волонтер помощь заключенным

Кому помогает

Осужденным женщинам, находящимся в колониях и следственных изоляторах:  собирает теплые вещи, организует концерты и конкурсы, оказывает юридическую помощь.

Детям осужденных родителей, оставшимся на воле: организует праздники, экскурсии, каникулярный отдых, свидания с родителями, обмен письмами и фотографиями.

Женщинам, освободившимся из исправительных учреждений: помогает адаптироваться к свободной жизни, найти работу.

Впервые оказавшись в колонии, сначала не можешь отделаться от ощущения, что ты в пионерском лагере. К реальности возвращают люди в форме с собаками, колючая проволока по периметру и досмотр, как в аэропорту на входе. Средства связи на территории колонии запрещены, передвижение — только в сопровождении сотрудников.

В колонию № 1 в поселке Головино попадают те, кто впервые оказался в исправительном учреждении. Колония № 10 в селе Ликино — для рецидивистов. Многие возвращаются сюда снова и снова, не справляясь с жизнью на воле.

Причины разные: наркотики (статья 228), убийства (статья 105), мошенничество (статья 159), хищение чужого имущества (статья 158).

Наказание отбывают в общей сложности около тысячи человек.


ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

Некоммерческая организация “Фонд помощи заключенным” зарегистрирована в мае 2001 года.

Миссия Фонда помощи заключенным:  содействие в преобразовании  уголовно – исполнительной системы в реабилитационную; формирование культуры благотворительности в обществе.

Задача Фонда помощи заключенным: содействие в практической реализации личных и социально-экономических прав и законных интересов осужденных;  концентрация усилий на социально-реабилитационной деятельности; изменение устойчивого  стереотипа в обществе нега­тивного отношения к людям, оказавшимся в местах лишения свободы.

Приоритеты Фонда помощи заключенным Особое попечение и забота об осужденных женщинах и детях, находящихся в домах матери и ребенка при женских исправительных учреждениях, а также о подростках в воспитательных колониях.

Фонда помощи заключенным – Кирильчук Сюзанна Геннадьевна

Сотрудники Фонда помощи заключенным считают, что места заключения должны быть превращены в реабилитационные центры, где рука об руку будут работать педагоги, психологи, социологи и врачи. И определенный опыт уже накоплен. В частности, совместно с администрацией женских исправительных учреждений Мордовии, Подмосковья, Владимирской,Тверской, Самарской областей был организован ряд реабилитационных комплексов, где в комфортных условиях женщины готовятся к освобождению и где с ними работают психологи и социальные работники. В этих же реабилитационных комплексах осужденные женщины могут провести свой отпуск (поскольку все женщины работают, им положен отпуск продолжительностью две недели).

Сотрудники Фонда помощи заключенным работают с большим количеством людей, которые вернулись из заключения, помогают им в трудоустройстве, получении необходимых документов, а часто и в решении семейных проблем. У многих людей, находящихся в местах заключения, происходят определенные социально-психологические изменения, которые затрудняют их обратное вхождение в общество.

Прикрепленные файлы

О переписке с заключенными

Практика отвечать на письма заключенных была в Даниловом монастыре давно, еще до появления Добровольческого движения “Даниловцы”. Почтой вообще занималась канцелярия. Но когда возник Патриарший Центр Духовного Развития детей и молодежи и собственно движение “Даниловцы”, то часть этого служения доверили группе переписки. Вела ее Калиса Патлусова, очень начитанная и образованная девушка, которая занималась просветительской деятельностью и Евангельским кружком. Я пришел в группу, когда уже были разработаны основы для волонтеров этого направления в аналогичных группах при московских храмах. Нам осталось только развивать это направление и вносить свой вклад.

В 2018 году весь накопленный за время работы опыт мы обобщили, издав сборник “Духовная переписка с заключенными”. Поэтому готовность отвечать на письма зависит не только от желания волонтера, но и от того, готов ли он обучаться и развиваться. Задача группы как раз и заключается в том, чтобы обучить и поддержать новичков, передать им свой опыт, ибо никто не приходит готовым к этому служению. И вообще, заниматься этим самостоятельно и без подготовки может быть не на пользу.

Я думаю, основной мотив волонтеров, которые приходят в эту группу, – помогать людям, реализуя свои таланты и исполняя заповеди христианства. Также это развитие навыков общения, умения формулировать свои мысли, переносить их на бумагу, расширение кругозора, духовный рост, поиск ответа на многие вопросы о смысле жизни, нашем предназначении, форма церковного служения.

В переписке с заключенными есть своя специфика. Не все письма написаны с целью духовного общения, и мы всегда предупреждаем волонтеров, что возможен обман и манипуляции. Есть письма с материальными просьбами, которые мы не в состоянии выполнять. Изучать тюремные порядки нам не обязательно, просто надо понимать, какие существуют ограничения, и соблюдать элементарные правила. В нашей группе разработаны эти правила, ничего такого сверхсложного в них нет. Для нас главное и самим духовно развиваться, и помогать в этом другим, позитивно общаться независимо от положения подопечного: в тюрьме он или в больнице. Основная сложность – это научиться понимать не про тюрьму, а про человека. Как только взаимопонимание достигнуто, дальше проще.

Волонтер должен понимать свою зону ответственности и не брать на себя лишнее. Поэтому мы стараемся предупреждать заранее, что манипуляции возможны. В правилах группы установлены рамки, за которые выходить не рекомендуется. Например, мы против того, чтобы высылать материальную помощь по первому требованию, без общения. И когда возникают трудности или сомнения, мы вместе разбираем ситуацию. И если видим исключительно потребительское отношение подопечного, неблагодарность, грубость, попытки вымогательства и морального давления, то переписку с таким человеком прекращаем.

Искусственно мотивировать наших волонтеров, я думаю, не стоит – это дело добровольное, и у каждого есть свой стимул. Но у нас в Движении для волонтеров, конечно же, есть приятные бонусы. У каждой группы свои традиции в виде совместных мероприятий: регулярные и праздничные чаепития, походы на природу, празднования дней рождения, походы в музеи, на концерты. Волонтеры – это друзья. Поэтому участие в полезном деле всегда приносит отдачу в виде радостных встреч.

В общем, секретов в работе нашей группы нет. Наоборот, мы готовы делиться опытом и даже выпустили книгу “Духовная переписка с заключенными”, которую может получить бесплатно каждый волонтер и любой, кто планирует заняться этой работой. Поэтому главный совет – это перенимать опыт групп, которые уже давно работают.

Про поездки в колонии

Открытие групп в двух можайских колониях – это было логичное решение, вытекающее из развития Движения в целом. Как только наше Движение приобрело весомую репутацию и опыт, сразу представилась и такая возможность. Мы связались с людьми, у которых уже был опыт в этом деле, нам помогли с рекомендациями, мы съездили на разведку в Можайскую воспитательную колонию, пообщались с администрацией. Наше начинание было встречено положительно, так и начали работать. В группу приходят спортсмены, музыканты, психологи, педагоги и просто неравнодушные люди. Все, готовые помогать: кто – транспортом, кто – своими талантами. Кто готов проводить мастер-классы, концерты и другие мероприятия.

Страшно? У меня, например, в первое посещение особого страха не было – скорее волнение: как мы справимся, все ли гладко пройдет. Лично я получаю заряд позитива и энергии, когда удается все сделать, как задумано. Сами подопечные заинтересованы, чтобы мы не разочаровались в них, и волонтеров встречают всегда позитивно. Есть же  множество разных мероприятий, которые можно провести в колонии: концерты, спортивные игры, развивающие мастер-классы, кинопросмотры с обсуждением, театральные постановки, творческие встречи с интересными людьми и так далее.

Если мы почувствуем, что нас не ждут, то и приезжать не будем. Но люди хотят, чтобы мы приезжали. Что мы им даем? Я думаю, главное – это дать им почувствовать себя живыми и нужными, что они не брошены. И не просто дать надежду на лучшее, а своим примером научить жить лучше, стать добрее и счастливее.

Конечно, и нашу работу можно улучшить! Но все имеет свои рамки – в колониях существует режим, не все можно принести на территорию, пропуска надо заранее оформлять и так далее. Главное, создать команду мечты, а она у нас есть. Но если помечтать, наверное, было бы круто прилетать в Можайск на вертолете, а не ехать два часа на машине или электричке. Было бы замечательно привлечь каких-то мега-известных личностей, артистов – устроить грандиозный праздник. Так что, ждем новых волонтеров со своими идеями, и мы вместе ответим на вопрос: что такое волонтерство в колонии.

Константин Ренжин – координатор направления помощи заключенным в Добровольческом движении «Даниловцы», координатор четырех волонтерских групп: Переписки с заключенными, Можайской воспитательной колонии для подростков, Можайской исправительной женской колонии и Следственного изолятора №6.

Беседовала Анастасия Кузина — журналист, пресс-секретарь ДД «Даниловцы».

Что же мы в силах сделать? Помощь в рамках группы переписки в Добровольческом движении Даниловцы делится на две категории – основная (первые 7 пунктов) и дополнительная (остальные), из них можно выбрать одно или несколько направлений:

– молиться за заключенных (всех и по конкретным именам), подавать записки о здравии тех, кого знаем, в храм (если крещены в православной вере);

– помогать обратившимся к нам людям словом поддержки и утешения через письма, призывать к участию в молитве и таинствах;

– отвечать на общие вопросы православной веры, отсылать к духовной литературе, где можно найти ответы;

– отвечать на практические вопросы: присылать адреса центров трудоустройства, храмов и так далее;

– если вопрос глубокого духовного свойства, отослать человека к священнику, если таковой доступен в тюрьме (не брать на себя функции священника ни в коем случае);

– высылать духовную литературу и предметы церковного обихода, разрешенные в тюрьмах, по запросам. Если ваши средства не позволяют, группа поможет;

– высылать периодические издания самим, либо оформить на почте или через Интернет на имя заключенного подписку на такие журналы, как «Фома», «Журнал Московской Патриархии», «Наследник» и иные; группа также может помочь вам в этом;

– помогать группе в подготовке (написании, редактировании, верстке, дизайне, распечатке, распространении) методических пособий по вопросам помощи заключенным и освободившимся из заключения;

– оказывать консультационную юридическую, переводческую помощь, если позволяют возможности и образование;

– по общему правилу, если человек просит материальную помощь, советовать обратиться в фонды, которые занимаются такой (вещественной и денежной) помощью заключенным, например, «Русская береза»;

– выполнять разумные материальные просьбы, не  связанные напрямую с духовным общением, если позволяют средства и есть желание: высылать канцелярию, очки, лекарства по официальному рецепту, немного сладкого к Пасхе и Рождеству;

– в исключительных случаях, при наличии возможностей и желания, разово помочь денежно, например, оплатить штраф или иной сбор при наличии официальных бумаг, если эта помощь может привести, например, к досрочному освобождению. Но, повторяюсь, такие случаи исключительные, волонтер сам принимает решение, основной задачей группы это не является и, по общему правилу, группа не оказывает существенную материальную помощь, о чем волонтеры всегда предупреждают в первых письмах.

При этом все вышеуказанное делается на анонимной основе, личные данные волонтеров заключенным не передаются (если только сам волонтер не предоставляет эти данные осознанно, с полным понимаем того, что делает), а все сложные вопросы можно всегда решить с координатором группы.

О чем просят заключенные? Ответ, казалось бы, очевиден – прислать чего-нибудь съестного, сытного, вещественного и, конечно, денег, особенно на ларек (продуктовый магазин в тюрьме). Да, и такое бывает. И очень часто, чаще, чем хотелось бы, даже в нашей группе, хотя мы пишем, что оказываем духовную помощь, а не материальную (одежда, продукты питания, предметы гигиены, денежные средства). Просят, почти дословно, «носки, трусы, шампунь, Евангелие».

И, к сожалению, зачастую Евангелие фигурирует в этом списке «до кучи», потому что при отказе в первых трех позициях оно становится ненужным автоматически. Но это не должно нас смущать и демотивировать отвечать на письма. Мы всегда можем объяснить, почему духовную? Потому что у нас такая цель – вести общение с человеком на духовные темы, поддерживать его, помочь посмотреть на ситуацию не с позиции потребительства – что все должны, а с точки зрения принятия ситуации и обращения к самому главному. Кроме того, у нас просто не хватает на всех ресурсов, так как мы не объявляем сборы денег и продуктов. А за материальной помощью заключенные могут обратиться например, в фонд «Русская береза», отдел помощи заключенным которого принимает и размещает просьбы из колоний на своем сайте, и все желающие могут взять адрес и выслать просимое напрямую конкретному человеку. Некоторым нашим подопечным так и помогали.

Если же человек, не найдя у нас материальной помощи, напишет в ответ гневное письмо, будет вымогать помощь ссылками на разные источники или просто не будет писать, это его выбор, его свобода, его право, мы должны быть вежливыми и уважительными в любом случае. Однако, возможно, все равно наш ответ на его письмо в будущем сыграет какую-то роль, потому что позиция относительно материальной помощи доносится в письме, давая человеку пищу для размышления. Насколько человек готов эту пищу разжевать, это другой вопрос, но не наша компетенция.

Однако все же некоторые вещественные просьбы в рамках группы мы удовлетворяем: если это лекарства (в тюрьме их достать непросто, а здоровье подводит) и очки (у многих сильно портится зрение, что ставит большие препятствия, особенно, если человек хочет читать) по рецепту, иногда что-то сладкое к Рождеству и Пасхе.

И нельзя не упомянуть, что некоторые волонтеры, которым позволяют возможности, на свое усмотрение дополнительно помогают и с одеждой для освобождения, и с предметами гигиены, и даже с деньгами, но это воля и желание конкретного человека, а иногда просто возникает нечто судьбоносное, мимо чего не пройти: например, недавно несколько волонтеров собрали деньги, чтобы оплатить долг одного заключенного, и он смог выйти по УДО. Большую роль в этом сыграла и его положительная характеристика: примерное поведение, отсутствие замечаний, учеба на дистанционных православных курсах и то, что прошла уже большая часть его срока. Теперь он на свободе, живёт и работает в монастыре, ему даже ключи доверяют!

Как я уже писала, основная наша задача – быть сестрами и братьями по духовной переписке. Некоторые даже пишут – мне не надо ничего, спасибо, все есть, только общайтесь со мной! Всегда радостно, когда с заключенным удается наладить такую связь, когда он или она задают вопросы о вере, о церковной традиции, истории. На моей памяти даже был человек, пожизненно осужденный, который писал книгу о духовных вопросах на основе прочитанного и моих ответов на его вопросы, он наладил связь с храмом в Белоруссии, чтобы передать свою рукопись, но, кажется, не получилось в итоге, он предлагал прислать и нам, но вопрос с публикацией подвис. Однако как человек старается!

Кто-то просит помолиться о пьющей жене или других родных, присылают записки. Однажды даже пожилая женщина из Самары (не заключенная, иногда к нам и такие пишут), которой мы присылали для ее дочерей книгу «Почему болеют дети?» православного священника, в конверте приложила записку о упокоении с прикрепленной к ней степлером купюрой в 500 рублей, что является просто удивительным, так как почта так деньги не пересылает. Записку я, конечно, подала и денежку бросила в церковный ящик.

Интересный был случай, когда молодой активный заключенный просил разместить от его имени объявление о православном знакомстве. Я разместила в Интернете, но, к сожалению, ничего не вышло, насколько я знаю. Впрочем, это было предсказуемо. Надеюсь, он выйдет в следующем году и сможет найти свой путь в жизнь, ведь он не намного старше меня.

Один человек умолял помочь с судебным делом. Волонтеры с юридическим образованием взялись оплатить госпошлину и составить исковое заявление. Но, к сожалению, заключенный обратился к нам на той стадии, когда важные процессуальные возможности были потеряны, да и еще ряд моментов не позволили отстоять права истца на жилье, хотя он и имел право.

В памяти всплывает и волонтер нашей группы Елена, которая прислала запрос от заключенного на перевод с английского языка бумаг, которые он получил из Европейского суда по правам человека, перевели, ответили. Так знание иностранных языков пригождается даже в таком деле.

Сопутствующая духовной поддержке помощь

Заключенные часто просят, и мы им высылаем:

– христианскую литературу: Библию (один раз даже просили на английском языке), святоотеческие книги, православную публицистику, жития святых, учебники по церковнославянскому языку, церковной истории и так далее. Эти книги читает и сам адресат, и его товарищи из того же и других отрядов, особенно когда эти книги потом сдаются в тюремную библиотеку или используются для православных курсов в колонии. Некоторые книги вызывают большой восторг, наши адресаты очень благодарят за них, какие-то произведения просто переворачивают их сознание. Помимо христианских, мы высылаем и другие книги: классику, учебники, словари и пособия (например, у нас просили учебник по компьютерной грамотности, по экономике и инвестициям, географические карты).

– периодические христианские издания, например журналы «Фома», «Журнал Московской патриархии», «Русский Дом», «Православная беседа», «Православный паломник», «Наследник» и другие (или оформляем подписку на них в пользу заключенных через Интернет или на почте).

– канцелярию: ручки, карандаши, конверты, бумагу, с этим тоже стараемся помогать, так как их достать в колонии непросто, а писать письма без них невозможно, а еще попутно прилагаем открытки к большим праздникам и календари к Новому году.

– предметы церковного обихода: иконки, свечи, ладан, крестики, кольца, а также земля или другие атрибуты с могил святых и так далее. Такие просьбы тоже удовлетворяем, но с учетом ограничений колонии и наших возможностей. Иногда из этого выходит нечто доброе. Несколько заключенных писали нам, что обычные крестики помогли им выздороветь от каких-то болезненных состояний, а один человек, крещеный, но не верующий и при этом желающий уверовать, стал носить простой деревянный крестик и через некоторое время уверовал (при этом он также изучал литературу и размышлял). А еще к нам писала малоимущая женщина из Башкирии, так вот, ее матери после инсульта помогли улучшить состояние заваренные лепестки цветов из храма, где покоятся мощи св. Матроны Московской. Уверена, что они еще и молились, конечно. Блажен, кто верует!

– видео и аудио христианской направленности: не во всех колониях такое разрешается, но если можно, то мы собираем к отправке. К примеру, несколько лет назад высылали диски для тюремного киноклуба на адрес приходящего в колонию священника.

Александра Сошникова, волонтер группы переписки Добровольческого движения Даниловцы, помощник группы  в РДКБ (отделения нефрологии и гинекологии), экс-координатор группы РДКБ в отделениях нефрологии и гинекологии

Как работает

Оказывает помощь осужденным женщинам. Сотрудники фонда регулярно посещают российские колонии и следственные изоляторы, выявляют случаи жестокого обращения с осужденными и плохого содержания, собирают жалобы. Проводятся акции по сбору теплой одежды и средств для покупки необходимых вещей. Фонд помогает осужденным получить образование через дистанционные курсы Современной гуманитарной академии, а также наладить связь с родственниками – проводит фотосессии осужденных мам с детьми и отправляет фотографии их бабушкам и дедушкам.

Организует реабилитацию женщин после освобождения из заключения. При фонде создан социально-реабилитационный центр «Аврора» для женщин московского региона, освободившихся из мест лишения свободы или получивших условное наказание. Здесь им оказывают психологическую и юридическую поддержку, помощь в трудоустройстве и адаптации. Женщины могут пройти курс компьютерной грамотности, изучать английский, получить профессию парикмахера.

Повышает квалификацию сотрудников колоний и общественных организаций, помогающих осужденным. Фонд проводит семинары, круглые столы, видеоконференции, выпускает методические пособия для общественных организаций и сотрудников мест лишения свободы о правилах контроля мест принудительного содержания, проблемах работы с замещающими родителями и психолого-педагогической помощи женщинам, отбывающим наказание в исправительных учреждениях.

Содействует совершенствованию законодательства. По мнению экспертов фонда, Федеральный закон «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания» не слишком четко очерчивает круг полномочий общественной наблюдательной комиссии. Представители фонда инициировали внесение поправок в закон и повлияли на формирование этики общественного наблюдателя.

Как российские НКО помогают людям, освободившимся из мест лишения свободы

Начинать ресоциализацию еще до освобождения, договариваться о трудоустройстве с центрами занятости и помогать бороться с зависимостями: какие приемы используют НКО, чтобы помогать бывшим осужденным вернуться к привычной жизни.

19 июня в Москве состоялась Всероссийская конференция «Нелишние люди. Работа с непопулярными категориями благополучателей: помощь тем, от кого все отвернулись». В течение всего дня специалисты НКО и представители государственных учреждений обсуждали, как помогать людям в кризисной ситуации.

тыс. заключенных числится в уголовно-исполнительной системе (УИС) России на начало 2023 года

На первой секции участники рассказывали, как в России организована помощь освободившимся из мест лишения свободы.

По данным Минюста России, 44% из них после освобождения вновь совершают преступления. Алексей Мельников, член Совета по правам человека при президенте РФ, уверен: чтобы такого не происходило, необходимо менять систему комплексно.

Планы на будущее

Фонд помощи заключенным планирует открыть новые группы в социально-реабилитационном центре «Аврора», где женщины смогли бы получить новую профессию. Также расширяется работа с детьми осужденных – предполагается проводить больше праздников и экскурсий. Кроме того, в планах фонда — конференции для попечителей с участием психологов и социальных работников.

Команда

Поначалу Александр ездил в колонии в одиночестве. Сегодня к нему постепенно присоединяются люди, помощь которых востребована в местах лишения свободы. Кто-то следил за деятельностью центра в социальных сетях, кто-то увидел сюжет по телевизору, кто-то обращался за помощью, а теперь сам решил помогать людям.

Когда косметолог Милена Меркульева узнала о фонде, который помогает социализироваться выпускникам детских домов, она сразу захотела участвовать, поскольку, по ее словам, сама была когда-то в трудной ситуации.


ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

«Поехать к ребенку и стать ему наставником — это большая ответственность, — считает Милена. — К этому я пока не готова, решила поездить в колонию».

Милена не согласна с тем, что люди в местах лишения свободы не думают о массаже и косметике, что им не до того:

«Здесь находятся обычные женщины, такие же, как и мы все. Я иногда думаю, если бы я оказалась в колонии, наверное, мне было бы приятно, если бы ко мне приехал косметолог и сделал массаж. Вообще это здорово: люди должны помогать другу другу».


ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

Парикмахер Инна Тарасова прочитала о деятельности Александра в блоге психолога Анастасии Вайсбанд, которая рассказывала о своей работе с матерями в доме ребенка при колонии.

Накануне Инне приснился сон, что она сама находится в колонии со своими детьми: «Я поговорила с мужем, он поддержал меня, и я решила попробовать».

Инна планирует приехать в колонию еще не один раз:

«Не всегда есть возможность помочь деньгами, поэтому хорошо, когда ты что-то умеешь делать руками».

Инна работает в салоне красоты на Академической. Одна из осужденных Юлия, которая провела в колонии в общей сложности 25 лет и в следующем году выходит на свободу, интересуется: «Академическая? Мне бы поближе, на зеленой ветке, где я живу».

Инну такой оптимизм радует:

«Я работаю с девяти утра до девяти вечера. А здесь я устала меньше, чем на работе. Эмоциональная отдача компенсирует физическую усталость. Ощущение не то чтобы эйфории, но теплое чувство остается в душе, это точно».


ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

Ольга Любимова — мастер маникюра. Сегодня на маникюр к ней пришли девушки по второму, по третьему и даже по четвертому разу.

«Они меня начинают воспринимать как члена своей семьи, — улыбается Ольга. — Многих я знаю по именам. Пришла Люба, у которой работа-послушание в профилактории, поскольку есть проблемы со здоровьем: эпилепсия. Она начинает рассказывать, какие у нее возникли проблемы после того, как поменяли препараты, как она меня рада видеть».

Гинеколог Мария Меньшикова работает в компании «Теледоктор24». Она давно следила за деятельностью Гезалова в социальных сетях:

«Я с удовольствием отмечала, что есть человек, который делает, который борется, который идет и идет. А я тут сижу и ничего не делаю. Надо как-то уже напроситься, что ли, и тут появляется пост “Ищем гинеколога”. Я подумала: “Это же я! Я первая!”».


ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

— И все-таки надо собраться с духом, чтобы поехать в такое место?

—  Не знаю, с каким таким духом надо собираться сделать доброе дело. Наступает момент, когда ты понимаешь, что должен что-то отдавать, нельзя все время брать. Для меня этот момент наступил. Я не могу делать что-то другое, но могу помочь в этой конкретной области, в которой я специалист.


ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

Светлана Пальчикова — массажист. Она мастерски делает тайский массаж. Научиться этому — реально, уверяет Светлана. Сама она училась три месяца в школе классического массажа: «Каждый может освоить эту специальность и начать зарабатывать деньги».

«Добрый день, Александр Самедович!»

Александр Гезалов приезжает в колонии с 1999 года. Детство он провел в детском доме. В своей книге «Соленое детство» он пишет:

«Я вышел из детдома, и про меня сказали: “Этот сядет”. Все сели. Я не сел».

Сели и отсидели по 10 лет его родные братья, которых ему пришлось фактически вытаскивать из колонии. Тогда и родилась идея помогать осужденным:

«Когда я приходил в следственные изоляторы, сначала меня не пускали, я стоял три часа на морозе под камерами. Потом снова приходил, и так несколько раз».

Сегодня Гезалов — известный общественный деятель, эксперт по социальному сиротству, член общественного совета УФСИН РФ по Владимирской области, руководитель созданного им наставнического центра.

Доверие завоевывалось постепенно:

«Первый этап — меня раздели догола. Проверяли, не принес ли я сигареты или еще что запрещенное. Второй этап — мне говорили: добрый день, Александр Самедович. Третий — выдали специальный пропуск. Четвертый — когда я входил, все вставали. Потому что приходит человек, который реально что-то меняет».

Не останавливаться

Оказываясь на свободе после даже нескольких лет в колонии, человек часто теряет ориентацию в пространстве. Куда пойти, где попросить о помощи и стоит ли вообще ее просить? Чем зарабатывать на жизнь?

У Гезалова нет сомнений в том, что вопрос сопровождения людей на воле требует детальной проработки. В планах центра — выстраивать систему помощи таким людям, помогать, поддерживать, не допускать возвращения на скользкий путь.


ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

У осужденной Ф., неоднократно судимой, — онкологическое заболевание. В ближайшее время она выходит на свободу. Александр получил разрешение у руководства колонии дать ей контакты центра: «Постараемся помочь».

По его мнению, нужен специалист, вероятно, психолог, который будет учить людей не то чтобы скрывать, что они вернулись из зоны, но выстраивать поведение. На тему социализации планируют провести круглый стол.

Трудоустройство, жилье, работа, психолог — для этого требуются ресурсы, связи, контакты, деньги, люди. С этим пока проблема. Своего бюджета на проект помощи осужденным нет, поэтому средства приходится брать из денег на другие проекты центра.

— Но то, что вы делаете сейчас, это все-таки маленькая ступенька на пути к этому?

— Это большая ступенька. Это огромная ступенька. Это просто космос. Раньше я ездил один, а теперь у нас большая команда.

Поддержать проект «Тюремное детство» можно на сайте центра.

Центр Александра Гезалова подготовил видео о поездке (автор — Андрей Сорокин):

https://youtube.com/watch?v=tI1n19ElPXs%3Ffeature%3Doembed

Ресоциализация, помощь в поиске работы, борьба с зависимостями

Центр социальной помощи «Шаг вперед» помогает бывшим осужденным с 2017 года.

«За шесть месяцев до освобождения исправительная колония направляет нам информацию о людях, которые скоро освобождаются и им некуда идти. Мы изучаем информацию и, если можем помочь, идем в колонию, знакомимся, а после освобождения – ждем у нас», – рассказывает Наталья Прокошева, руководитель центра.

У организации есть соглашение с центром занятости, он помогает бывшим осужденным находить работу. Если трудоустроить через центр занятости не получается (например, у человека нет возможности быстро завести аккаунт на «Госуслугах»), «Шаг вперед» связывается со своими партнерами-работодателями. Благодаря этому в первые дни после освобождения подопечные центра могут сразу устроиться на работу — в автосервисы, лесопарковые и фермерские хозяйства, на автомойки и другие предприятия.

С 2017 года центр помог 180 бывшим осужденным. Только пять из них вернулись обратно в места лишения свободы.

Центр развития социальных проектов «Милосердие», Тюмень

Центр оказывает бывшим осужденным гуманитарную помощь, помогает получить регистрацию, предлагает социальную и психологическую поддержку.

«Ключевая проблема в том, что у многих освободившихся есть зависимость от психоактивных веществ. Без реабилитации многим даже противопоказано трудоустраиваться: после первой зарплаты они могут просто не туда потратить средства. Чтобы с этим бороться, мы создаем целую социальную инфраструктуру», – объясняет Андрей Якунин, директор организации.

У «Милосердия» есть пять направлений работы:

Сейчас «Милосердие» планирует открыть в Тюменской области центр трезвости.

Социальный холдинг «Ремар», Самара

Холдинг специализируется на комплексном подходе к помощи: от вывода с улицы до трудоустройства.


ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

У холдинга есть проект «Самарское социальное бюро». Оно оказывает помощь по трем направлениям: социальные услуги; социальная реабилитация с возможностью пребывания в стационаре; длительное социальное сопровождение и поддерживающая терапия.

«Если человек нуждается в получении профессиональных навыков, то у нас есть несколько соглашений со среднеспециальными учебными заведениями Самары. По нашим рекомендациям человек может в них обратиться и получить там дополнительное образование», – говорит Александр Березовский, руководитель холдинга «Ремар».

Проект работает на основе принципа низкого порога: первичную помощь оказывают анонимно, без документов, удостоверяющих личность, на безвозмездной основе.

https://youtube.com/watch?v=JfDPKnX65f4%3Ffeature%3Doembed

Всероссийскую конференцию «Нелишние люди. Работа с непопулярными категориями благополучателей: помощь тем, от кого все отвернулись» организовала Международная благотворительная общественная организация «Справедливая помощь Доктора Лизы» при поддержке Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации.

Где

Москва, ул. Анатолия Живова, д. 1

Акценты

Сотрудники Фонда помощи заключенным считают, что места лишения свободы для женщин должны быть превращены в реабилитационные центры, где будут работать педагоги, психологи, социологи и врачи. Совместно с администрацией женских исправительных учреждений Мордовии, Подмосковья, Владимирской и Тверской областей созданы реабилитационные комплексы, где женщины готовятся к освобождению.

Лица

Образование, специальность: Российский университет кооперации (Московский кооперативный институт), экономист.

Кредо: Дорогу осилит идущий.

Любимые писатели: Валентин Пикуль, Людмила Улицкая, Борис Пастернак.

Зачем вам это нужно: Я поняла, что могу принести определенную пользу. Если я хочу делать добро, то в том направлении, которое действительно необходимо. Просто так делать добрые вещи неинтересно, а помогать самой уязвимой части населения очень важно.

Юлия Петрова, руководитель социально-реабилитационного центра «Аврора»

У меня экономическое образование, но я всегда хотела заниматься значимым делом с высокой социальной миссией, хотела быть нужной. Участие в работе центра дает мне ощущение осмысленности моих усилий и опыт общения с довольно сложной категорией людей, от которых отвернулось все общество, от которых отворачиваются даже близкие. Я учусь принимать их и относиться к ним милосердно. Мне приходится соприкасаться с непростыми судьбами, и бывает очень сложно. К сожалению, в настоящий момент отношение к осужденным и вернувшимся из мест лишения свободы резко негативное. Прежде всего, люди с судимостью испытывают большие сложности с трудоустройством. Помогать больным и старикам считается куда более благородным и перспективным делом, нежели помогать бывшим заключенным.

Награды и смыслы

К административному зданию колонии № 10 в Ликине подъезжает автомобиль администрации Судогодского района. Заместитель главы администрации по социальным вопросам Нина Медведева вручает на импровизированной торжественной церемонии Александру Гезалову медаль «Почетный знак за добрые дела III степени». Накануне в Судогду приехал от него автобус помощи для нуждающихся.

По словам Нины Медведевой, команду Гезалова здесь всегда ждут и будут рады видеть на всех событиях, в числе которых и Рагулинский турнир в ледовом дворце, к возведению которого шли 17 лет, и Муромцевские гуляния, и Всемирный день комара, и еще много всего.


ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

«Судогда вас ждет. Мы считаем вас нашей командой. Вы — наши. С огромной благодарностью от наших жителей», — говорит Нина Медведева, вручая награду.

Что дальше? Дальше автобус снова привезет помощь в Судогду, а команда Гезалова снова приедет к женщинам, чтобы подарить им немного внимания.

«Мы не можем изменить что-то глобально или повлиять на то, чтобы эти женщины в своей жизни что-то изменили, — говорит Александр Гезалов. — Но в том временном отрезке, в котором они находятся, мы можем привнести в их жизнь то, чего они себе позволить не могут.  Нет задачи спасать. Есть задача дать подышать. На, кислородом подыши, еще подыши. Тебе лучше?».

Однажды в колонию приехала певица Яна Иванилова. У нее редкое сопрано.

«И вот, когда она пела, я увидел, что в этот момент они перестали быть осужденными и стали просто слушателями. Как будто они сидят в Большом театре. Может быть, не все понимают разницу между Рахманиновым и Чайковским, и все равно есть какая-то генетическая история. Они слушают то, что когда-то слушали их бабушки и прабабушки», — вспоминает Александр.

В какой-то момент было решено сделать перерыв и возить только специалистов. Через некоторое время позвонили из управления: «Александр Самедович, а где же ваши концерты?».

«Это действительно для людей, как свежий воздух: они два часа не за станком, не в отряде, не курят, они — зрители. Они сидят и слушают хорошую музыку. Ради эти двух часов счастья стоит ехать эту тяжелую грязную дорогу».

«Возможно, они еще не скоро снова улыбнутся, но сейчас они улыбаются, сейчас они открыты. Когда человек улыбается, он открывается».

По мнению Гезалова, нет никаких критериев эффективности с точки зрения количества и качества. Подстригли пять человек — хорошо, подстригли шесть — прекрасно. Выступили — порадовали:

«Важно здесь и сейчас дать им реальную жизнь, от которой они отрезаны. Как это потом отзовется, к чему это приведет, сложно просчитать. Но здесь и сейчас надо просто «быть в потоке любви». Возможно, это подтолкнет людей к тому, что они начнут потом искать свои пути. Это будет, может быть, непросто, но они эти пути найдут. Сегодня нужно зародить в них надежду на это».

В ответ на вопрос «Как удается столько лет сохранять доверие?» Александр Гезалов пожимает плечами:

«Просто я соблюдаю все нормы и правила. Даже если мне очень сильно хотелось бы на этом пиариться, я бы этого не делал, потому что это навредит делу.

Не надо понтов, не надо святости, не надо много пиара. Если я о чем-то рассказываю на своих страницах, то это не для того, чтобы показать, какой я хороший. А для того, чтобы сказать: да, это трудно, да, это сложно, но мы это делаем».

В чем проблема выгорания многих добровольцев? В том, что они не видят результата. Они работают, работают, а результата нет:

«А я вижу результат. Сегодня ко мне подскочила женщина, которая кусала ногти, и Оля продолжила с ней работать. Вот он, маленький результат. Подбежала женщина, которая раскрашивала забор, извинилась, что она не там раскрасила. Но было видно, что она счастлива. Вот он, результат. Еще кто-то подошел. Люди нас ждут. Мы зародили в них надежду».

Важно не забывать и о юморе. В течение всего дня слышны шутки, подколки, веселые истории:

Я приезжаю, мы встречаемся с подполковником, обнимаемся. Я не ставлю перед собой задачу показать, какой я важный человек. Я приехал и говорю: “Давайте что-то делать? Давайте!”. Давайте просто будем людьми. Это главное».

Болевые точки

Главное, по мнению Александра, — это искать и находить болевые точки.

Первое, о чем он попросил, оказавшись в следственном изоляторе, — позволить ему произвести осмотр. Потом стал предлагать:

— А давайте покрасим стены в камерах?

— Ну давайте.

— А давайте матрасы поменяем?

— А давайте душевые кабины в женских камерах сделаем?

— А давайте!

Все шло через «Давайте». Тут никто не виноват, подчеркивает Гезалов. В учреждениях мелочам уделяется внимание по остаточному принципу — система.

Так появились душевые кабины, прогулочные дворики со спортивным оборудованием, часовня. Появился домик для охраны, где можно спрятаться в непогоду. Открылся первый в России учебный класс для подростков. А на Новый год в каждую камеру принесли еловые ветки.

«Я не заливаю систему бабками, потому что у меня их просто нет, — говорит Гезалов. — Я высматриваю болевые точки».


ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

Звезда по имени Юля

Юлия Теуникова звездой себя не считает. Она называет себя «скромной труженицей российского андеграунда». Певица приезжает в колонию не впервые: «Для меня это достаточно привычная атмосфера, рискну сказать так».

С прихожанами храма Владимирской иконы Божией матери она регулярно посещала Икшанскую колонию. Поездки прекратились, когда случился ковид, но сейчас жизнь возвращается «на круги своя».


ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

«Конечно, колония есть колония. В ней развлечений мало, — отмечает Юля. — Но мне, как человеку, который часто дает концерты в самых разных местах, приезжать сюда очень легко, потому что здесь люди благодарные, и они всегда ждут».

Певица старается привезти людям то, что они уже знают, любят, песни, которым они могут подпеть: человеку нужно соучастие. Молодежь предпочитает рок-музыку, люди старшего возраста — эстраду. Абсолютно все любят фолк, цыганские и балканские народные песни.

Звучит цыганская песня, и несколько женщин пускаются в пляс.

Теуникова считает, что Александру Гезалову удалось собрать отличную команду:

«Настя, Инна, Милена и все остальные — чудесные люди со своей уникальной жизненной историей, со своими уникальными умениями. Я желаю, чтобы этого было больше. И пусть люди, которые получают такого рода помощь, в свободной жизни постараются воспроизводить положительный опыт, полученный здесь».

Осужденная Галина К. благодарит команду Гезалова за концерты, за мастер-классы, за маникюр, услуги парикмахера, массажиста и косметолога:

—  Во-первых, это отвлекает от повседневности. Во-вторых, мы женщины, и хотим ими оставаться всегда. В-третьих, мы как будто дома побывали в эти минуты. Для нас это очень важно.

— Даже не немножко. В этих условиях это большая отдушина.

Что и как можно изменить?

Начинать нужно с работы над следственными изоляторами. Бывает, люди, вина которых не доказана, проводят в СИЗО больше года.

«Чтобы за это время человек не упал до того уровня, с которого его будет тяжело поднять, в СИЗО должны быть созданы нормальные условия содержания. В Москве такие условия уже созданы как минимум в двух следственных изоляторах», – говорит Мельников.

Сейчас в России активно развивается институт исправительных центров для осужденных к ограничению свободы, принудительным работам.


ВОЛОНТЕР ПОМОЩЬ ЗАКЛЮЧЕННЫМ

«В липецком исправительном центре создается отделение, которое будет специализироваться на программировании. Осужденных, которые обладают навыками и знаниями в этой сфере, будут привлекать для решения подобных задач», – говорит Мельников.

Еще одна проблема, которую только предстоит решить, – низкая зарплата сотрудников ФСИН. В Москве зарплата младшего инспектора ФСИН составляет от 30 тысяч рублей.

Также важно развивать институт развития общественно наблюдательных комиссий: сейчас в некоторых регионах России ОНК недостаточно активны. По словам Мельникова, если НКО будут помогать формировать ОНК в регионах, это будет способствовать улучшению ресоциализации заключенных.

История

Фонд помощи заключенным зарегистрирован в мае 2001 года, но фактически работа с исправительными учреждениями ведется с 1997 года. В 2000 году по инициативе и с участием фонда в Богородске (Московская область) открыт православно-муниципальный детский дом, в котором воспитываются в основном дети осужденных родителей. В 2004 году в Мордовии создан первый реабилитационный центр адаптации женщин, выходящих на свободу. В Москве социально-реабилитационный центр «Аврора» появился в сентябре 2007 года. Подобные учреждения также открылись в женских исправительных колониях в Можайске, Вышнем Волочке, Владимире и других городах.

Для вас

Деятельность  фонда помощи заключенным была поддержана Комитетом общественных связей города Москвы.

Научить осужденных снова быть свободными

Около 59 тыс. женщин в России находятся в местах лишения свободы. В 13 домах матери и ребенка при женских колониях растут более 700 детей в возрасте до трех лет. И мамы-осужденные и их дети часто сталкиваются с отторжением общества, не получают помощи в решении социальных проблем. Восстановить нарушенные права и адаптироваться к свободной жизни людям с таким опытом помогает Межрегиональный благотворительный фонд помощи заключенным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *