Союз добровольцев донбасса эмблема

Пока российские Вооруженные Силы продолжают выполнять боевые задачи в рамках специальной военной операции по принуждению Украины к миру, все больше граждан РФ изъявляет желание присоединиться к защитникам Донбасса в качестве добровольцев.

На этом пути новобранца подстерегает множество подводных камней, главным образом связанных со спецификой работы тех или иных боевых соединений. Пока одни идут буквально с головой в огонь и выполняют наиболее опасные задачи, другие красуются перед девушками в Сети, наживаются на отправке добровольцев или просто прикрываются «мертвыми душами» — лишь бы не ехать в зону спецоперации.

Какие сложности и проблемы организационного и иного характера подстерегают новоиспеченного добровольца в зоне специальной военной операции в Донбассе — в нашем материале.

Раненным представителям батальона незаконного вооруженного формирования “Союза Добровольцев Донбасса” было отказано в лечении, так как они не имеют статуса регулярного военного формирования.

По информации Генерального штаба ВСУ, уже подтверждены значительные потери среди подразделений.

Читай также: Россия потеряла в Луганской области 10 тысяч солдат “элитных” дивизий: наступление на Донбасс захлебнулось

Как отмечается, раненных представителей батальона, которые, к слову, принимали участие в штурме города Авдеевки Донецкой области, доставили в российский Ростов-на-Дону, однако в госпитале им в оказании медицинской помощи отказали, так как те не имеют статуса регулярного военного формирования. Вследствие этого в “Союзе Добровольцев Донбасса” наблюдаются потери среди личного состава.

Напомним, ранее сообщал Realist. online, сколько территорий Донецкой области контролирует Украина.

Российские госпитали отказываются лечить «добровольцев» из ОРДЛО

Союз добровольцев донбасса эмблема

Раненых боевиков россияне отправили в госпиталь Ростова-на-Дону.

Госпитали на территории России отказываются лечить боевиков из террористических организаций «Л/ДНР», которые отправились на фронт добровольно. Об этом свидетельствуют данные украинской разведки.

Пресс-служба ГУР Минобороны пишет, что один из батальонов так называемого «Союза добровольцев Донбасса» понес большие потери во время боев в районе Авдеевки. Раненых боевиков россияне отправили в госпиталь Ростова-на-Дону.

«Впрочем, персонал госпиталя отказался оказывать медицинскую помощь раненым из-за отсутствия у подразделения статуса регулярного вооруженного формирования», — говорится в сообщении.

ГУР объясняет, что так называемый «Союз добровольцев Донбасса» был создан по программе добровольной мобилизации БАРС — боевого армейского резерва. По данным разведки, врачи ссылаются на прямое указание командования, когда отказываются лечить раненых террористов.

В Перми учредили фонд помощи добровольцам Донбасса и их семьям. Об этом сообщает «Коммерсантъ — Прикамье». Организация собирает пожертвования и приобретает на них все, что нужно добровольческим подразделениям.

«Мы собираем пожертвования, покупаем продукты питания, необходимую технику, такую как квадрокоптеры, рации, а также амуницию, и отправляем добровольческим подразделениям, которые участвуют в спецоперации в ЛНР и ДНР», — цитирует «Коммерсантъ — Прикамье» президента организации Вячеслава Лучникова. Фонд был учрежден 28 марта.

Также, по словам Лучникова, техническая поддержка и помощь оказывается пермским подразделениям СОБРа и ОМОНа. Первая отправка продуктов и техники состоится уже в конце текущей или начале следующей недели. «Добровольцы Донбасса» сотрудничают с другим региональным фондом «Союз добровольцев Донбасса». Последний в курсе всех потребностей своих подопечных.

Вынужденная спецоперация РФ по демилитаризации Украины началась 24 февраля. Ранее сообщалось, что народная милиция ЛНР и ДНР перехватывает все больше населенных пунктов, которые находились в зоне действия ВСУ. В регионах России собирают гуманитарную помощь для жителей Донбасса, а также принимают беженцев.

Если вы хотите сообщить новость, напишите нам

Союз добровольцев Донбасса начал формировать подразделения для боев против укрофашистов

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter (не выделяйте 1 знак)

Благотворительный Фонд «Добровольцы Донбасса»

Оказание помощи добровольцам, бойцам других силовых структур РФ, как воющим сегодня, так и потерявшим здоровье в боях, а также их семьям и семьям погибших товарищей

Союз добровольцев донбасса эмблема

Сегодня Благотворительный фонд «Добровольцы Донбасса» является одним из самых быстрых и наиболее эффективных способов оказания поддержки оперативному гуманитарному реагированию на потребности людей, пострадавших в результате агрессии Украинских нацистов на территории ДНР, ЛНР и территорий освобожденных Союзными силами, в рамках проведения СВО.

Фонд Добровольцы Донбасса оказывает помощь группе Первого канала во главе Юлии Барановской. Юлия взяла несколько интервью у бойцов.

Штаб СДД ЛНР 7 часов утра, 26. 2022г

Фонд “Добровольцы Донбасса” объявляет срочный сбор средств

Фонд “Добровольцы Домбасса” объявляет срочный сбор средств на цифровые рации в количестве 100 штук на общую сумму 1 450 000 рублей для Пермского танкового батальона “Медведь”

Благодарим Вас за ваше участие и поддержку!

Благотворительный фонд «Добровольцы Донбасса» создан для оказания помощи неравнодушным людям, которые не жалея себя с 2014 года защищали мирное население Донбасса.

Проекты Благотворительного фонда “Добровольцы Донбасса”

Благотворительная программа «Z»

Благотворительная программа«МИРНАЯ ЖИЗНЬ»

Помощь осуществляется по нескольким важным направлениям:

Благотворительная программа «СКОРАЯ ПОМОЩЬ»

Специальный проект “Мы живы”

В Луганске проведены детские соревнования по дзюдо. К спортсменам приехали заслуженный мастер спорта, одиннадцатикратная чемпионка мира по самбо Ирина Родина и чемпион мира и Европы по Самбо Александр Паньков.

Благодарим за поддержку Федерации дзюдо и самбо Пермского края за подаренные детям комплекты кимоно, а также группу Первого канала с Марьяной Наумовой – четырехкратной чемпионкой мира по пауэрлифтингу.

Фонд также оказывает помощь членам семей погибших добровольцев и добровольцев, потерявших здоровье в процессе исполнения гражданского долга и зова совести.

К сожалению данная категория граждан не имеет поддержки государства в отличии от кадровых солдат и офицеров. Соответственно, как правило, остаются один на один со своей бедой.

Чтобы исправить сложившуюся несправедливость совместно с Союзом Добровольцев Донбасса было принято решение учредить наш фонд, чтобы благодаря неравнодушным людям мы могли поддержать данную категорию граждан России.

Дорогие друзья! На счета нашего фонда каждый день приходят пожертвования от частных лиц, спасибо вам за ваше неравнодушие!

Спасибо от бойцов, от жителей ЛНР и от нас! К сожалению мы не видим информацию о благотворителе (банки не дают нам такую возможность), нам бы всех вас хотелось отблагодарить и ориентировочно в августе пригласить на отчётный концерт.

Поэтому просьба, всем желающим написать нам на почту ваше ФИО, дату и сумму перевода, а так же указать телефон для связи или другие координаты. Всем ещё раз спасибо!

Также можно связаться с нами, заполнив форму через сайт, мы получим ваш вопрос и контакты и напишем вам.

Депутат Государственной Думы и Руководитель Союза Добровольцев Донбасса Бородай А. Ю и Президент нашего фонда Лучников В Ю.

Фонд отправил очередной груз жизненно-необходимых вещей и продуктов добровольцам Донбасса. Посылка формировалась по их пожеланиям и нуждам, в списке самое все необходимое от бинтов до продуктов питания.

Благотворительным Фондом была оказана добровольцам Донбасса

“На каждое отделение, на каждый взвод распределяем гуманитарный груз. Все, что отправляется фондом – ребятам будет большая радость и помощь” – Андрей, представитель Фонда

“При формировании груза мы учитывали пожелания добровольцев. Груз состоит из медицинских материалов, радио-средства и средства-разведки, одежда/форма, обуви, продуктов питания длительно хранения” – Вячеслав, президент Фонда

В организации гуманитарной помощи активное участие принимает Федерация самбо.

“У нас, здесь, организован пункт приема. Помощь мы отправляем в Министерство социальной поддержки, где формируется груз для отправки добровольцам Донбасса” – Антон, спортивный директор Федерации Самбо

Груз прибывает в место назначение через 3-5 дней и выгружается в городе Белгороде, затем груз был передан в места дислокации добровольцев. Гуманитарная помощь отправляется из Перми на постоянной основе.

Вкладом каждого можно собрать жизненно-необходимую поддержку и помощь добровольцам. Поэтому каждая инициатива имеет вес, каждый вид благотворительности ценен. В Фонде существуется несколько вариантов помощи, но мы всегда открыты новым видам поддержки.

Ваш клад может стать для другого человека бесценной помощью.

Союз добровольцев донбасса эмблема

Мы нуждаемся в специалистах в той или иной области, транспорте и другой помощи.

Союз добровольцев донбасса эмблема

Поддержка партнеров помогает нам развиваться проекты и расширять помощь.

Союз добровольцев донбасса эмблема

У нас работают пункты приема гуманитарной помощи

Союз добровольцев донбасса эмблема

Финансовая поддержка Благотворительного Фонда

Союз добровольцев донбасса эмблема

Вы можете рассказать нам о Ваших предложениях, обратиться за помощью или стать участником фонда

Союз добровольцев донбасса эмблема

Разбитая больница в Херсоне.

Били по ней из НАТОвских орудий, НАТОвскими снарядами, а обстрелами, вполне себе, могли рулить НАТОвские инструкторы.

А каких правилах войны может идти речь? Детский сад, школа – стреляют. Медицинское учреждение – бьют и туда. Жилой сектор, где никогда не было никаких военных объектов – с удвоенной силой шарашат!!!

Русские для Запада расчеловечены и жалеть нас никто не будет.

❗️Госдума РФ вводит в УК понятия «мобилизация», «военное положение» и «военное время». Добровольная сдача в плен, мародерство и самовольное оставление части в период боевых действий влекут лишение свободы до 15 лет.

Госдума накануне внесла пакет поправок в законопроект о внесении изменений в УК РФ, принятый в первом чтении в июле.

▪️Поправками вводится целый набор новых статей УК РФ: «Добровольная сдача в плен» (статья 352. 1) и «Мародерство» (статья 356. За сдачу в плен грозит от трех до 10 лет лишения свободы, если нет признаков государственной измены. За мародерство — вплоть до 15 лет колонии.

▪️В перечне отягчающих обстоятельств появляется совершение преступления «в период мобилизации или военного положения, в военное время» (статья 63).

▪️Самовольное оставление части в период мобилизации и военного положения (статья 337 УК) будет наказываться строже:• от двух до 10 суток — до 5 лет лишения свобода, а не до одного года• от 10 до одного месяца — до 7 лет лишения свободы, а не до трех лет• свыше месяца — от 5 до 10 лет колонии, а не до пяти лет.

▪️Отказники. Неисполнение подчиненным приказа начальника, отданного в установленном порядке, в период военного положения,  в военное время либо в условиях вооруженного конфликта или  ведения боевых действий, а равно отказ от участия в военных  или боевых действиях предлагается наказывать лишением свободы на срок от двух до трех лет (ч. 1 статьи 332 УК).

▪️Вводится также группа статей о неисполнении государственного оборонного заказа и нарушение условий государственного контракта (статьи 201. 2, 201. 3, 285. 5, 285. 6 УК).

Сегодня запланировано второе чтение законопроекта. Госдума может принять его одновременно в третьем, окончательном. По аналогии с пакетом законов о военной цензуре он может быть одобрен Советом Федерации, подписан президентом и опубликован до конца дня.

Вступает законопроект в силу со дня его официального опубликования.

0:17This media is not supported in your browserVIEW IN TELEGRAM

Скорая помощь в Николаевской области.

Медик отряда СДД “Вихрь” – Небо – едет на вызов. Среди пациентов не только бойцы отряда, но и местные жители. Все чаще и чаще обращаются они за помощью к нашим добровольцам.

И мед. помощь, и медикаменты бесплатные – отряд выделяет лекарства из своих резервов.

⚡️🇷🇺”Добровольцы ДНР и ЛНР при вхождении республик в состав России станут российскими военными”, – сказал глава думского комитета по обороне Андрей Картаполов

⚡️Вечером к россиянам обратится не только Владимир Путин, но и, возможно, министр обороны РФ Сергей Шойгу, сообщают корреспонденты Кремлевского пула.

Ольга Кулыгина, руководитель медико-социального отдела Союза добровольцев Донбасса посетила сегодня в госпитале раненого бойца с позывным Слесарь. Он воевал в батальоне СДД “Гром”, в Херсонской области, получил ранение уже перед самым выходом на отдых. Помимо гостинцев с собой Ольга привезла и вручила добровольцу Царьградовский крест и премию, которая идет к каждой награде.

Ранение тяжелое, но врачи делают все возможное, чтобы наш боец, да и другие ребята максимально быстро поправились!

От Союза добровольцев Донбасса желаем всем скорейшего выздоровления и возвращения домой!

ВСУ обстреляли село Волфино Глушковского района Курской области

«Зафиксировано не менее 6 прилетов. Разрушений нет. Однако один из снарядов попал в огород, где работала 60-летняя жительница. С осколочными ранениями она госпитализирована в районную больницу. Врачи оказывают ей всю необходимую помощь. В настоящее время идёт обстрел посёлка Тёткино. Система оповещения сработала, граждане находятся в укрытии. Подробности сообщу позже», сообщил губернатор региона Старовойт.

Александр Бородай о ситуации на фронте: На Харьковском направлении имело место предательство

Долгая война выгодна Западу, который эту тотальную войну на уничтожение России и развязал. А нам необходимо как можно быстрее покончить с киевским режимом, а уже потом думать, что делать с остальным Западом, пушечным мясом для которого служит сейчас современная Украина, считает Депутат Государственной Думы, Председатель Правления Союза добровольцев Донбасса Александр Бородай.

Отряд СДД “Вихрь” на Николаевском направлении.

Не хочется пафоса, но ребята свои задачи, которые дает им командование, выполняют достойно!

Кинбурнская коса – место исторических сражений, становится такой опять.

Удары по жилому сектору в Новой Каховке.

Идет обстрел и Каховской ГЭС. Опять.

Украина, похоже, решила уйти громко хлопнув дверью – ВСУ обстреливают Запорожскую АЭС  — повреждены спецкорпус и система охлаждения станции.

На фоне сообщений о начале раздачи йодосодержащих препаратов – вполне правдоподнобно выглядит предположение.

В штабе Союза добровольцев Донбасса продолжаем вручать Царьградские кресты, и премии к ним, тем бойцам, кто не смог получить их в батальоне из-за ранения. Сегодня вручали бойцу с позывным Шипа, воевавшему в батальоне СДД “Гром” в Херсонской области. Это вторая командировка Шипы – в начале лета он воевал в отряде СДД “Центр”, на Изюмском направлении.

Помимо Царьградского креста добровольцу вручили нагрудный знак МОО “СДД” крест “Доброволец Донбасса”.

С нетерпением, как и все, ждем обращения Президента Российской Федерации Владимира Путина. Судя по тг каналам – не мы одни. Предположений – масса!! Посмотрим, что будет в реальности

В войне в Украине принимают участие не только кадровые российские военные, но и так называемые добровольцы. До лета их отправляли на фронт через батальоны “БАРС” (боевой армейский резерв страны), а позднее — через именные батальоны, которые формируются в регионах России. Те, кто уже вернулся с фронта и были теми самыми первыми добровольцами, признаются, что чувствуют себя обманутыми: они получили только заплату без остальных привилегий, а официальная компенсация в случае смерти таких военных в два раза меньше, чем у добровольцев-контрактников. “Idel. Реалии” поговорили с татарстанцами, вернувшимися из Украины, и попытались разобраться в том, что такое батальоны “БАРС” и почему власти не хотят признавать их “настоящими военными”.

Все имена военных-добровольцев изменены в целях их безопасности. “Idel. Реалии” знают их настоящие имена, у редакции есть подтверждения, что они действительно находились в качестве военных в Украине в обозначенные ими сроки.

ПОГИБШИЕ

До конца непонятно, сколько человек из Татарстана либо уже принимали участие и вернулись, либо находятся прямо сейчас в Украине в качестве солдат и офицеров. Известно одно: с начала войны погибло как минимум 107 мужчин из республики. Их смерть подтвердили или родственники, или местные власти. Восемь из них — добровольцы.

По подсчетам “Idel. Реалии” на 10 августа, на войне погибли как минимум 1 148 человек из республик и областей Поволжья, смерть которых так или иначе признала российская сторона.

ВИКТОР

Добровольцев одного из батальонов “БАРС” довозят на машинах до военной части в Ростовской области, где они должны забрать свои документы и отправиться домой после двух месяцев службы в Украине. Как только они выходят из машин, те уезжают, оставляя мужчин одних.

Военная часть располагается в поле, примерно в 10 километрах от трассы; рядом нет никаких населенных пунктов.

Из части выходит офицер. Он отдает добровольцам их документы в пакетах: телефоны, паспорта, военные билеты.

— А как нам до Ростова добраться? — спрашивает Виктор (имя изменено).

— Трасса вот там, — отвечает ему офицер и уходит.

У мужчин нет наличных денег, трасса далеко. Но делать нечего. Позже, уже на трассе, они принимают решение ловить попутку, но перед ними неожиданно останавливается пустой военный грузовик с буквой Z.

— Что, ребят, на Ростов? Давайте, запрыгивайте, — говорит им водитель.

Виктор уверен, что водитель того грузовика не впервые встречает солдат, которые пешком идут из части до вокзала в Ростове-на-Дону.

— Он нас не смог довести до самого Ростова, но хотя бы до цивилизации. Остановился, мы пошли к банкомату ВТБ. У кого-то на карточках вообще ноль был. Говорят, что работники банка у нескольких десятков человек из батальона потеряли реквизиты. У меня было несколько тысяч рублей. Мы сняли, скинулись и добрались до дома. Вот такое отношение. Хотя бы до вокзала довезли, — возмущается Виктор. — Мы пошли добровольно помочь своей армии, а с ее стороны такое отношение.

Почти все добровольцы из батальона “БАРС”, с которыми удалось побеседовать журналисту издания, признавались — такого отношения к себе они не ожидали.

Союз добровольцев донбасса эмблема

Непосредственно Виктор, по его словам, получил только 330 тысяч рублей за два месяца службы. Хотя им обещали 410 тысяч. “А кому-то из моего батальона — мы созванивались с Пермью, с Нижним Новгородом — вообще ничего не пришло, кому-то 20 тысяч”, — добавляет он.

Виктор до этого уже служил — у него есть боевой опыт. Он рассказывает, что раньше никогда не встречал такого отношения.

Схожую историю — что во главе роты или даже выше ставят людей без боевого опыта — подтвердили и другие собеседники из других батальонов “БАРС”.

Это далеко не все проблемы, с которыми столкнулись военные-добровольцы. Отсутствие нормального обмундирования, оружия, формы, невозможность получить боевые (8 тысяч в день), отсутствие начислений за выслугу лет — вот неполный список того, что перечислили собеседники.

Причина, почему все вышло так, уверены они, в том, что их не считают за настоящих военных. Важный вопрос — это контракт, который они заключали в военной части, и с кем он был в итоге подписан. Сами же собеседники не могут однозначно на него ответить.

Уже на месте подполковник из Казани, который ехал с ними, переговорил с местным полковником, тот в свою очередь провел беседу с добровольцами. После они отправились заполнять договоры, контракты и оформлять карты ВТБ: “Тут же были девочки и мальчики из банка, которые выдавали карточки”.

Виктор уверен: в том, что им не доплатили за работу, нет вины военкомата в Татарстане; это в первую очередь вина части в Ростовской области.

— Договоры составлялись и подписывались на полигоне в Ростовской области. Мы думали, что подписываем договор с Минобороны. В договоре, насколько я помню, тоже было указано так. Я подполковнику, который был с нами, задал вопрос. Он мне ответил: “Вы не имеете отношения к Вооруженным силам, вы партизаны”. Выходит, что мы как батальон “Ахмат” и вот эти все. Они же тоже не имеют отношения к вооруженным силам — добровольцы, — рассуждает Виктор.

БАТАЛЬОНЫ “БАРС”

О том, что в России появится некий “Боевой резерв армии специальный (или страны — везде разная информация)”, впервые серьезно заговорили летом-осенью 2021 года. Сам же указ президент России Владимир Путин подписал еще в 2015 году, но с тех пор о нем не только не говорили, но и не предпринимали каких-либо реальных действий. Смысл “БАРСа” был в том, чтобы включить российских мужчин в список резервистов, доплачивать им небольшую сумму (от 60 тысяч рублей в год), отправлять на сборы (на один месяц в году), а в случае необходимости — еще и на учения или войну.

“Заключившим контракт гарантируются финансовое стимулирование, упрощенное поступление в вузы Минобороны России, карьерный рост, получение навыков вождения боевой техники, стрельбы из всех видов вооружения, квалифицированное медицинское обслуживание и многое другое”, — писали на сайтах администраций и государственных СМИ осенью 2021 года.

Там обещали, что поступление граждан в мобилизационный людской резерв осуществляется путем заключения контракта с Министерством обороны РФ. Так ли это — до конца не известно. Однако сейчас, в условиях военных действий в Украине, налицо отхождения от первоначальной идеи. Например, предполагалось, что солдат, матросов, сержантов, старшин могут принять в резерв только в возрасте до 42 лет; майоров, капитанов 3 ранга, подполковников, капитанов 2 ранга — до 52 лет; полковников, капитанов 1 ранга — до 57 лет.

Однако большая часть из тех, с кем удалось побеседовать “Idel. Реалии”, оказались сильно старше этого возраста. Большинство из них — офицеры запаса, но отправились на войну как обычные солдаты. Более того, они сообщили, что средний возраст добровольцев в их батальонах — около 45-50 лет.

Официального сайта батальонов “БАРС” нет. Но есть неофициальный, который посвящён “новому проекту министерства обороны “БАРС-2021”. Эта страница находится не на официальном сайте министерства, а в свободной доменной зоне ws. Она была создана при помощи общедоступного инструмента для строительства сайтов Tilda. На сайте сказано, что набор в мобилизационный людской резерв проводит некая “команда вежливых людей” и министерство обороны. В разделе контакты указаны телефоны военкоматов.

Руслан Левиев, глава независимой организации Conflict Intelligence Team (CIT), в разговоре с “Idel. Реалии” отметил, что “БАРС” является “продуктом” Минобороны России”.

— Расшифровывается как “боевой армейский резерв страны”. Из того, что мы знали про “БАРС” тогда: любой желающий мог подписать контракт с “БАРС”, пройти обучение, получить форму, получить скромную доплату и попасть в резерв. Наша гипотеза заключается в том, что нынешние “БАРСы” (а их несколько, они “номерные”) набраны как раз из этого резерва. Есть всякие “БАРС-2”, “БАРС-3”, “БАРС-5” и прочие. Мы полагаем, что часть из них действует под началом Минобороны России и им же и оплачивается. Часть же отдана под СДД (Союз добровольцев Донбасса). Ранее в интернете публиковалось объяснение СДД, что вот такие-то “БАРСы” (назывались номера) относятся к нам и их военнослужащие получают компенсации от нас. А другие — не относятся, поэтому претензии по компенсациям должны предъявляться другим. Никаких ЧВК тут нет, это байки. Напомню, что и группа Вагнера тоже не является ЧВК, — заявил он.

Отметим, что есть свидетельства о как минимум двадцати подобных “номерных” батальонах “БАРСа”. Собеседники “Idel. Реалии” сообщили, что речь может идти о 10 тысячах добровольцев, которые сейчас принимают участие в войне в Украине.

4 августа командир отряда “БАРС-13” Сергей Фомченков рассказал интернет-изданию Украина. ру, как российские добровольцы воюют на изюмском и славянском направлениях. Он также отметил, что “БАРС-13” сформирован как военное подразделение Союза добровольцев Донбасса:

— В основном граждане России — добровольцы, которые захотели участвовать в “специальной военной операции”. В нашей стране впервые стали разрешать добровольцами участвовать в военных действиях. Раньше эта практика в Донбассе в 2014-2015 годах была хаотично-самодеятельная, не всегда одобряемая из России. А с начала СВО встал вопрос, как люди, которые желают поучаствовать в происходящем, имеющие боевой опыт, желание, соответствующую мотивацию, принять участие, если они не военнослужащие российской армии. Была использована система специального боевого армейского резерва “Барс” для того, чтобы привлечь добровольцев к этой операции. Через Союз добровольцев Донбасса и лично через Александра Бородая я получил возможность сформировать отряд.

Союз добровольцев Донбасса возглавляет депутат Государственной думы РФ, экс-премьер “ДНР” Александр Бородай.

В социальных сетях можно найти десятки публикаций, как люди или организации собирают “гуманитарную помощь” для батальонов добровольцев “БАРС”.

АЛЕКСАНДР

Когда добровольцы из другого батальона “БАРС” вернулись в Ростовскую область, они стали возмущаться, что им не выплачивают деньги, а военное руководство ведет себя непрофессионально. Они вызвали генерала и хотели перекрыть федеральную трассу.

Мужчина родился в Татарстане. В беседе с корреспондентом “Idel. Реалии” он рассказывает, что недоволен тем, что ему заплатили только зарплату — “копейки”.

— 205 тысяч рублей заплатили за месяц, а боевые не платили — это 8 тысяч в день. За звание тоже не платили. Мы отправляли запрос о том, что мы принимали участие в военных действиях, но нет, мы ноль, мы никто — обидно, — продолжает он.

Союз добровольцев донбасса эмблема

Антоновский мост через Днепр, соединяющий Херсон с левобережьем, после первых ударов ВСУ. Херсон, 20 июля 2022 года

Мужчина вспоминает, как попал на войну. Александр пришел в военкомат в своем городе, чтобы узнать, как попасть в Украину добровольцем.

Александр уточняет, что первоначально они не предполагали, что все будет именно так:

БОРИС

Другой доброволец из “БАРСа” — Борис (имя изменено) — отмечает, что кому-то из семей за смерть заплатили, а кому-то нет:

— Знаю, что скоро привезут еще одного погибшего из “БАРСА” в Татарстан. Его родственники уже приходили и оформляли документы на семь миллионов, а семья другого погибшего мне сказала, что ничего не получила. Я вот не пойму, где собака зарыта: это чиновники тормозят, или механизм не откатан. По добровольцам, по крайней мере.

Позднее в разговоре с “Idel. Реалии” он уточнил, что в итоге в Татарстане платят семь миллионов рублей за смерть добровольца из “БАРСа”, при этом за смерть контрактника платят в два раза больше — 14 миллионов. Но ситуация зависит от региона: где-то, как в Татарстане, процесс идет, а где-то — нет.

При этом Борис, в отличии от остальных, думает, что у некоторых из тех, кто был в “БАРСе”, ожидания не совпали с действительностью.

— У меня это не первая война, я, естественно, взял и подменку, еще форму взял с собой, у меня еще с советских времен осталось, и берцы, и кроссовки, и сапоги резиновые, — говорит Борис. — В общем, у меня было два рюкзака. Питания я много взял: тушенку, колбасу, консервы, дошираки. Конечно, были те, кто думал, что они сейчас приедут и их оденут по самые не хочу. В итоге поняли, что и постираться там негде, и переодеться не во что. Ходили потом по заброшенным домам и искали кроссовки.

Борис был одним из тех, кто рассказал и историю про попытку перекрыть трассу из-за того, что солдатам не выплатили деньги. “А как людям возвращаться? Некоторые были с Дальнего востока. Устроили там шухер, после этого начали выдавать только документы и деньги”, — констатирует он.

Мужчина рассказывает, что у него “были обезличенные документы, там не было написано, с кем заключен контракт”:

— Я пришел в военкомат, написал заявление, что хочу уйти добровольцем. И все. И дальше военкомат оформлял заявление, всякая такая канитель, копии документов привозил, дальше они ушли в Казань и все. Даже зарплата у нас шла не так, как у контрактников. У нас назначение платежа — это непонятно что, какая-то помощь, чуть ли не детское пособие.

Он также отмечает, что деньги от Минобороны ему никогда не приходили.

— Когда мы подписывали документы, наверху, в шапке документа, не было ничего указано, с кем мы подписываем, но они постфактум могут написать все, что им угодно. Ужасно это, никаких концов не найдешь. Очень обидно, что боевые не заплатили, — говорит Борис.

Такие же истории “Idel. Реалии” рассказали все остальные собеседники, которые остались недовольны выплатами и отсутствием привилегий “настоящего военного контрактника”.

Получить копию контракта от собеседников “Idel. Реалии” не удалось — с их слов, у них на руках не оказалось документов. В Минобороны РФ пока не ответили на вопросы редакции.

— Мы вроде были прикреплены к дивизии, оружие и патроны получали так же, как и все, мы не были предоставлены сами себе на передовой, всегда были на связи с другими военными. Это же не махновщина какая-то. Но у нас, среди “БАРСовцев”, никто ничего не понимает, — делится Борис.

ВОЕНКОМАТ

8 июля добровольцы-контрактники из разных районов Татарстана прибыли в Танковое училище в Казани, чтобы получить снаряжение и отправиться в составе именного батальона “Алга” на полигон в Оренбургскую область для “военного слаживания” (это обучение перед тем, как отправиться на войну).

На фотографиях и видео того дня видно, что военным выдают новое обмундирование — разгрузочный жилет и бронежилеты, шлем, противоосколочные очки, наколенники, налокотники и т.

После, как отмечали в СМИ, был митинг, а следом — торжественное отбытие: шесть белых автобусов отправились в Оренбургскую область под звуки “Прощания славянки”. Несколько десятков их родственников и друзей махали им вслед.

Добровольцев из “БАРСа” отправляли на службу не так. Ничего торжественного не было, только военкомат — автобус до Ростовской области — фронт. Чтобы понять, почему так случилось, нужно разобраться в том, в чем отличия между “Алга”, “Тимер” и батальонами “БАРС”.

10 июня в официальных пабликах государственных СМИ Татарстана появилась информация, что “казанский военкомат пригласил на службу мужчин до 49 лет, ранее служивших в армии”. Из объявления следует, что добровольцам обещают “стабильную зарплату от 205 до 270 тысяч рублей в зависимости от специальности” и разные бонусы. “Так, за лето вы сможете заработать около миллиона рублей!” — говорилось в объявлении.

Это были первые сообщения о наборе в именные батальоны Татарстана. К тому моменту уже несколько регионов начали их набирать.

Татарстанцам, которые решат вступить в батальоны (“Алга” уже сформирован и отправился для прохождения обучения — “боевого слаживания”), обещают 260 тысяч рублей для того, чтобы “семья могла жить это время без кормильца”, а также $53 в день “гарантированно”, 8 000 рублей в день при участии в активных боевых действиях, “солидную экипировку”, “серьезный набор пособий и страховое, материальную помощь родственникам, пожизненные льготы”.

Союз добровольцев донбасса эмблема

Но и это еще не все. “За боевые успехи” обещают премии. Под “боевыми успехами” подразумевается уничтожение техники и солдат “врага”: 300 тысяч рублей — за самолет, 200 тысяч — за вертолет, 50 тысяч — за беспилотник, 300 тысяч — за танк, 50 тысяч — за другую технику и 100 тысяч “наиболее отличившимся бойцам за уничтожение живой силы”.

Судя по тому, что рассказали сразу несколько добровольцев, которые уже ходили воевать в “БАРСе”, в военкоматах Татарстана сейчас предлагают отправляться не добровольцами в “БАРС”, а в именные батальоны — “Алга” и “Тимер” (“Алга” в переводе с татарского — “вперед”, а “Тимер” — “железный”), в которые стали набирать с начала июня. “Idel. Реалии” решили проверить это и позвонили в Военный комиссариат Татарстана под видом желающего отправиться на фронт.

Выяснилось, что 260 тысяч от республики, которые до этого обещали выделить единовременно, в итоге будут выплачивать по новой схеме — по 15 тысяч рублей по пятницам четыре недели (это время для “боевого слаживания” на территории России), а потом 200 тысяч сразу, как только батальон пересечет границу России и Украины. То же самое рассказали и власти Татарстана. Кстати, это деньги из резервного фонда правительства республики.

— После того, как вы пересекаете границу, то вам начинает платить Минобороны, как всем военнослужащим. Проживание будет в современных палатках, с кондиционерами. Условия неплохие. Полностью обмундирование покупает вам республика. Новая военная техника, всякие там квадрокоптеры, обмундирование зарубежное качественное — все будет у вас, — рассказывает сотрудник комиссариата РТ.

Там же уточнили: чтобы попасть в батальон, нужно не быть судимым, а также не иметь дел с наркотиками. Самое главное — пройти медкомиссию. “Если все нормально пройдет, мы вас туда отправляем: “Алга” — в Оренбургской, а “Тимер” — в Нижегородской области”, — уточняет сотрудник.

У него же решаем поинтересоваться, а есть ли выбор — идти в именные батальоны или просто добровольцем. Но мужчина уверяет — лучше в батальоны.

— Мы там прямо на передовой будем? — задаем вопрос.

— Да-да, однозначно. Не будет такого, что вы в тылу будете: кашу варить, еду раздавать, гуманитарку принимать. Такого не будет. Это будут батальоны, которые будут прямо на передовой работать.

Татарстанские батальоны пока не отправились в Украину. Поэтому и проверить, будут ли выплачивать военным то, что обещают, и что именно они будут делать на фронте, — проверить не удастся. А вот батальонам “БАРС”, по словам собеседников “Idel. Реалии”, обещали “кашу варить, еду раздавать, гуманитарку принимать”, а также то, что они будут “настоящими военными”. Но в военной части перед отправкой в Украину все изменилось.

Военный комиссар Мензелинского района Татарстана Сергей Владимиров на мероприятии по отправке четырех местных жителей в батальон “Алга” заявил, что “их лица должны висеть на доске почета, потому что это честно”, а также вспомнил, что “примерно в эти дни, 23 июня 1941 года, первый отряд из 30 мензелинцев точно так же уходил на фронт, когда коричневая чума начала угрожать стране”.

— И вот прошел 81 год. И сегодня мы провожаем первый сводный отряд мензелинцев для комплектования республиканского батальона “Алга”. Верю, что поставленные задачи будут выполнены. Победа будет за нами!

Далее на видео следует кадр, как Владимиров делает совместное фото с четырьмя добровольцами; их лица размыты, чтобы скрыть их личность. Однако их незаблюренные фотографии можно найти в других публикациях районных СМИ.

Добровольцы и контрактники часто скрывают свои лица за балаклавами. В СМИ можно встретить такое объяснение: чтобы никто не смог как-то повлиять на их семьи. Однако собеседники “Idel. Реалии” из нескольких батальонов подчеркнули: сами солдаты не хотят, чтобы кто-то знал, что они воевали в Украине.

“ЕСЛИ ЕЩЕ ПОЗОВУТ, МЫ ОТЗОВЕМСЯ”

Среди собеседников “Idel. Реалии” нашлись и те, кто оказался очень даже доволен службой, ее условиями и даже не стал скрывать своего имени. 56-летний нижнекамец Фергат Багаутдинов, как и остальные наши собеседники, решил отправиться на войну, но не растерял настроя. В разговоре с ним то и дело выскакивают: “поехал за идею”, “не падал духом”, “если еще позовут, то мы отзовемся”, “победа на верном пути”, “победить нечистую силу” и т. Такой риторики от других добровольцев, с кем нам удалось поговорить, не было.

Союз добровольцев донбасса эмблема

Багаутдинов, в отличии от остальных собеседников, не был в “БАРСе”, “Алге” или “Тимере”, но был, как и остальные, добровольцем. Еще одно его отличие — он не был на передовой и работал поваром.

При этом он утверждает, что все обмундирование ему выдали “благодаря обеспечению со стороны военкоматов Казани и Ростова”. На все уточняющие вопросы о том, что другие его коллеги говорят об обратном, он отвечал, что проблема сейчас в том, что “у Украины нет мира”:

— Нет покоя, спокойствия, мира нет там, где мы были. Вот этого нету. Наше присутствие там не будет лишним. Мы же туда пришли как бы с миром — помогать населению, но и отвечать на жесткие неадекватные действия тех, которые настроены против мира и согласия. Повторюсь: чего там не было, так это мира, добра и согласия. Дай бог, нашими силами, совместными силами, все это будет.

На вопрос, был ли мир в Украине до вторжения России, он не ответил.

Борис утверждает, что Багаутдинову просто повезло. Вероятно, предполагает он, из-за возраста и по причине того, что у него не было до этого боевого опыта. “Таких людей вообще не было на передовой, мы их вообще не видели. Они только баланду варили”, — рассказывает он.

НАДЕЖДЫ НА РЕСПУБЛИКУ И ЗАКОН

Однако Виктор, который рассказывал “Idel. Реалии”, как он с сослуживцами пытался добраться из части в Ростов, а потом домой, говорит, что уже вот-вот готов отправиться в Украину снова — через “Алгу”.

Борис, в отличие от своих коллег, надеется, что это недоразумение, которое каким-то образом все же разрешится.

— Для нас тоже было удивительно, когда сутками на позициях торчим, когда артиллерия утюжит, но добровольцам за это доплаты не было. Нам говорили в самом начале, что будем там на вторых ролях, в тылу, а когда туда приехали, нам сразу сказали, чтобы мы не думали, что будем в тылу, мы будем на передовой. Военкомат и сам ничего не знал. Надеюсь, что закон о ветеранах изменят и там появится слово “доброволец”, — заключает он.

Войска из Чечни

Свои локальные добровольческие отряды формируют и в Чеченской Республике по линии Росгвардии и подразделений спецназа.

Глава Чечни Рамзан Кадыров активно освещает деятельность своих бойцов и не скупится на оснащение добровольцев необходимым снаряжением и оборудованием для выполнения боевых задач. Высокая оснащенность и современное снаряжение резко выделяют бойцов чеченского добровольческого батальона и создает впечатление об отличной подготовке подобных соединений.

Впрочем, реальность оказывается несколько неоднозначной. Получив снаряжение и отправившись в Донбасс, чеченские добровольцы во время несения боевой службы активно снимают фото и видео о своих похождениях и выкладывают в социальные сети, красуясь перед своими подписчиками и подписчицами. Можно предположить, что чеченские солдаты гораздо больше следят за собственным имиджем и пиаром, нежели за четким исполнением боевых задач.

Еще одной проблемой добровольческого батальона национального типа стали культурные особенности бойцов Северного Кавказа. На линии фронта русские жители Донбасса не всегда воспринимают чеченских ребят как защитников «Русского мира» — в силу различий религиозного восприятия, быта и культуры.

Кроме того, у многих простых людей жива память о событиях 20-летней давности, когда Чечня еще была проблемным регионом России. В целом, конечно, пиар-деятельность чеченских батальонов успешно борется со стереотипом в отношении чеченских подразделений. Однако это не решает боевых задач в полной мере.

«Вагнер»

Среди добровольческих подразделений Донбасса выделяется группа российских военных специалистов, известная в СМИ под именем «ЧВК Вагнера».

Бойцы данной структуры принимали уже участие в боевых действиях в Донбассе в 2014-2015 гг. , где защищали Луганск от нападений украинских войск и нацистских формирований. Впоследствии силы «ЧВК Вагнера», согласно сообщениям журналистов, участвовали в операции в Сирии и побывали в различных горячих точках в Африке.

Одной из отличительных черт данного подразделения является то, что в их рядах находятся бывшие кадровые военные, которые служили в войсках специального назначения, а также ветераны горячих точек.

Такая специализация превращает группу российских добровольцев в высоко подготовленное подразделение, способное решать сложные и опасные боевые задачи. В этом же и кроется особенность подразделения.

По сообщениям местных источников и экспертов, бойцов «Группы Вагнера» направляют на самые тяжелые участки фронта, где освобождать территории нужно под шквальным огнем украинских войск. Например, в населенном пункте Попасная в ЛНР, где по свидетельствам журналистов подразделения «ЧВК Вагнера» смогли переломить ход боевых действий, вынудив украинские силы оставить мощный укрепрайон.

Такая сложность ведения боевых действий предполагает соответствующую подготовку и по-настоящему стальные нервы. В этих условиях становятся понятными сообщения, когда только подписавшие контракт бойцы, не имевшие высокой боевой выучки, уезжали из зоны СВО после первых боев. Очевидно, что заинтересованный человек должен крепко призадуматься, хватит ли у него моральных сил и нервов выдержать такие испытания.

Союз добровольцев донбасса эмблема

Как видно, патриот и доброволец может столкнуться с разными сложностями, отправившись участвовать в спецоперации на Украине. Однако это не должно смущать и останавливать желающих защитить интересы Родины и мирное население Донбасса. Необходимо лишь знать нюансы, и быть к ним готовым.

Для чего нужны добровольцы?

После того как 24 февраля 2022 года было объявлено о начале специальной военной операции по демилитаризации и денацификации Украины и защите мирного населения Донецкой и Луганской народных республик, сразу же был поднят вопрос о привлечении неравнодушных граждан в качестве помощи российским военным на добровольной основе.

У многих в памяти были события 2014 года, когда из-за начавшегося вооруженного конфликта в Донбассе сотни российских граждан по зову сердца стихийно отправились в ДНР и ЛНР, где вступили в созданное народное ополчение. Некоторые из них впоследствии погибли в боях с украинскими военными, однако перед этим они успели совершить немало подвигов, защищая мирных граждан.

Российская власть с началом спецоперации в Донбассе горячо поддержала стихийный порыв граждан, готовых исполнить свой военный и профессиональный долг. В итоге президент Владимир Путин согласился с идеей привлечения добровольцев для решения задач на Украине, после чего в России начали работать общественные организации, предоставившие гражданам РФ возможность отправиться в Донбасс.

Часть из этих организаций создали гуманитарные каналы, по которым неравнодушные граждане возят в ДНР и ЛНР и освобожденные населенные пункты продукты и медикаменты, предметы первой необходимости. Свои силы на помощь Донбассу бросили строительные организации, сформировавшие бригады для восстановления мирных городов и поселков.

Но, конечно, существенной частью добровольческого движения РФ стали военизированные подразделения — те, в которых вступали граждане, готовые встать на защиту Донбасса с оружием в руках.

Часто в такие формирования идут люди, у которых за плечами большой опыт в армии, силовых структурах, участие в горячих точках и локальных конфликтах последних лет. Однако в каждом из таких подразделений есть своя специфика, к которой новобранец чаще всего оказывается не подготовлен.

СДД

Общественная организация «Союз добровольцев Донбасса», созданная первым главой ДНР Александром Бородаем для защиты прав бывших ополченцев, одной из первых объявила набор резерва добровольцев для выполнения различных задач на фоне усугубления ситуации в Донбассе.

Добровольцам предлагалось оставить свои контакты и резюме в официальных группах СДД, при этом отмечалось, что никакого материального вознаграждения бойцам не предусмотрено.

Впоследствии, по сообщениям с мест, бойцов по линии «Союза добровольцев Донбасса» все же стали заманивать и некоторыми ссудами средств, однако четкая стоимость компенсаций не называлась.

Ситуацию о том, что ждет добровольцев, прибывших в Донбасс по линии СДД, подробно описал Telegram-канал «Romanov Лайт», в котором были опубликованы свидетельства реального участника боевых действий.

Он рассказал, что командование СДД не выдавало новобранцам ни боекомплект, ни магазинов к автоматам. Забыли и об оснащении бойцов тяжелым вооружением. По словам участника событий, отряд смог найти самостоятельно 10 магазинов и цинк с патронами, а официального снабжения не было никакого:

Перед выполнением боевой задачей — выйти на серьезный укрепрайон украинских войск, которую невозможно было осуществить без тяжелого вооружения — добровольцы из СДД самостоятельно нашли два ПТУРа и 120-мм миномет с 24 ящиками боекомплекта. Но тут вмешалось командование, которое резко поменяло задачу:

«Выезд на задачу планировался в 2 часа ночи, но тут все меняется, приказ о двухчасовой боевой готовности и выход на новое направление, нужно взять село Долгенькое. Когда собирались, нам сказали, что тяжелое вооружение брать не надо. Зайдем, зачистим, закрепимся. По факту: село взято уже неделю как, там окопались армейцы».

«На передке командир принял решение выводить группу и вытаскивать 300-х (раненых), на что руководство СДД сказало, если вы уйдете, то будете считаться 500-ми (самовольно покинувшими позиции). Ребята все вышли, всех вытащили».

Казаки

Еще одними неоднозначными формирования, принимающими участие в боях в Донбассе, стали казачьи отряды. Казаки присутствуют в Луганской народной республике с 2014 года — там силами Всевеликого Войска Донского был создан 6-й казачий полк имени атамана Платова во главе с командиром Павлом Дремовым.

Главной их проблемой традиционно остается относительно низкая боеспособность. На протяжении активной фазы конфликта в 2014-2015 гг. , ополченцы ДНР и ЛНР оставляли массу замечаний о деятельности казачьих отрядов, которые занимались устроением полуанархической вольницы.

Результатом стало то, что казаки потеряли своего атамана (Дремов был убит по дороге на собственную свадьбу в декабре 2015 года), а формирования казачьего типа были переподчинены армейскому корпусу, что ввело в них строжайшую дисциплину.

С началом спецоперации ВС РФ различные казачьи организации России не раз заявляли о том, что планируют отправлять свои добровольческие подразделения для выполнения боевых задач в Донбасс.

Одним из таких соединений стал казачий отряд «Дон», набранный из донских и кубанских добровольцев и, как считается, участвовавший в боях на Изюмском и Северодонецком направлениях. Однако казачьи добровольцы из РФ — явление довольно редкое. Найти свежую информацию о том, как проходят наборы и сколько человек отправилось на фронт, довольно трудно.

По последним заявлениям донского казачества, в Донбассе на данный момент якобы присутствуют пять тысяч казаков из различных объединений, союзов и станиц. Однако на страницах новостей фигурирует только отряд «Дон», который, по словам командиров, насчитывает до двух батальонов казаков (то есть менее тысячи человек).

Создается впечатление, что казачьи атаманы и руководители организаций завышают свое присутствие в зоне СВО, попросту прикрываясь «мертвыми душами».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.