Виды миграции населения в России: по времени, по характеру и др.

Классификация миграции: основания и таксоны

МИГРАЦИЯ: ВОПРОСЫ ТЕОРИИ

Рыбаковский Л.Л.

КЛАССИФИКАЦИЯ МИГРАЦИИ НАСЕЛЕНИЯ: ОСНОВАНИЯ И ТАКСОНЫ

(исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект № 15-22-01007)

Вместе с развитием человечества возрастало и многообразие проявлений такого явления, как миграция населения. Особенно подобное относится к эпохе глобализации, когда миграция стала пополнять важнейшие инструменты этого всемирного процесса. Идентификация всевозможных проявлений миграции населения в указанном процессе может быть осуществлена с помощью классификации. Классификация как методологический прием, используемый любой наукой для упорядочения многообразия проявлений того или иного явления представляет способ многоступенчатого распределения каких-либо однородных понятий по классам в соответствие с их отличительными признаками. Результатом ее является система (иерархия) соподчиненных таксонов, наиболее удобных для характеристики данного понятия.

Все сказанное в полной мере относится и к той части территориального перемещения населения, которое образует такое понятие, как миграция.

Рассмотрим отношение авторов работ по миграции населения в той или иной мере касающихся ее классификации к такому принципиальному вопросу, как выбор оснований (критериев) для иерархического распределения классифицируемого понятия. Сразу подчеркнем, что классификация не относится к разделению миграции на узкое и широкое ее понимание. Она включает все миграционное многообразие, весь спектр территориальных перемещений, т.е. все то, что охватывается понятием «миграция в широком смысле слова». Миграция в узком смысле слова может быть классифицирована и сама по себе, и как элемент в расширенном понимании миграции населения.

Еще задолго до 1970-х гг., начиная с которых, классификации миграции населения заполонили монографии и учебные пособия (учебники), отечественные исследователи могли познакомиться с отрывочными представлениями по этой методологической проблеме. Прежде всего, был доступ к классификации, предложенной Е. Равенштейном, который

выделял местных мигрантов, мигрантов на короткие расстояния, мигрантов на большие расстояния и стадийных мигрантов [1. С. 60].

В 30-е гг. ХХ столетия конференцией, организованной Международным бюро труда, было предложено считать все передвижения, сроком более года в качестве постоянной миграции, а меньше года — временной [2. С. 9].

В 1960-е гг. в доступном русском варианте «Многоязычного демографического словаря» в качестве основания для разбиения миграций на две группы предлагалась продолжительность отсутствия в прежнем месте проживания и продолжительность пребывания в новом месте [3. С. 70].

По сути, и Международное бюро труда и «Многоязычный демографический словарь» предлагали узкое и широкое понимание миграции населения.

В те же годы стала доступной классификация миграции, которую предложил польский географ А. Ма-рианьский. Его книга была опубликована в Советском Союзе в 1969 году. Она познакомила отечественных исследователей с его критериями. К ним он относил деление миграций по причинам (экономическим и политическим), по территориальному охвату (межконтинентальные, межгосударственные и внутригосударственные), по продолжительности (постоянные и сезонные), а также по структуре мигрантов, точнее — по направлениям: в города, сельские поселения и т.д. [4. С. 12-13].

Завершая неполный перечень работ, в которых можно было прочитать об этой методологической проблеме, приведем также классификацию, предложенную Международной

организацией по миграции, которая в конце прошлого столетия выделяла 5 основных «типов» международных мигрантов. В их числе поселенцы — люди, приезжающие в страну на постоянное жительство; контрактные работники — это те, кто принят на работу на ограниченный срок, профессионалы, к которым отнесены лица с высоким уровнем образования и опытом работы; нелегальные иммигранты, а также беженцы, т.е. лица ищущие убежища. Как говорится, полная классификационная «каша», где одноуровневая миграция распределена, по крайней мере, по четырем разным основаниям.

Анализ приведенных идентификаций миграционного многообразия показывает, что отечественные исследователи миграций в советские годы для разработки собственных классификаций могли извлечь из них, лишь два критерия: продолжительность (время) пребывания мигранта на новом месте и расстояние между районами выхода и вселения.

В последние советские десятилетия и, особенно, в постсоветские годы количество классификационных критериев возросло.

Начнем с В.И. Переведенцева, который еще в начале 1960-х гг. при изучении миграции с позиций баланса трудовых ресурсов считал, что наиболее важна классификация миграции по охвату территории и типов населенных мест, по организованным формам, основным целям и личным стимулам населения [5. С. 130].

Спустя десятилетие, В.И. Староверов, не называя оснований, по которым он классифицировал миграцию, в значительной мере повторяя В.И. Переведенцева, писал о том, какие перемещения относятся к эмиграции и иммиграции, внешним и

внутренним перемещениям, а также совершающимся между населенными пунктами разного статуса. Затем он рассматривал индивидуальные, коллективные и массовые миграции, увязывая их с сезонной, маятниковой и эпизодической формами, и наконец, отмечал, что следующий уровень ти-пологизации связан с целевой направленностью перемещений населения [6. С. 27-29].

Многое сделавший в послевоенный период для восстановления в правах гражданства миграционной науки, В.В. Покшишевский отмечал, что наряду с разделением миграций в зависимости от признака постоянности или временности их можно классифицировать по признакам расстояний, по характеру пересекаемых границ. Он также как А. Марианьский выделяет межконтинентальные, межгосударственные, а также внутренние межрайонные и внутрирайонные, совершаемые на короткие расстояния [7. С. 18].

Другой географ Н.Я. Ковальская использует в качестве классификационного признака также продолжительность пребывания мигранта в районе вселения и в этой связи к основным видам относит безвозвратную и временную. Важно отметить, что она во временных миграциях выделяет особый вид — сезонную миграцию. Другой признак, используемый ею, тот же, что и у Марианьского и Покшишевского, — направления миграционных потоков [8. С. 233].

Уже в XXI столетии появились новые основания классификации миграций. Начнем с В.И. Моисеенко. Она, будучи автором главы в учебном пособии «Управление миграционными процессами», выдвигает вслед за В.В. Покшишевским в качестве критериев классификации расстояние (пересе-

чение границы) и время. Эти критерии она дополняет таким основанием, как причины миграции. Далее она пишет, что из-за невозможности использовать такой критерий, как расстояние, лучше применять более продуктивное «место проживания», привязанное к существующему политико-административному делению страны. Другой критерий — время, или длительность пребывания мигранта в месте вселения. С учетом периодичности перемещений выделяется сезонная миграция и маятниковые перемещения [9. С. 7]. Наконец, «важным критерием идентификации миграции наряду с переменой места жительства и продолжительности пребывания являются ее причины» [9. С.8].

Приведя массу разнообразных перемещений, к сожалению, она не называет критериев, с помощью которых их выделила. В авторской монографии она вновь повторяет, что пространственная мобильность (ее она отождествляет с миграцией) классифицируется на основе таких критериев, как расстояние, периодичность, причины и законодательство [10. С.27].

В те же годы В.А. Ионцев несколько раз высказывался относительно классификации миграции населения, в частности, в учебнике «Введение в демографию», на научной сессии, посвященной международной миграции и т.д. В его работах приводится понимание международной миграции, дается анализ зарубежной практики использования этого понятия и показаны основания, применяемые для классификации миграций, но главное, предложена общая схема классификации территориального перемещения (у него — движения) населения.

Не давая оценки схеме, заметим лишь, что в ней основаниями для классификации взяты, если не считать критерия относящегося к определению миграции как таковой, пересечение государственных границ, направления следования мигрантов (выезд, въезд), специфика возвратной миграции (например, сезонная и маятниковая) и формы (способы) осуществления территориального перемещения [11. С. 307; 12. С.41].

Разработка классификационных схем для характеристики таких многоплановых явлений, как миграция населения, всегда чревата неточностями. К примеру, в рассматриваемой схеме, нельзя было по одному основанию группировать вынужденную и добровольную миграции с ее нелегальным проявлением. Такой же изъян можно найти и в ряде работ других авторов.

С.В. Соболева соавтор и соредактор коллективной монографии сибирских ученых, посвященной проблемам трудовой иммиграции, также обосновывает признаки для ее классификации. Это, пожалуй, единственная работа, в которой специально рассматриваются критерии классификации миграции населения. Как считает С.В. Соболева, таких признаков, оснований, критериев четыре [13. С. 24-30]. Первым является признак административно-территориальных границ. По нему она выделяет внешнюю и внутреннюю миграцию. Вторым основанием выступает продолжительность пребывания/ проживания мигранта в месте прибытия, что позволяет выделить безвозвратные и возвратные формы миграции. И далее автор пишет, что «критерий возвратности/безвозвратности является одним из существенных для выделения трудовой миграции» [13. С.

24]. Третий критерий — форма организации миграции. По нему «традиционно выделяют организованные и неорганизованные миграции» [13. С. 27]. Наконец, четвертым «критерием классификации миграции является выделение ее по цели/причине и (или) факторам» [13. С. 29].

Претензии могут быть высказаны к тому, что автор классификацию трудовой миграции, что было поставлено в качестве цели, подменила классификацией миграции населения в целом, отнеся к ней распределение на узкое и широкое понимание этого явления. Кроме того, приравняла целевую направленность к факторам миграции.

Есть авторы, которые вместо факторов используют такое понятие, как мотивация (подменяют одно другим), на их основе классифицируется миграция на экономические, демографические, социальные направления и т.д.

Обоснование классификации трудовой миграции представлено также С.В. Рязанцевым в ряде его работ, вышедших почти в то же время, что и публикация сибирских ученых. В одной из наиболее значимых монографий С.В. Рязанцев отмечает, что при классификации любого явления «необходимо следовать основному принципу типологии — один критерий…» [14. С. 23].

Далее он продолжает, что на основе политико-географического признака можно выделить межгосударственную и внутригосударственную миграцию. Другой признак, используемый им, — время пребывания мигранта в новом месте жительства. На его основе выделяются безвозвратная и возвратная миграции, в последней он отмечает целый букет перемещений (долгосрочные, крат-

косрочные, маятниковые и пр.). Еще один критерий — причины миграции. К этой категории С.В. Рязанцев относит добровольные, вынужденные и принудительные миграции. Следующий признак — законность или легитимность миграции. Еще один критерий — цели миграции, к которым он относит экономические и социальные, и другой — степень государственного регулирования миграции. Наконец, миграции можно подразделить на основе структурных признаков [14. С. 23-33].

Авторы учебно-методического пособия, опубликованного в 2022 г. под грифом ФМС РФ и РАГС при Президенте РФ, выделяют четыре классификационных критерия, в числе которых расстояние, продолжительность, цели и причины. В соответствие с классификационной схемой, предложенной В.А. Ионцевым, они выделяют две основные и одну специфическую форму: «добровольная», «вынужденная» и «нелегальная» [15. С. 13]. Здесь вместо одного использованы два основания.

В опубликованной уже в 2022 г. монографии В.А. Волох приводит схему классификации миграции, в которой разбивает ее в соответствие с принятыми критериями на группы по причинам (экономическая и т.д.), по продолжительности (долгосрочная и пр.), по стадиям (трем), по формам (организованная, неорганизованная, принудительная), по характеру (вынужденная, добровольная), по направленности (межгосударственная и внутрипоселенная). В схеме ряд неточностей, в частности, объединены территориальные и статусные критерии [16. С. 27].

В завершение перечня работ, в которых в той или иной мере рассматривается классификация мигра-

ции населения, остановимся на ее анализе в учебном пособии, опубликованном в 2022 г. под редакцией известных специалистов в этой области профессоров О.Д. Воробьевой и А.В. Топилина [17]. Уже в первой главе этого пособия отмечается, что в соответствии с общепринятой типологией можно считать первым признаком классификации миграции время пребывания в месте вселения. Вторым признаком они называют географический или пространственный, на основе которого выделяются внешние и внутренние миграции (критерий — пересечение административных или государственных границ). Третий признак — цели миграции. Четвертый — уровень организации, по которому выделяют организованные и самодеятельные миграции. Структуру миграционного потока в учебном пособии называют пятым признаком, а способ вовлечения людей в миграцию (принудительный, добровольный и т.д.) — шестым. Наконец, седьмой признак — степень законности [17. С. 11-17]. Добавим, что по каждому признаку дается всестороннее описание тех проявлений миграции, которые согласно ему могут быть выделены.

Заканчивая анализ существующих классификаций миграции, остановимся на подходе, которого придерживается С.В. Рязанцев. Отметив, что основополагающий принцип классификации состоит в использовании одного критерия для одной ступени иерархии, он пишет, что связав следующее основание с предыдущим, создается некая иерархия: единая по горизонтали и различная по вертикали. Подчеркнем, что такой подход исключает построение классификаций, таких как классификация яблок, при которой эти фрукты пред-

ставляются как красные и большие, сладкие и зеленые и т.д.

Анализ отечественной литературы, издаваемой, по крайне мере, в последние пятьдесят пять лет, показывает, что в миграционной науке, ее представители от В.И. Переведенцева (1961 г.) до В.А. Волоха (2022 г.) использовали для целей классификации целый набор критериев (оснований, признаков, индикаторов, кому что нравится). Среди них — продолжительность пребывания мигранта в месте вселения; направления миграционных потоков; степень организации миграции; цели и причины (факторы) миграции. В меньшей мере применяются расстояние, характер пересекаемых границ, или по-другому, охват территорий, законодательство, возвратность, регулярность, периодичность, место проживания, структуры, стадии и пр.

Очевидно, что не все перечисленное может быть отнесено к критериям классификации миграции населения. Более того, в применяемых классификациях некоторые как будто бы различные критерии являются на самом деле ничем иным как словесным оформлением одного и того же признака. Это относится, в первую очередь, к признаку, разделяющему внешние и внутренние миграции. Порой в одни и те же кластеры включают миграции, относящиеся к разным группам, т.е. нарушается основной принцип классификации: один кластер — одно основание.

Нельзя сказать, что использование различных оснований для осуществления классификации миграции населения или просто ее упорядочения, это только российское «изобретение». Тем же грешат и зарубежные авторы. Вот пара примеров. Американец Gonzales N., исходя

из времени пребывания мигранта в стране-реципиенте, выделил сезонные, текущие, продолжительные и постоянные миграции [18. C. 22]. При некоторой неточности, здесь присутствует хотя бы логика времени, тогда как тоже западный ученый Castles S. в основные типы миграции включает временные, высококвалифицированные, в т.ч. бизнесмены, незаконные, ищущие убежища, вынужденные мигранты, семейные воссоединенные мигранты, возвратные и т.д. [18. C. 26].

Такого смешения оснований для распределения миграций, не говоря уже об их классификации, нет ни в одной отечественной работе. К сожалению, мы некритически относимся к тому, что предлагают западные эксперты. А это ведь те же ученые, о которых упоминалось ранее.

Анализ используемых для классификации миграций оснований, показывает, что часть из них носит объективный характер. В этом случае исследователи не могут по своему усмотрению менять критерии идентификации разновидностей территориального перемещения населения.

Другая часть оснований — это субъективные конструкции, с помощью которых разные специалисты одну и ту же миграцию распределяют на разные части.

Иллюстрацией первого основания может служить, например, статус территории (государственная или административно-территориальная граница), а второго — продолжительность пребывания мигранта в новом месте. У продолжительности времени имеются два объективных измерения: миграция на все время и миграция на определенное время, т.е. предполагающая возвращение мигранта.

Такое деление лежит в основе безвозвратной и возвратной миграций, причем связано оно с пониманием миграции в узком и широком смысле слова.

В дальнейшем при классификации по основанию «продолжительность времени» выделяют краткосрочные, долгосрочные и иные миграции. Такое деление, даже если в его основе лежат те или иные нормативные акты, все равно отличается от объективных оснований элементом условности и субъективизма. Так, к краткосрочным миграциям можно отнести поездки на несколько дней, недель и даже месяцев.

Еще большей условностью отличается такое субъективное основание, как деление миграции на близкие и дальние расстояния. Если различия миграций, совершающихся между государствами или между районами, опираются на вполне определенные критерии, то распределение расстояний на близкие и дальние может быть каким угодно. Кстати, когда распался Советский Союз, кто-то, недолго думая, ввел в политический оборот такие термины, как ближнее и дальнее зарубежье. Первым стали обозначать государства, возникшие на постсоветском пространстве, а вторым — все остальные, существовавшие прежде. В результате, Финляндия, например, стала дальним зарубежьем, а Молдова или Армения — ближним. Мы изначально стали называть государства, в которые превратились бывшие союзные республики, новым зарубежьем, а все остальные страны — старым зарубежьем. Условность деления миграций по дальности расстояния настолько очевидна, что не требует доказательств неприемлемости этого «критерия» для классификации миграций.

Другое дело, характеристика особенностей тех или иных миграций, более того, выявление закономерностей их протекания. Вспомним хотя бы Е. Равенштейна. У него с расстоянием связана характеристика миграционных законов.

В отечественной литературе встречаются также при классификации миграций еще три основания, которые хотя и носят объективный характер, но по своей сути не являются пригодными инструментами для этой цели.

Начнем со стадий миграции, предложенных В.А. Волохом [16. С. 5]. Прежде всего, миграция и миграционный процесс, имеющий, как известно, три стадии, — это не одно и то же. Миграционный процесс включает, помимо собственно территориального перемещения, еще две другие стадии, не относящиеся к этому перемещению. Одна из них, предшествует миграции, а вторая наступает тогда, когда миграция уже состоялась.

Другое подобное основание, его используют гораздо чаще, — это факторы, причины, мотивы миграции населения. Не останавливаясь на «си-нонимизации» факторов и причин, заметим, что факторы — это не критерии миграции населения, они их детерминанты, действующие всегда в совокупности, что часто затрудняет выделение основного из них. Но главное в том, что решение о миграции всегда зависит от субъекта, его потребностей, степени их удовлетворения в месте проживания и ожиданий в новом месте вселения. Здесь речь не идет о вынужденных миграциях, в частности, о беженстве, как и принудительных перемещениях. Там действуют иные факторы.

Наконец, иногда принимают в качестве основания для классификации такую характеристику населения, как его структура. Очевидно, что в миграциях участвуют мужчины и женщины, дети, взрослые и старики, а если еще перечислять социальные признаки, то таких «оснований» для классификации наберутся десятки. По нашему убеждению, это не основания, это — характеристики населения, различия по которым образуют особенности и иногда и закономерности тех или иных миграционных потоков, что подметил еще в последней трети XIX века уже упоминавшийся Е. Равенштейн.

По нашему мнению, пригодными основаниями для осуществления общей классификации миграции населения, могут быть:

1) территориальный статус, основной характеристикой которого выступает пересечение государственной границы;

2) статус населенных пунктов, прежде всего их отнесение к городской и сельской местности;

3) целевая направленность миграций;

4) способ (характер) осуществления миграции;

5) уровень организованности территориального перемещения;

6) законность осуществления иммиграции (въезд, пребывание, занятость).

Выбор оснований для классификации миграции населения — это лишь половина дела.

Другая его часть — выбор таксонов, используемых для идентификации и дифференциации различных проявлений миграции населения.

В основе таксономии лежит установление общих и разделительных признаков предметов и явлений.

В нашем случае таксоны — это многообразие названий, используемых для обозначения различных проявлений того явления, для которого создается классификация, типология или таксономия.

В иерархии таксонов в рассматриваемой нами области на верхнем уровне находится само понятие «миграция населения». Это — вершина классификации. На различных уровнях иерархии от этой вершины до основания располагаются таксоны, подчиненные таксону более высокого ранга. Создание приемлемой иерархии в классификационной схеме миграции населения, достаточно сложная задача, как и выбор тех таксонов, которые в этом могут быть задействованы.

Начнем с истории вопроса. Еще в советское время, когда издание учебников и учебных пособий было достаточно хлопотливым делом, благодаря энергии руководителя Центра народонаселения МГУ Д.И. Валентея, было написано и опубликовано в 1973 г. первое учебное пособие «Основы теории народонаселения». В этом издании все перемещения населения носили еще название формы миграции [19. С. 283, 288]. Но уже во втором издании (1977 г.), в классификационных схемах помимо «формы» и «методов» появляются новые таксоны, в частности «вид» и «тип». В третьем издании было дано обоснование, почему вид, тип и форма предпочтительны для использования в классификациях миграции населения. В частности, отмечалось, что форма — это специфическое проявление одного и того же явления, тогда как вид подчеркивает различия между ними. Надо сказать, что использование таких таксонов, как тип, вид и форма, причем в соответствии с

тем, какое было дано в «Основах теории народонаселения», можно отметить в учебнике по географии населения, авторами которого были С.А. Ковалев и Н.Я. Ковальская [8. С. 233].

Суть, конечно, не в том, кто назвал эти термины, используемые при характеристике миграции населения, раньше или позже. Суть в том, что этими терминами, а именно, формами, типами, видами, либо до сих пор называют одно и то же проявление миграции (например, переселение), либо одним каким-то из этих терминов (чаще всего формой) называют разные проявления миграции. И началось это не вчера, а в своей массе еще с семидесятых годов советского периода. Авторами работ, в которых использовались, как правило, по своему эти таксоны, выступали и те, кто приложил руку к классификации миграции и те, кто просто анализировал различные проявления территориального перемещения населения.

Начнем с 1973 г., когда был опубликован сборник статей по миграции населения, авторами которых были наиболее известные в те годы специалисты, занимающиеся миграционной проблематикой [20]. В частности, в статье В.В. Покшишевского уже используются такие таксоны, как тип и форма. Формами он называет организуемые государством переселения, тогда как тип связывает с неорганизованными миграциями [20. С. 18].

Другой автор — Т.И. Заславская индивидуальную, общественно организованную, добровольную и вынужденную миграции называет типами, причем две первые различаются организационными формами [20. С. 150-151].

В опубликованной в 1970-е гг. монографии В.И. Староверов отмечал,

что миграция населения как комплексный процесс объединяет разнообразные типы, виды и формы передвижения населении. При этом к видам он относил эмиграцию и иммиграцию, внешние и внутренние миграции, а перемещения между населенными пунктами одинакового или различного статуса (город, село) он называл типом миграции. Маятниковую, сезонную и эпизодическую миграции он считал формами. К этому таксону он также относил организованные миграции [6. С. 27-28].

С тех же семидесятых годов анализом «элементов структуры миграции» стала заниматься В.М. Моисеен-ко. Она отмечала, что «нет почти ни одной работы, в которой не находили бы достаточно широкого применения термины форма, вид, разновидность, тип» [21. С. 23]. Сама она в этой работе к формам относит организованные и неорганизованные миграции.

Другой представитель Центра по изучению проблем народонаселения МГУ Б.С. Хорев в соавторстве с В.Н. Чапеком примерно в те же годы называли возвратные и безвозвратные миграции формами, а к основным видам миграции относили переселения, маятниковую и сезонные миграции [22. С. 26].

Накануне развала Советского Союза вышла работа М.А. Шабановой, которая писала, что элементами совокупности миграций «являются разнообразные виды миграции, осуществляемые в различных направлениях и типах поселений (как в организованной, так и неорганизованной форме)». Она, пожалуй, первая, кто разделила миграцию на два вида — постоянную (стационарную, безвозвратную) и временную (возвратную), в состав которой она включила такие виды, как сезонная и маятниковая

(челночная). В работе дается тщательный анализ всем видам миграции населения [23].

Весьма оригинальную таксономию можно обнаружить в учебном пособии РАГСа при Президенте РФ, в которой сказано, что к основным видам миграции относятся: «внутренняя и внешняя; эмиграция и иммиграция; вынужденная и добровольная; возвратная и безвозвратная; законная и незаконная; организованная и самостоятельная; трудовая» [24. С. 6]. Здесь тип, вид, форма — все сведено в одну «кучу», иначе не назовешь.

Кстати, такие таксоны, как тип и форма достаточно часто специалисты, пишущие по миграционной проблематике, используют вместо таксона «вид». Порой типы миграции называют видами, а учебные, маятниковые, сезонные и т.д. миграции относят к временным формам. Более того, безвозвратные и возвратные миграции, составляющие их основные виды, иногда называют формами [13. С. 23]. Надо добавить, что таксон «форма» наиболее применяем в работах по миграции населения.

Анализ таксономического разнообразия, используемого в литературе для характеристики, а часто и классификации миграций, будет не полным без работ С.В. Рязанцева, предложившего собственную таксономию. В крупной монографии, посвященной трудовой миграции в странах СНГ, С.В. Рязанцев вначале определил, что такое типология. Опираясь на это определение, он предложил классификацию миграции, основанную на соподчиненности понятий, именуемых им уровнями. Таким таксоном, как тип он объединил «близкие по происхождению потоки мигрантов на основе крупного признака — отно-

шения к границе, времени пребывания в новом месте жительства, влиянию государства на процесс регулирования миграции» [14. С. 22].

Заметим, что для идентификации типа миграции было бы вполне достаточно критерия «границы». Время пребывания и т.д. — все это нужно для характеристики более низких уровней иерархии.

В качестве высшей таксономической категории им предложен класс миграции, затем порядок миграции, эта категория выделяется в рамках класса миграции, затем следует род миграции — «надвидовая» категория. Наконец, он пишет, что элементарной единицей миграции является вид, а далее типом называет вначале международную и внутригосударственную миграцию, а затем им же называет возвратную и безвозвратную миграции. После этого в рамках возвратной (временной) миграции выделяет долгосрочную и краткосрочную, а в последней — маятниковые и т.д. миграции. Опуская дальнейшее перечисление того, что входит в краткосрочную и долгосрочную, в регулируемую и нерегулируемую миграции, отметим, что по причинам миграции появляются еще три типа — добровольная, вынужденная и принудительная [14. С. 22-27].

Нам думается, что исключение из состава таксонов «формы» и включение, наоборот, «класса», «порядка» и «рода» привело к тому, что пришлось такими названиями, как тип и вид классифицировать все разнообразие миграций.

Завершая рассуждения о терминах, применяемых в науке о миграции населения, хотелось бы в очередной раз сослаться на В.И. Переведенцева. В монографии, опубликованной в 1975 г., он одну из научных задач

сформулировал так: «способствовать унификации, стандартизации терминологии в области изучения миграции населения» [25. С. 4]. И далее он выдвигает требования к применяемым терминам — «точность и однозначность», это именно то, чего не хватает отечественному научному сообществу уже почти 45 лет.

Тем не менее, хотелось бы закончить этот раздел на оптимистической ноте. Анализ применения разных таксонов при характеристике многообразия проявления миграции населения, показывает, что наиболее профессионально об этом говорится в учебном пособии «Миграция населения: теория и политика» [17] и в монографии, автором которой является Т.М. Юдина [26].

Солидаризируясь с этими авторами, заметим, что для классификации и анализа миграции населения вполне достаточно трех основных таксонов: тип, вид и форма.

Вид — это наиболее удобный таксон, он дополняется такими таксонами более низкого порядка, как подвид и разновидность. Форма — это то, в чем находят свое проявление вид, подвид и разновидность.

К названным таксонам можно добавить еще такой, как способ, который, по сути, то же, что и форма.

Наконец, для выделения из миграции в широком смысле слова ее двух частей — безвозвратной и возвратной, можно воспользоваться, таксоном, предложенным С.В. Рязанцевым. Речь идет о таком таксоне, как «класс».

Итак, для осуществления классификации миграции населения необходимы, во-первых, обоснование адекватных критериев, по которым проводится эта процедура, и, во-вторых, отбор таксонов, наиболее соответствующих этой методологической операции.

Лишь с учетом этих двух принципов можно осуществить классификацию, не нарушая те или иные методологические требования.

С учетом этих требований всевозможные проявления миграции представлены в табл. 1. В таблице для классификации миграции в широком смысле слова используются шесть отобранных ранее оснований, а также следующие таксоны: тип, вид (разновидность), форма, иногда способ (аналог формы).

Таблица 1

Основание для объединения миграций Наименование таксона Примеры миграций, входящих в таксон

1. Статус территории Тип международная, внутригосударственная

2. Целевая направленность Вид переселение, трудовая, учебная, маятниковая, рекреационная, эпизодическая

3. Статус населенного пункта Разновидность внутри и между городскими и сельскими поселениями

4. Уровень организации Форма организованная, неорганизованная

5. Степень законности Форма легальная, нелегальная

6. Способ перемещения Форма (способ) добровольный, вынужденный, принудительный

Литература

1. Изард У. Методы регионального анализа. — М.: Прогресс, 1966.

2. Миграция населения. Вып. третий. Международная миграция // Под общей ред. О.Д. Воробьевой. — М.: Приложение к журналу «Миграция в России», 2001.

3. Многоязычный демографический словарь. Русское издание / ООН Экономический и социальный департамент. — Нью-Йорк, 1964.

4. МарианьскийАнджей. Современные миграции населения. — М.: Статистика, 1969.

5. Вопросы трудовых ресурсов в районах Сибири /Под ред. Г.А. Пруденского. — Новосибирск: СО АН СССР, 1961.

6. Староверов В.И. Социально-демографические проблемы деревни. — М.: Наука, 1974.

7. Покшишевский В.В. Население и география. — М., 1978.

8. Ковалев С.А., Ковальская Н.Я. География населения СССР. — М.: МГУ, 1980.

9. Управление миграционными процессами: Учеб. пособие / Под ред. В.А. Каламанова. — М.: МОРФ ГУУ, 2003.

10. Моисеенко В.М. Внутренняя миграция населения. — М.: Экономический факультет МГУ; ТЕИС, 2004.

11. Введение в демографию / Под ред. В.А. Ионцева и А.А. Саградова. — М.: ТЕИС, 2002

12. Мир в зеркале международной миграции. Научная сессия: Международная миграция населения: Россия и современный мир. — М.: Макс Пресс, 2002.

13. Иностранные мигранты на сибирском рынке труда / Под ред. С.В. Соболевой и И.В. Октябрьского. — Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2006.

14. Рязанцев С.В. Трудовая миграция в странах СНГ и Балтии: тенденции, последствия, регулирование. — М.: Формула права, 2007.

15. Основы миграционной политики: Учеб.-метод. пособие. — М., 2022.

16. Волох В.А. Новая Россия: политика и управление миграционными процессами. — Самара: Бахрак-М, 2022.

17. Миграция населения: теория и политика: Учеб. пособие / Под ред. О.Д. Воробьевой и А.В. Топилина. — М.: Экономическое образование, 2022.

18. Блинова М.С. Современные социологические теории миграции населения. — М., 2009.

19. Основы теории народонаселения /Под ред. Д.И. Валентея. — М.: Высшая школа, 1973.

20. Статистика миграции населения / Под ред. А.Г. Волкова. — М.: Статистика, 1973.

21. Миграционная подвижность населения в СССР/ Под ред. Б.С. Хорева и В.М. Моисеенко. — М.: Статистика, 1974.

22. Хорев Б.С., ЧапекВ.Н. Проблемы изучения миграции населения. — М.: Мысль, 1978.

23. Шабанова М.А. Сезонная и постоянная миграция населения в сельском районе: комплексное социолого-статистическое исследование. — Новосибирск: Наука, Сибирское отделение, 1991.

24. Аверин А.Н. Миграция населения. — М.: РАГС, 2006

25. Переведенцев В.И. Методы изучения миграции населения. — М.: Наука, 1975.

26. Юдина Т.Н. Социология миграции. — М.: Академический Проект,2006.

Bibliography

1. Izard W. Metody regional’nogo analiza [Methods of Regional Analysis]. Moscow. Progress. 1966.

2. Migratsiya naseleniya. Vypusk tretiy. Mezhdunarodnaya migratsiya [Migration. Vol. 3. International Migration]. Ed. O.D. Vorobyova. Prilozheniye k zhurnalu «Migratsiya v Rossii» [Supplement to the journal Migration in Russia]. 2001.

3. Mnogoyazychnyy demograficheskiy slovar’ [Multilingual Demographic Dictionary]. Russian edition. OON Ekonomicheskiy i sotsial’nyy departament [UN Economic and Social Department]. New York. 1964.

4. Mariansky A. Sovremennyye migratsii naseleniya [Modern Migration]. Moscow. Statistika [Statistics]. 1969.

5. Voprosy trudovykh resursov v rayonakh Sibiri [Issues of Labour Resources in Siberia]. Ed. G.A. Prudensky. Novosibirsk. SO AN SSSR [Siberian branch of the USSR Academy of Sciences]. 1961.

6. Staroverov V.I. Sotsial’no-demograficheskiye problemy derevni [Socio-Demographic Problems of Village]. Moscow. Nauka [Science]. 1974.

7. Pokshishevsky V.V. «Naseleniye i geografiya» [Population and Geography]. Moscow. 1978.

8. Kovalev S.A., Kovalskaya N.Y. Geografiya naseleniya SSSR [Population Geography of the USSR]. Moscow. MGU [Moscow State University]. 1980.

9. Upravleniye migratsionnymi protsessami [Managing Migration Processes]. Uchebnoye posobiye [Textbook]. Ed. V. Kalamanov. Moscow. 2003.

10. Moiseenko V.M. Vnutrennyaya migratsiya naseleniya [Internal Migration of Population]. Moscow. Ekonomicheskiy fakul’tet MGU [Economics Faculty of the Moscow State University]. TEIS. 2004.

11. Vvedeniye v demografiyu [Introduction to Demography]. Eds. V.A. Iontsev and A.A. Sagra-dova. Moscow. TEIS. 2002.

12. Mir v zerkale mezhdunarodnoy migratsii [World in the Mirror of International Migration]. Nauchnaya sessiya: Mezhdunarodnaya migratsiya naseleniya: Rossiya i sovremennyy mir [Scientific session: International migration: Russia and the modern world]. Moscow. Max Press. 2002.

13. Inostrannyye migranty na sibirskom rynke truda [Foreign Migrants in the Siberian Labour Market]. Eds. S.V. Soboleva and I.V. Oktyabrsky. Novosibirsk. Izd-vo SO RAN [Siberian branch of the Russian Academy of Sciences]. 2006.

14. Ryazantsev S.V Trudovaya migratsiya v stranakh SNG i Baltii: tendentsii, posledstviya, reg-ulirovaniye. [Labour Migration in the CIS Countries and the Baltic States: Trends, Consequences, Regulation]. Moscow. Formula prava [Law Formula]. 2007.

15. Osnovy migratsionnoy politiki [Basics of Migration Policy]. Uchebno-metodicheskoye posobiye [Textbook]. Moscow. 2022.

16. Volokh V.A. Novaya Rossiya: politika i upravleniye migratsionnymi protsessami [New Russia: Policy and Management of Migration Processes]. Samara. Bakhrak-M. 2022.

17. Migratsiya naseleniya: teoriya i politika [Migration of Population: Theory and Policy]. Uchebnoye posobiye [Textbook]. Eds. O.D. Vorobyova and A.V. Topilin. Moscow. Ekonomicheskoye obrazovaniye [Economic Education]. 2022.

18. Blinova M.S. Sovremennyye sotsiologicheskiye teorii migratsii naseleniya [Modern Sociological Theories of Migration]. Moscow. 2009.

19. Osnovy teorii narodonaseleniya [Fundamentals of the Theory of Population]. Ed. D.I. Valen-tey. Moscow. Vysshaya shkola [Higher School]. 1973.

20. Statistika migratsii naseleniya [Statistics of Population Migration]. Ed A.G. Volkov. Moscow. Statistika [Statistics]. 1973.

21. Migratsionnaya podvizhnost’ naseleniya v SSSR [Migration Mobility of Population in the USSR]. Eds. B.S. Khorev and V.M. Moiseenko. Moscow. Statistika [Statistics]. 1974.

22. Khorev B.S., Chapek V.N. Problemy izucheniya migratsii naseleniya [Problems of Studying Migration]. Moscow. Mysl’ [Thought]. 1978.

23. Shabanova M.A. Sezonnaya i postoyannaya migratsiya naseleniya v sel’skom rayone: kom-pleksnoye sotsiologo-statisticheskoye issledovaniye [Seasonal and Permanent Migration of Population in a Rural Area: Complex Sociological and Statistical Study]. Novosibirsk. Nauka, Sibirskoye otdeleniye [Science]. 1991.

24. Averin A.N. Migratsiya naseleniya [Population Migration]. Moscow. RAGS [Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (RANEPA)]. 2006

25. Perevedentsev V.I. Metody izucheniya migratsii naseleniya [Methods of Studying Population Migration]. Moscow. Nauka [Science]. 1975.

26. Yudina T.N. Sotsiologiya migratsii [Migration Sociology]. Moscow. Akademicheskiy Proyekt [Academic Project]. 2006.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.