Цитаты о волонтёрстве и волонтёрском движении

Виды волонтерства

Это работа с детьми-сиротами, одинокими стариками, инвалидами, малоимущими, мигрантами, беженцами, бездомными и другими людьми, попавшими в трудную жизненную ситуацию. Волонтеры могут оказывать им материальную поддержку — собирать и передавать продуктовые наборы и средства гигиены, одежду, канцеляюрию.

Где ждут волонтеров: Благотворительный фонд «Старость в радость», благотворительная организация «Ночлежка», благотворительный проект «Дари еду! , фонд «Второе дыхание», комитет «Гражданское содействие» (признан иноагентом).

  • Экологическое волонтерство.

Волонтеры этого широкого направления помогают природе — убирают мусор, проводят субботники и акции по раздельному сбору отходов, тушат пожары, сажают деревья, защищают животных и занимаются просвещением населения.

Где ждут волонтеров: »Гринпис», сервис Teddy food, общественное движение «Чистые игры».

  • Медицинское волонтерство.

Сюда можно причислить донорство крови и ее составляющих, помощь врачам от волонтеров-медиков, развлекательные мероприятия в больницах для пациентов, безвозмездную работу психологов с тяжелобольными, работу в хосписах.

Где ждут волонтеров: Всероссийское общественное движение «Волонтеры-медики», служба психологической помощи «Ясное утро», фонд помощи хосписам «Вера», сообщество доноров крови DonorSearch.

  • Патриотическое волонтерство.

Такие активисты помогают сохранить память о Великой Отечественной войне. Добровольцы навещают ветеранов, ищут захоронения бойцов, восстанавливают имена пропавших без вести, помогают проводить патриотические акции и просветительские мероприятия.

Где ждут волонтеров: Волонтеры Победы, Бессмертный полк, поисковое движение «Судьба солдата».

Эти добровольцы помогают тем, кто попал в чрезвычайную ситуацию. Они ищут ****пропавших людей, тушат пожары вместе с эко-волонтерами, помогают ликвидировать последствия катастроф, вызволяют людей и животных из разных передряг. Например, вытаскивают кошек из вентиляции, поднимают стариков, неловко упавших в своей квартире, оказывают первую помощь и всегда готовы выехать на вызов.

Где ждут волонтеров: поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт», общественный поисково-спасательный отряд «СпасРезерв».

Его добровольцы помогают в музеях, парках, библиотеках, домах культуры, театрах. Волонтеров приглашают помочь в организации фестивалей, выставок, акций и мастер-классов, создании общественных пространств и туристических маршрутов, восстановлении памятников истории и культуры.

Где ждут волонтеров: фонд сохранения исторического наследия «Внимание», проект по покраске обветшалого жилья Том Сойер Фест, программа «Волонтер в музее».

Волонтеры этого направления популяризируют здоровый образ жизни и участвуют в организации спортивных мероприятий — от дворовых эстафет до олимпиад. Кроме этого, добровольцы активно рассказывают о влиянии вредных привычек и пользе ЗОЖ, проводят просветительские акции, конкурсы, походы.

Где ждут волонтеров: Волонтерское движение «Живу спортом», международные соревнования по триатлону IRONSTAR, благотворительный фонд «Спорт для Жизни».

Это любая деятельность непрофессионалов в науке. Волонтеры могут помогать проводить исследования: заполнять опросники, участвовать в психологических экспериментах, тестировать костюмы и оборудование. Специальных знаний для этого не нужно.

Где ждут волонтеров: проект «Люди науки».

  • Pro bono или интеллектуальное волонтерство.

Если в большинстве волонтерских направлений от добровольцев не требуется ни особенных навыков, ни высшего образования, то интеллектуальное волонтерство подойдет как раз квалифицированным специалистам, готовым бесплатно помогать НКО. Часто некоммерческие организации нуждаются в профессиональных дизайнерах, маркетологах, айтишниках, юристах, но не всегда могут оплатить их труд. На платформе todogood можно предложить свои услуги и внести свой вклад в решение социальной проблемы.

Волонтерство: истории из жизни, советы, новости, юмор и картинки — все посты | пикабу

Всех Москвичей и жителей других регионов России приглашаем в трёхдневное путешествие к нам в Белгородскую область для чудесного времяпрепровождения под звуки несмолкаемых хлопков и бахов.

В программу СТРЕСС-тура входит:

1) Рабочий день с волонтёрами по сбору и выдаче гуманитарной помощи

2) Посещение раненых, матерей с грудными детьми, пенсионеров, инвалидов, эвакуированных из зон боевых действий.

Только для Вас эксклюзивная поездка в ПВР, Красный крест и женский монастырь.

Бонус от волонтёров: ночной поиск спальных мест для группы из 30 человек с тремя собаками.

У Вас проблемы в жизни и Вам кажется, что они неразрешимы? Ушел муж или сократили зарплату? Не находите понимания родителей или детей? Лишний вес?

По окончании тура Вы найдете решение всех своих проблем. Стоимость тура – 10000 рублей, которые пойдут на закупку гуманитарной помощи. Трансфер и проживание в стоимость не входят.

А теперь серьезно

Дорогие друзья.

Мы – волонтёры «10 круга» в Белгороде. Не коммерческая организация, а просто группа энтузиастов, которые помогают переселенцам из Украины. Город у нас приграничный, поэтому мы , как говорится, на передовой.

С начала марта мы помогли 1200 людям. Это не только продукты и вещи первой необходимости, но также расселение и трудоустройство.

Но сейчас нам не хватает ресурсов.

Помощи ожидают около полутысячи беженцев. В основном, это мамы с детьми и пожилые люди. Нужна одежда, полотенца и постельное, посуда, средства гигиены, книги и игрушки для детей, памперсы грудничкам и, конечно, продукты: крупы, чай, сахар, тушёнка, хлеб. Также много заявок от раненых гражданских, которые находятся в больнице или нуждаются в реабилитации.

Мы понимаем, что близки к риску не справиться самостоятельно с таким объемом, поэтому просим помощи.

Мы не собираем деньги. Мы просим присоединиться к адресной помощи всех, кто готов передать пострадавшим свои ненужные вещи или купить пакет молока. Заберём и доставим помощь в Белгороде. Из других городов принимаем отправления почтой и посылки из Озон.

Глава Белгородской группы помощи беженцам «Десятый круг» Юлия Немчинова.

Я – не Юля, я просто помогаю ребятам распространить информацию. Поэтому сегодня и появился мой первый пост на Пикабу. ✌️ До этого не было повода.

Помощь нужна срочно, сейчас. Особенно, серьезные СПОНСОРЫ И РЕПОСТ. Беженцев стало ТАК много, что волонтеры собираются вешаться. Все свое уже отдали. Это – святые люди, на них сотни беженцев. Об этой группе писали уже и РБК, и фонарь, и BBC. Ссылки – ниже. Волонтеры из других регионов практически не реагируют, хотя им гораздо легче, государство пока тоже. Деньги с простых людей они не собирают. Дистанцируются даже от подозрений в мошенничестве.

Все эти беженцы едут к нам, несмотря на то, что на Украине их страшно запугивают русскими зверями, концлагеря и пытками, угрожают сдать и сдают, проклинают за эвакуацию собственные знакомые и соседи. Даже раненных и беременных. Но они верят нам и надеются. Давайте им поможем кто чем сможет и опровергнем эту страшную пропаганду.

Ссылка на телеграмм группу https://t.me/desyatiyKrug

СМИ о волонтерах Белгородской группы «Десятый круг», часто политизированно, но главное, что пишут

Фонарь: https://fonar.tv/article/2022/05/24/ya-priezzhayu-a-lyudi-po…

РБК:

https://www.rbc.ru/politics/11/05/2022/6272de959a79473f5aa23…

BBC:

https://www.bbc.com/russian/features-61494308

§

Всем привет! На мысль о написании этого поста меня натолкнул пост @MamaLada «Как я в приют ходила»

Далеко не каждый человек имеет возможность или желание принять ребенка из детского дома или дома ребенка в свою семью, а помочь чем-то хочется. Также, не всегда есть деньги, чтобы перечислять их разным фондам, или деньги есть, но хочется сделать что-то большее. Поэтому сегодня хочу рассказать вам о разных формах помощи детям, оставшимся без попечения родителей. Основная валюта такой помощи – Ваше время. В конце поста я дам ссылки на фонды некоторых регионов, которые реализуют перечисленные программы.

Наставничество.

Каждую неделю у вас имеется 2-3 часа свободного времени и желание потратить его на помощь? Тогда это про Вас! Программа наставничества предполагает общение с подопечным ребенком на регулярной основе. Вы становитесь старшим другом ребенку из детского дома, минимум раз в неделю приезжаете к нему и просто общаетесь.

Спросите, что это за помощь такая, просто дружить и ничего не делать? Вы даже не представляете, насколько это мощная поддержка для ребенка, у которого нет, и возможно, никогда не было в жизни надежного взрослого – человека, который искренне им интересуется, который приезжает не подарками заваливать по праздникам (о том, как это вредно, можно написать отдельный пост) и исчезать до следующих, а приезжает просто поговорить, узнать как дела. Приезжает постоянно!

Кстати, к детям не приставляют наставников насильно. Кураторы рассказывают воспитанникам детских домов о том, что они могут приобрести друга, о правилах наставничества (да, тут они тоже есть), и ребята сами принимают решение – нужен им взрослый друг или нет.

Возможно, благодаря именно Вам, один из воспитанников детского дома начнет задумываться о своем будущем. Быть может, после Вашего с ним общения он начнет читать книги и расширять свой кругозор. Может быть, благодаря вашей дружбе, ребёнку станет намного легче жить в детском доме, потому что теперь есть человек, которому он может рассказать все, что терзает его душу. Вы никогда не узнаете, что Вы можете дать ребёнку, пока не попробуете.

Сегодня, 16.09.2021 г., в 16:00 мск, будет прямой эфир о наставничестве, если хотите узнать больше, то присоединяйтесь) https://www.instagram.com/p/CTzeDXUMCSw/?hl=ru

Больничные дети.

Когда мне было лет 13, я ходила в больницу навещать кого-то из близких. Как-то раз, из детского отделения выбежала маленькая девочка лет двух, я хотела отвести ее обратно и спросила, где ее мама. Девочка не ответила. Она просто стояла и смотрела на меня. Тогда я позвала ее за собой и повела к ресепшену, где передала мед сестрам. Оказалось, что у девочки не было родителей и лежала она там совсем одна. С того дня я начала ходить в больницу и помогать с этой девочкой. Кормить ее, играть с ней. И был момент, которого я не могу понять до сих пор: мед. сестры ругали меня, когда я брала малышку на руки, или когда кормила ее сама. Для меня это было естественным действием, ведь всех маленьких ребятишек качают на руках и обнимают их, кормят с ложечки. Но мед сестры говорили, что потом, когда я ухожу (я училась в школе, естественно, и не могла находиться там целый день), девочка начинает капризничать, проситься на руки, плакать, а им некогда ей заниматься. К тому же, в детском доме ей тоже не смогут уделить столько внимания, так что не нужно ее к этому приучать. Вспоминая это, я очень надеюсь, что для той малышки быстро нашли семью и у нее появилась возможность получать заботу и тепло.

Так вот. Когда в больницу попадает ребёнок из дома малютки или дома ребенка, он лежит там совсем один, в отличие от ребенка домашнего, который лежит в больнице с кем-то из семьи. С малышом некому играть, некому его утешать. Ему делают уколы, дают невкусные лекарства, ему приходится терпеть неприятные процедуры. И через всё это малыши должны проходить самостоятельно, потому что персоналу больницы некогда сидеть с ними. Некоторые дети лежат в больницах месяцами. И вот для таких ребятишек нужны няни. Они ходят с малышами на процедуры, кормят их, играют с ними и поддерживают. В настоящее время принято распоряжение президента, что с детьми обязательно кто-то должен находится – сотрудник учреждения или няня из нко. У этой программы нет общего названия для всех фондов, как у наставничества, но сама программа есть во многих городах.

Репетиторство.

Если вы переживаете, что привяжетесь к одному подопечному, то вы можете стать репетитором. Репетитор не закреплен за конкретным ребенком, как в наставничестве, а занимается с несколькими ребятами. Приезжать нужно тоже регулярно, но только для занятий. Репетиторы нужны по всем предметам, так как всегда найдется ребенок, которому нужна помощь по тому или иному уроку.

Видеоанкеты.

Эта программа направленна на то, чтобы у каждого ребенка была видео-анкета для поиска семьи. Чем тут можно помочь? Можно снимать видео, можно его монтировать, можно быть анкетирующим. А можно быть водителем, который довезет всех до нужного места.

Программа также имеет разные названия в различных фондах.

В какую бы программу вы не пошли, вас всегда будет окружать поддержка, совместный отдых, регулярно будет проходить обучение, разные лекции, супервизии, на которых вы сможете поделиться тем, что вас тревожит или радует.

Если Вас зацепила какая-то из форм помощи, то предлагаю Вам с помощью интернета найти фонд в вашем городе или регионе (бывает, что фонд находится в одном городе, но программа действует и в городах по соседству) и оставить там заявку. С вами свяжутся, договорятся о встрече, на которой расскажут о программе более подробно, а вы сможете задать интересующие вас вопросы. Потом будет обучение. На любом из этих этапов вы можете понять, что эта программа не про вас и уйти, но это однозначно не будет временем, потраченным впустую, так как вы получите знания.

Я рассказала об основных программах, которые есть, как мне кажется, везде, но помимо них, в вашем регионе могут существовать еще и другие. Также, любой фонд будет рад помощи фотографов, водителей, копирайтеров и прочих специалистов. У вас свое дело? Вы можете предложить свои услуги на безвозмездной основе.

Возможно, что ни одна из приведенных форм волонтерства Вас не привлекла, или у вас просто нет столько времени – найдите фонд в вашем городе и напишите им о том, что вы очень хотите помочь, но обладаете ограниченным ресурсом. Я думаю, что они вам с радостью ответят и предложат варианты, с чем именно Вы можете им помочь.

Государство старается улучшить условия проживания и развития для детей, оставшихся без попечения родителей, но оно не может дать теплоту общения с близкими людьми.

Обещанный список фондов (это не все существующие фонды):

Москва: «Старшие братья, старшие сестры» https://www.nastavniki.org/ ; «Арифметика добра» https://www.a-dobra.ru/

Красноярск: «Счастливые дети» https://happydeti24.ru/

«Все свои» http://vsesvoi24.ru/

Новосибирск: «Солнечный город» https://sgdeti.ru/projects/ (у них можно подать заявку по программе «Наставничество» в 18 регионов https://nastavnichestvo.org/ ).

Иркутск: «Дети Байкала» https://detibaikala.com/

Уфа: «Наши дети» http://nashideti.org/

Пермь: «Солнечный круг» https://sunny-krug.ru/

Нижний Новгород: «Жизнь без границ» https://nastavnik52.ru/

Томск: «Меркурия» https://nastavnik70.ru/

Калининград: «Верю в Чудо» https://www.deti39.com/programs/#.YUHEQp0zbIU

Оренбург: «Сохраняя жизнь» http://сохраняяжизнь.рф/

Екатеринбург: «Отрытый город» https://www.opencityekb.ru/

§

Ученые КарНЦ РАН (г. Петрозаводск) в рамках проекта гражданской науки, привлекая широкую аудиторию, проводят вычислительные эксперименты. При помощи высокопроизводительного виртуального скрининга осуществляется изучение библиотек молекулярных соединений и поиск лекарства от коронавируса. Это позволит получить большие объемы информации о новом научном знании в области медицинской химии и повысит осведомленность общественности о разнообразии современных исследований.

В различных отраслях науки для проведения исследовательских проектов и программ практикуется привлечение граждан-добровольцев. Это сбор, анализ, измерение, обработка и систематизация каких-либо научных данных. В условиях цифровизации за счет подключения к сети интернет помощь ученым может осуществляться большой командой участников со всего мира.

Так, поиск лекарств – довольно трудоемкий и ресурсозатратный процесс, поэтому в этом случае поддержка добровольцев – настоящее подспорье для научного сообщества. Гражданская инициатива по исследованию лекарства против коронавирусной инфекции оказывается особенно полезной в мониторинге определенных сведений, в частности, в виртуальном скрининге.

Специалисты КарНЦ РАН (г. Петрозаводск) для поиска химических соединений, обладающих нужным видом биологической активности для разработки новых лекарственных препаратов от COVID, подключают общественную аудиторию. Применяя программы для молекулярного докинга и виртуального скрининга, ученые задействовали компьютеры обычных пользователей, чтобы производить распределенные вычисления. Представленный опыт создания вычислительной инфраструктуры подтверждает рациональность затраченного времени и эффективность работы, а также способствует привлечению внимания граждан из разных стран к вопросам борьбы с тяжелыми заболеваниями.

Наталия Николаевна Никитина – кандидат технических наук, научный сотрудник лаборатории телекоммуникационных систем Института прикладных математических исследований КарНЦ РАН – рассказала о том, как, привлекая добровольных партнеров, проходит работа ученых с вычислительными ресурсами.

Чем вызвана потребность в исследовании библиотек молекулярных соединений при помощи расчетных методов? Как вычислительные методы помогают осуществлять разработку лекарств?

«Разработка лекарства представляет собой трудоемкую задачу поиска химического соединения, способного создавать устойчивый комплекс с белковой молекулой – «мишенью», отвечающей за развитие заболевания. Такое соединение должно не только обладать искомым терапевтическим действием, но и соответствовать всем критериям безопасности для человека. Задача эта решается в среднем 10-15 лет. Поэтому усилия многих научных групп направлены на то, чтобы повысить эффективность и ускорить разработку лекарства. Это возможно, в том числе, с помощью методов информатики и прикладной математики.

На протяжении многих лет основным способом проведения начального этапа разработки лекарства служил высокопроизводительный скрининг “in vitro” (с лат.  – «в стекле», то есть «в пробирке»). Это метод автоматического роботизированного поиска соединений с искомыми свойствами среди химических веществ в лабораторных условиях – эффективный, но весьма дорогостоящий и имеющий ряд ограничений. Сегодня существуют и постоянно расширяются различные библиотеки компьютерных моделей молекулярных соединений и их фрагментов, а также программы моделирования биохимических процессов с высокой точностью, что позволяет проводить начальный этап разработки лекарства частично “in silico” (с лат. (искаж.) – «в кремнии», то есть «на компьютере»). Это позволяет значительно снизить стоимость исследований и снять множество ограничений, но в то же время ставит перед учеными новые задачи», – сообщила Наталия Никитина.

Учеными проводится процедура виртуального скрининга. В чем он заключается и как происходит выбор перспективных соединений, исследователь КарНЦ РАН пояснила:

«Виртуальный скрининг – это альтернатива высокопроизводительному скринингу, состоящая в компьютерном моделировании взаимодействия химических соединений с белком-мишенью и оцениванию вероятности образования устойчивых молекулярных комплексов. Виртуальный скрининг не ограничен существующими библиотеками синтезированных молекул и может также использоваться для поиска соединений, которые ранее не были синтезированы, или для оценки отдельных фрагментов молекул.

Его результатом становится список соединений, потенциально имеющих высокую требуемую биохимическую активность. На следующих этапах разработки лекарства проводится отбор и оптимизация среди них. Для проведения виртуального скрининга требуются значительные вычислительные ресурсы и временные затраты, поэтому используется, как правило, не обычный настольный компьютер, а целая система высокопроизводительных вычислений».

Рисунок 1. Молекулярный докинг для белка-мишени коронавируса. Низкомолекулярное соединение стыкуется с белком в специальной области – сайте связывания.

Какую систему высокопроизводительных вычислений вы используете для проведения виртуального скрининга?

«Мы организовали и поддерживаем систему добровольных вычислений. Это распределенная система, к которой могут подключаться компьютеры со всего мира, подключенные к сети интернет. Если вычислительная мощность отдельного настольного компьютера невелика, а на ночь он вообще выключается, то сотни и тысячи таких компьютеров образуют целый «виртуальный» суперкомпьютер, слаженно работающий над общей задачей. По такому принципу работают многие научные проекты, а потенциальная суммарная мощность добровольных вычислений существенно превышает все суперкомпьютеры мира, вместе взятые», – сообщила молодой ученый.

Рисунок 2. Схематическое изображение виртуального скрининга: среди множества низкомолекулярных соединений выбираются наиболее хорошо стыкующиеся с белком-мишенью.

Проект добровольных вычислений SiDock@home (по поиску лекарства от ковида) функционирует с октября 2020 года и является междисциплинарным на стыке медицинской химии, биоинформатики и математики.

Ранее карельские ученые выполняли виртуальный скрининг малого масштаба для немецких ученых из Института экспериментальной дерматологии при университете Любек, которые исследуют редкое дерматологическое заболевание.

«Мы встретились с ними на научной конференции и объединили усилия по организации вычислений, а затем познакомились со словенскими учеными-биологами Чртомиром Подлипником из Университета Любляны и Марко Юкичем из Университета Марибора, которые занимаются современными технологиями разработки лекарств. Их усилия направлены на полный цикл разработки лекарства от социально значимых заболеваний, таких как коронавирус или вирус Эбола. Во время пандемии коронавируса SARS-CoV-2 потребовались большие вычислительные мощности, собрать которые позволило сообщество добровольных вычислений. Это, на самом деле, уникальная возможность получить в единоличное распоряжение целую высокопроизводительную вычислительную систему. В работе мы используем программу молекулярного докинга (моделирования стыковки химического соединения и белка-мишени) CmDock, разработанную словенскими коллегами. Это программа с открытым исходным кодом, разработанная на основе другой программы RxDock, ранее доказавшей свою эффективность в других проектах. CmDock активно развивается и совершенствуется», – отметила Наталия Никитина.

В проекте специалистов КарНЦ РАН принимает участие несколько тысяч пользователей из разных стран мира. Наиболее активные участники из России, Украины, Германии, Великобритании, США.

Как пришла идея привлечь к исследованиям простых пользователей, и что вам дает такая помощь от гражданской науки? Что дает это самому добровольцу?

«Помимо предоставления своих компьютеров, некоторые из них помогают адаптировать вычислительное приложение для различных компьютерных платформ и протестировать его. Сообщество добровольных вычислений сложилось задолго до нашего проекта, в нем существуют различные механизмы поощрения участников, составления рейтингов согласно личному вкладу каждого, оперативного привлечения дополнительных вычислительных мощностей. Сами добровольцы при этом получают информацию о проводимых исследованиях в научно-популярной форме, могут участвовать в их обсуждениях, расширяют свои знания о вычислительных технологиях и могут в реальном времени наблюдать за решением научной задачи. Более того, участники ряда крупных проектов (в ближайшем будущем и нашего) могут получать за свой вклад денежное вознаграждение в форме криптовалюты Gridcoin.

Мы, в частности, рады, что наш проект позволил привлечь интерес новых участников, которые раньше не знали о добровольных вычислениях: так, к нам присоединились несколько научных организаций, чтобы предоставлять компьютерные мощности», – объяснила Наталия Никитина.

Эта клиент-серверная система COVID.SI проста в обращении? Как на практике работает схема добровольных вычислений?

«Наш проект SiDock@home основан на клиент-серверной системе BOINC, которая вот уже более 20 лет широко используется для организации добровольных вычислений. Схема подключения достаточно простая: нужно скачать и установить на свой компьютер программу BOINC, в ней выбрать проект или несколько проектов, к которым вы хотите присоединиться. После этого компьютер начнет автоматически получать задания и выполнять их в фоновом режиме, не мешая основной деятельности, – исследователь КарНЦ РАН раскрывает суть добровольной помощи и призывает к участию. – Присоединяйтесь к поиску лекарств!».

Какие новые математические модели вам позволяет разрабатывать этот проект?

«Чем мощнее и сложнее суперкомпьютер (даже «виртуальный»), тем труднее им эффективно управлять. Мне и моим коллегам интересны новые знания о процессах распределенных вычислений, принципы эффективной организации вычислительного процесса, законы функционирования сообщества добровольцев. Мы разрабатываем математические модели управления заданиями, оптимального дублирования заданий, схем достижения консенсуса между результатами, полученными от разных участников.

Математика помогает эффективнее исследовать химическое пространство и достигать результатов, на которые в обычной лаборатории потребовались бы десятки лет. Переход к математическим абстракциям позволяет смоделировать несуществующие ранее ситуации: например, что будет, если компьютеры начнут соревноваться между собой за скорейшее нахождение химических соединений-кандидатов в лекарства? Оказывается, что подобное соревнование в разы увеличивает эффективность поиска химических соединений. А «подсказать» компьютерам соревноваться можно программно. С тем же успехом математические методы могут помочь ускорить сверку результатов, сделать подделку результатов нецелесообразной и т.д.», – пояснила молодой ученый.

Каких результатов вы ожидаете от этого проекта? Чем подтверждается на данном этапе исследования эффективность решения вычислительно-ресурсоемких задач при помощи добровольцев?

«Добровольные вычисления используются многими научными организациями и позволяют получить значимые научные результаты. Так, в начале 2020 года в проекте добровольных вычислений Rosetta@home была оперативно получена молекулярная структура шиповидного белка коронавируса SARS-CoV-2, играющего ключевую роль в патогенезе.

Сообщество добровольцев позволило на несколько недель опередить научный коллектив, который получил такую модель в лаборатории под криоэлектронным микроскопом. На счету добровольных вычислений еще целый ряд научных открытий.

На данном этапе наша команда, конечно, с нетерпением ждет проверки текущих результатов в реальной лаборатории. Мы выявили ряд перспективных химических соединений, которые необходимо протестировать. Привлеченных нами ресурсов добровольцев достаточно, чтобы оперативно провести виртуальный скрининг миллиарда химических соединений (таков объем библиотеки, с которой мы работаем) за считанные недели. Мы продолжаем вычисления и надеемся существенно продвинуться в поиске лекарства от коронавируса. Даже несмотря на то, что лекарство еще не разработано, промежуточные результаты помогают расширить знания о жизненном цикле вируса, а наши наработки послужат для разработки лекарств и от других заболеваний», – нацелена Наталия Никитина.

Итак, важность поддержки гражданской науки в глобальных научных исследованиях как формата сотрудничества с учеными доказана содействием развитию инноваций и распространению передовых идей.

Хотите принять участие в распределенных вычислениях, тогда, Вам сюда:

https://boinc.ru

https://scientificrussia.ru/articles/dobrovoltsy-v-pomoshchn…

§

Болото. Если понять тягу к лесу я ещё могу. Деревья шелестят, травка зеленеет, птички поют, медведи ходят, ну, в общем, есть на что посмотреть. Но вот что манит в болоте не понятно. Холодное, даже в самый жаркий день, хлюпает всё, деревья полумертвые, дурман-трава, то тут, то там, да ещё и змеями кишит, бррр… А шансов заблудиться там ничуть не меньше, чем в лесу, однообразный пейзаж способствует.

Первый раз я попала на болото три года назад. Нет, я, конечно, и раньше была там, где грязно и хлюпает, но тут была настоящая топь. Сухие стволы деревьев, желтая трава, местами вода, местами кочки, кое-где красные ягоды клюквы, чуть тронутые морозом. Ничегошеньки привлекательного. И главное земля, которая буквально уходит из-под ног, ты стоишь, а тебя качает, как на корабле. Вестибулярный аппарат сходит с ума, а в голове проносятся одна за одной нехорошие мысли.

В тот день мы были на поиске, нам в сопровождение дали местного, который должен был провести через опасные места.

– Не боись, не утопнете, если след в след за мной пойдете. А так у нас тут много торфяников, провалиться и сгинуть легко.

Успокоил так успокоил… Так мы и шли, след в след, боясь даже думать о шаге в сторону. Тогда не провалились, вышли сухими и счастливыми, даже, несмотря на то, что выходили с приключениями, из-за этого проводника, который нас бросил в болоте. Девочке из другой группы повезло меньше, одной ногой ушла прям по самую пятую точку. А вот тот, кого искали, так и не вышел. Цена жизни – горсть красных ягод…

Вчерашний день тоже завел меня в болото, совсем неожиданно.

Утром уехали “вешать стрелки”, таблички, на которых указано направление на дорогу или населённый пункт и километраж до них, они помогают выйти потерявшимся из леса самостоятельно.

Таблички я вешать не пошла, в мою задачу входило провести обучение для тех, кто присоединился совсем недавно к нам. Теория практика. В это время более опытные уехали в лес. Опытных было немного, несколько людей отряда и несколько человек из ДПСЦ “Рысь”. Лес оказался весьма недружелюбен, и сделали меньше, чем планировались. А вот обучалка вполне удалась, новый филиал просто заворожил своей сплоченностью и четкими намерениями, договорились о том, что повторим в ближайшее время встречу для закрепления материала и повторения такого замечательного общения.

День пролетел незаметно. Почти все разъехались, нас осталось четверо, ждали последнюю группу из леса. Группе этой было не до нас, как и не до стрелок уже, они там с лосем играли в догонялки.

Заявка пришла около пяти вечера. Мужчина и женщина пошли на болото за клюквой, женщина осталась в болоте. Район Борский, то есть как раз филиала Дизеля и Эко, которые сидели со мной рядышком, я из соседнего, но кто ж меня остановит?! 😂

Некоторое время прошло в обсуждении и сборах, дальше дождались группу, подсадили к ним ещё одну девушку, попрощались, искренне пожелав друг другу сегодня уже не встретиться. Поехали. Времени в дороге провели достаточно. Пробовали выяснить подробности, но получалось плохо. Супруги пошли на болото, она отстала, он не докричался. Она позвонила в 112 через какое-то время, сказала, что зарядки мало, больше не дозвонились, телефон сел. Были координаты точки, с которой она якобы звонила. Далеко от точки входа, картинка не складывалась. Позже выясним, что сигнал просто “прицепился” к ближайшей вышке, в 7, 5 км.

Доехали на место, пообщались с полицией, с заявителем, приняли решение перемещаться ближе к тому месту, где разошлись. Темнело. С собой у меня было ровным счётом ничего для похода ночью на болото. Я уезжала из дома на несколько часов в сухой лес, ни фонаря, ни тёплой одежды, ни даже обуви нормальной. Думала, что в итоге отсижусь в штабе коордом. Наивная. Приехав на точку, поняла, что координировать некого, весь народ только ещё готовиться к выезду или в пути, точно также, как и другие отряды, мы просто оказались ближе всех. Перспектива остаться одной в Керженском лесу в ожидании остальных не прельстила, лучше уж на болото в компании родных Эко и Дизеля. Тем более ночь не вот прям холодная, а фонарь мне дали. Сама задачу поставила, сама пошла выполнять, самостоятельная)) Подтвердила инфоргу новые координаты штаба, сказала, что мы ушли на небольшую задачу. Пошли. По лесу разносился то и дело сигнал СГУ, но вот разносился сигнал очень странно, эхом по всему лесу, направление определили не сразу и сначала решили, что просто перемещается. Нет, полиция и МЧС стояли на одном месте, там, где супруги заходили в болото, просто эхо. Поздоровавшись со всеми, быстро обсуждаем план действий и расходимся вокруг болота. Группа МЧС в одну сторону, мы в другую. Очень радостно, что поняли друг друга быстро и отработали четко. Мы прошли совсем не много, когда Дизель начал работу на отклик. По лесу пронеслось громкое “Аняяяя”, а в ответ мне почудилось прилетело едва уловимое “я тут”, но так как услышала только я (так часто бывает, что в группе слышит только один), то мы списали на то, что слышим МЧС. Снова сигнал СГУ, слышно четко, прошли ещё чуть вперед, снова громкое “Аняяя” и снова тихое “я тут” в ответ, теперь уже услышали все, но вот направление немного расходилось, ещё несколько метров, очередной крик Дизеля, и вот тут я сделала прям очень необдуманную вещь, на очередное “я тут” я резко рванула влево, прям на звук, с дороги в болото, остальным не оставила выбора, они пошли за мной. Ноги промокли моментально, под подошвой захлюпало, мох неприятно чавкнул, вспомнилось то, другое болото. Отрезвило меня это в момент. Дальше я уже не бежала, а шла относительно медленно, если сравнить со скоростью того же Дизеля. Адреналин зашкаливал, сердце радостно громыхало, слушая отклик всё ближе и ближе. Почти 750 метров по болоту… Промокшие и слегка запыхавшиеся мы всё же дошли до неё. Она стояла прям по среди болота, кругом сыро, мелкие елки, голые стволы ещё каких-то деревьев и та самая дурман-трава, от которой голова разрывается. Чувствовала себя хорошо, но ногу подвернула, шла с трудом, но сама, только воды попросила. Выходили коротким путём на другую дорогу, пока шли она рассказывала, что слышала сирену, но не смогла понять от куда, шла, казалось на нее, но не могла никак дойти, потом уже остановилась. Испугалась сильно и думала о том, что вот уже не вернется, а дома собака не кормлена, муж без ключей и дочь замуж выдать не успела. На прощание обняла нас, как родных и пообещала больше на болото не ходить (мы сделали вид, что верим).

На дороге нас уже ждали кинологи ОНИКССа и ребята из “Рыси”. Они точно также сорвались в ночь на болото, ради незнакомого человека. К слову, один аж со сломанной рукой. Поисковики сумасшедшие люди)

#ВолонтерПроПоиски #БудниКартографа

§

И даже если ты вышла из дома на пару часов в летнем платьице и балетках, с целью выпить кофе с подругами, то это ещё не означает, что через пару часов ты не окажешься за много километров от дома по пояс в крапиве 😁

Хорошо, когда есть тот, кто привезет одежду, залезет с тобой в эту крапиву и приедет из Чкаловска напоить тебя кофе 🙂 Ребят, я не устану говорить, что вы лучшие, не зависимо от флага, я безумно горда знакомством с вами! ❤ ️ (04.06.2022)

3 июня 2022 – самый обычный летний день, дела и суматоха, вечером собиралась прогуляться с подругами, днем нужно было решить кое-какие вопросы, а еще сходить на собеседование, а еще передать куртку соотряднице, которая живет там не далеко, а еще, еще… В общем, вполне стандартный день, восстановить по минутам, который я даже не могу. Помню, что гуляли по ТЦ, когда упала заявка, что-то типа «Бабушка, Игрищи, 66 лет, ушла днем, уходит не первый раз, идет прозвон». Очень захотелось ругнуться матом. Вечер накрылся медным тазом.

И потекли минуты ожидания. Вроде бы ничего не случилось, тебя никто не заставляет что-то делать, никто не требует куда-то ехать и даже просто следить за поиском, ты можешь просто прочитать сообщение в чате и пойти дальше делать покупки, сидеть в кафе, заниматься домашними делами или что-то подобное. Многие умеют, я – нет. Прочитав сообщение, я так или иначе постоянно возвращаюсь в чат, смотрю нет ли новой информации, а в голове уже начинают строится планы (нет, не по захвату мира  ). Первое что всегда приходится мне искать – это колеса. Я пешая, общественным транспортом не всегда удобно, а в некоторые места и не проедешь. Поэтому я начинаю рассылку из серии: «а вот если сейчас будет сбор, то ты едешь? А если едешь, то от куда? А меня захватишь?» и тд и тп. Не, ну можно конечно дождаться сбора, чата и свободных водителей, но это не всегда удобнее. В данном случае водитель не вот был прям рад, но сказал, что если объявят, то поедет. (Он еще не знал какой квест я ему приготовила :-D). Следующим пунктом была одежда. Варианта идти на задачу в платье и балетках – нет точно. Эххх… Ну и снаряга за одно нужна, раз уж так. Напомню, сбора на поиск еще нет, но меня уже не остановить. Собственно, я не одна такая, потому что девы, с которыми я планировала провести вечер, уже точно так же решали проблему с доставкой себя, с экипировкой и снарягой. Дальше был звонок дочери, она умная и привыкла к моим вылазкам, поэтому вопросов лишних не задает. Разговор выглядит при мерно так:

– У нас возможно поиск, через 30 минут, скорее всего, заедут за моими вещами, поэтому возьми рюкзак, поставь в коридоре, так же найти футболку, штаны, обувь, носки и куртку, положи всё это в пакет. Спасибо.

– Поняла, сделаю.

Еще несколько минут и вот уже по всем чатам и соц.сетям летит «ВНИМАНИЕ! Сбор на поиск!». Захотелось выругаться еще раз, так как все-таки хотелось вечер провести совсем иначе. Несколько дополнительных сообщений в формате: еду с тем-то, выезд в …», звонки нескольким пешим «привет, для тебя есть экипаж, тебя заберет Альба, будь готов к…», дожидаемся мой экипаж, выезжаем с Якутом и Белкой на точку сбора. Дорога так себе, для легковой особенно, но вариантов нет всё равно. Народ собирается медленно и мало, понедельник, завтра на работу. Пока едем, вспоминаем поиски, которые уже были в той стороне, обсуждаем список экипажей «ого, Чкаловск едет» (им почти 200 км до точки), строим планы и версии, смеемся о том, что, как всегда, сработала дурацкая примета: «больше трех поисковиков не собираться – будет выезд» …

Дальше точка сбора. Приветственные объятья со всеми, получение задачи. Мы идем с кинологом, надо осмотреть край деревни. По карте все очень даже мило, деревня, дальше ручеек и поле, ммм… красота. Ага, конечно, мечтать не вредно))) Малина 1,5 метра, крапива, в которой я не видела ничего, болотистый берег у ручья и все прочие прелести. Как же я была рада, что это не сплошной прочес, а всего лишь осмотр с поиском возможных тропинок и т.д. Выбравшись из зарослей, взглянув на напарников (нас было трое и собака), я поймала себя на мысли, что мы точно ненормальные… Ну какой человек в здравом уме и твердой памяти… Ай, ладно, все волонтеры такие, нас вот и тут много таких. Край деревни осмотрен, доложили в штаб, идем на другой берег ручья, смотреть поле. Поле? Я уже боялась представить какое оно окажется. Но, нет, всё вполне нормальное, идем на большом расстоянии даже, собаке раздолье. Результата нет. Первые пару часов, когда результата нет – это нормально, ну потому что пока задачи получаешь/раздаешь, пока начинается их выполнение. Пока чего… А вот дальше червячок обреченности начинает подгрызать. «А мы точно правильно строим поиск? А может стоило начать не с этого? А я бы сделала не так…», одергиваю себя мыслью «а ты сегодня не коорд, ты СПГ, топчи поле дальше, следи за выполнением задачи и не выеживайся!», и так по кругу. Когда мы были в середине поля, в рации что-то зашуршало «ва..оп..в штаб». Замерли, вытаскиваю рацию:

– Повтори, не прошло

– Найдена! Всем стоп, возвращайтесь в штаб!

– Жива?

– Жива

Сухо (я старшая в группе, статус, все дела):

– Принято! Возвращаемся!

И уже не в рацию и в прыжке:

– УРРРРРААААААА!!!!!

Дорога до штаба – считанные минуты, обнимашки на радостях, кофе от чкаловских рябят, подробности о том, что найдена по дороге в соседнюю деревню, шла от дома, куда и зачем не понимает. Сама бы не вернулась, в общем. Радость, такая, что прям хочется танцевать. И уже даже не вспоминается о том, что собиралась провести вечер по-другому, потому что еще один день закончился «Найдена! Жива!».

#БудниКартогрофа #ВолонтерПроПоиски #СборНаПоиск #НЖ #ПСОВолонтер #ПСОВолонтерДзержинск #ПСОВолонтерЧкаловск #ПСС_ОНИКСС

§

Это не просто слова из рации, не просто буквы на ориентировке, не просто радость, не просто счастье. Это буря эмоций, когда одновременно хочется плакать, смеяться, кричать, прыгать и танцевать. Когда хочется обнять весь мир сразу и каждого отдельно. Когда мир из серого становится ярким.

И именно в эти минуты ты понимаешь, что с такими людьми рядом возможно всё! (05.09.2022)

Первое сентября 2022 года было не совсем обычным субботним днем. У кого-то линейки, у кого-то выходной, а кто-то вырвался на свободу после месяца жизни на поисках)) На центральной площади Нижнего Новгорода днем развернулся фестиваль «Высота», в котором мы активно приняли участие, как любопытные зрители и как выставочный экспонат. Приехали на площадь, поставили Газель, разложили листовки, переоделись в поисковиков и стали рассказывать об отряде, завлекая народ в секту. Это нам, правда, быстро надоело. Поэтому оставшуюся часть дня мы просто провели как компания друзей, которые давно не виделись, смеялись, шутили, фоткались, танцевали и дурачились, это редкий день, когда с нами были еще и наши семьи. Вечером должен был быть концерт, которого мы все очень ждали. А перед ним мы пошли в пиццерию, так как за день ужасно проголодались.

Ничего не обычного, большая компания людей с детьми за столом, все те же разговоры, смех и тд. И в разгар всего этого троим за столом приходит короткое сообщение: «Внимание, Маша С, 8 лет, Березка, идет прозвон». Прошло почти два года, но я в мельчайших подробностях помню, что происходило в следующие несколько часов и то, что я чувствовала. Страх, отчаянье и ужас захватили меня в первые же секунды и не отпускали еще несколько часов. В книгах любят писать про липкий ужас, в тот день я на физическом уровне поняла, что это такое. В голове была только одна мысль: «Нет, не надо, третий поиск я не вытяну морально, в этот раз я точно сломаюсь!».

01.08.18, ровно за месяц до тех событий, в Кстовском районе пропала 13летняя Маша Ложкарева, уехала кататься на велосипеде и до сих пор ничего не известно о ее судьбе. Спустя 20 дней, в Богородском районе (75 км от места пропажи первой Маши), ушла погулять и до сих пор не найдена девятилетняя Маша Люлина. Об этих двух поисках я еще позже расскажу, но, думаю, и этого достаточно, чтобы понять, что даже самый не суеверный человек, увидев сообщение о пропаже третьей Маши подряд – крепко задумается.

В отряде есть некая иерархия, поэтому изначально информацию о пропавшем получают несколько человек, дальше идет сбор детальной информации и уже, после оценки ее, принимается решение о том, какой поиск будет (активный или нет), нужен ли сбор людей и тд. Это сделано и с целью лишний раз не дергать всех (много поисков заканчиваются на моменте сбора инфы) и для сохранения каких-то личных подробностей.

Как я уже говорила, за столом нас было трое, получивших это сообщение, переглянувшись с ними по очереди, я увидела такой же ужас в их глазах. И это, как ни странно, слегка отрезвило меня, напомнило, что даже в самой плохой ситуации я не одна и есть люди, которые со мной на одной волне.

Дальше все происходило довольно быстро. Пришлось прервать веселье всех остальных. Дикий момент, когда вот секунду назад над столом летел смех, а спустя мгновенье повисла гробовая тишина.

Звонок командиру:

– Сергей Дмитриевич, Вы видели?

– Нет, я за рулем, что там?

– Маша, 8 лет, сады у М7, прозвон

– Ясно, собирайте Газель, разворачиваюсь

С момента пропажи (если это криминал) до того, как ребенка убьют, чаще всего проходит несколько часов, поэтому часто мы не ждем сбора подробной информации, а исходя из полученной первичной, собираемся на поиск, чтобы сэкономить время, и уже в дороге получаем подробности. Так было и в этот раз.

Я помню, как за считанные минуты мы собрались, добежали до машин, расселись, как я читала в одном чате приметы девочки, а в другом писала: «Девы, кто-нибудь, возьмите мне штаны, я в платье и на каблуках, но сапоги есть в Газели» и ответ: «возьму, я сейчас только детей сдам бабушке и к вам сразу». Дорога до садов пролетела незаметно, мы почти не разговаривали, я старалась не думать ни о чем. Дальше мы стали искать место для штаба, остановились, стали опрашивать местных, чуть позже приехали кинологи, нас попросили переместиться из СНТ, чтобы не путать собак лишними запахами. Назначили новую точку сбора у кафе на трассе, выехали, перед самым поворотом на трассу, еще в лесу, в рации прозвучал голос старшего кинолога: «Группам стоп. Проверка информации». «Стоп. Проверка информации» – это значит появилась какая-то информация или свидетельство о возможном местонахождении потеряшки, которую надо проверить, но в случае подтверждения, поиск в данном месте бессмыслен. Или о том, что предположительно найден человек, подходящий под описание, живой или мертвый, и мы ждем пока родственники подтвердят он или нет.

Мы остановили машины, прям вот где были, на повороте на трассу. Все вышли, но никто не говорил, не смотрел друг на друга и дышали мы через раз. Потекли долгие минуты ожидания.

Тишину один раз нарушил звонок моего телефона, я глянула на экран, увидела, что звонит региональный представитель «Лизы Алерт», махнула своим, что это не из нового штаба, увидела, как все разочаровано вздохнули и ответила:

– Привет, Кирилл

– Деж, привет. Ну что можно выдыхать?

– Нет, Кир, мы еще не дышим

– Понял

И он повесил трубку.

А потом еще 15 минут гробовой тишины. И вдруг ожили рации, в которых мы услышали сначала: «Найдена! Жива!» от кого-то из наших, а через секунду от полиции: «говорит… девочка найдена жива, все хорошо, всем спасибо!» и еще раз повторил.

Резко захотелось плакать, смеяться, кричать, прыгать, танцевать и много чего еще. Волна ужаса сменилась бесконечным счастьем. Я достала телефон, написала Кириллу что-то типа «дышим», посмотрела на ликующих наших и засмеялась, скорее истерически, чем весело. Через 5 минут из штаба приехали те, кто ждал проверку информации там, рассказали о том, что девочку похитил педофил, что мы его спугнули своим шумом, что сделать он ничего не успел, что девочка была найдена в лесу, одна, сейчас с мамой.

Мы обнимались с теми, с кем расстались несколько часов назад, так словно не виделись целую жизнь, делясь своим счастьем. Позже, прям там у трассы, мы включили музыку, танцевали и дурачились, шутили, про то, что этот концерт с дискотекой гораздо круче того, что сейчас на главной площади города, потому что именно тут для нас был центр радости и веселья 🙂

#БудниКартографа #ВолонтерПроПоиски

#ПСОВолонтёр #ПСС_ОНИКСС #ПоискПропавшихЛюдей52 #ПомочьМожетКаждый

§

Благодаря распределенным вычислениям совершен научный прорыв в лечении детского рака

2022 год

Проект Help Fight Childhood Cancer (дословно: помогите в борьбе с детским раком), входящий в РВ инициативу IBM World Community Grid: благодаря собранным «с миру по нитке» (CrowdComputing?) вычислительным мощностям, сделан научный прорыв в лечении рака (конкретно одной из его разновидностей, распространенной у детей — нейробластомы).

Перевод публикации доктора Акира Накагавара.

В настоящее время благодаря успехам современной медицины порядка 80% детей с диагнозом «рак» успешно излечиваются. Но прогноз далеко не столь хорош, когда речь заходит о нейробластоме — наиболее часто встречающемся виде рака в младенческом возрасте.

Нейробластома — это опухоль периферической нервной ткани, которая часто начинает развиваться в надпочечных железах и симпатической нервной системе шеи, груди или живота. Данное заболевание весьма распространено. По данным наблюдений, в США и Японии 1 случай на 8000 детей.

Более половины выявляемых случаев этого заболевания относятся к высоко рисковой группе, в которой добиться выздоровления удается только для 30% детей. И эти показатели практически не улучшались за последние 20 лет. Так что срочно требуется разработка новых лекарств/методов лечения для этого опасного заболевания.

Наша научная команда в Онкологическом Центре г. Чиба (Япония) работала над разработкой новых лекарств для лечения нейробластомы. С помощью волонтеров, участвующих в проекте распределенных вычислений World Community Grid, мы открыли 7 перспективных кандидатов на применение в качестве новых лекарственных средств, которые потенциально можно использовать в новых методах лечения детского рака — нейробластомы. Эти лекарства-кандидаты работают по принципу выборочной активации природного механизма «самоуничтожения» только в раковых клетках нейробластомы, убивая их не затрагивая при этом обычные здоровые клетки.

Клетки нейробластомы имеют на своей поверхности рецептор, обозначаемый TrkB. Когда молекула (прим: только правильной 3d-конфигурации) присоединяется к этому рецептору и этим блокирует его работу, естественный ген, подавляющий рост опухолей p53, активизируется внутри клетки, вызывая саморазрушение клеток нейробластомы изнутри в процессе, называющимся «апоптозом». Апоптоз — это один из естественных процессов, протекающих в организме, одна из основных целей которого как раз состоит в уничтожении (саморазрушении) поврежденных или мутировавших клеток, прежде чем они сформируют опухоль. Однако работа рецептора TrkB в клетках нейробластомы подавляет (блокирует) эту естественную защитную функцию организма. Аналогичные процессы с участием TrkB происходят во многих «взрослых» видах рака, включая рак груди, легких, поджелудочной железы, простаты и кишечника, когда они переходят на стадию метастазирования (т.е. начинают распространяться по организму за пределы изначального места образования опухоли). Это означает, что эти последние открытия, вероятно, пригодятся так же и в лечении «взрослых» видов рака для борьбы с метастазами.

Наша стратегия состояла в поиске малых молекул (прим: так обычно называют относительно простые химические соединения, чтобы отличать их от наиболее сложных биологических молекул, таких как ферменты, пептидные гормоны и другие белки), которые связывались и подавляли функционирование TrkB рецепторов на раковых клетках. Счет известным химическим соединениям, которые потенциально можно использовать в медицине, сейчас идет на миллионы, поэтому синтезировать их все подряд и проверять на практике в лаборатории невозможно. Вместо этого в партнерстве с World Community Grid мы запустили проект под названием Help Fight Childhood Cancer, в котором для проведения такого поиска использовалось широкомасштабное компьютерное моделирование. В общей сложности в работе проекта приняло участие более 200 000 человек, безвозмездно предоставлявших вычислительные мощности своих компьютеров для проведения необходимых расчетов. С помощью этой огромной вычислительной мощности мы провели скрининг 3 миллионов химических соединений всего за 2 года — что на одиночном компьютере заняло бы порядка 55 000 лет непрерывной работы (прим: речь идет о суммарном чистом процессорном времени моделирования), и позволило выявить 7 веществ-кандидатов в лекарства для более подробного изучения.

После дополнительного лабораторного тестирования мы обнаружили (прим: результат уже подтвердили на практических экспериментах!), что эти 7 кандидатов очень эффективны в уничтожении опухолей нейробластомы на подопытных мышах — даже в очень малых дозировках и без серьезных побочных эффектов. Данные результаты были опубликованы в рецензируемом научном журнале «Cancer Medicine» в январе 2022 г.

На основании этих очень обнадеживающих исследований в данный момент мы ищем партнера среди фармацевтических компаний для дальнейшей совместной работы по тестированию и сертификации в качестве лекарственного средства.

Этот прорыв в исследованиях стал возможен благодаря поддержки тысяч волонтеров со всех уголков мира, предоставлявших вычислительные мощности через проект распределенных вычислений World Community Grid. От лица нашей исследовательской команды я хотел бы поблагодарить от самого сердца всех волонтеров World Community Grid принимавших участие.

Автор: Акира Накагавара (доктор медицинских наук, президент Онкологического Центра г. Чиба, Япония)

Конец перевода. https://secure.worldcommunitygrid.org/about_us/viewNewsArtic…

http://onlinelibrary.wiley.com/doi/10.1002/cam4.175/full

Оригинал пресс-релиза, с которого делался перевод, доступен по ссылке: New hope in the fight against childhood cancer Желающие более детально ознакомиться с исследованием могут воспользоваться ссылкой на полную научную статью опубликованную в журнале Cancer Medicine: Identification of novel candidate compounds targeting TrkB to induce apoptosis in neuroblastoma

Несмотря на то, что описанные результаты были получены около года назад, до готового лекарства в продаже еще далеко. На Западе путь от научного результата, подтверждающего эффект, до лекарства в свободной продаже, занимает от 2–3 лет в лучшем случае, и до 5–7 лет в сложных. А в случае с результатами открытых РВ вычислений — это дополнительно осложняется слабым интересом/мотивировкой фармацевтических компаний. Из-за того, что исследование было некоммерческое (лаборатория работает на правительственный гранты, РВ сеть — добровольные пожертвования волонтеров), такое лекарство нельзя запатентовать и «снять сливки». Точнее лекарство (бренд) запатентовать можно, но вот основное действующее вещество и схему его применения — нет. Так что любая другая компания сможет выпускать дешевые аналоги (под своими названиями и брендами), не неся при этом больших первоначальных затрат на выведении нового лекарства на рынок как первая.

§

В своих заблуждениях Иван требует от отряда “Лиза Алерт” подчиняться МЧС и полиции в поисках пропавших, требует доказательств что отряд когда-либо нашел хоть кого-нибудь. Простим Ивану скептицизм и резко пропавшее умение пользоваться интернетом в целях, отличных от обсирания окружающих. Иначе бы Иван узнал, что отряд появился после поиска в 2022 году девочки Лизы Фомкиной. Ей на момент пропажи не было пяти лет. И да, усилий МЧС и полиции тогда оказалось явно недостаточно. Лиза погибла в лесу и её смерть потрясла простых людей настолько, что они создали поисковый отряд названный её именем.
https://www.mk.ru/incident/2022/09/23/531727-obstoyatelstva-…

И вот с тех пор люди ОРГАНИЗОВАННО за свой счёт ездят на поиски совершенно разных людей во многих регионах страны и часто находят пропавших. Но Иван этому не верит. Не может он , в силу многолетней привычки, поверить,  что кто-то может делать хорошее просто так, на добровольных началах.

Иван, я верю в добро, поэтому попытаюсь спокойно и вдумчиво объяснить. Дать, так сказать, шанс понять как устроена НАША реальность. А там уж как у Вас получится.

Итак. Люди теряются. Типичный сценарий: бабушка ушла в лес по грибы и не вернулась.

Специально для этого существует бесплатная телефонная линия с федеральным номером 8 800 700-54-52. Дежурят на линии посменно добровольцы. Безвозмездно. 24/7 кто угодно бесплатно может позвонить из любого региона РФ и оставить заявку на поиск, либо свидетельство.

Бабушка в лесу, значит требуется активный выезд. Таким выездом руководит координатор. Координатором стать непросто. Нужно быть опытным поисковиком, пройти долгую школу, обладать целым рядом полезных качеств. Поэтому координаторов мало.

В данном случае штаб – белый Дефендер на окраине деревни. Через пару часов штаб переместится в летний домик на участке семьи пропавшего.

Итак, координатор прибывает на место и разворачивает штаб. Чаще всего это машина или предоставленное кем-нибудь помещение на месте. Вместе с координатором над поиском трудится инфорг (информационный организатор). Эти волшебные люди работают удаленно. Они знают кто едет на поиск и кто с него вернулся, прозванивают больницы и морги, ищут кинологов, водолазов и альпинистов, координируются со спецслужбами и даже вызывают авиацию. Инфорг – нервная система любого поиска.

Сообщение об активном выезде появляется на специальном форуме http://lizaalert.org/forum/viewforum.php?f=276&sid=df313…

Я дал ссылку на Центральный регион, у других регионов свои подфорумы. Поисковики отписываются что едут и выдвигаются. Распространена практика, когда владелец личного авто подбирает максимальное количество пеших. Не хочу хвастать, но именно так я из Москвы побывал в Липецкой (дважды), Брянской (тоже дважды), Тверской (много раз), Владимирской, Смоленской  и т.д. областях. Дальние перелёты помогают осуществлять авиакомпании. Безвозмездно, то есть даром, за что им огромное спасибо.

Вот так выглядит ящик координатора с оборудованием на шесть лис (поисковых групп).
Из всего представленного самыми дорогими являются навигаторы (в среднем от 15 000 рублей за штуку).http://lizaalert.org/forum/viewtopic.php?f=278&t=14988

А здесь скриншот части карты с треками поиска длительностью в неделю. Размер красного квадрата – 1 километр. В поисках малыша поисковики в дождь и зной буквально носом рыли землю.

Получив оборудование и задачу, поисковики уходят в леса/поля. Иногда поиск длится часы, иногда затягивается на несколько дней. Детей ищут до последнего.

Если работа на отклик малыми группами не дала результата, начинается прочёс. Люди строятся частой цепью и идут по прямой невзирая на любые препятствия. Иногда приходится идти плотно сцепившись локтями.

На картинке цепь идёт через крапиву в рост человека. Под ногами лабиринт лисьих нор и фундаменты домов бывшей деревни.

Если есть неопровержимые данные о нахождении человека в данном месте, прочёс будет вестись до конца. Таким образом мы летом 2022 неделю искали на Новой Риге деда в лесу. Даже когда надежды найти живым не осталось. Нашли тело.

Но большинство лесных поисков всё же на отклик. Шанс найти человека живым в первые сутки выше 90%. Потом он постепенно снижается. Каждая поисковая группа отрабатывает свои квадраты. Найденный человек очень часто не может самостоятельно передвигаться. И тут требуется эвакуация. Когда поблизости нет ни МЧС ни полиции (а во многих районах Московской области это обычное дело, я молчу про другие регионы), тащить потеряшку приходится своими силами, зачастую девчонкам.

На фото типичный поиск в мае 2022. Холодно, мокро, почти безнадёжные вводные по пропавшему. Слишком мало людей на поиске и неожиданная удача. Тащить пришлось всем, кто был в наличии, в том числе трём девчонкам. Пруф http://lizaalert.org/forum/viewtopic.php?f=278&t=14988

Почему на многих поисках у нас нет ни полиции ни МЧС? Потому что есть места, где полиция представлена 1-2 человека на огромную территорию, а МЧС или Мособлпожспас могут выставить экипаж в 3-5 человек. При этом спасам часто либо запрещено углубляться в лес, либо они заняты горой другой работы. А поиск может длиться часами или сутками.
Неужели кто-то думает, что нам нечем заняться в свободное время вместо лазания по буреломам и болотам? Вчера я был на поиске в Озёрах, где местные структуры смогли сами закрыть поиск, увы с погибшим. Но есть куча мест, где искать просто тупо некому.

Выше я писал про ключевую роль навигаторов в поисках. Наличие треков – лишь часть отработанной методики поисков. Да да, существуют методики. Им обучают, они совершенствуются. Вы никогда не видели как руководители разных ведомств (полиция, Росгвардия, МЧС, СК) пытаются скоординироваться на поиске? Я пару раз видел. У ЛА проблем с координацией нет. И информацией поделятся и оборудованием обеспечат.

Вы можете не верить, но все добровольцы работают бесплатно. Брать деньги с кого-либо категорически запрещено. Пожертвования принимаются в виде необходимых вещей – пресловутых ноутбуков, бумаги, скотча, оборудования и может быть тушенки. Иван, у Вас есть факты что кто-то из отряда ходил и выпрашивал у “бизнесменов” что-то из вышеперечисленного? Как правило, на форуме или в соцсетях просто вывешивается список необходимого, а далее каждый в меру возможностей и желания жертвует.

По поводу привилегий даже комментировать не буду за отсутствием таковых. Если у Ивана есть другая информация, с радостью восприму и пойду требовать бесплатный проезд и персональную пенсию (желчный сарказм).

В завершение скажу, что работа волонтёров не ограничивается беготней по природной среде. Есть много информационных поисков, когда нужно распространить ориентировки на местности или в интернете, патрули улиц и вокзалов, профилактические мероприятия и т.д. и т.п. Всё это делается без создания юридически оформленных структур, без внешнего финансирования, без поддержки государства. Каждый делает в меру своих возможностей.

Надеюсь, я немного приоткрыл деятельность отряда и Вы, Иван, пересмотрите своё отношение к добровольцам.

Фотографии мои. Баянометр ругается на две картинки из моих прошлых постов.

P.S. Каюсь, один раз на поиске я получил поощрение в виде целых трёх пицц от местной администрации. Нас было всего ничего, так что объелись мы знатно.

UPD. Лиза Алерт – не единственный поисково-спасательный отряд в стране.

§

В связи с землетрясением в Непале, происшедшим 25 апреля, Projects Abroad призывает волонтёров со всего мира присоединиться к восстановительным работам через программу ликвидации последствий стихийных бедствий.

Projects Abroad работает в Непале с 1999 года и имеет длительные партнерские связи со многими организациями в Читване, Катманду и Гандруке, в особенности со школами, детскими домами, больницами и заповедниками. Основной целью программы ликвидации последствий стихийных бедствий является восстановление повреждений в сообществах, которые были партнерами Projects Abroad более 10-ти лет.

Программа ликвидации последствий стихийных бедствий в Непале начнет действовать с 15 июня 2022 года. Работы будут проводиться в долине Катманду, в сельской и пригородной местности. Задача волонтёров заключается в реновации школ и жилых зданий, постройке ямных туалетов, сборе палаток временных школ в лагерях для эвакуированных семей и преподавание в этих школах, а также проведение образовательных семинаров на тему медицины и предоставление дневного ухода за детьми нуждающимся семьям. Зона деятельности программы будет расширяться по мере возрастания числа участников и завершения работ в области Катманду.

Волонтёры будут размещены в базовых корпусах – либо в гостевом доме, либо в наземном лагере, насколько будут позволять условия. Все волонтёры будут получать поддержку на постоянной основе от местного персонала Projects Abroad.

Волонтёры могут присоединяться к программе в любое время и оставаться так долго, как пожелают (от одной недели). Программа будет длиться, пока это необходимо, и организация ожидает, что волонтёрская помощь в Непале будет остро востребована в ближайшие несколько месяцев.

Для более подробной информации о том, как присоединиться к программе, пожалуйста, свяжитесь с Projects Abroad или посетите страницу >

О Projects Abroad

Волонтёрская организация Projects Abroad была основана в 1992 году профессором географии Питером Слоу, как программа для студентов, которые хотели путешествовать и работать во время каникул или академических отпусков. Программа берет начало в постсоветской Румынии, где студентам была предоставлена возможность преподавать разговорный английский язык. Через несколько лет успешной деятельности в восточной Европе, компания стала проводить разнообразные проекты для волонтёров всех возрастов по всему миру.

Projects Abroad является мировым лидером по краткосрочным международным волонтёрским программам с проектами в 28 странах и офисами в Великобритании, Австралии, Германии, Гонконге, Дании, Ирландии, Италии, Канаде, Нидерландах, Норвегии, Польше, США, Франции, Швеции, ЮАР, Южной Корее и Японии.

Для подробной информации о волонтёрстве за границей, посетите веб страницу Projects Abroad >

Волонтеры на руси, в ссср и россии

На Руси волонтерство начало активно развиваться после принятия в 988 году христианства. Активно поддерживал волонтерскую помощь Ярослав Мудрый, при его правлении были созданы сиротские дома, дети в которых содержались и обучались за счет пожертвований мирян.

При императрице Екатерине II появилась целая сеть воспитательных домов для детей-сирот и незаконнорожденных младенцев, в которой работали добровольцы. В XIX веке развивались благотворительные общества и союзы, общественные организации. В народных начальных школах учителя преподавали бесплатно, а земские врачи в селах лечили людей на безвозмездной основе.

В начале XX века в России работало около 20 тыс. попечительских советов для бедных, в которых трудились волонтеры. В советский период добровольчество приобрело идейно-патриотическую окраску, и было связано с крупными всесоюзными «проектами»: например, освоением целины и строительством БАМа. Дети занимались волонтерством в пионерских и тимуровских организациях.

В 1990-е годы, с появлением некоммерческих, общественных и благотворительных организаций, волонтерство обрело современную, знакомую нам форму. В 2022 году по инициативе Владимира Путина была образована Ассоциация волонтерских центров — крупнейшая волонтерская организация в России. Миссия АВЦ — «создавать инфраструктуру развития добровольчества в стране».

Волонтерство стало обычной частью образовательного процесса: почти в каждой школе есть свои волонтерские отряды, а в вузах и ссузах — студенческие. Все больше компаний практикуют корпоративное волонтерство и привлекают своих сотрудников к добровольческой деятельности ради сплочения команды и имиджа бренда. Эффект сплочения работает и на родственном уровне — в волонтерских проектах нередко участвуют семьями.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.