статья адвоката

Неустойка по участии принципалов

Каждый из участников договора может выплачивать неустойку в случае нарушения своих обязательств. По существу, это наказание за неисполнение предложенных условий. Размер и форма выплат зависят от соглашения сторон.

Неустойка по решению суда

Если стороны не договорятся о размере неустойки, суд может установить её самостоятельно. Обычно размер санкции определяется в процентах от стоимости договора, но могут быть и другие опции.

Оформление прав на неустойку

Неустойки также должны быть правомерно оформлены в договоре. Чётко прописанные условия и размеры санкций помогут избежать недоразумений и споров.

Заключение

Неустойка в договорах — это не только наказание за нарушение обязательств, но и мера гарантии исполнения контракта. Подробно изучите законодательство и проконсультируйтесь с юристом, чтобы избежать проблем при составлении договоров.

Как получить компенсацию по закону

Главное, что отличает такие неустойки — их придётся выплачивать в любом случае. В соответствующих правовых актах указано, когда, сколько и в каком порядке должен платить нарушитель. Избежать пеней и других форм денежных санкций уже не получится. Уменьшить размер наказания при всем желании не может даже пострадавший — нарушивший обязательства должен будет заплатить столько, сколько установил закон.

Чтобы получить компенсацию по закону, пострадавшая сторона вправе обращаться:

  • В исковом заявлении или тексте жалобы нужно прямо прописать требование получить неустойку за нарушение условий соглашения.
  • Перед тем, как обращаться непосредственно в суд, нужно попробовать решить проблему в досудебном порядке. Например, направить письменное требование должнику и дать ему время выплатить заявленную неустойку.
  • Когда должник проигнорирует попытки пострадавшего получить законную компенсацию, дело передаётся органам. С этого момента все дальнейшие вопросы решаются ими — они определяют, были ли нарушены условия и какие санкции следует применить.

Как отразить процесс в договоре

Порядок санкций при просрочке выполнения условий указывают:

  • Допсоглашение можно оформить сразу вместе с договором.
  • Важно успеть сделать это до того, как возникнет спор и повод для санкций.
  • В договоре необходимо указать: начальную сумму, процентную ставку, период начисления и порядок платежей.
  • Участники могут договориться о других пунктах, которые дополнительно внесут в соглашение.
  • Единственное условие — порядок начисления неустойки не должен ставить одну из сторон в заведомо невыгодное положение.

Пени — это мотивация для должника исполнить свои обязательства и компенсировать ущерб, а не источник дополнительного обогащения.

Порядок расчёта платежей

Расчёт санкций при просрочке ведут, основываясь на трёх ключевых показателях:

  1. Начальная сумма обязательств
  2. Процентная ставка
  3. Период просрочки

Конечная сумма складывается из произведения всех указанных показателей.

Пример: ООО “Прогресс” является поставщиком по договору купли-продажи мебели. Сумма сделки — 5 миллионов рублей. Первая партия мебели на 3 миллиона поставлена вовремя.
А вторая — на 2 миллиона рублей отгружена с опозданием на 30 календарных дней. По условиям соглашения, пени составляют 1/100 от ключевой ставки Центробанка (13%) за каждый день просрочки. Считаем:

2 000 000 рублей х 30 дней х 13% /100 = 78 000 рублей.

Компенсация за каждое неисполненное условие считается отдельно. Например, при выплате кредита каждая просрочка по графику погашения выступает как новое невыполненное обязательство и рассчитывается обособленно.

Изменение размера неустойки

Законодательство не запрещает менять условия выплаты компенсации. Это допускается:

  1. Изменение по соглашению сторон: стороны решили изменить условия платежей, договорились о новых условиях и изменили соглашение.

  2. Установление неустойки судом: если должник отказывается платить назначенную компенсацию, сумму неустойки устанавливает суд. Задача каждого участника — доказать свою правоту.

Вероятность снижения процентной ставки неустойки судом очень мала, поэтому стоит учитывать данное обстоятельство.

Период начисления платежей

Начисление платежей начинается с момента, когда должник впервые не исполнил обязательства. Замораживание начислений происходит с момента начала судебных разбирательств для защиты общих интересов.

Судебное взыскание за нарушение условий

Подача заявления происходит по месту нахождения ответчика. Разбирательства включают несколько этапов, в том числе подачу иска, рассмотрение судом, возможность апелляции и заключение мирного соглашения.

Условия, при которых неустойку не платят

Освобождение должника от ответственности за нарушение условий возможно в отдельных случаях при наличии подтвержденных обстоятельств.

Заключение

Эффективное управление финансами и правильное юридическое сопровождение помогут избежать проблем с неустойками. Воспользуйтесь полным функционалом бухгалтерского обслуживания в Моё дело — первые 3 дня бесплатно!

Решение Верховного Суда РФ от 8 февраля 2022 года

Определение Верховного Суда РФ № 305-ЭС23-17253 от 8 февраля 2022 года означает, что суды больше не имеют права произвольно снижать размер взыскиваемой неустойки с нарушителей договорных обязательств, особенно в случаях, когда арендатор нарушает условия арендного договора.

Суть дела

В сентябре 2021 года ООО Павелецкая площадь сдало в аренду помещение в торговом комплексе ООО Икеа дом. По условиям договора аренды, арендная плата увеличивалась ежегодно на уровень инфляции, но не более чем на 4,9%. Арендатор обязался вести коммерческую деятельность в помещении в рабочее время и не допускать перерывы без согласования с арендодателем.

Нарушение договора

В начале марта 2022 года Икеа дом прекратила коммерческую деятельность в арендованном помещении и продлила это до 1 июня 2022 года без штрафных санкций. После этого Павелецкая площадь подала иск в Арбитражный суд г. Москвы о взыскании неустойки за нарушение условий арендного договора.

Решение суда

Верховный Суд РФ указал на недопустимость произвольного снижения размера неустойки и подтвердил правоту арендодателя. Таким образом, арендатору было признано невыполнение условий договора и он был обязан уплатить неустойку в размере 11,6 млн рублей за период с 2 июня по 7 октября 2022 года, а также сумму неустойки за каждый день просрочки после этой даты.

В результате данного случая стало ясно, что суды должны строго руководствоваться законодательством, не допуская произвольных решений по снижению размера неустойки.

Задачи арендодателя:

  • Защитить свои права согласно заключенному договору.
  • Получить уплату неустойки в полном объеме.
  • Соблюдать все условия и правила арендного договора.

Рекомендации арендатору:

  • Избегать нарушения условий арендного договора.
  • В случае возникновения проблем, обращаться за консультацией к юристу.
  • Вносить все платежи вовремя, чтобы избежать дополнительных штрафов.

Будьте бдительны и соблюдайте условия договора аренды, чтобы избежать неприятных последствий.

Суд взыскал с «Икеа дом» в пользу истца неустойку с 1 октября 2022 г. до даты начала осуществления коммерческой деятельности по ставке 0,2% (что составляет от ежемесячной фиксированной арендной платы сумму 4,4 тыс. руб. в день), отказав в удовлетворении остальной части иска. В свою очередь, апелляция и кассация поддержали его решение. Тем самым суды со ссылкой, в частности, на ст. 9.1 Закона о банкротстве и Постановление Правительства РФ от 28 марта 2022 г. № 497 «О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами» сочли, что после 1 июня 2022 г. общество «Павелецкая площадь» не предоставило арендатору, который намеревался вывезти товары и иное имущество из арендованного помещения, доступ в это помещение, при этом в период до 1 октября действовал введенный госорганами мораторий на начисление штрафных санкций. Таким образом, «Икеа дом» должно уплатить неустойку, начиная только с 1 октября 2022 г. до дня начала осуществления коммерческой деятельности. При этом размер установленной договором неустойки был снижен по основаниям, предусмотренным ст. 333 ГК РФ.

Пленум ВС утвердил постановление о применении моратория на возбуждение банкротных делПосле доработки редакционной комиссией документ подвергся некоторым изменениям24 декабря 2020

Изучив кассационную жалобу общества «Павелецкая площадь», Верховный Суд напомнил, что с 1 апреля 2022 г. на шесть месяцев был введен мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами, в отношении юрлиц и граждан, в том числе ИП, за исключением лиц, поименованных в п. 2 правительственного постановления от 28 марта 2022 г. № 497. На основании п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24 декабря 2020 г. № 44 «О некоторых вопросах применения положений ст. 9.1 Закона о банкротстве» в период действия моратория проценты за пользование чужими денежными средствами, неустойка, пени за просрочку уплаты налога или сбора, а также иные финансовые санкции не начислялись на требования, возникшие до введения моратория, к лицу, подпадающему под его действие. В период действия моратория финансовые санкции не начислялись только на требования, возникшие до введения моратория.

Как счел ВС, в этом деле нижестоящие суды необоснованно применили мораторий к неустойке, начисленной за нарушение «Икеа дом» обязательства, допущенного после 1 июня 2022 г. Неустойка с указанной даты подлежала начислению в порядке, предусмотренном спорным договором аренды. После вышеуказанной даты ответчик не планировал возобновлять коммерческую деятельность в арендуемом помещении, он уведомил арендодателя о своем намерении вывезти товары и иное имущество из арендуемого помещения. Между тем, заметил ВС, суды, освобождая арендатора от штрафных санкций за период с 2 июня до 1 октября 2022 г., со ссылкой, в том числе на непредоставление арендодателем доступа ответчику в помещение, не учли, что взыскиваемая истцом неустойка установлена условиями договора за нарушение обязательства по осуществлению в помещении коммерческой деятельности, которую арендатор с 4 марта 2022 г. полностью приостановил на территории РФ, а в данный момент находится в стадии добровольной ликвидации.

Кроме того, как пояснил ВС, снизив по ходатайству ответчика со ссылкой на ст. 333 ГК размер подлежащей взысканию неустойки, начиная с 1 октября 2022 г. по дату начала осуществления коммерческой деятельности, до ставки 0,2%, суды не учли, что снижение размера договорной неустойки, подлежащей уплате коммерческой организацией, нарушившей обязательство при осуществлении ею приносящей доход деятельности, допустимо в исключительных случаях, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства и может повлечь получение кредитором необоснованной выгоды.

Заботясь об истцахВнесены изменения в два постановления Пленума ВС РФ, посвященные применению норм исковой давности и ответственности за нарушение обязательств07 февраля 2017

Со ссылкой на разъяснения Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств» Суд отметил, что в этом деле нижестоящие инстанции не установили нужные обстоятельства, имеющие юридическое значение для правильного применения ст. 333 ГК РФ. Они также не привели мотивы, обосновывающие допустимость снижения более чем в 33 раза размера договорной неустойки, и не распределили надлежащим образом бремя доказывания наличия негативных последствий (их существенности) для истца в связи с неосуществлением ответчиком длительное время коммерческой деятельности в торговом комплексе. «При таком положении снижение размера подлежащей взысканию неустойки произведено судами произвольно, что недопустимо», – заключил Суд, который отменил судебные акты нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение в АСГМ.

Адвокат АП Московской области Валентина Ященко считает, что определение Верховного Суда наглядно демонстрирует наличие особенностей снижения арбитражными судами неустойки в порядке ст. 333 ГК РФ в условиях коммерческого спора, а именно неустойка может быть снижена на основании этой статьи только при наличии соответствующего обоснованного заявления ответчика и в исключительных случаях. «Дело в том, что в ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда на снижение неустойки, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и размером причиненного ущерба. Исходя из сложившейся практики и разъяснений Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7, доказательствами обоснованности снижения размера неустойки могут служить, в частности, данные о среднем размере платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, либо платы по краткосрочным кредитам в месте нахождения кредитора в период нарушения обязательства, а также о показателях инфляции за соответствующий период, указание на несоразмерность ответственности одной стороны по договору относительно размера ответственности второй стороны по договору или в случае, когда размер неустойки более чем на половину превышает цену договора, заслуживает внимания судов и незначительный период просрочки исполнения обязательства. Теперь с учетом разъяснений ВС в рамках проверки обоснованности заявления о снижении неустойки к обязанностям суда добавится оценка «параметров соотнесения размера убытков кредитора в разные периоды неисполнения обязательства»», – отметила она.

Адвокат, партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков назвал очевидным вывод Верховного Суда касательно неустойки, которая подлежит применению к обязательствам после введения моратория, так как позиция ВС РФ по этому вопросу, действительно, сформирована давно. Однако, добавил он, есть выводы, которые вызывают вопросы. Как указал эксперт, ключевым в суде первой инстанции был довод о том, что арендатору не предоставили возможность вывезти имущество с арендованных площадей, но ВС не уделил этому внимания. «Более того, он изложил собственный тезис, который может использоваться на новом круге рассмотрения для преодоления довода о недопуске в помещение: “Между тем суды, освобождая арендатора от штрафных санкций за период с 2 июня 2022 г. до 1 октября 2022 г., со ссылкой, в том числе на непредоставление арендодателем доступа ответчику в помещение, не учли, что неустойка, которую просит взыскать истец, по условиям договора установлена за нарушение обязательства по осуществлению в помещении коммерческой деятельности, которую общество “Икеа дом” с 4 марта 2022 г. полностью приостановило на территории РФ, а в данный момент находится в стадии добровольной ликвидации”. Могу предположить, что таким образом ВС РФ дает негативную оценку позиции ответчика, утверждающего, что он собирался вывезти имущество с арендуемых площадей. В отношении применения ст. 333 ГК РФ Суд также занял довольно жесткую позицию. Подобный подход, когда оценочные выводы (а применение ст. 333 ГК РФ – это в большей степени именно субъективная оценка суда) так пристально оценивались ВС РФ, на мой взгляд, редкость», – отметил он.

Один из адвокатов посчитал, что Верховному Суду необходимо принять дополнительные разъяснения в целях формирования единообразия судебной практики по данной категории дел. Второй обратил внимание, что законодателем удовлетворение данного требования не ставится в зависимость от того, когда оно заявлено – в досудебной претензии или же в судебном заседании.

Верховный Суд в Определении по делу № 46-КГ22-50-К6 от 14 февраля напомнил судам правила взыскания штрафа и неустойки за невыполнение требования потребителя о возврате уплаченной за товар денежной суммы.

Телефон с производственными недостатками

10 сентября 2018 г. Марина Медведева приобрела в ООО «М.Видео Менеджмент» смартфон Samsung S8 стоимостью около 35 тыс. руб. За пределами гарантийного срока, но в пределах срока службы, установленного производителем (три года), в телефоне были выявлены производственные недостатки. Марина Медведева обратилась к независимому эксперту ООО «Сервис-Групп», согласно выводам которого в товаре выявлен дефект производственного характера. 28 октября 2020 г. женщина направила в адрес импортера ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани» претензию с требованиями о безвозмездном устранении недостатков, о возмещении убытков и компенсации морального вреда.

24 ноября 2020 г. представителю Марины Медведевой были перечислены 5 тыс. руб. в счет возмещения расходов на оплату услуг эксперта и 500 руб. на оплату юридических услуг. Направленным 25 ноября письмом импортер проинформировал потребителя о завершении ремонта смартфона и необходимости забрать его из авторизированного центра. Согласно акту выполненных работ ООО «Эксперт С» смартфон был принят для устранения недостатков 18 ноября, а недостатки устранены 21 ноября 2020 г.

26 ноября 2020 г. Марина Медведева обратилась к ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани» с претензией о возврате стоимости некачественного товара, о возмещении убытков и компенсации морального вреда.

15 января 2021 г. она вновь обратилась в «Сервис-Групп»; согласно акту технической проверки экспертной организации в товаре вновь был выявлен производственный дефект. 2 февраля Марина Медведева направила импортеру новую претензию с требованиями о возврате стоимости некачественного товара, о возмещении убытков и компенсации морального вреда. Письмом от 15 февраля 2021 г. ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани» предложило предоставить товар для проведения проверки качества и последующего ремонта. Товар был возвращен импортеру в апреле, и согласно акту выполненных работ ООО «Эксперт С» недостатки в товаре были устранены 3 августа 2021 г. На следующий день общество направило Марине Медведевой сообщение об устранении недостатков. Так как смартфон был отремонтирован с нарушением срока, женщина потребовала возврата стоимости некачественного товара, чего совершено не было.

Всем доводам истца суды не вняли

Тогда Марина Медведева обратилась в суд с иском к ООО «Самсунг Электроникс Рус Компани» о взыскании стоимости товара около 35 тыс. руб.; процентов, уплаченных за пользование кредитом, около 4 тыс. руб.; неустойки за просрочку исполнения требования о безвозмездном устранении недостатков за период с 19 по 27 ноября 2020 г. в размере около 3 тыс. руб.; неустойки за просрочку исполнения требования о возврате стоимости некачественного товара за период с 8 декабря 2020 г. по 29 июля 2021 г. в размере около 80 тыс. руб. и со дня, следующего за днем вынесения решения суда, по день фактического исполнения обязательства в размере 1% от стоимости товара за каждый день просрочки; неустойки за просрочку исполнения требования о возмещении убытков за период с 9 ноября 2020 г. по 29 июля 2021 г. в размере около 90 тыс. руб. и со дня, следующего за днем вынесения решения суда, по день фактического исполнения обязательства в размере 1% от стоимости товара за каждый день просрочки; компенсации морального вреда в размере 7 тыс. руб.; штрафа в размере 50% от удовлетворенных судом требований; а также о возмещении убытков в виде расходов на проведение независимой товароведческой экспертизы в 5 тыс. руб. и технической проверки в 6 тыс. руб.; на оплату юридических услуг в размере 4,5 тыс. руб.

Центральный районный суд г. Тольятти Самарской области отказал в удовлетворении иска. Он посчитал, что заявленный 28 октября 2020 г. потребителем недостаток устранен, а при обращении 15 апреля 2021 г. установлен иной недостаток товара. Апелляция отменила это решение и частично удовлетворила требования истца. Она указала, что право требовать возврата стоимости товара возникло у Марины Медведевой по истечении 20-дневного срока, предусмотренного п. 6 ст. 19 Закона о защите прав потребителей, который подлежит исчислению с 15 апреля 2021 г. Учитывая, что факт нарушения указанного срока ответчиком и прав потребителя нашел свое подтверждение в ходе рассмотрения дела, требования о возврате стоимости товара и компенсации морального вреда подлежат удовлетворению.

При этом, отказывая в удовлетворении требований о взыскании штрафных санкций, суд апелляционной инстанции указал, что требование о возврате стоимости некачественного товара, право на которое у истца возникло после передачи товара 15 апреля 2021 г., до обращения в суд Марина Медведева не предъявляла, а потому основания для взыскания неустойки и штрафа отсутствуют. Кассационный суд общей юрисдикции согласился с выводами апелляции.

Отказ во взыскании штрафа необоснован

Марина Медведева обратилась в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС сослалась на п. 28 Постановления Пленума ВС от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» и указала: при разрешении требований потребителей необходимо учитывать, что бремя доказывания обстоятельств, освобождающих от ответственности за неисполнение либо ненадлежащее исполнение обязательства, в том числе и за причинение вреда, лежит на импортере.

Согласно п. 65 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», по смыслу ст. 330 ГК истец вправе требовать присуждения неустойки по день фактического исполнения обязательства (в частности, фактической уплаты кредитору денежных средств, передачи товара, завершения работ). Законом или договором может быть установлен более короткий срок начисления неустойки либо ее сумма может быть ограниченна. Присуждая неустойку, суд по требованию истца в резолютивной части решения указывает сумму неустойки, исчисленную на дату вынесения решения и подлежащую взысканию, а также то, что такое взыскание производится до момента фактического исполнения обязательства.

В п. 66 Постановления Пленума № 7 указано, что равным образом в случае отказа потребителя от исполнения договора купли-продажи ввиду обнаружения недостатков в переданном по договору товаре обязательство продавца по уплате неустойки сохраняется до момента возврата продавцом уплаченной за товар суммы (ст. 22, п. 1 ст. 23 Закона о защите прав потребителей). Таким образом, указал Верховный Суд, по истечении 20 дней со дня предъявления требования к импортеру о безвозмездном устранении существенных недостатков товара у потребителя возникает право требовать от импортера возврата уплаченной за товар денежной суммы, при нарушении 10-дневного срока удовлетворения которого импортер обязан уплатить потребителю неустойку. При этом потребитель вправе требовать уплаты неустойки за весь период просрочки удовлетворения своего законного требования до момента фактического исполнения обязательства.

Однако, отметил ВС, суд апелляционной инстанции приведенные правовые нормы и разъяснения не учел. Признав, что импортер нарушил 20-дневный срок устранения недостатков товара, исчисляемый с момента его передачи – 15 апреля 2021 г. и окончившийся 11 мая 2021 г., в связи с чем у потребителя возникло право требовать возврата уплаченной за товар денежной суммы, апелляция вместе с тем пришла к выводу об отсутствии оснований для взыскания неустойки и штрафа, мотивировав его непредъявлением потребителем соответствующих требований после возникновения данного права. «Учитывая, что потребитель выразил импортеру свою волю на возврат уплаченных за товар ненадлежащего качества денежных средств и суд апелляционной инстанции признал за ним право на удовлетворение данного требования, вывод этого же суда об отсутствии оснований для взыскания с импортера неустойки за невыполнение требования потребителя о возврате уплаченной за товар денежной суммы нельзя признать правомерным», – указывается в определении.

Отказ суда апелляционной инстанции во взыскании штрафа, предусмотренного с п. 6 ст. 13 Закона о защите прав потребителей, также не является обоснованным, заметил ВС и отменил решение апелляции и кассации в части отказа во взыскании неустойки и штрафа, направив дело в этой части на новое апелляционное рассмотрение.

Адвокаты решение ВС поддержали

По мнению адвоката АП Ростовской области Артура Захарова, дело представляет интерес в двух аспектах. Первый – это применение Закона о защите прав потребителей, а именно определение момента возникновения у изготовителя или импортера обязанности рассматривать волю потребителя на реализацию его прав до возникновения самого права, что и имело место в данном деле. Потребитель после самостоятельного, повторного выявления недостатков в товаре направил претензию о возврате стоимости некачественного товара, о возмещении убытков и компенсации морального вреда, предоставив товар для проведения экспертизы импортеру. А импортер ремонт товара выполнил с нарушением 20-дневного срока.

«Таким образом, из фактических обстоятельств дела следует, что у потребителя право требовать возврата денежных средств еще не возникло, так как не истек 20-дневный срок устранения недостатков, но свою волю вернуть деньги он уже выразил. Данные действия потребителя могут быть квалифицированы как односторонняя сделка с отлагательным условием. Поскольку, если импортер сделал бы повторный ремонт в 20-дневный срок, то право потребителя на возврат денежных средств не возникло бы», – указал Артур Захаров. По его мнению, согласившись с позицией судов апелляционной и кассационной инстанций, Верховный Суд указал, что воля потребителя может быть выражена и до возникновения права, т.е. она имеет отлагательный характер и зависит от того, возникнет у потребителя право в будущем или нет.

Второй аспект – процессуальный, добавил эксперт. Верховный Суд указал на формальный подход к рассмотрению дела судами апелляционной и кассационной инстанций в части взыскания неустойки и штрафа. Данные требования являются производными от основного требования о взыскании стоимости товара и подлежат удовлетворению, если есть право на возврат его стоимости. Апелляционная инстанция право потребителя на возврат денежных средств за некачественный товар признала, но в удовлетворении требований о взыскании неустойки и штрафа отказала. Поэтому судебные акты апелляционной и кассационной инстанций в этой части являются противоречивыми, соответственно, были нарушены правила оценки доказательства, как это предусматривает ст. 67 ГПК РФ, поскольку одни и те же доказательства в одном и том же судебном акте были оценены по-разному.

Артур Захаров посчитал, что Верховному Суду необходимо принять дополнительные разъяснения в целях формирования единообразия судебной практики по данной категории дел. «ВС должен определить, с какого момента возникает право покупателя на выражение воли на возврат изготовителю или импортеру товара ненадлежащего качества и, соответственно, на предъявление требования о возврата уплаченной за него суммы. В частности, имеется необходимость дачи разъяснений для урегулирования ситуации, при которой потребитель свою волю на возврат выразил, направив претензии, как в данном деле, но его право на возврат возникло позднее», – считает он.

Как заметил Артур Захаров, Конституционный Суд неоднократно указывал, что положения Закона о защите прав потребителей направлены на защиту обычно слабой и зависимой стороны в отношениях с юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями, реализующими товары, работы и (или) услуги (Определение от 21 июля № 1936-О/2022; Определение от 28 апреля № 954-О/2022; Определение от 25 марта № 499-О/2021). Потребитель, будучи малоинформированной, слабой стороной, может направить соответствующее требование на возврат денежных средств и до истечения 20-дневного срока, как в данном деле, а изготовитель может его не принять по формальным основаниям, так как срок не наступил.

«Разъяснения также помогут сформировать судебную практику и для любых других ситуаций, связанных с реализацией потребителем своих прав, которые могут возникнуть по истечении установленных для изготовителей или импортеров сроков, но у потребителя еще не возникли. И одновременно изготовитель или импортер, получивший от потребителя требование, право на которое еще не наступило, не будет подходить к его рассмотрению формально и уклоняться от его рассмотрения по существу, так как оно было направлено до истечения установленных сроков, а, наоборот, должен будет стремиться разрешить ситуацию в досудебном порядке, поскольку от этого будет зависеть, заплатит он потребителю неустойку и штраф или нет», – указал адвокат.

Старший партнер АБ FORTIS Дмитрий Павлов считает, что разъяснения ВС относительно норм, подлежащих применению при рассмотрении данного гражданского дела, были исчерпывающими и полностью обосновывающими принятое в итоге решение: «Заявленное истцом требование о взыскании неустойки и штрафа за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя подлежало удовлетворению в связи с нарушением его права».

Дмитрий Павлов обратил внимание, что законодателем удовлетворение данного требования не ставится в зависимость от того, когда оно заявлено – в досудебной претензии или же в судебном заседании. В решении отмечено прежде всего то, что недопустимо ограничивать право на судебную защиту, а при рассмотрении любого дела суд обязан исследовать по существу все фактические обстоятельства с учетом доводов и возражений сторон спора и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы, указал адвокат.

Дмитрий Павлов заметил, что суд первой инстанции при вынесении решения об отказе в удовлетворении иска основывался только на фактическом исполнении требований потребителя о ремонте: ремонт выполнен, а нарушение сроков при этом не имеет существенного значения. Суд апелляционной инстанции увидел нарушение прав потребителя в связи с несоблюдением сроков ремонта, однако посчитал, что удовлетворение требования о взыскании штрафных санкций связано с указанием на это в досудебной претензии. «При рассмотрении данного гражданского дела суды принимали противоположные решения – от полного отказа в удовлетворении иска до частичного удовлетворения, которое также было отменено, а дело направлено на новое рассмотрение в связи с существенным нарушением норм права. Все это, на мой взгляд, связано прежде всего с формальным подходом к рассмотрению таких споров», – резюмировал он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *