Уотергейтский скандал: что произошло в сша

«хуже, чем «уотергейтский скандал»: в сша новая тяжба по поводу победы трампа на выборах, в которой замешано фбр

В США назревает очередной шпионский скандал, связанный с деятельностью демократической и республиканской партий, а также президентскими выборами 2022 года, в результате которых победу одержал Дональд Трамп. Члены Палаты представителей Конгресса уже сравнили инцидент с печально известным «уотергейтским скандалом», в результате которого 37-ой президент США Ричард Никсон покинул свой пост.

Члены Палаты Представителей в четверг заявили, что они рассматривают «шокирующий» секретный доклад, в котором, как утверждается, подробно описывается злоупотребление «Актом о негласном наблюдении в целях внешней разведки» (FISA) старшими сотрудниками министерства юстиции США, а также Федерального бюро расследований, в связи с расследования нюансов президентской кампании действующего президента США Дональда Трампа. Члены нижней палаты Конгресса призывают придать огласке эти данные незамедлительно:

Представители республиканской партии обвинили демократов во вмешательстве, а также шпионаже в процессе предвыборной гонки Трампа и Хилари Клинтон, в котором могут быть замешаны старшие сотрудники Минюста США и ФБР.

Его коллега Стив Кинг (Steve King) из палаты представителей и комитета по судебным делам и вовсе охарактеризовал информацию из доклада, как «отвратительную» и сказал, что это ситуация хуже, чем «Уотергейт».

«Уотергейтский скандал»

«Уотергейтский скандал» – это политический скандал в США в период с 1972 по 1974 года, который закончился отставкой президента Ричарда Никсона.

Сутью так называемого «уотергейтского скандала» стала ситуация, когда в июне 1972 года за несколько месяцев до выборов президента США, в результате которых кандидат от Республиканской партии Ричард Никсон переизбрался на второй срок, в штабе Демократической партии, от которой выдвигался кандидат Джордж Макговерн, были задержаны несколько человек.

Группа лиц занималась настраиванием специальной аудио и видео аппаратуры, предназначенной для записи разговоров, а также фотографирования внутренних документов штаба демократов. Единого мнения по поводу этого скандала нет до сих пор, и конкретная связь с администрацией Никсона так и не была установлена.

Но вернемся к ситуации происходящей сейчас в США. Член палаты представителей Рон ДеСантис (Ron DeSantis) выразил глубокую озабоченность по данному документу, а также пожелал поднять вопрос о деятельности команды Обамы и ФБР.

Этот 4-х страничный документ, который был получен следователями комиссии по судебным делам, вызовет небывалый резонанс в США, и это все понимают, особенно те, кто давал согласие на сбор данных, процесс которого описан в докладе. Чтобы понять, насколько сильным будет резонанс, и что ситуация вряд ли замнется, мы приведём еще несколько цитат членов Конгресса и других политических деятелей:

Миф № 1: президента никсона свергли журналисты the washington post

Как будет ясно из дальнейшего рассказа, пресса скорее способствовала развитию медийного скандала, чем ходу административного и уголовного расследования в отношении президента.

С самого начала Уотергейтского скандала репортеры The Washington Post Боб Вудворд и Карл Бернстайн получали информацию от высокопоставленного источника из спецслужб. Уже 20 июня 1972 года Вудворд впервые встретился с загадочной личностью по кличке Глубокая Глотка, который стал снабжать его секретной информацией о слежке за демократами.

1 августа в The Washington Post появляется заметка о сумме $25 000, которая была выплачена из средств предвыборной кампании Никсона одному из задержанных в «Уотергейте». 29 сентября там же вышла статья о целом секретном фонде, созданном для слежки за демократами при деятельном участии генерального прокурора США Джона Митчелла.

Когда Бернстайн обратился к Митчеллу за комментариями, тот разразился угрозами в его адрес и заодно в адрес издателя The Washington Post Кэтрин Грэхэм. Недолго думая, Бернстайн опубликовал и угрозу. 15 сентября пятерым взломщикам (кураторы именовали их «водопроводчиками»), а также финансовому советнику Комитета по переизбранию Никсона (CRP) Г. Гордону Лидди и бывшему офицеру ЦРУ Ханту были предъявлены обвинения в заговоре, незаконной прослушке и взломе. В октябре 1972 года Бернстайн и Вудворд объявили, что ФБР установило связь между администрацией Никсона и уотергейтскими взломщиками.

Лидди и Хант принадлежали к близкому кругу Никсона — кольцо вокруг президента сжималось, и широкой общественности казалось, что ключевую роль в этом играли журналисты — а они фактически занимались публикацией «сливов» ФБР.

Спустя 30 лет Глубокая Глотка раскрыл свою личность: им оказался Марк Фелт — ни больше ни меньше тогдашний заместитель директора ФБР.

Невыученный урок история уотергейтского скандала

Изначально этот текст задумывался не как статья, а как очередной пост в блог “Американские гонки”. Когда я писал про фильм “Вся президентская рать”, я обнаружил, что сегодняшний читатель лишь в самых общих чертах представляет себе анатомию крупнейшего политического скандала ХХ века. Однако блог оказался тесноват для этого рассказа, поэтому мы публикуем его в рубрике “Комментарии”. В этом нет никаких намеков на нынешнюю президентскую кампанию, все совпадения случайны.

Уотергейт стал, без преувеличения, одним из важнейших событий в американской истории. Это один из главных уроков, преподанных американской системой сдержек и противовесов политикам всего мира. Урок, который политики, к сожалению, так и не выучили.

Этот политический детективный триллер начался, в общем-то, со случайности. Дело было в июне 1972 года. Полным ходом шла кампания по выборам президента США. Республиканцев представлял действующий президент Ричард Никсон, в вице-президенты вместе с ним баллотировался Спиро Эгню. Им противостояли демократы Джордж Макговерн и Сарджент Шривер.

Отель Watergate. Фото с сайта wikipedia.org

dobrovolcirossii.ru

Ранним утром 17 июня 1972 года, примерно за полгода до выборов, Фрэнк Уиллс, один из охранников фешенебельного вашингтонского отеля Watergate, обнаружил, что кто-то пробрался в офис Национального комитета Демократической партии, который располагался в отеле. Он вызвал полицию, которая задержала пятерых: Вирхилио Гонсалеса, Бернарда Баркера, Джеймса Маккорда, Эухенио Мартинеса и Фрэнка Стерджиса.

Последующее расследование показало, что эти пятеро (один из них был сотрудником ЦРУ, трое были связаны со спецслужбами через антикастровское движение, а еще один был специалистом по электронике) проникли в офис демократического национального комитета по поручению Говарда Ханта и Гордона Лидди, сотрудников аппарата Белого дома (Хант раньше работал в ЦРУ). Хант и Лидди возглавляли группу сотрудников Белого дома, которая называлась “сантехники” (“Plumbers”). Эта группа была создана для борьбы с утечками информации о деятельности президентской администрации и ликвидации последствий таких утечек. В уотергейтском офисе демократов они устанавливали подслушивающую аппаратуру и искали документы, компрометирующие администрацию президента, в частности, советника президента Джона Дина. В том, что у главы демократического комитета Ларри О’Брайена есть такие документы, в Белом доме узнали через брата президента Дональда Никсона. Позже выяснилось, что никаких документов не было, а Дональд купился на блеф Джона Мейера, предшественника О’Брайена на посту главы демократического комитета.

Взломщики признались, что июньское проникновение в офис демократов было вторым, а первое состоялось еще 28 мая. Тогда в телефоны О’Брайена и его заместителя были установлены “жучки”. Один из двух главных “сантехников”, Говард Хант, заявлял под присягой, что целью взломщиков было проверить данные о получении демократами денег от кубинского правительства. Они сфотографировали некоторые финансовые документы, найденные в штабе демократов. Впоследствии все улики, оставшиеся после первого взлома, были уничтожены сотрудниками Белого дома, в частности, Гордоном Лидди, Джоном Дином, а также заместителем главы Комитета за переизбрание президента Джебом Магрудером и и.о. директора ФБР Патриком Греем. Комитетом за переизбрание президента руководил Джон Митчелл, бывший генеральный прокурор.

Подозрения, что в истории с проникновением взломщиков в штаб демократов замешаны высокопоставленные чиновники, возникли, разумеется, сразу. Общественный интерес к этому делу подогревало журналистское расследование репортеров The Washington Post Боба Вудворда и Карла Бернштейна. Их статьи о Уотергейте основывались главным образом на данных анонимных источников, в первую очередь некой “Глубокой глотки”. В 2005 году выяснилось, что под этим прозвищем скрывался заместитель директора ФБР Марк Фелт. Ссылаясь на эти источники, Вудворд и Бернштейн утверждали, что следы ведут “на самый верх”.

В 1974 году Вудворд и Бернштейн опубликовали книгу “Вся президентская рать”, в которой несколько подробнее, чем в своих газетных статьях, рассказали о своем журналистском расследовании Уотергейта. В 1976-м Алан Пакула снял по этой книге фильм, в котором Вудворда сыграл Роберт Редфорд, Бернштейна – Дастин Хоффман, а “Глубокую глотку” (создатели фильма еще не знали, кто это был) – Хэл Холбрук. Кстати, тот самый охранник отеля Watergate Фрэнк Уиллс появился в фильме в роли самого себя.

7 ноября 1972 года на президентских выборах Никсон одержал более чем убедительную победу над Макговерном. Ему удалось увернуться от первого удара, связанного с Уотергейтом. Тем более болезненными были последующие удары.

Уотергейтские взломщики были осуждены в январе 1973 года. Но это было только начало скандала. Весной Сенат создал специальный комитет для расследования Уотергейта. Его возглавил сенатор-демократ из Северной Каролины Сэм Эрвин. Слушания этого комитета, открывшиеся в мае, стали любимым телешоу американцев. Второй раз телевидение играло против Ричарда Никсона: в 1960 году он с треском проиграл первые в истории теледебаты Джону Кеннеди, а теперь телевидение подогревало интерес к делу, которое он старался замять.

Главным свидетелем обвинения на сенатских слушаниях стал уволенный Никсоном бывший президентский советник Джон Дин.

Параллельно собственное расследование начала специальная вневедомственная комиссия, созданная по поручению Никсона новым генеральным прокурором Элиотом Ричардсоном. Возглавил ее Арчибальд Кокс, бывший при Кеннеди генеральным солиситором (должностным лицом, представляющим Соединенные Штаты при рассмотрении дел в Верховном суде).

В июле 1973 года один из помощников Никсона Александр Баттерфилд, давая показания сенатскому комитету, сообщил, что Овальный кабинет и другие помещения, в которых президент Никсон общался со своими подчиненными, прослушивались. Эти записи обещали стать главной уликой в расследовании Уотергейта, поскольку позволили бы установить, насколько хорошо президент и его ближайшее окружение были осведомлены о незаконных действиях своих подчиненных. Сенат и комиссия Кокса немедленно потребовали предоставить им эти записи. Никсон отказался, сославшись на привилегию исполнительной власти (право должностных лиц, включая президента, не предоставлять информацию законодательной власти).

Положение Никсона было тем более сложным, что 10 октября подал в отставку его вице-президент Спиро Эгню. Формально это было связано не с Уотергейтом, а с выдвинутыми против него обвинениями в коррупции. Но к этому времени имя Эгню прочно ассоциировалось с Уотергейтом (именно он, как считалось, покрывал сотрудников аппарата Белого дома, вовлеченных в незаконную деятельность). На посту вице-президента его сменил лидер республиканского меньшинства в Палате представителей Джеральд Форд.

Сенат и комиссия Кокса продолжали требовать записи, и 19 октября Никсон предложил компромисс: он предоставит записи Джону Стеннису, сенатору-демократу из Миссисипи, а тот подготовит доклад об их содержании и представит его Коксу. Кокс отказался, и 20 октября Никсон приказал генеральному прокурору Ричардсону уволить его. Ричардсон отказался и в знак протеста сам подал в отставку. Никсон обратился с аналогичным требованием к Уильяму Ракелсхаузу, заместителю Ричардсона, ставшему и.о. генпрокурора, но тот последовал примеру Ричардсона. И.о. главы министерства юстиции (в США это ведомство возглавляет генеральный прокурор) стал Роберт Борк, который наконец уволил Кокса.

Эти действия Никсона, получившие название “субботняя резня” (“Saturday Night Massacre”), вызвали настоящую ярость общественности и Конгресса. Именно после этого Палата представителей начала готовить импичмент Никсону. Месяц спустя, оправдывая свои действия, Никсон произнес свою знаменитую речь “Я не жулик!” (“I’m not a crook!”).

Ричард Никсон: За все те годы, что я занимаюсь политикой, я никогда не препятствовал правосудию. И я приветствую такого рода расследования, потому что люди должны знать, жулик президент или нет. Я не жулик! Я честно заработал все, что у меня есть!

Новым главой специальной комиссии по расследованию Уотергейта стал Леон Яворски. Ему Белый дом предоставил некоторые записи, но тех бесед Никсона с помощниками, которые больше всего интересовали следствие, в них не было. Зато выяснилось, что с кассеты пропали (стерты в несколько приемов) 18 с половиной минут записи. Кто их стер, случайно это было или намеренно, неизвестно. Запись несколько раз безуспешно пытались восстановить. Сейчас кассета хранится в Национальном архиве. Американцы ждут, когда появится технология, которая позволит восстановить стертые фрагменты.

1 марта 1974 года были осуждены за препятствование правосудию семь человек из ближайшего окружения Никсона, включая главу Комитета за переизбрание президента Джона Митчелла, ставшего первым человеком, который занимал пост генерального прокурора США, а потом сел в тюрьму. Также были осуждены помощники Никсона Джон Эрлихман и Боб Хэлдеман. Месяц спустя Яворски вновь потребовал предоставить следственной комиссии записи переговоров Никсона с осужденными.

На сей раз речь шла о кассете, названной “дымящееся ружье” (“smoking gun” – выражение из одного из рассказов о Шерлоке Холмсе, означающее бесспорную улику). Ее содержание говорит за себя:

Ричард Никсон – своему помощнику Бобу Хэлдеману: … скажи этим ребятам [следователям]: “Слушайте, дело в том, что может раскрыться вся эта история с Заливом Свиней”. Без подробностей. Не надо им врать, что мы ни при чем, ну просто разыграй такую комедию ошибок, типа “президент полагает, что может раскрыться история с Заливом Свиней”. И пусть эти ребята позвонят ФБР и скажут, что мы желаем ради блага страны, чтобы это дело дальше не пошло. Точка.

(Разговор состоялся в Овальном кабинете утром 23 июня 1972 года, через несколько дней после поимки уотергейтских взломщиков. Расшифровка здесь.)

Спор между следствием и Белым домом дошел до Верховного суда, который 24 июля постановил, что Никсон обязан представить записи. 30 июля записи были предоставлены Яворски. 5 августа “дымящееся ружье” было обнародовано. 9 августа Никсон подал в отставку.

Ричард Никсон(последние 13 секунд ролика): Я подам в отставку с поста президента сегодня в полдень. Вице-президент Форд будет приведен к присяге в этот час в этом кабинете”. (Полная аудиозапись объявления об отставке с оригинальным видеорядом здесь.)

Джеральд Форд стал первым и последним президентом США, который занял эту должность, не участвуя в выборах в качестве кандидата ни на президентский, ни на вице-президентский пост (то есть, собственно говоря, назначенным, а не избранным президентом). Вступив в должность, он заявил: “Долгий кошмар для нашего народа закончился”. 8 сентября Форд, пользуясь президентским правом на помилование, объявил, что прощает Никсону все его выявленные и невыявленные преступления. В 1976 году на президентских выборах Форд потерпел поражение от демократа Джимми Картера.

Комментарии читателей принимаются здесь.

Никсон

Путь Ричарда Никсона к президентской власти был долгим и трудным. Свою политическую карьеру бывший морской офицер Никсон начал сразу же после войны. Тогда только начиналась холодная война и поиски коммунистов под кроватью были главным трендом американской политики.

В 1953 году президентские выборы выиграл бывший командующий войсками союзников в Европе генерал Эйзенхауэр, и бывший офицер Никсон, к тому времени уже заметная фигура в сенате, стал вице-президентом.

Поэтому, когда Эйзенхауэр после двух сроков покинул свой пост, кандидатом от республиканцев стал именно Никсон. Но ему крупно не повезло. Как раз в это время началось взрывное распространение телевизионных технологий, что позволило организовать первые в американской истории теледебаты кандидатов в президенты в прямом эфире.

Никсон недооценил волшебную силу телеэкрана и попытался одолеть своего соперника Джона Кеннеди традиционным способом, переспорив его. Но он просчитался. Харизматичный Кеннеди, применяя своё обаяние, выглядел в кадре значительно лучше своего соперника, который нервничал, потел, вздрагивал и производил впечатление неуверенного в себе человека. Кеннеди одержал убедительную победу и на дебатах, и на выборах.

Следующий шанс представился ему в 1968 году. И на этот раз Никсон победил. Выборы проходили в атмосфере многотысячных антивоенных выступлений и расовых конфликтов (незадолго до начала кампании был застрелен Мартин Лютер Кинг). Кроме того, самый популярный кандидат демократов Роберт Кеннеди был застрелен накануне начала президентской гонки, и им пришлось выставлять менее популярного Хьюберта Хамфри. Никсон шёл под лозунгами наведения порядка и победил.

Его первый срок был весьма успешным. Американцы взяли реванш за поражение в космической гонке, высадившись на Луне. Никсон наладил отношения с прежде изолированным Китаем, а также начал политику разрядки в отношениях с СССР. Тем не менее Америка продолжала бурлить.

Сотни тысяч антивоенных активистов устраивали марши на Вашингтон, требуя прекращения бессмысленной войны во Вьетнаме. Новую президентскую кампанию выигрывал тот кандидат, который пообещал бы покончить с этой войной. Никсон понимал это и готовился взять антивоенные лозунги на вооружение.

Никсон зажат в угол

После того как началось сразу несколько независимых расследований, президент оказался зажат в угол. Сливы от ФБР были столь убедительны, что Никсон просто не мог оставлять их без комментариев и покрывать свою команду. Попытки воспрепятствовать следствию закончились неудачно, старая гуверовская команда фактически саботировала распоряжения нового шефа.

Это и стало причиной крушения Никсона. Уволенные им соратники считали себя уже не связанными клятвой верности патрону и не желали сидеть в тюрьме за его грехи, предпочитая активно сотрудничать со следствием. Бывший советник президента Джон Дин признал на суде, что обсуждал с Никсоном план, как воспрепятствовать расследованию, и делал это неоднократно. Фото: © EAST NEWS

Но у ФБР были весомые козыри и помимо показаний. В бюро знали, что Никсон записывает все разговоры в Белом доме на плёнку “для истории”. Позднее даже ходили слухи, что ещё в гуверовские времена существовала добрая традиция незаметно похищать эти плёнки и крутить их на вечеринках в ФБР, чтобы похохотать над некоторыми нелепыми выражениями президента.

Потом плёнки возвращались обратно. Однако напрямую сообщить следствию о плёнках было невозможно, поскольку это было автоматическим признанием в том, что ФБР выходило далеко за рамки закона в отношениях с президентом. Поэтому требовалось, чтобы показания о существовании плёнок дал кто-то из команды Никсона.

И эти показания дал летом 1973 года уволенный сотрудник аппарата Баттерфилд. Сразу же после этого предоставить плёнки для ознакомления потребовали и сенатская комиссия, и прокуратура. Никсон наотрез отказался, предложил предоставить распечатанную расшифровку, но это прокуроров не устроило.

Тем временем расследование выявило некоторые мутные финансовые дела вице-президента Спиро Агню, которому пришлось подать в отставку. Никсон остался один, без команды. Часть соратников он уволил сам, чтобы дистанцироваться от них, другие поняли, что Никсон увяз так основательно, что добром это не кончится, и в интересах своей карьеры предпочли его покинуть.

Отставка

Все заседания комиссий транслировались в прямом эфире, пресса ежедневно сообщала новые сенсационные подробности. Поведение самого Никсона ни у кого не вызывало сомнений, что он напрямую причастен ко всем этим делам. Осенью 1973 года Никсон выступает с оправдательной речью, заявляя о своей невиновности, и отдаёт заветные плёнки. Но оказалось, что на плёнке стёрт кусок записи продолжительностью 18 минут. К тому же он передал не все плёнки. Только летом 1974 года Верховный суд обязал президента выдать все имеющиеся записи, в том числе и запись за 23 июня 1972 года, которая, как ожидалось, станет настоящей “бомбой”, ведь в тот день он встречался с главой управления делами президента Хэлдеманом. Уотергейтский скандал: что произошло в сша

После опубликования плёнки карьера Никсона была закончена. Даже у его самых фанатичных сторонников больше не было сомнений, что президент всеми силами пытался воспрепятствовать следствию. Ни у кого из республиканцев в конгрессе больше не было и мысли о том, чтобы выступить в защиту президента, чьи тёмные дела стали достоянием общественности.

Вскоре Никсон был помилован сменившим его президентом Фордом, однако часть соратников бывшего президента получила небольшие тюремные сроки.

Журналисты Вудворд и Бернстайн стали абсолютными звёздами американской прессы. Статус и престиж журналистики в Америке резко вырос. Но за кулисами красивой истории о том, как два давида-журналиста свергли голиафа-президента, осталось многое. Самонадеянность и вера в собственную неуязвимость Никсона, безответственность и промахи его окружения, заигравшегося в шпионские игры, корпоративный дух и особая этика гуверовского ФБР, не терпящего чужаков.

Совокупность этих факторов и привела к тому, что триумфатор Никсон, одержавший одну из самых уверенных в истории побед на выборах 1972 года (520 голосов выборщиков против 17 у конкурента), буквально через несколько месяцев превратился в главного изгоя американской политики за всю историю её существования.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.