Камалетдинов.

Самая трогательная часть наступает, когда бойцам батальона разрешают попрощаться со своими родными и близкими.

«Мы гордимся нашим мужем и отцом. Он принял свое решение, с которым мы не спорили. Он нам сказал: кто, если не я, будет освобождать наши земли от нацистов? Я уверена, что он вместе со своими боевыми товарищами вернется домой живым и невредимым. Мы будем молиться за них каждый день! Конечно, я стараюсь не плакать, слезы идут сами по себе, но мы гордимся им, он для нас уже настоящий герой», — рассказала агентству «Башинформ» Галина, жена одного из бойцов башкирского батальона.

У многих жен и матерей на глазах слезы, их эмоции, конечно, можно понять. Но бойцы батальона успокаивают их, обнимая и шепча слова поддержки.

«Мой дедушка бил фашистов на фронтах Великой Отечественной войны, воевал на территории Украины. Я осознанно принял решение пойти в добровольческий батальон, чтобы вместе с ребятами окончательно уничтожить эту фашистскую заразу. Всем жителям республики хочу выразить благодарность за их поддержку. Слова Радия Фаритовича сегодня нас очень поддержали, и мы уверены, что все будет хорошо», — рассказал агентству «Башинформ» Александр, один из бойцов батальона.

Общаемся еще с одним бойцом — Салаватом, который говорит, что хотел записаться добровольцем еще раньше, в батальон имени Шаймуратова.

«Это было мое сознательное решение, меня поддержала супруга, родные. Мы же видели, как 8 лет украинские власти просто издевались над жителями Донбасса, поддерживали бандеровцев недобитых и всякую шушеру. Не сомневайтесь: мы вернемся с победой живыми и здоровыми. Потомки Салавата своих не бросают!» – сказал Салават, с которым мы на прощание по-мужски крепко жмем друг друг руки и обнимаемся.

Подполковник запаса Александр Навозов, сослуживец Александра Доставалова, рассказал, что Герой России был очень скромным, но, несмотря на это, был всегда впереди.

«Как настоящий офицер, был там, где труднее. И я верю, что он поможет им, он будет рядом на их тяжелейших фронтовых дорогах, подскажет и офицерам, и солдатам путь. Я хорошо его знал. И до сих пор, когда возникают сложные вопросы в жизни, спрашиваю себя: как бы он поступил? Всех этих ребят мы ждем. Мы знаем, куда они идут. Пусть он поможет им выжить и победить, и гордиться потом своим выбором. Мы будем с ними», — говорит боевой офицер.

«Я служил с сокурсниками Александра Доставалова по Рязанскому десантному училищу. Они отзывались о нем как о порядочном офицере. Так получилось, что я служил в 98-й гвардейской воздушно-десантной дивизии города Иваново. Когда погибла шестая рота 76-й дивизии, мы со всех воздушно-десантных войск отправляли команды для сопровождения погибших. И мне довелось привезти сюда “грузом 200” одного из героев 6-й роты в город Ишимбай — Романа Афанасьева, тогда я первым сообщил, что в списках есть еще один наш земляк — уроженец города Уфы гвардии-майор Александр Доставалов. А потом уже я работал над сборником героев республики, собирал о нем материалы, публиковал в республиканской прессе. Несколько лет спустя самому пришлось выполнять боевые задачи на территории Чеченской республики. Наша тактическая группа находилась в пункте временной дислокации в Хаттуни, там был установлен небольшой памятник бойцам 6-й роты. Мы всегда выходили на боевые задачи от этого памятника. Я очень был рад, когда узнал, что башкирскому кадетскому корпусу, готовящему будущих десантников, присвоили имя Александра Доставалова. И что, наконец, его имя поставили в ряд с именами наших прославленных земляков — генерала Шаймуратова, Александра Матросова. Я желаю нашим ребятам добить ту нечисть, которую 80 лет назад не добили наши деды, и вернуться живыми в том составе, в котором они сегодня уходят. Пошел бы сам, но уже возраст не позволяет», — отметил ветеран боевых действий, автор-составитель сборника о Героях России — уроженцах и жителях республики Евгений Смирнов.

«У нас есть бойцы, которые готовы пойти, и не на словах, а на деле защищать Родину. Уже второй батальон. Я рад, что ребята внимают каждому слову тех, кто уже прошел боевой путь. Дай Бог им вернуться здоровыми, живыми, пусть Бог даст им силы пройти это испытание», — отметил председатель БРО ООО «Российский союз ветеранов Афганистана» Дмитрий Глушко.

Председатель Республиканского совета ветеранов войны, труда, Вооруженных Сил и правоохранительных органов Валерий Шарипов подчеркнул, что история повторяется.

«Во время Великой Отечественной войны мы освобождали мир от фашизма и нацизма, мой отец воевал в составе 112-й Башкирской кавалерийской дивизии. А сейчас под знамена встают молодые ребята. И это понятно: Башкортостан всегда участвовал в освободительных походах, которые проводились еще Российской империей, СССР и теперь уже Россией», — подчеркнул он.

Представитель региональной общественной организации ветеранов пограничных войск Республики Башкортостан, председатель совета ветеранов пограничников Давлекановского района Марис Гаитов отметил, что их организация участвует во всех воинских мероприятиях, и они уже второй раз приезжают провожать наших бойцов на Донбасс.

«Так же мы провожали наших бойцов из района, теперь приехали проводить их вместе с республикой. Для нас это большая честь и большая гордость, что наши ребята-добровольцы идут добивать эту фашистскую нечисть, которую не добили наши отцы и деды. Я думаю, что задача будет выполнена, настроение у всех бодрое. Мы им желаем одно: пусть все они вернутся с живыми-здоровыми и с победой», — говорит он.

И вот звучит команда. Бойцы башкирского батальона имени Героя России Александра Доставалова рассаживаются по автобусам. Дальнейший путь — в одну из воинских частей Минобороны России для боевой подготовки. Ну а потом, в августе, они отправятся в Донбасс для участия в специальной военной операции на территории Украины.

ЖДЕМ ВАС, РЕБЯТА, ЖИВЫМИ И ЗДОРОВЫМИ! ВАС ЖДУТ РОДНЫЕ, БЛИЗКИЕ И ВЕСЬ БАШКОРТОСТАН!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.