в россии составит волонтеров 2021

Минэкономразвития подготовило доклад о добровольчестве в России за 2016–2020 годы. Согласно этому документу, пока не опубликованному, но имеющемуся в распоряжении «Известий», количество волонтеров в стране резко выросло за последние пять лет. Однако развитие добровольческого движения затормозила пандемия. Как быстро удастся его восстановить и где слабые места волонтерства — в материале «Известий».

В этом году жители России охотнее, чем в предыдущие 17 лет, участвовали в волонтерской деятельности. Это следует из опроса Центра исследований развития гражданского общества Высшей школы экономики. Согласно ему, 44% россиян в этом году хотя бы разово, но помогали нуждающимся. Авторы исследования полагают, что на рост волонтерских настроений повлияло начало специальной военной операции на Украине. А эксперты напоминают, что сильно популяризировала волонтерство пандемия коронавируса. Сейчас же для благотворительной деятельности появились новые адресаты и направления.

В стране насчитывается около 2,7 миллиона волонтеров. Об этом в Национальный день волонтера, отмечаемый 5 декабря, сообщил заместитель председателя правительства России Дмитрий Чернышенко. Он также отметил, что свыше 300 тысяч человек, занимающихся добровольчеством, – студенты вузов. ” Вклад добровольцев сегодня ощущается во многих сферах деятельности, только в период пандемии около 65 тысяч волонтеров-медиков оказывали помощь в борьбе с коронавирусом”, – сказал Дмитрий Чернышенко.

Он напомнил, что Ассоциация волонтеров создана по инициативе президента России Владимира Путина. И с тех пор “без участия добровольцев невозможно представить ни одного масштабного мероприятия. Их деятельность помогает в спорте, культурной сфере, социальной защите граждан” , – говорится в поздравительном обращении Дмитрия Чернышенко по поводу Дня добровольца.

Самая значимая заслуга добровольчества – “волонтерское движение оказало существенную поддержку всей государственной системе в сложных условиях пандемии. Добровольцы помогали пожилым людям по хозяйству, приносили им еду и лекарства, оказывали моральную и психологическую поддержку пациентам и их родственникам”, – отметил Дмитрий Чернышенко. По данным Росстата, в период пандемии в стране трудились примерно 65 тысяч добровольцев, из них 35 тысяч – в медицинских центрах и организациях. ” Волонтерство сегодня – это огромная и мощная движущая сила, объединившая людей всех возрастов со всех уголков страны и доказавшая способность выдержать любые испытания”, – резюмировал Дмитрий Чернышенко.

Национальный день волонтера отмечается в России 5 декабря. В этот же день отмечается Международный день волонтера. С 2015 года в России ежегодно проводится форум добровольцев, который в 2018 году приобрел статус международного.

Россияне стали активнее участвовать в волонтерских проектах. Так, за семь лет число участников благотворительных программ выросло в пять раз — 15% населения страны. Об этом в пятницу, 3 декабря, рассказал первый заместитель руководителя администрации президента РФ Сергей Кириенко.

«Популярность волонтерства, отношение к волонтерству в России улучшается на глазах. Семь лет назад в волонтерских и добровольческих проектах принимало участие 3% населения, сейчас хотя бы раз в год участие в каких-то волонтерских, благотворительных проектах принимает 15%. Это колоссальный рост — в пять раз», — сообщил он на заседании совета Торгово-промышленной палаты России в рамках международного форума гражданского участия «Мы вместе».

По словам Кириенко, в волонтерском проекте «Мы вместе» поучаствовали порядка 10 тыс. компаний. В рамках данной акции помощь получили более 6,5 млн человек.

Первый замруководителя администрации президента также выразил слова благодарности предпринимателям, которые оказывали поддержку нуждающимся гражданам даже в условиях пандемии COVID-19. Он указал на значимость компаний, которые берут на себя такую социальную ответственность.

«Это не юридическая, а внутренняя, человеческая ответственность», — подчеркнул Кириенко.

Днем ранее в ходе форума «Мы вместе» специалисты обсудили тему поддержки волонтерства в регионах России и лучшие практики губернаторов новой волны. Руководитель департамента региональных программ ЭИСИ Дарья Кислицына отметила, что пандемия коронавируса способствовала не только подъему волонтерского движения, но и принятию управленческих решений для его долгосрочного развития.

По словам эксперта, в России существуют как федеральные, так и региональные меры поддержки добровольчества. В пример она привела льготный проезд для волонтеров во Владимирской области, программы обучения для добровольцев в Нижегородской области, введение социальных карт для волонтеров в Камчатском крае и другие меры.

Число волонтеров в России к 2030 году может вырасти до 14 млн человек. Таков прогноз экспертов Минэкономразвития. Прогноз основан на данных Росстата, согласно которым в 2021 году в России было 3,9 млн волонтеров. Если уровень господдержки волонтерских проектов и программ останется прежним, то за семь лет число волонтеров увеличится до 11,4 млн человек, полагают авторы исследования. Если же государственное внимание добровольческому движению усилится, то к 2030 году число волонтеров может составить уже почти 14 млн.

Сами волонтеры считают, что их численность к 2030 году может даже превысить прогнозные показатели. ” Только на нашей платформе Dobro.ru зарегистрировались 4,5 млн волонтеров, а огромное количество людей участвует в волонтерской деятельности неорганизованно. Примерно столько же – это те, кого нет на платформе”, – говорит председатель совета Ассоциации волонтерских центров, председатель Комитета Госдумы по молодежной политике Артем Метелев. По мнению депутата, массовое событийное волонтерство, какое мы наблюдали, например, на Олимпиаде в Сочи, сегодня уступает место будничному социально ориентированному добровольчеству, которое требует поддержки. ” Люди в отдаленных населенных пунктах хотят сделать что-то хорошее, но если рядом не появится фонд, добровольческий центр, организатор такой деятельности, то желание так и останется желанием”.

По данным ВЦИОМ, в России количество граждан, вовлеченных в волонтерскую деятельность, с 2019 года увеличилось более чем в два раза. За последние 4-5 лет 24 процента опрошенных передавали вещи в детдома или дома престарелых. 21 процент вносили деньги на счет малоимущих, 15 процентов – на счета благотворительных организаций. Давали милостыню 16 процентов. Участвовали в волонтерской работе 7 процентов. Более активно благотворительностью занимаются люди 25-34 лет и 35-44 лет. Чаще других принимали участие в волонтерской деятельности (20 процентов) и благотворительных акциях (14) молодежь 18-24 лет. Не вовлечены в благотворительную и волонтерскую деятельность 40 процентов. Опрос показал, что повышаются осведомленность граждан о деятельности добровольцев и уровень ее поддержки. Большинство граждан (76 процентов) хотят, чтобы их дети или внуки были волонтерами. Около 67 процентов (на 6 процентов больше, чем в 2019 году) респондентов слышали о работе волонтеров в своем регионе. Самые осведомленные о волонтерской деятельности – работники бюджетной сферы (82 процента). Оценивая вклад добровольцев в решение общественных проблем, почти треть россиян назвали этот вклад максимально значимым.

“Люди ищут возможность проявить свою социальную активность на пользу общества, и это замечательно, – говорит Сергей Бухаров, советник председателя Российского Красного Креста, координатор грантового проекта движения “Я твой донор”. – Но важно за всевозможными пиар-акциями и лозунгами не потерять истинный смысл этого явления, саму суть, которая заключается именно в добровольном стремлении помогать больным, сиротам, людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Мы, например, занимаемся безвозмездным донорством. И здесь, согласитесь, крайне сложно имитировать бурную деятельность, потому что ты либо сдаешь кровь бесплатно, либо нет”.

Символом добровольчества в России стал поисково-спасательный отряд “ЛизаАлерт”. Он возник осенью 2010 года. Начало ему положила история Лизы Фомкиной, пропавшей в Орехово-Зуеве. Пятилетняя девочка потерялась в лесу вместе с тетей и в течение пяти дней ее практически никто не искал. И только когда информация о пропавших попала в интернет, сотни людей откликнулись и начали поиски. Девочку искали почти пятьсот добровольцев, день за днем, метр за метром прочесывая лесные завалы и жилые кварталы. Лизу нашли, но было уже поздно. Спустя двадцать дней появился добровольческий поисково-спасательный отряд “ЛизаАлерт”. Он был назван так в честь погибшей девочки.

Закон об НКО не обязывает добровольцев проходить регистрацию. Та же “ЛизаАлерт” – не менее законное общественное объединение, чем то, которое зарегистрировано. Кроме того, для “ЛизыАлерт” совершенно не проблема договориться о взаимодействии и с полицией, и со спасателями из МЧС. Они обмениваются информацией, налаживают связи, проводят совместные учения, передают друг другу опыт. Обязанность полиции – поиск пропавшего человека. Но полиция не располагает достаточными возможностями быстро и обстоятельно опросить всех друзей, знакомых, родственников исчезнувшего ребенка или какой-нибудь бабушки. У добровольцев в этом смысле арсенал значительно шире: общение с родственниками, друзьями, распространение ориентировок, проверка потенциально опасных мест. Таким образом, полиция занимается своим делом, добровольцы – своим.

Добровольчество – это стиль жизни, в основе которого принцип: хочешь почувствовать себя человеком – помоги другому

В некоторых странах Европы закон о волонтерах тем не менее существует. Такой закон есть, например, в Греции. Но, как показывает опыт, в тех странах, где действует закон о волонтерах, развитие добровольчества приостанавливается – тому мешают ограничения.

В России растет интерес к добровольческой деятельности. Ведь что такое современное добровольчество? Это самоорганизация. Это горизонтальные связи. Это формирование гражданского общества. Это, наконец, стиль жизни, в основу которого положен старый, как мир, принцип: хочешь почувствовать себя человеком – помоги другому.

Минэкономразвития России подсчитало, что в России около 7,5 миллиона человек вовлечены центрами поддержки волонтерства на базе НКО, государственных и муниципальных учреждений в добровольческую деятельность. Ведомство также подготовило Концепцию развития добровольчества (волонтерства) в Российской Федерации до 2025 года. Документ предполагает работу по совершенствованию законодательства в сфере привлечения труда добровольцев, обобщение лучших практик по привлечению волонтеров к работе в различных отраслях.

Уровень добровольческого движения в России остается еще низким по сравнению с другими странами, отмечают эксперты, но уверенный рост числа добровольцев внушает оптимизм.

“Раньше люди узнавали о волонтерстве и благотворительности будучи зрелыми личностями. Сейчас уже школьникам проводят уроки добра, рассказывают, как можно помогать в столь юном возрасте, почему это важно. Поэтому среди подрастающего поколения процент людей, вовлеченных в волонтерскую деятельность, в дальнейшем будет намного выше”, – считает руководитель проекта “+1Люди” Римма Бичурина.

У многих школьников участие в добровольческих акциях вошло в привычку. Например, участники Всероссийского конкурса “Большая перемена” – проекта президентской платформы “Россия – страна возможностей” – каждую субботу проводят с пользой: помогают пожилым учителям, заботятся об окружающей природе, занимаются с ребятами младшего школьного возраста. К акции “Добрая суббота” каждую неделю присоединяются десятки тысяч школьников по всей стране. А направление “Делай добро!” конкурса “Большая перемена” стало одним из самых популярных среди учеников 8 – 10 классов.

Минэкономразвития подготовило Концепцию развития добровольчества до 2025 года

“Активно добровольческой деятельностью занимаются и “серебряные” волонтеры – люди в возрасте 55 лет и старше. Для многих из них добровольчество – это возможность оставаться молодым, чувствовать себя нужным, это общение с единомышленниками и участие в совместных активностях”, – рассказывает директор ФГБУ “Роспатриотцентр” Наталия Мандрова.

Пандемия серьезно повлияла на волонтерское движение России. Люди, которые до этого времени даже не задумывались о помощи другим, в 2020 году стали добровольцами.

“Мы выполняли задания для волонтеров все самые тяжелые пять первых месяцев с начала карантинных ограничений, – делится основатель и руководитель волонтерской благотворительной организации “Помоги Просто” Илья Минаев. – Вместе с другими благотворительными организациями и волонтерскими движениям собирали, готовили и отвозили каждый день еду в несколько медучреждений Санкт-Петербурга. Иногда по два раза в день”.

По словам директора Союза волонтерских организаций и движений (СВОД) Владимира Хромова, пандемия вызвала серьезный эмоциональный всплеск, стало очевидно, что пожилым людям нужна помощь, они находятся в большой опасности. Но сейчас, когда острая фаза пройдена, волонтерские организации ощущают отток людей.

Одна из проблем добровольческого движения в России, по мнению эксперта, в его неоднородности. Больше всего волонтеров в поисково-спасательных бригадах, в экологических движениях, а социальных волонтеров и добровольцев в правозащитных организациях не так много. Никто не пытается состыковать решение конкретных социальных проблем с развитием системы социального волонтерства, говорит эксперт.

Люди, которые до пандемии не задумывались о помощи другим, в 2020 году стали добровольцами

“Когда пандемия пошла на спад, люди вернулись к своей обычной жизни, и пошел отток волонтеров. С одной стороны, мы поняли, что можем быстро мобилизовать большое количество волонтеров из числа молодых людей, студентов, с другой – пандемия подсветила, что много пожилых людей и инвалидов недополучают помощи на дому. Помощь ограничивается работой социальных работников, но люди нуждаются в большей заботе”, – рассказал Владимир Хромов.

По словам главы СВОД, в пандемию практически прекратилось посещение волонтерами социальных и медицинских учреждений из-за требований по изоляции. Фактически этот сегмент уничтожен, на его восстановление после отмены ограничений уйдет до года.

“Сейчас в московские больницы, пансионаты для пожилых и психоневрологические диспансеры волонтеры не приходят. Требования по анализам волонтерам выполнить нереально. Сами администрации учреждений очень заинтересованы в помощи добровольцев, но правила установлены Роспотребнадзором, и игнорировать их госучреждения не могут”, -говорит Владимир Хромов.

58 процентов волонтеров, зарегистрированных на информационной платформе “Добровольцы России”, это молодежь в возрасте 18 -24 лет

Часть волонтеров попыталась немного “компенсировать” свое отсутствие. Например, фонд “Старость в радость” закупил планшеты, ноутбуки, роутеры для более чем 80 учреждений. Волонтеры смогли навещать пожилых людей онлайн, продолжать их поддерживать, когда поездки строго запрещены.

“А добровольческое движение “Даниловцы” прямо сейчас собирают средства на сайте “+1Люди” на развитие похожей программы, чтобы дети в детских домах и пожилые люди в домах престарелых не чувствовали себя одинокими и забытыми, пока волонтерам нельзя их посещать, как раньше”, – говорит Римма Бичурина.

Часто, прежде чем стать волонтером, необходимо обучение, понимание основ. Появляется все больше курсов по теме добровольчества, но этот образовательный канал все еще недостаточно развит, считают эксперты.

В сфере социального волонтерства, в больницах, детских домах, домах престарелых высок риск эмоционального выгорания. Нужна доступная психологическая поддержка для волонтеров. Например, такую помощь волонтерам и сотрудникам НКО оказывает организация “Вдох”. Но это мало, таких опций для добровольцев должно становиться больше.

Владимир Хромов отмечает, что сейчас в секторе идет консолидация, объединение усилий и выработка единых стандартов. Из минусов – нет акцента государственной политики на социальное волонтерство, а лишь ресурсов некоммерческих организаций не хватает для решения проблем. ” Акцент делается на патриотическом воспитании и молодежной политике, а сектор зрелых людей и пожилых волонтеров охвачен гораздо меньше”, – резюмирует директор СВОД.

Как увеличить количество волонтеров

В ситуации, сложившейся из-за пандемии, считает Белановский, прежде всего надо открыть двери в тех учреждениях, где они пока закрыты.

— Тут, к слову, надо отдать должное Москве, где соцучреждения на тех или иных условиях двери открыли, чего нельзя сказать про некоторые регионы, — говорит он. — Я не понимаю полную блокаду: пусть будут требования о наличии ПЦР-теста и прививок — мы найдем волонтеров.

Однако есть задачи, с которыми надо справляться другими методами, замечают эксперты. Хромов отмечает, что нужно выстраивать взаимодействие с активным обществом на местном уровне, чтобы люди сами хотели становиться волонтерами.

— Нужно, чтобы местные власти видели в волонтерстве реальный ресурс для решения проблем и создавали свои программы по развитию волонтерства, — говорит он. — Но такого я почти нигде не видел. Кроме того, нужно больше рассказывать о волонтерстве, чтобы людям это было интересно, чтобы они видели в этом возможности социальных лифтов. И тогда через пять-десять лет мы увидим, как меняется сознание: у человека не возникнет вопроса, быть или не быть волонтером, а возникнет вопрос — где быть и когда начать.

Елизавета Олескина отмечает: важно, чтобы волонтеры откликались на реальные нужды людей и не дублировали государственные сервисы.

Участники единого волонтерского центра во время установки скамеек на «Арктическом пляже» в Мурманске, организованном в рамках программы «Чистая Арктика»

— Кроме того, важно формирование волонтерских сообществ в каждом районе каждого региона, — говорит она. — Местные лучше знают и проблемы, и пути их решения, или хотя бы риски предлагаемых нами решений. Им, может быть, не хватает материальных ресурсов, но тут уже не зазорно обратиться к столице.

Судя по докладу Минэкономразвития, часть озвученных экспертами мер уже должна выполняться, и вопрос теперь только в эффективности их реализации. У государства есть план по реализации концепции содействию развития добровольчества в России до 2025 года, где говорится о развитии волонтерства в разных отраслях. Например, созданы отраслевое центры поддержки добровольчества в культуре, образовании, при МЧС, в регионы направлены лучшие практики по привлечению добровольцев в сфере социального обслуживания.

Создаются центры поддержки добровольчества в регионах — в 2020 году появилось 435 таких центров. Также организуются и «ресурсные центры», которые предоставляют методические услуги в этой сфере в 83 субъектах РФ. Проводится обучение, созданы различные объединения волонтеров, в том числе развивается масштабное движение #МыВместе.

Кроме того, в каждом регионе внедряется стандарт поддержки добровольчества, состоящий из девяти шагов. Первый — принятие регламента взаимодействия региональных органов государственной власти с добровольческими организациями. Второй — назначение ответственного за развитие добровольчества в регионе на уровне не ниже замглавы субъекта. Третий — создание совета по вопросам добровольчества. Четвертый — открытие ресурсных центров. Пятый — предоставление субсидий и грантов волонтерским организациям. Шестой — оказание информационной поддержки и популяризации добровольчества. Седьмой — подготовка волонтеров и должностных лиц. Восьмой — разработка мер поощрения добровольцев. И девятый — оценка внедрения стандарта.

В докладе утверждается, что на конец 2020 года 75 регионам удалось реализовать все шаги стандарта, в целом он внедрен в стране на 99%.

Самоидентификация

Рекордный рост числа россиян-волонтеров на фоне проведения СВО на Украине зафиксировал Центр исследований развития гражданского общества Высшей школы экономики. Опросив более 2 тыс. человек, его специалисты выяснили, что в течение последнего года 44% респондентов занимались добровольческой деятельностью, то есть «участвовали в каком-либо общественно полезном деле без принуждения и вознаграждения и не для помощи членам семьи или близким родственникам».

Директор центра Ирина Мерсиянова назвала этот показатель самым высоким за все годы наблюдений — НИУ ВШЭ ведет их в рамках мониторинга состояния гражданского общества с 2006 года. По ее словам, с 2015 по 2021 год доля волонтеров колебалась от 22 до 33%, в «пандемийные» 2020–2021 годы она составляла 23%.

Президент России Владимир Путин на встрече с финалистами конкурса «Доброволец России» в конце 2020 года сообщал, что в различных волонтерских проектах за год приняли участие более 15 млн жителей страны. А в декабре 2022-го глава государства на форуме «МыВместе» рассказал, что число волонтеров в России превысило 21 млн человек, отметив, что это примерно 15% населения страны.

При этом в опросе ВШЭ только 18% респондентов назвали себя волонтерами (исследование включало специальный блок о самоидентификации). Еще 11% полагают, что «вроде бы являются волонтерами, но испытывают сомнения». В 2020–2021 годах это распределение составляло 8 и 10% соответственно. А из 44% тех, кто сообщил, что оказывал благотворительную помощь в 2022 году, считают себя волонтерами 26%.

Председатель комитета Госдумы по молодежной политике Артем Метелев подтвердил «Известиям», что рост числа волонтеров действительно есть, «но не такой масштабный», как по оценке ВШЭ. По его словам, специальная военная операция «во многом сплотила людей». Более реалистичной цифрой он считает показатель в 18%, фигурирующий в блоке по самоидентификации, пояснив, что здесь речь идет об осознанном участии в волонтерских проектах.

Председатель комиссии Общественной палаты России по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО Елена Тополева-Солдунова допустила возможность резкого увеличения числа волонтеров, но отметила, что «пока люди не полностью знакомы с понятием волонтерства».

— Человек мог чем-то помочь, но не считает, что сразу может называться волонтером, — пояснила она.

А Артем Метелев напомнил о последнем исследовании ВЦИОМа, которое было опубликовано 5 декабря — в День добровольца в России. Согласно ему, 76% респондентов хотят, чтобы их дети или внуки были волонтерами.

— Это признак формирования в обществе культуры взаимопомощи, волонтерства как нормы жизни, — считает депутат.

Как становятся волонтерами

Мерсиянова отмечает, что очень сложно составить портрет добровольца, так как вероятность участия в волонтерской деятельности «мало зависит от пола, возраста, образования или места жительства».

— Можно отметить, что больше всего волонтеров среди тех, кому от 25 до 34 лет (29%), тогда как пожилые россияне (от 60 и старше) в добровольческий труд вовлечены реже (17%), — говорит Мерсиянова. — Существенным дифференцирующим фактором оказался доход: с улучшением материального положения растет доля тех, кто готов тратить свое время на помощь другим. Среди наиболее бедных россиян, кому денег не хватает даже на питание и одежду, в безвозмездном труде участвовали 21%, а среди тех, кто может позволить себе даже купить квартиру или дом, — 40%.

Главное, что отличает волонтера от среднестатистического россиянина, замечает Мерсиянова, — это его ценности и установки.

— Среди волонтеров больше счастливых людей, они чаще испытывают гордость за то, что являются гражданами России, более склонны доверять окружающим людям и некоммерческим организациям, видят вокруг больше сплоченности и согласия, — говорит она. — Среди волонтеров больше тех, кто в последний год делал благотворительные пожертвования, отдавал даром вещи и продукты, участвовал в деятельности некоммерческих организаций. Волонтеры сильнее беспокоятся об экологических проблемах — они чаще занимаются сортировкой бытовых отходов, сдают в пункты приема макулатуру и металлолом, стремятся покупать продукцию компаний, которые бережно относятся к окружающей среде или участвуют в социальных проектах.

Волонтеры во время помощи бездомным в Москве

В опросе волонтеры объясняют свое участие в подобной деятельности тем, что им «хочется приносить пользу всем людям» (так ответили 53% опрошенных), 28% сказали, что «хотят помогать тем, кто оказался в трудном положении». А для 22% волонтерство — это самоуважение: «То, что я помогаю другим, позволяет мне уважать самого себя». При этом молодые люди 18–30 лет чаще обращают внимание на возможность получить карьерные навыки или полезные знакомства, а для людей среднего возраста в большей степени волонтерство — это возможность стать частью группы и заслужить одобрение других людей.

— Событийные волонтеры во многом мотивируются желанием внести свой вклад в организацию масштабных мероприятий и испытывают преимущественно позитивные эмоции, — говорит Мерсиянова. — Волонтеры, которые занимаются поиском пропавших людей, действуют, напротив, в тяжелых условиях, и их мотивация — чувство долга, высокая гражданская ответственность, любовь к природе и к людям. Деятельность волонтеров-медиков — это в том числе возможность получить практический опыт в выбранной профессии.

Руководитель добровольческого движения «Даниловцы» и Школы социального волонтерства Юрий Белановский замечает, что стабильно работать в социальной сфере получается только с теми волонтерами, у которых есть внутренний личный мотив.

— Причем это далеко не всегда какой-то трагический мотив, — говорит Белановский. — Мы всегда спрашиваем у волонтеров, зачем они пришли, но не копаем глубоко. Главное — задать человеку вопрос, сам ли он этого хочет, и важно, чтобы он утвердительно ответил на этот вопрос.

Сколько в России волонтеров

Подсчетом числа добровольцев в России занимаются сразу несколько структур. В докладе со ссылкой на данные Росмолодежи указывается, что общая численность граждан, вовлеченных центрами поддержки добровольчества в волонтерскую деятельность в России, составила более 7,1 млн человек, при плановом значении в 5,9 млн человек, установленном федеральным проектом «Социальная активность».

Также указываются данные выборочного обследования рабочей силы Росстата, согласно которым в 2016 году численность волонтеров составила более 1,44 млн человек, а в 2020-м — уже 2,03 млн человек. По итогам же статистического наблюдения Росстата за деятельностью социально ориентированных некоммерческих организаций (СОНКО), в 2020 году среднесписочная численность добровольцев в этих организациях составила более 3,79 млн человек, тогда как в 2016-м — 2,16 млн человек.

В Минэкономразвития поясняют, что разность этих цифр объясняется двумя разными методиками подсчета.

— С одной стороны, вопрос об участии в добровольческой деятельности включен в телефонный опрос населения граждан, где Росстат фиксирует то количество граждан, что считают себя добровольцами, — пояснили «Известиям» в министерстве. — Это могут быть как участники не зарегистрированных официально организаций или групп активных граждан, так и добровольцы — участники деятельности некоммерческих организаций. Результаты опросов по выборке экстраполируются на всё население страны. С другой стороны, некоммерческие организации в своей ежегодной отчетности показывают количество добровольцев, привлеченных ими к деятельности в прошедшем году.

Волонтер выгуливает приютских собак

При этом, подчеркивают в ведомстве, обе цифры демонстрируют разные аспекты развития добровольчества: первая — динамику роста граждан, идентифицирующих себя с добровольческой деятельностью, вторая — динамику вовлечения добровольцев некоммерческими организациями.

В докладе о развитии добровольчества указывается, что о положительных тенденциях увеличения числа волонтеров свидетельствуют и результаты опросов, проведенных в 2020 году фондом «Общественное мнение», согласно которым почти четверть россиян — 23% опрошенных — считают себя волонтерами или бывшими волонтерами. В 2013 году волонтерами себя считали только 3% граждан.

В то же время в докладе Минэкономразвития о деятельности и развитии социально ориентированных НКО, который также имеется в распоряжении «Известий», приводятся данные о том, что участвующих в деятельности СОНКО волонтеров в 2020 году стало меньше в связи с пандемией — 3,4 млн человек против 4,1 млн в 2019 году.

Опрос населения, проведенный Центром исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ среди 2 тыс. респондентов посредством личного интервью, показал, что волонтерским трудом занимались за последний год 23% россиян, рассказала «Известиям» директор Центра исследований гражданского общества Ирина Мерсиянова. Причем в 2015 году эта цифра составляла 25%, в 2017-м — 33%. Согласно опросу, в период пандемии для 56% волонтеров их деятельность не изменилась, каждый пятый (22%) стал уделять этому меньше времени, каждый десятый (11%) — больше.

В пресс-службе Федерального агентства по делам молодежи (Росмолодежи) «Известиям» сообщили о более 15 млн человек, вовлеченных в волонтерскую деятельность.

Директор ассоциации «Союз волонтерских организаций и движений» Владимир Хромов отмечает, что пока в России слабая статистика по волонтерской тематике — ведомства собирают ее по разной методике.

Участники акции по обновлению фасадов деревянных домов в Иркутске

— Как только вы предметно начинаете работать над этой темой, то понимаете, что адекватных цифр нет, — сказал он «Известиям». — Это сказывается и на тех организациях, которые хотят развивать, например, социальное волонтерство в каком-либо регионе или муниципалитете — у них нет данных, как и нет плана развития добровольчества в конкретном городе или поселке. Пока органы власти на местном уровне воспринимают эту историю скорее как что-то воспитательно-патриотическое, чем как реальный инструмент решения проблем.

Сколько волонтеров требуется России

Владимир Хромов отмечает, что скачок в количестве волонтеров, произошедший в России за последние пять лет, очень большой — в том числе в связи с тем, что государство стало обращать внимание на добровольчество. Была Олимпиада в Сочи, чемпионат мира по футболу, была создана Ассоциация волонтерских центров.

Официальный талисман чемпионата Европы по футболу 2020 года мальчик Скиллзи с волонтерами на церемонии представления Кубка Европы

— Однако ситуация очень неоднородна в различных сферах, — считает Хромов. — Государство всегда уделяло внимание развитию спортивного и событийного волонтерства, туда направили большие ресурсы, в том числе для освещения этой темы. Но если говорить о благотворительных фондах, социальном волонтерстве, то в России это пока не является социальной нормой.

Он отметил, что Россия начала проделывать путь в волонтерстве гораздо позже, чем США и другие западные страны. В Америке волонтерство стало активно развиваться после Великой депрессии, в Европе — после Второй мировой войны, а в России, отмечает он, начало только после развала СССР и то очень медленно.

— Для обычного россиянина гораздо характернее мало знать о волонтерстве и не участвовать в нем лично, — говорит Хромов. — В Европе, Америке и ряде азиатских стран социальное волонтерство является социальной нормой. Для них, наоборот, странно, если вы не были волонтером. Там выстроена инфраструктура этой деятельности, есть позитивное отношение общества, есть социальные лифты, которые помогают людям, участвуя в волонтерских проектах, развиваться, получать компетенции.

Белановский соглашается: несмотря на нарастающее информирование о волонтерстве, в России пока нет достаточной инфраструктуры для вовлечения людей в добровольческую деятельность, а в пандемию очень серьезно пострадала еще и социальная сфера.

— До пандемии волонтеров не хватало, но в целом 2019 год даже на федеральном уровне был совершенно уникальным — социальное волонтерство получило поддержку в виде нормативных документов и в виде федеральных программ по его развитию, — говорит Белановский. — Увы, старт этой истории произошел в ноябре, накануне ковида. Маховик развития начал раскручиваться — и прервался из-за пандемии.

Он поясняет, что причина в закрытии учреждений, в которых раньше работали волонтеры.

Волонтер благотворительного фонда в доме-интернате для престарелых и инвалидов

— Есть регионы, где дома престарелых или психоневрологические интернаты (ПНИ) полностью закрыты для посетителей уже 18 месяцев, — говорит Белановский. — В результате прерваны связи с теми командами активистов, у которых были наработаны внутренние связи с персоналом. Более того, и персонал с руководством таких учреждений поменяли.

Он рассказывает: «Даниловцы» до пандемии работали в 30 учреждениях, было 450 волонтеров — людей, которые еженедельно, как на работу, приходили в ПНИ, дома престарелых. В апреле 2021 года волонтеров осталось 150.

— После того как ввели правило, что могут пускать только привитых, мы получили 20 волонтеров — я сам привит, не оспариваю эту необходимость, но таковы факты, — говорит Белановский. — Сейчас мы снова провели опрос о готовности работать, цифра выросла до 120. Но вот вам пример — проседание в четыре раза.

Директор благотворительного фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина отмечает, что 15 лет назад пожилые люди просто не понимали, что такое волонтер, сейчас это слово знают 80–90-летние жители самых маленьких сел. Но, соглашается она, добровольчество развито еще недостаточно.

— По-прежнему огромное количество задач, которые могут быть решены силами волонтеров, не решается, — сообщила она «Известиям». — Многие люди, которые могли бы себя найти и получать удовлетворение именно от волонтерской деятельности, не встретили информации о том формате участия, который подойдет именно им.

Пандемия, говорит она, сказалась на волонтерстве — в первый локдаун показалось, что она стала толчком к развитию, так как много людей стали помогать разносить продукты и лекарства пожилым, но потом эти люди не стали заниматься добровольчеством на постоянной основе.

— Волонтеры могут помочь в экстремальных ситуациях — мы видели это и на тушении лесных пожаров, и при ликвидации последствий наводнений, — говорит Олескина. — Но планомерное волонтерство строится по-другому и должно сочетаться с основной работой, семьей. Пока тех волонтеров, кто делает что-то регулярно, в неэкстремальном режиме в России недостаточно, особенно в регионах, и пандемия их количество еще уменьшила.

Церемония открытия стационара детского хосписа «Дом с маяком», созданного по инициативе фонда помощи хосписам «Вера» и фонда «Подари жизнь»

Директор фонда «Подари жизнь» Екатерина Шергова отмечает, что сейчас в фонде более 1600 волонтеров, но с учетом, что на его попечении находится тысяча детей единовременно, кроме того, есть различные проекты, это не такая большая цифра.

— Когда только началась пандемия, врачи закрыли больницы для посещения, — сказала она «Известиям». — Сейчас многие из них готовы допустить к общению с детьми и их родителями тех волонтеров, у кого есть антитела к коронавирусной инфекции, соблюдая все меры безопасности. Но новые правила, безусловно, привели к тому, что в фонде стало меньше волонтеров, которые могут взаимодействовать с подопечными. Однако мы всегда считали, что дополнительные правила созданы не просто так, мы несем огромную ответственность перед нашими подопечными.

Люди активно включились в процесс

В исследовании ВШЭ почти каждый второй из помогавших нуждающимся в 2022 году сообщил, что поддерживал военных и мобилизованных, проходящих службу в рамках СВО, и их семьи. Чаще всего люди жертвовали деньги (23%), передавали вещи (18%) или продукты (14%).

По словам Ирины Мерсияновой, новые потребности, связанные с началом СВО, высветили новые группы, которым жители России готовы помогать. Это помимо военнослужащих и мобилизованных беженцы, которым нужны одежда, предметы быта, содействие в поиске жилья, работы, оформлении документов. Также, добавила она, волонтерская помощь необходима и жителям присоединенных территорий — там нуждаются, например, в сборе учебников, а также в профессиональных учителях. Директор Центра исследований развития гражданского общества напомнила и о том, что всем этим категориям нужна психологическая и консультационная, например юридическая, помощь.

В связи со СВО появилось очень много новых направлений волонтерской деятельности, из-за чего люди «активно включились в процесс». Например, начали собирать гуманитарную помощь в группах своих домов или районов, рассказала «Известиям» Елена Тополева-Солдунова.

При этом именно время пандемии послужило катализатором развития волонтерской деятельности, подчеркнула директор социальных проектов VK, руководитель платформы «Добро Mail.ru» Александра Бабкина.

— Значительный рост числа волонтеров случился именно тогда. Люди охотно помогали тем, кто не мог покинуть свои дома, — сказала она.

Сейчас же, по ее словам, жители России ощущают потребность помогать еще больше — это поддерживает их, дает им возможность почувствовать, что они могут планировать собственную жизнь, на что-то влиять «здесь и сейчас», и получать положительные эмоции.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *