Уехал добровольцем на донбасс

Соблюдение авторских прав:

Использование материалов, опубликованных на сайте baikal. ru допускается только с письменного разрешения правообладателя и с обязательной прямой гиперссылкой на страницу, с которой материал заимствован. Гиперссылка должна размещаться непосредственно в тексте, воспроизводящем оригинальный материал baikal. ru, до или после цитируемого блока.

За достоверность информации в материалах, размещенных на коммерческой основе, несет ответственность рекламодатель.

В России признаны экстремистскими и запрещены организации: ФБК (Фонд борьбы с коррупцией, признан иноагентом), Штабы Навального, «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля», АУЕ, батальоны «Азов» и «Айдар».

Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Сеть», «Колумбайн».

Сетевое издание «МК Байкал» baikal

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 57462

Учредитель СМИ – АО «Редакция газеты «Московский Комсомолец»

Редакция СМИ – ООО “Тысяча вольт”

Адрес редакции: 664011, г. Иркутск, ул. Горького, д. 36 А, 3-й этаж

Главный редактор Михеева Светлана Анатольевна

Телефон редакции: +7 950 072 01 37

Мнение редакции может не совпадать с мнением авторов.

Кавказ. Реалии продолжает публикацию рассказов родственников погибших и раненых на войне с Украиной жителей Северного Кавказа, а также регионов Юга России, где традиционно крепки родственные связи с соседней страной. Речь идет о бойцах, которые в марте – мае 2022 года, пройдя короткий курс подготовки на базе спецназа в Чечне, отправились воевать на стороне российской армии в качестве добровольцев. Толковый словарь русского языка Ожегова трактует это понятие как “человек, добровольно вступивший в действующую армию”. Их личные данные – имя, фамилия, отчество, место жительства, даты рождения и отправки в зону боевых действий – оказались в распоряжении Министерства обороны Украины, вероятно, в результате утечки.

В первой публикации на эту тему Кавказ. Реалии привел рассказы родственников предполагаемых добровольцев из самой Чечни. Теперь мы публикуем рассказы бойцов и членов их семей из Ставропольского края, Дагестана, Кубани, Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Ингушетии и Ростовской области.

Среди добровольцев оказались многодетные отцы, юные парни, приверженцы конспирологических теорий и те, кто пошел воевать из-за невозможности найти достойную работу – всех их объединяет доверие государственной пропаганде и убежденность в том, что в Украине они защищают собственную родину. Поэтому во многом их истории – свидетельства того, что телевизор убивает.

Важное уточнение: в этом материале не упоминаются отправленные через Чечню добровольцы из Северной Осетии, но это не означает, что их не было. В списке Минобороны Украины указаны данные по меньшей мере 17 человек из республики, однако они либо не значатся среди погибших или раненых, либо отсутствуют контактные данные, по которым с ними можно было бы связаться. Вероятно, небольшое число осетин, прошедших подготовку в Чечне, связано в том числе с тем, что в республике развернута самостоятельная призывная кампания добровольцев – прочитать об этом подробнее вы можете здесь.

“Он уехал хитростью”

Из Ставропольского края в марте – мае через Чечню в Украину отправились не менее 40 добровольцев. Среди убитых и раненых из их числа контактные данные указаны у пятерых – в основном это мужчины 30– 40 лет из небольших населенных пунктов. Кавказ. Реалии удалось выяснить судьбу двоих из них.

По номеру, предположительно, погибшего Дмитрия Зайцева из села Казинка никто не ответил. Согласно данным Минобороны Украины, доброволец отправился из Чечни на войну 1 апреля – за три недели до своего дня рождения. Дата смерти бойца неизвестна, поэтому неясно, успел ли Зайцев 27 апреля отметить свое 42-летие.

Если надо будет, я не то что в Украину, я и на Вашингтон пойду

Указанный в списке Министерства обороны Украины в числе раненых 30-летний Андрей Слесарев проживает в селе Нины. Сам доброволец на звонки не ответил, но Кавказ. Реалии удалось поговорить с его женой. Она рассказала, что ее супруг после начала войны хотел отправиться в зону боевых действий официально – через военкомат. Но не дождался повестки и решил поехать самостоятельно.

В продолжение разговора о мотивации мужа собеседница добавляет, что он “хотел защитить страну” и был недоволен тем, что в зону боевых действий Россия отправляет “совсем молодых парней, а они гибнут, не имея еще ни семьи, ни детей”.

“Он (доброволец Слесарев. – Прим. ред. ) так сказал: “У меня-то хоть есть продолжение, если вдруг что, уже что-то останется после”, – будто с улыбкой вспоминает собеседница слова мужа. При этом она признается, что у них с супругом трое детей и что она, конечно же, не хотела никуда его отпускать.

“Он уехал хитростью. Он позвонил уже оттуда (из Украины. – Прим. ред. ), и все. А вообще говорил, что просто едет работать водителем. Потому что знал, что я не отпущу, что будут скандалы, будут ругани”, – рассказывает жена Слесарева.

Она подтвердила, что муж проходил подготовку в Чечне, но подробностей его пребывания там она не знает, как и то, какие задачи он выполнял в Украине. Сейчас Слесарев все еще находится на лечении, у него осколочное ранение в руку. Получит ли доброволец за это компенсацию и собирается ли он вернуться в зону боевых действий, собеседница не знает – они с супругом об этом пока не говорили.

Другой раненый ставропольский доброволец, попавший на войну через Чечню, – Виталий Харьковский. Кавказ. Реалии удалось поговорить с ним лично.

Уехал добровольцем на донбасс

Это изображение и следующее основаны на фотографиях собеседников Кавказ. Реалии в социальных сетях

Харьковскому 39 лет, местом жительства в списке Минобороны Украины у него указан город Михайловск. На его аватарке в ватсапе – двое грузных мужчин в военной форме с белыми повязками на руках, у одного из них георгиевская лента на груди. За спинами бойцов видно оружие, сами они стоят во дворе частного дома, местоположение которого геолоцировать невозможно.

По словам Харьковского, он решил отправиться на войну с Украиной “по личным соображениям”. На уточняющий вопрос о том, связано ли это с его идеологическими убеждениями, собеседник так же коротко отвечает: “Да”. Уклончиво “доброволец” дает ответ и на вопрос о том, следил ли он за ситуацией в Украине до 24 февраля, при этом в своих рассуждениях, очевидно, ссылается на услышанное из телевизора.

На замечание, что у многих жителей регионов Юга России есть родственные связи в Украине, а у самого Харьковского даже фамилия “украинская”, раненый доброволец отвечает: родных в соседней стране нет. По крайней мере, он этого не знает.

Чем занимался и кем работал собеседник до войны, он отвечать не стал: “Не важно, что было до. Важно, что я хотел помочь женщинам и детям”. Как выразился Харьковский, “ни к чему не ведет” и вопрос о том, есть ли у него семья и дети.

Также он отказался говорить об уровне и методах подготовки добровольцев на базе спецназа в Чечне. “Этот вопрос вы можете задать Рамзану Ахматовичу”, – сказал собеседник. Не имеет значения, как считает раненый доброволец, и то, какие боевые задачи он выполнял в Украине: “Ну а зачем рассказывать? Что было, то было. Мы ж не живем прошлым – мы живем будущим”.

Отвечая на вопросы о том, когда и чем, по мнению собеседника, закончится война и идет ли она именно таким образом, как этого хотелось бы российскому командованию, Харьковский по-военному строг: “Не могу знать”. Вернется ли доброволец в Украину, он тоже пока не знает.

“Украинцев уважаю – пришел мочить фашистов”

Из Дагестана через Чечню добровольцами записались как минимум 79 человек. Эмин Нуратдинов из поселка Белиджи – самый возрастной среди погибших, чьи контактные данные опубликовало Минобороны Украины, – ему было 45 лет. По номеру, указанному как принадлежащий сыну Нуратдинова, ответила его теща. Она утверждает, что зять отправился на войну без какого-либо принуждения – он, судя по словам собеседницы, тоже руководствовался доводами государственной пропаганды.

По ее словам, Нуратдинов бывший спортсмен, работал тренером единоборств. У него остались две дочери и сын школьного возраста. Собеседница признается, что “войны никто не хочет”, и оговаривается, что ее дочь могла бы и не пустить мужа, если бы он не решил отправиться в Украину “втихаря”.

Бывает такое, что мы даже не можем найти убитых

В зоне боевых действий доброволец, согласно опубликованным данным, оказался в начале апреля. С фронта он лишь изредка сообщал, что “все нормально” и что скоро приедет. 4 мая Нуратдинов погиб, об этом родственникам сообщили спустя четыре дня. Хоронили отца троих детей в родном поселке в День Победы.

“Хорошо, что хоть тело приехало. И военные приехали, все были, спасибо им большое за это”, – продолжает теща погибшего. По ее словам, местные власти оказывают поддержку семье, но в чем именно она заключается, собеседница не уточнила.

Собеседница объясняет большое количество военнослужащих из республики тем, что в регионе нет другой работы. “Весь Дагестан почти что там (на войне в Украине. – Прим. ред. )”, – говорит она.

При этом, говоря об отношении к событиям в соседней стране, теща Нуратдинова, очевидно, тоже руководствуется тем, что услышала из телевизора. Она не хочет войны, ей жалко молодых, но убеждена, что Россию “вынудили напасть”. И такое представление о причинах происходящего, по ее ощущениям, в селе разделяют все.

Девять дней телевизор в доме Нуратдинова не включали, из-за траура после похорон. В ночь на десятый день его теща вновь села смотреть новости.

Поздним вечером 18 мая в эфире Первого канала транслировали программу “АнтиФейк” – “Запад давит на Россию со звериной ненавистью. Видео, вызывающие у вас шквал эмоций, на деле могут оказаться бездушно и цинично изготовленным фейком”; по “России-1” подходил к концу “Вечер с Владимиром Соловьевым”.

Раненый в Украине Расул Амаев из Дагестанских Огней сначала не ответил на звонок Кавказ. Реалии, но затем перезвонил сам. “Короче, смотри, я патриот своей страны, Российской Федерации, – начал он разговор. – Если надо будет, я не то что в Украину, я и на Вашингтон пойду, вот мой ответ вам”.

38-летний Амаев – координатор дагестанского отделения прокремлевского “Национально-освободительного движения”, выступающего “за национальный курс” и “освобождение Российской Федерации от колониальной зависимости США”. В запрещенном и заблокированном в России инстаграме у дагестанского НОД более пяти тысяч подписчиков, столько же – в телеграме.

До отправки в Украину Амаев имел опыт службы в армии, в каком качестве – он не уточнил. “Я военный человек, я патриот своей страны, – говорит он на фоне детского гуления поблизости от телефонной трубки. – Куда моя страна скажет, я без всяких задумываний пойду”.

Рассказывая об участии в боях, собеседник утверждает, что “был везде”, да и вообще – в первом ли эшелоне, или во втором, или, как выразился Амаев, в среднем – это, по его мнению, не имеет значения: “Я из дома выходил, чтобы во вторых эшелонах прятаться, что ли? Я поехал защищать свою родину. Я вообще считаю, что это не война с Украиной, я украинцев очень сильно уважаю и понимаю, я пришел туда чисто фашистов мочить. Это те же самые фашисты, которые в 1941 году напали на нас”.

В заключение Амаев говорит, что якобы лично видел в захваченных в Мариуполе полицейских участках “кружки с немецкой свастикой и флаги американские”. Никаких доказательств в подтверждение своих слов собеседник предоставить не смог.

Магомед Абдулкаримов из села Комсомольское – самый молодой среди погибших добровольцев из Дагестана, контакты родственников которых оказались в открытом доступе, – ему было 24 года. У него остались невеста и внебрачные дети, рассказал его брат.

Он объясняет мотивацию Магомеда отправиться на войну тем, что он “сильно хотел в армию”, но не прошел медкомиссию, чтобы служить по контракту.

Он отмечает, что до 24 февраля Магомед не следил за ситуацией в Украине, но необходимость воевать объяснял в том числе тем, что “они потом на нас нападут”, – эти бездоказательные предположения распространяет российская пропаганда.

Я знаю, что он добровольно поехал. Патриот России, так сказать

Подробности о недельной подготовке в чеченском Гудермесе доброволец не рассказывал, говорил лишь, что их обучают спецназовцы.

На фронте Абдулкаримов провел меньше двух недель – с 8 по 19 апреля. Последний раз брат разговаривал с ним за два дня до смерти. По его словам, доброволец был и в тылу российских войск, где проводил “зачистки и нарывался на засады”, и на передовой – в районе завода “Азовсталь” в Мариуполе, который до второй половины мая оставался последним оплотом украинских войск в городе.

Магомед Абдулкаримов признавался брату, что “война – это тяжело”, что тем, кто не имеет подготовки, туда ехать не стоит.

Когда закончится война, брат погибшего Магомеда Абдулкаримова предполагать не берется, – говорит, что это “одному всевышнему известно”, но убежден: “Война закончится только победой и больше ничем другим”.

“Мам, я так решил, и отговаривать меня не надо”

Сам Рубахин впервые попал в Донбасс в 2015 году, когда ему было 18 лет. До января 2022 года, продолжает доброволец, он “служил в армии” самопровозглашенной “ДНР”. “Сел и поехал”, – объясняет он решение отправиться воевать за сепаратистов. После начала российского вторжения 24 февраля возможности вернуться в “ДНР”, кроме как через Чечню, не было, говорит Рубахин. Почему – он не объясняет.

На вопрос Кавказ. Реалии о том, можно ли за неделю подготовить к участию в боевых действиях людей без опыта службы и обращения с оружием, собеседник коротко отвечает: “Можно”. Он подтверждает, что подготовкой занимаются “спецназовцы”.

Рубахин утверждает, что попавшие в Украину через Чечню добровольцы были в первых эшелонах наступления российской армии в Мариуполе. На снабжение собеседник жалоб не имеет, военнослужащие-контрактники, по его словам, к добровольцам относятся “отлично!”, после восстановления Рубахин намерен вернуться на фронт. “Конечно!” – с воодушевлением отвечает он.

При этом собеседник признает, что в Мариуполе пришлось нелегко, армия несла потери. “Бывает такое, что мы даже не можем найти убитых”, – говорит боец. На вопрос, когда, по мнению Рубахина, закончится война, он отвечает, что нескоро.

Всего из Краснодарского края через Чечню в Украину попали как минимум 48 добровольцев. У 33-летнего Ивана Чухлея из станицы Полтавская (указан в списке Минобороны Украины среди погибших) в контактах есть номер его жены, но поговорить с ней не удалось – кто-то взял трубку, выслушал вопросы Кавказ. Реалии, помолчал, а потом сбросил вызов и больше не отвечал на звонки.

Не удалось связаться и с 32-летним Николаем Назаренко из Краснодара, который, предположительно, был ранен. По указанному как “личный” номеру никто не ответил. Жена бойца взяла трубку, выслушала журналиста и сказала: “Эти вопросы не ко мне”.

На последней фотографии в телеграме Назаренко позируют трое мужчин в военной форме с белыми повязками. Доброволец из Краснодара, судя по другим фотографиям в его аккаунте, стоит по центру. Он в кроссовках, без шлема, но с георгиевской лентой на груди, с автоматом наперевес и пистолетом в руке. На фоне – разрушенное здание магазина и бронемашина с буквой Z.

Уехал добровольцем на донбасс

На звонок ответила мать 36-летнего Виталия Александрова, он указан в списке Минобороны Украины среди погибших. Собеседница говорит, что сын пошел воевать добровольно, но о конкретных причинах его решения она не в курсе.

Дело в том, что сына собеседницы, по ее словам, пока нет в краснодарских списках среди погибших или выживших. Мать все еще разыскивает добровольца. Она рассказывает, что до отправки в Украину Александров в армии не служил, а в зоне боевых действий (он тоже оказался под Мариуполем) выполнял роль полицейского: “Они там порядок наводили уже после того, как военные действия пройдут”.

Согласно данным Министерства обороны Украины, Виталий Александров оказался на войне 8 апреля. Последний раз мать разговаривала с ним спустя четыре дня после этого. 19 апреля “ребята из его группы” передали, что он погиб. В Краснодаре у Александрова кроме матери остались бывшая жена и пятилетний сын.

“Воевать некому – все бегут с поля боя”

В списке отправленных через Чечню добровольцев как минимум пятеро – из Карачаево-Черкесии. Кавказ. Реалии пытался связаться с отцом, предположительно, погибшего 34-летнего Аслана Бекирова из аула Зеюко, но он не взял трубку.

До матери другого бойца – Виктора Бобровского, который, как утверждается, был ранен, – дозвониться удалось. У нее на аватарке в ватсапе почему-то стоит фотография с лекарствами и почтовой упаковкой, на ней указан адрес получателя в станице Кардоникская, он полностью совпадает с тем, который приводит Минобороны Украины в качестве постоянного места жительства 37-летнего Бобровского.

Мать добровольца отреагировала на звонок Кавказ. Реалии русским матом. После просьбы подтвердить или опровергнуть участие ее сына в войне она закричала в трубку: “Пусть ваша Украина эта не ****** (не обманывает)! И не звоните мне сюда! Мои сыновья дома! **** (чего) вы ****** (лжете)?! Мои сыновья дома, и мои сыновья работают на горке (в 70 километрах к юго-востоку от станицы Кардоникской находится горнолыжный курорт Домбай. – Прим. ред. Зачем вы мне звоните и это говорите?! До свидания!”

Уехал добровольцем на донбасс

Среди раненых добровольцев из Кабардино-Балкарии контактные данные доступны у троих. По номеру, указанному как принадлежащий жене 36-летнего Заура Атласкирова из Нальчика, ответил громкий детский плач, это продолжалось несколько секунд, затем абонент сбросил вызов и больше на звонки не отвечал.

Не ответил на вопросы Кавказ. Реалии и 21-летний Роман Левковский из села Октябрьское, который тоже, по данным Минобороны Украины, был в числе отправленных через Чечню добровольцев и получил ранение.

Поговорить удалось лишь с братом 28-летнего Азамата Дышекова из села Лечинкай. “Я знаю, что он добровольно поехал. Патриот России, так сказать”, – объяснил собеседник решение родственника отправиться на войну, отметив, что у того был опыт службы в армии и “в ментовке”.

По его словам, в Украине Дышеков “работал” в районе города Рубежное Луганской области. Этот некогда 50-тысячный город в ходе боев был фактически уничтожен, по состоянию на вторую половину мая его территорию почти полностью контролируют сепаратисты самопровозглашенной “ЛНР” и подразделения армии России.

В настоящее время доброволец из кабардино-балкарского села Азамат Дышеков находится на лечении в московском госпитале. Дома его ждут жена и дети. Брат Дышекова говорит, что он поддержал его решение отправиться на войну с Украиной и что после восстановления тот намерен вернуться в зону боевых действий.

Давай на войну – вернешься, и на работу

Из числа раненых добровольцев из Калмыкии контактные данные указаны у двоих. Это 40-летний Шамиль Магомедов из Элисты и 24-летний Турпал-Али Абдулмажидов из поселка Чонта. С их родственниками связаться не удалось.

Жена Садчикова не знает, почему он решил поехать в Украину именно добровольцем и через Чечню вместо того, чтобы заключить контракт с Минобороны России. Она признается, что до начала войны не особо следила за ситуацией в Украине и только по телевизору. Родственников в соседней стране, по словам собеседницы, у семьи нет.

У Садчикова двое детей, до отправки в зону боевых действий он “был самозанятым”, уклончиво отвечает его супруга. По ее словам, муж уехал в Гудермес в начале марта и называл двухнедельную подготовку на базе чеченского спецназа “нормальной”, не вдаваясь в детали.

С фронта доброволец ничего не писал. Ранение Садчикова жена называет тяжелым, но подробностей пока не знает – только, что это осколочное ранение. На вопрос, собирается ли Садчиков вернуться на фронт, она сначала с грустью в голосе отвечает: “Да, собирается – он патриот”, а потом нервно смеется. Намерения мужа, ссылаясь на его слова, она объясняет так: “Воевать некому – все бегут с поля боя”.

Еще один ростовский доброволец – 49-летний Михаил Афанасьев из села Марьевка. В списке Минобороны Украины указано, что он был ранен, но “вернулся в строй”. На звонок Кавказ. Реалии ответила его бывшая жена. Она подтвердила, что Афанасьев воевал, и предложила связаться с его “нынешней девушкой”, чтобы та рассказала подробности о его судьбе и участии в “спецоперации”. Контакты девушки Афанасьева она в итоге так и не передала.

Всего из Ростовской области через Чечню в Украину в составе добровольцев отправились не менее 39 человек, следует из опубликованной базы данных.

Из Ингушетии тем же маршрутом на войну попал 21 доброволец. Редакция Кавказ. Реалии связалась с матерью 33-летнего Хасмагомеда Хамхоева из села Алкун – он единственный раненый боец из республики, чьи контактные данные оказались в списке Минобороны Украины.

Как рассказала мать Хасмагомеда, в Украине все еще воюет второй сын – 32-летний Сайдмагомед Хамхоев. На аватарке в ватсапе у собеседницы двое мужчин в военной форме, один – с автоматом наперевес. Вероятно, это и есть ее сыновья.

После возвращения из Украины, по словам собеседницы, ее сыновьям обещали платить на службе по 500–600 тысяч рублей. Кроме как в армии, таких денег нигде на Кавказе не заработать, говорит она.

Она рассказывает, что Хасмагомеда (он на лечении в Ростове-на-Дону, ему предстоит третья операция) дома ждут пятеро сыновей и дочь, Сайдмагомеда – трое сыновей и две дочери. Раньше оба зарабатывали на строительстве, получая одну-полторы тысячи рублей за день.

Мать братьев Хамхоевых убеждена, что сыновья сражаются за родину. За что воюют украинцы, она не знает. В завершение она сама задает вопрос: “Что ты думаешь, как у них будет? Все хорошо будет?”

“Добровольцы” из Чечни – одна из главных составляющих самопиара главы республики Рамзана Кадырова на теме войны с Украиной. Сначала он заявлял, что местные жители готовы участвовать в боевых действиях по собственному желанию, затем стали известны случаи, когда призывали “провинившихся” силовиков и родственников критиков Кадырова, спустя еще некоторое время “добровольцев” начали нанимать за деньги. Кавказ. Реалии в одном из предыдущих материалов проследил, как менялась риторика главы Чечни в этом вопросе, а также выяснил, чем рискуют те, кто согласился воевать в составе военизированных структур без ясного правового статуса.

Уехал добровольцем на донбасс

Добровольцы могут поехать на спецоперацию без ограничений

Добровольцы могут поехать на спецоперацию без ограничений – РИА Новости, 28. 2022

Для добровольцев, желающих попасть на военную службу в зоне спецоперации, нет ограничений по возрасту или состоянию здоровья, сообщает в среду запущенный. РИА Новости, 28. 2022

специальная военная операция на украине

вооруженные силы рф

частичная мобилизация в россии

МОСКВА, 28 сен – РИА Новости. Для добровольцев, желающих попасть на военную службу в зоне спецоперации, нет ограничений по возрасту или состоянию здоровья, сообщает в среду запущенный правительством портал “Объясняем. рф”. Согласно разъяснению, призыву подлежат только люди, годные по состоянию здоровья для прохождения службы по мобилизации. Годными считаются люди с категориями “годен” (А), “годен с незначительными ограничениями” (Б) и “ограниченно годен” (В). “Для добровольцев ограничений по возрасту или состоянию здоровья нет”, – сообщили на портале. В России указом президента с 21 сентября объявлена частичная мобилизация. По словам министра обороны Сергея Шойгу, она нужна для контроля линии соприкосновения в 1 тысячу километров и освобожденных территорий на Украине. В ходе мобилизации будут призваны в общей сложности 300 тысяч резервистов, это чуть более 1% от общего мобилизационного ресурса РФ.

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

россия, безопасность, вооруженные силы рф, частичная мобилизация в россии

Специальная военная операция на Украине, Россия, Безопасность, Вооруженные силы РФ, Частичная мобилизация в России

12:52 28. 2022 (обновлено: 12:54 28. 2022)

Добровольцы могут поехать на спецоперацию без ограничений по возрасту и здоровью

Вооруженные силы Украины (ВСУ) стягивают к границам непризнанных Донецкой и Луганской народных республик (ДНР и ЛНР) дополнительные силы. Как стало известно «Газете. Ru», общественная организация «Союз добровольцев Донбасса» уже сформировала отряды для отправки из России на линию противостояния в случае обострения ситуации.

К границам республик переброшены дополнительные силы ВСУ и националистических батальонов. Численность группировок «Восток» и «Север» здесь увеличилась до 112 тыс. человек. На их вооружении имеются танки Т-64 и Т-72, БМП-1, БМП-2, БТР-70, БТР-80 – общей численностью свыше 800 единиц бронетехники.

Артиллерия представлена самоходными установками 2С1 «Гвоздика», 2С3 «Акация», 2А36 «Гиацинт», «Мста-Б», буксируемыми гаубицами Д30, реактивными системами залпового огня (РСЗО) «Град», противотанковыми пушками М-12 «Рапира». На вооружение недавно приняты американские противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) «Джавелин». Из средств ПВО эти группировки имеют зенитно-ракетные комплексы (ЗРК) С-300 и «Бук-М1», к которым добавились комплексы «Стингер» производства США.

Вооруженные формирования непризнанных республик заметно уступают ВСУ по численности личного состава. В армии ДНР числятся около 20 800 военнослужащих, в ЛНР – примерно 14 730 действующих военных. Есть здесь и свои добровольцы-резервисты, которые проходят регулярные сборы на армейских полигонах и находятся в готовности в любой момент прибыть в воинские части, за которыми они закреплены.

Точное число и номенклатура вооружения, которое сейчас находится в распоряжении ДНР и ЛНР – неизвестны. По подсчетам украинских СМИ на конец 2018 года в распоряжении бойцов самопровозглашенных республик находилось не менее 400 боевых машин пехоты (БМП), 200 танков, 180 многоцелевых транспортеров (МТ-ЛБ), 140 самоходных артиллерийских установок (САУ), 500 артиллерийских орудий и 150 боевых машин РСЗО.

Переломить ситуацию в Донбассе в 2014–2015 годах при наступлении украинской армии и националистических батальонов на ДНР и ЛНР во многом помогли российские добровольцы. Эти люди не были направлены в зону конфликта российскими властями, а по разным причинам принимали самостоятельное решение поехать в Донбасс.

В последующие годы их присутствие и участие в боевых действиях способствовало организации так называемых котлов для подразделений ВСУ.

«Точное количество добровольцев, готовых отправиться в Донбасс, по понятным причинам назвать не могу, – рассказал «Газете. Ru» депутат Госдумы, председатель правления «Союз добровольцев Донбасса» и бывший председатель правительства ДНР Александр Бородай. – Отмечу лишь, что в организации состоит 16 тыс. человек. Многие из них являются уроженцами Донбасса, либо имеют там родственные связи и проживают в Ростовской области. Территориальные отделения действуют по всей России, и численность добровольцев может быть значительно увеличена в случае обострения ситуации в Донбассе».

При этом Бородай особо подчеркнул, что «Союз добровольцев Донбасса» – это не государственная структура, а межрегиональная общественная организация.

«Мы способны в короткие сроки провести мобилизацию своих членов для отправки в Донбасс. В 2014 году все прошло без всяких согласований, то же происходит и сейчас. К отправке уже готовы сформированные отряды добровольцев, места их сосредоточения держатся в секрете. Все бойцы имеют опыт боевых действий, в том числе и командиры, многие из которых это бывшие российские офицеры. Есть и самоучки, научившиеся командовать на войне. В случае наступления ВСУ все они готовы немедленно вступить в бой», – добавил Бородай.

Наличие 16 тыс. добровольцев представляет собой внушительную силу – это по численности как четыре мотострелковые бригады (структура бригады по штату мирного времени составляет до четырех тыс. человек). Их нужно вооружить стрелковым оружием, противотанковыми средствами, обеспечить бронетехникой, средствами связи.

«Добровольцев вооружат уже на территории Донбасса за счет арсеналов вооруженных формирований ДНР и ЛНР. Многие из этих арсеналов пополнились за счет трофейного украинского оружия. Оружия, техники – достаточно. Другое дело, что она сильно устаревшая, – рассказал «Газете. Ru» Алексей Коптев, воевавший в Донбассе в качестве добровольца в 2016–2019 годах и проходивший службу в звании старшего лейтенанта 4-го разведывательно-штурмового батальона специального назначения (РШБ СпН) армии ДНР. – Впрочем, я считаю, скоро у республик появится новое оружие, которое Украине поставляют американцы и другие страны НАТО. Его даже не надо будет отбивать. Украинские военные продают оружие».

Военный эксперт Владислав Шурыгин считает, что хотя процесс отправки добровольцев и носит инициативный и независимый от официальных российских властей характер, он будет самым тщательным образом контролироваться самими добровольческими организациями и руководством республик.

«Поток российских добровольцев в Донбасс будет контролироваться. По опыту прошлых лет известно, что среди добровольцев попадались разные люди, которые приехали на войну не всегда с чистыми помыслами и идейными убеждениями. Сейчас там больше порядка и воинской дисциплины, которым все обязаны подчиняться, в том числе добровольцы. Кого попало добровольцем в Донбасс не пустят через границу. Будет жесткий отбор»,

– рассказал «Газете. Ru» Шурыгин.

Эксперт считает, что наличие российских добровольцев в зоне боевых действий «значительно повысит моральный дух защитников Донбасса». «Здесь дело даже не в их численности. Нынешние армии ДНР и ЛНР ведут в последнее время большей частью позиционные бои, а добровольцы, прошедшие Дебальцево и другие места ожесточенных боев, имеют опыт наступательных действий, активного маневрирования. Их присутствие окажет большую поддержку местным бойцам», – уверен Шурыгин.

Айтишник, учитель и ветеран войны в Афганистане — как и сотни других добровольцев со всей страны, они обучаются в Российском университете спецназа в Гудермесе. Причина у каждого своя. Корреспондент РИА Новости отправился в Чеченскую Республику и пообщался с теми, кто уже через несколько недель будет на фронте.

“Зазывал в армию, но сам там не был”

“Выстрел!” — громко произносит боец с гранатометом на плече. Сослуживцы надевают наушники, и тишину полигона разрывает оглушительный грохот. Десятки автомобильных шин разлетаются в разные стороны — цель уничтожена. Стрелок вежливо благодарит инструктора за помощь и возвращается в строй.

Уехал добровольцем на донбасс

Доброволец стреляет из ручного противотанкового гранатомета РПГ-7 на базе центра подготовки спецназа в Гудермесе

Инструктор проводит занятие с добровольцем по стрельбе из ручного противотанкового гранатомета РПГ-7 на базе центра подготовки спецназа в Гудермесе

Занятие с военнослужащими специального полка полиции имени Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова на базе центра подготовки спецназа в Гудермесе

Интеллигентному “новобранцу” с позывным Препод 43 года. Два высших образования. Сюда приехал из закрытого челябинского городка Озерск.

“Всю жизнь проработал в сфере IT, — непроизвольно вздрагивая от тренировочных выстрелов, рассказывает уралец. — Несколько лет назад начал преподавать студентам колледжа. Отсюда и позывной”.

Отправиться на Украину решил еще в конце февраля, но не мог бросить детей в разгар учебного года. Сразу после выпускных экзаменов пришел в военкомат. Отказали. Зато в Российском университете спецназа (РУС) приняли без проблем.

“Я всегда старался прививать студентам любовь к родине, призывал парней идти в армию, но сам-то не служил, — объясняет он. — Теперь хочу показать это своим примером”.

Хотя боевого опыта нет, с оружием обращается довольно умело — как и многие уральцы, с детства увлекается охотой. Дома у него карабин “Сайга”. “Конечно, это не то, но стрелять умею, — говорит новобранец. — Когда все закончится, вернусь в колледж”.

“Все равно лезем в окопы”

Препод — не единственный из айтишников. Его коллега Дмитрий, с усердием поражающий из АК-74 железные мишени на соседнем полигоне, тоже приехал в Гудермес неделю назад.

Комплекс зданий Российского университета спецназа в Гудермесе

Флаги Чеченской Республики и Российской Федерации на территории палаточного лагеря на базе Российского университета спецназа в Гудермесе

“На гражданке работал в одной московской IT-компании, — опустошив очередную обойму, рассказывает программист. — Государство сейчас дало нам множество привилегий, например ипотеку под низкие проценты. Вроде бы бери и зарабатывай, а мы лезем в окопы”.

В столице, кроме престижной работы, у Дмитрия остались жена и пять дочерей. Старшей — 24, младшей — 11. Супруга его решению не обрадовалась, но отговаривать не стала. Дети пока и вовсе ничего не знают.

“Может, это прозвучит пафосно, но я не могу оставаться в стороне, — продолжает он. — При этом к лагерю диких ура-патриотов себя не отношу и никакой ненависти к украинцам не испытываю”.

В армии также не служил. Но КМС по стрельбе. Правда, из пистолета.

“Принцип все равно один: целиться и плавно нажимать на спусковой крючок, а уж это я умею, — отмечает бывший спортсмен. – Да, пожалуй, это знает каждый, кто в детстве играл в войнушку. Понимаю, что тут далеко не игра, а там придется стрелять в живых людей”.

Инструктор на занятии по стрельбе из пистолета на базе центра подготовки спецназа в Гудермесе

Инструктор по стрельбе из пистолета на базе центра подготовки спецназа в Гудермесе

“У меня есть опыт пулеметчика, снайпера и гранатометчика, — перечисляет невысокий коренастый мужчина с позывным Самурай. — Командовал и взводом, и разведгруппой. Могу водить БТР, БМП, Т-72. Даже подняться в воздух на Ми-8, только виражи крутить не научился”.

За плечами у Самурая шесть лет боевого опыта — в Афганистане и горячих точках постсоветского пространства. Одно ранение, две контузии. В середине девяностых, вдоволь нанюхавшись пороха, вернулся в родную Башкирию. Женился, построил ферму.

“Почему теперь стал добровольцем? — на долю секунды задумывается. — Очень просто: сейчас нам никак нельзя проиграть. Кроме того, на мой взгляд, у каждого мужчины рано или поздно должен возникнуть вопрос: чего я стою? Могу ли я защитить родину и семью?”

Впрочем, движут им не только философские мысли. Есть и вполне практичные: чем больше опытных военных на фронте, “тем быстрее все закончится и в конечном итоге погибнет меньше людей”. Как с этой, так и с той стороны.

Он единственный среди добровольцев выбрал специальность сапера. “Установить мину я мог и раньше, а вот разминировать не приходилось, — признается боец. — В военном деле это одно из самых опасных занятий”. Оттого и желающих немного.

“Мне доводилось не только служить с украинцами, но и даже сидеть с ними в одном окопе, — добавляет Самурай. — К сожалению, сейчас мы оказались по разные стороны баррикад. Надеюсь, это все скоро закончится и наступит мир”.

Так же считает и другой доброволец из Поволжья — с позывным СВ. Сорок восемь лет, в родном Волжске неплохо зарабатывал, руководил национально-культурной армянской автономией, занимался общественной деятельностью. Первый боевой опыт получил совсем недавно — при штурме Мариуполя.

“Еще в 2014-м я возил гуманитарную помощь в Крым, а потом и в Донецк, — вспоминает он. — С тех пор регулярно следил за минскими переговорами и надеялся, что когда-нибудь обстрелы городов ДНР и ЛНР прекратятся. Но этого не произошло”.

В конце февраля он уехал на границу с ЛНР — хотел записаться в республиканскую армию. Не взяли.

“Я сразу поехал в Гудермес на подготовку, — объясняет он. — А потом в первую командировку. Мы стояли в Саханке, под Мариуполем. Сначала держали оборону, потом зачищали территорию. Когда там все завершилось, полк перекинули в Орехово (ЛНР). В зоне боевых действий в итоге я провел полтора месяца. Вроде бы свою миссию выполнил, можно спокойно ехать домой, но не могу. Там, в окопах — мои друзья”.

Пока он ждет ротации и проходит дополнительную подготовку. Посещает стрельбы, изучает тактику, осваивает снайперскую винтовку.

Уехал добровольцем на донбасс

Занятие по стрельбе из гранатомета АГС-30 с военнослужащими специального полка полиции имени Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова на базе центра подготовки спецназа в Гудермесе

Занятие по стрельбе из гранатомета АГС-30 с военнослужащими специального полка полиции имени Героя России Ахмата-Хаджи Кадырова в Гудермесе

Доброволец в палаточном лагере на базе Российского университета спецназа в Гудермесе

Во вторую командировку скоро отправится и боец с позывным Булава. Он из Тольятти, где много лет проработал на местном химзаводе.

“Первый раз я побывал на фронте в 2015-м, в армии ЛНР, — говорит 37-летний автоматчик. — Почему? На Донбасскую землю пришла беда, и надо было помогать русскому брату. Мне надоело смотреть на убийства мирных с дивана и участвовать в баталиях лишь на просторах интернета. Хотел попробовать себя в деле”.

В армии не служил, а обучать добровольцев в ЛНР тогда не было ни времени, ни средств. Поэтому все постигал на практике. Благодаря более опытным товарищам вернулся целым и невредимым.

“Если сравнивать тогдашнее луганское ополчение с “Ахматом”, разница колоссальная, — считает боец. — Конечно, боевой дух одинаковый, но вот материальная база в Гудермесе гораздо богаче. Нас экипируют с ног до головы”.

“Не думал, что придется вернуться в Чечню в качестве добровольца, — признается боец с позывным Топаз. — Я ведь родился в Грозном и жил здесь во время первой чеченской кампании. Позднее перебрался в Железноводск”.

В Ставропольском крае окончил школу и колледж, затем устроился слесарем на местное предприятие. Обслуживал электрические подстанции по всему югу России, но с началом спецоперации решил сменить гаечный ключ на автомат.

“В военкомате был полный бардак, никто толком не мог ничего объяснить, — вспоминает Топаз. — Обратился в РУС. Спросили: служил ли в армии? — Нет. Думал, и здесь развернут, но пообещали меня обучить”.

Он тут две недели. Активно штудирует военную литературу, учится стрелять. Никаких иллюзий не испытывает. “Я успел почувствовать, что такое война, и понимаю: это никакая не романтика, а лишь грязь и кровь. Но надо воевать”.

Родные Топаза были против, теперь смирились и всячески его поддерживают.

Совсем скоро он закончит подготовку. Курсы длятся две-три недели.

“Тут все условия, чтобы тренировать бойцов любого направления, готовим автоматчиков, пулеметчиков, гранатометчиков. С утра до вечера на занятиях. Потом экипируем с ног до головы. И они поедут дальше”, — поясняет инструктор Эйбек Албастов.

Речь идет о самых важных участках фронта. Туда из РУС отправляют каждую неделю. Четыре тысячи “выпускников” со всей России уже поучаствовали в освобождении Мариуполя, Северодонецка и других городов Донбасса.

08:00 27. 2022 (обновлено: 09:37 27. 2022)

Можно ли идти добровольцем на войну?

Призыв на добровольной основе лиц, не достигших 18-летнего возраста, данным протоколом не запрещается, однако те должны получить согласие своих родителей или их представителей и не должны принимать прямого участия в боевых действиях. На сегодняшний день данный протокол подписан и ратифицирован — т

Можно ли пойти добровольцем с категорией В?

Призыву подлежат только люди, годные по состоянию здоровья для прохождения службы по мобилизации. Годными считаются люди с категориями «годен» (А), «годен с незначительными ограничениями» (Б) и «ограниченно годен» (В). Для добровольцев ограничений по возрасту или состоянию здоровья нет

Как отправиться на войну с Украиной?

На войну в Украину россияне-добровольцы сейчас попадают тремя способами: подписав краткосрочный контракт с минобороны приехав в Чечню и подписав там трехмесячный контракт с Росгвардией 20 июн

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.