украинские волонтеры в абхазии

Ровно 30 лет назад, 14 августа 1992 года начался грузино-абхазский вооруженный конфликт. Отделившаяся от СССР и ставшая независимой Грузия желала сохранить контроль над Абхазией, в то время как последняя настаивала на выходе из состава Грузии и обретении суверенитета. Компромисса достичь не удалось, и стороны взялись за оружие. Началась война, которая продлилась без малого два года и унесла жизни 17 тысяч человек. Абхазы отстояли свое право на независимость, но Россия признала независимость Абхазии только в 2008 году, на фоне грузино-осетинского конфликта. Грузия по сей день отказывается признать независимость мятежной республики. История одного из самых кровопролитных конфликтов на постсоветском пространстве — в фотографиях Александра Неменова.

Этот материал вошел в список лучших лонгридов «Ленты.ру» за 2022 год. Больше хороших материалов от наших авторов можно прочесть тут.

Запрещенная в России «Украинская Национальная Ассамблея — Украинская Националистическая Самооборона» (УНА-УНСО) была первой партией украинских националистов, преуспевшей в создании боевых отрядов. Оно и неудивительно, если своей целью организация обозначила силовой захват власти. Но, в отличие от большинства военизированных организаций, члены УНСО не ограничились учебными сборами на территории бывших пионерских лагерей. Им требовался реальный боевой опыт, который они получали, принимая участие в военных конфликтах на постсоветском пространстве. « Лента.ру» проследила боевой путь украинских националистов в странах бывшего СССР.

В апреле 2008 года лидер киевского отделения УНА-УНСО Игорь Мазур заявил, что украинские националисты намерены бороться с вечным врагом — Россией, «пока она не распадется и не сузится до радиуса 70 километров вокруг Москвы». Тогда его подняли на смех. Мазур был представителем партии, которую на последних выборах поддержали 16 тысяч украинцев. Но сегодня эти слова воспринимаются иначе. Нечто подобное можно услышать на государственных телеканалах, а радикальные националисты заседают в Верховной Раде. Что же касается УНА-УНСО, то расцвет этой организации, как и пик ее популярности, пришелся на бурные 90-е.

Глава МИД Абхазии Ардзинба заявил о росте числа добровольцев для участия в спецоперации

Он рассказал, что количество желающих растет, несмотря на отсутствие мобилизации в стране. « Хочу обратить внимание на то, что абхазские добровольцы еще с 2014 года взяли в руки оружие и отстаивают свободу Донбасса, и их количество возрастает. Это важно отметить, на мой взгляд. К сожалению, есть жертвы», — отметил Ардзинба.

Глава абхазского МИД подчеркнул, что свобода Донбасса очень много значит для добровольцев из республики. По его мнению, это связано с тяжелой и кровопролитной борьбой за независимость самой Абхазии. « Наши ребята почувствовали, что народ Донбасса чувствует абсолютно то же самое. И поддержали. На мой взгляд, это такая серьезная, важная поддержка для народа Донбасса», — поделился он.

Ардзинба также заверил, что правительство страны внимательно и уважительно относятся к волеизъявлению жителей ДНР, ЛНР, Запорожской и Херсонской областей во время референдумов. Он сообщил, что власти Абхазии воспринимают проведение голосования как выражение несогласия с политикой Украины.

В сентябре президент России Владимир Путин поручил подписать новое соглашение с Абхазией об урегулировании вопросов двойного гражданства. « Принять предложение МИДа России, согласованное с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти, о подписании соглашения между РФ и Республикой Абхазия об урегулировании вопросов двойного гражданства», — сказано в тексте распоряжения Путина.

Статья с сайта abkhaziya.org. Автор Вячеслав Хрипун. Опубликована 15 января 2010 года. Оригинал здесь.

Технология мифа по-украински

В последние годы в Украине вошло в традицию отмечать всевозможные события подчеркивающие борьбу “свободолюбивых украинцев с московской агрессией”. Места былых сражений под Конотопом, Полтавой, Крутами, в карпатских лесах стали местом ритуальных поклонений украинских политиков во главе с президентом В. Ющенко и националистически настроенной молодежи. Исторические мифы всегда требуют ритуала.

Совсем недавно к местам “боевой славы” Украины добавилось новое название, мало что говорящее большинству людей. О “героической обороне” украинцами и грузинами небольшого абхазского поселка Шромы, близ Сухуми в июле 1993 г., в Украине заговорили как – то сразу и вдруг. Благо появился повод – августовская война 2008 г. в Южной Осетии. Некоторые украинские СМИ неожиданно вспомнили, что “ведь и у нас есть те, кто противостоял российской агрессии на Кавказе”.

Особенно, в этом плане отличился один из флагманов украинского телевидения “1+1”, в безальтернативных традициях агитпропа времен “холодной войны”, давший слово украинским участникам тех трагических событий. Ветераны УНСО поведали стране об “эпической борьбе” с русским империализмом, десятках уничтоженных российских десантниках, многочисленных пленных и трофеях, сожженных русских танках. У неискушенного обывателя перед глазами возникают эпические картины битвы горстки героев – спартанцев с дикими, плохо организованными ордами варваров. Подобное мы видели в американских фильмах про русских, сербов, индейцев, исламских террористов, где всевозможные Джоны Рэмбо лихо расправляются с бесчисленными противниками, не неся ни малейшего урона. При этом в основе подобных свидетельств лежит стремление подчеркнуть, что война велась именно против России, а не Абхазии и представить своих противников на поле боя именно как русских. При этом неважно, принимали ли российские войска участие в этих боях на самом деле или нет.

В чем же тут дело? А дело в том, что на самом деле, не было там никакого боя с десантниками, поскольку воевали украинцы не с “русскими”, а с абхазскими ополченцами, обычными людьми, среди которых были представители самых разных национальностей (даже грузины), часто плохо вооруженными, причем на их же земле. Но признаться в этом – значит взять и на себя ответственность за творившиеся там произвол и насилие. Поэтому и фигурируют в их рассказах бои с некой сибирской Иркутской десантно – штурмовой дивизией, которой на самом деле никогда не существовало в природе.

Шромы без грифа “идеология”

Согласно “Краткому курсу истории УНА – УНСО” украинская версия боев у Шром выглядит так. 19 июля 1993 года 53 добровольца УНА – УНСО из состава диверсионного отряда “Арго”, ночью скрытно преодолели 200 метровый обрыв, отделявший их от поселка, и внезапно ворвались в Шромы, имевшие важное стратегическое значение на подступах к столице Абхазии – Сухуми. В скоротечном бою унсовцы наголову разгромили “преобладающие силы россиян”, вынудив их в панике спасаться бегством. При этом украинцы потеряли всего 2 человек легкоранеными, а “русские” – 17 человек убитыми.

После этого украинцы еще два дня отражали атаки брошенного против них российского батальона ВДВ, нанеся ему колоссальные потери – не то 57, не то 58 убитых и 287 раненных. Сами националисты при этом потеряли всего 2 бойцов убитыми и еще около 20 раненными. Однако грузины не смогли вовремя обеспечить отряд боеприпасами, водой и медикаментами и в итоге унсовцы вынуждены были оставить Шромы и организовано отойти на прежние позиции.

Это легенда. Теперь посмотрим, что по поводу описанных перипетий думают офицеры ВДВ, прошедшие Афганистан, Чечню, служившие в Абхазии и Закавказье, к которым автор обратился за комментариями. Будучи военными профессионалами, они сразу обратили внимание на множество нестыковок в этой красивой легенде.

Собственно говоря, квалификация боевиков УНСО сомнений у специалистов не вызывает. Многие из них, перед тем как оказаться у стен Шром прошли службу в Советской Армии и приобрели необходимый боевой опыт в боевых действиях в Приднестровье и Закавказье, были среди них и “афганцы”. Проблема лежит в достоверности описываемых событий. Интересно, что присутствие унсовцев в Абхазии, не было тайной для руководства ВДВ. Как отметил тогдашний начальник разведки ВДВ Павел Поповский, “об украинских националистах мы, конечно, знали, но встречаться не приходилось. Заниматься ими в нашу задачу не входило”.

Итак, 19 июля, боевики УНСО ворвались в Шромы. ” Почти не прикрываясь, с криком “Слава!” отряд рванул вперед. Автоматно-пулеметное стрекотание, взрывы ручных гранат и над всем этим усиленное эхом в горах – Слава! Слава! Слава! Россияне растерялись, начали убегать. Мы прошлись по городу, как разгоряченным утюгом”, – повествует украинский источник. На самом деле никаких десантников там не было и близко. Ближайшая российская часть стояла в Сухуми, а Шромы обороняли подразделения абхазских ополченцев и добровольцев Конфедерации горских народов Кавказа (КГНК). Они – то и были главным противником унсовцев на поле боя.

Вспоминает командир отряда унсовцев сотник Валерий Бобрович (псевдоним Устим), к слову, бывший офицер советской армии, участник войны во Вьетнаме: “когда я поднялся на колокольню в центре города и увидел отступающую колонну россиян – я ужаснулся: их было около 600 человек. Я честно скажу, врать не люблю: если бы мне доложили, что там такой гарнизон, я бы туда не сунулся!” Но искажать истину приходится, поскольку Шромы – поселок небольшой и разместить там такую армию невозможно. На деле же, узнав о прорыве своей обороны не только ополченцы, но и все местное население бросилось спасаться от противника – слишком свежи были воспоминания о грузинской оккупации и грабежах. Именно поэтому, украинский наблюдатель видел дорогу, которая “была забита пехотой, легковыми и грузовыми машинами, среди которых был даже красный “Икарус””. Наличие подобных транспортных средств, как известно, не характерно для подразделений ВДВ.

Документально подтверждено – части российской армии, а тем более подразделения ВДВ в активных боевых действиях в Абхазии участия не принимали. 15 августа 1992 года, на следующий день после вторжения грузинской армии в Абхазию, были подняты по тревоге и переброшены в г. Гудауту 345 – й парашютно – десантный полк под командованием гвардии подполковника Е. Дёмина, а в Сухуми 901 – й отдельный парашютно-десантный батальон подполковника В. Красовского, в функции которых входили чисто миротворческие задачи: эвакуация из зоны боевых действий российских граждан и членов семей военнослужащих, в разгар сезона отдыхающих в санаториях Абхазии, усиление охраны дислоцированных в этих местах войсковых баз и складов и разведение противоборствующих сторон. Основу десантной группировки российских войск в Абхазии составил знаменитый 345 – й гвардейский парашютно – десантный полк за десятилетие афганской войны 1979 – 1989 гг. покрывший себя славой и уважением своих противников. Это был самый боеспособный полк 40 – й армии. Командующим группировки ВДВ в Абхазии в это время был зам. командующего ВДВ генерал-полковник А. А. Чиндаров.

Кроме того, на поле боя появляется даже танк Т – 80, которых в Абхазии не было вообще. Абхазские ополченцы, использовали в основном партизанские методы ведения войны. В районе Шром было отмечено использование лишь одной абхазской БМП.

Наибольшая доля лжи содержится в оценке “потерь” “российских десантников”

Настораживает уже то, что якобы захватив после “исторического боя” российскую штабную машину с документами погибших десантников (откуда и стала известна цифра 57), боевики так и не смогли определить ни номер части, ни ее командира, ни даже вспомнить фамилию хоть одного погибшего бойца. Унсовцы видимо не знают, что ВДВ – “войска тесные”. Ввиду относительно небольшой численности войск в них все офицеры друг с другом более – менее знакомы. Больших потерь не утаишь никак. Но почему – то о “разгроме” российских десантников в солнечной Абхазии никто не знает до сих пор. Кроме того, как свидетельствует командовавший в это время воздушно – десантной бригадой полковник Владимир Осипенко, участник войны в Афганистане, ликвидации этнического конфликта в Закавказье и миротворческой операции в Югославии, ныне председатель “Союза ветеранов ВДВ Санкт – Петербурга”, обстоятельства любой смерти среди личного состава, будь – то рядовой или офицер немедленно доводилась до командования всех подразделений ВДВ независимо от места их дислокации. Факт массовых потерь неизбежно бы стал предметом широкой огласки, тщательного расследования и разбора, с неизбежными и резонансными оргвыводами. Но ничего подобного в случае с Шромами не было. Это название ничего не говорит даже офицерам, служившим в это время в Абхазии. Об этой “катастрофе” не в курсе и начальник разведки ВДВ Павел Поповский и даже тогдашний заместитель, а в последующем командир 345 – го полка гвардии полковник Сергей Евгеньевич Капустин. ” Если вы даже разбудите меня ночью, я вам все равно расскажу обо всех погибших под моим началом за все годы службы. За 1992 – 2000 годы, когда в Абхазии стояли части ВДВ, мы потеряли погибшими всего двоих человек” – говорит С. Капустин.

За всю послевоенную историю воздушно – десантных войск зафиксировано всего пять случаев массовой гибели военнослужащих ВДВ. Первая трагедия произошла 23 июня 1968 года. При перелете из Каунаса в Рязань самолет Ан-12 с парашютно-десантной ротой 108 – го гвардейского парашютно-десантного полка 7 – й вдд на борту, при подлете к Калуге столкнулся с пассажирским самолетом Ил-14, который самовольно занял эшелон на высоте 4 тысячи метров. Погиб 91 военнослужащий ВДВ. Затем 25 декабря 1979 г. при вводе советских войск в Афганистан, Ил – 76 перевозивший десантников на аэродром Кабула, врезался в гору недалеко от города. Погибли 37 человек. 2 марта 1980 г. в афганской провинции Кунар подразделение 317 – го парашютно – десантного полка, в одном из самых первых боёв в афганских горах, напоролось на засаду превосходящих сил моджахедов и понесло большие потери – 37 человек не вышло из того кровавого боя, двое из которых стали первыми Героями Советского Союза (старшие сержанты Н. Чепик и А. Мироненко).

Новая трагедия произошла 18 октября 1989 г., когда ИЛ – 76 с подразделением десантников на борту, участвовавших умиротворении охваченного погромами Баку упал после взлёта в Каспийское море. Погибли 50 военнослужащих. Последняя трагедия у всех еще свежа в памяти – в бою 29 февраля – 1 марта 2000 г. на высоте 776 у чеченского села Улус – Керт сложили головы 84 десантника 6-ой роты 76 – ой псковской воздушно – десантной дивизии. Потерь у Шром, как видим, нигде не значится. Не потому, что их пытаются замолчать, а потому, что их не было в природе. Ни по спискам 345 гв. пдп, ни 901 опдб.

Откуда у хлопца чеченская грусть

На кадрах из Грозного — голубоглазый парень в камуфляже. На каске повязка с надписью «Украина». « Ми захищаємо свободу чеченсько-українського народу проти московської агресії», — говорит он журналисту. Это Александр Музычко, более известный как Сашко Билый. В 2014 году его убьют в ходе операции украинского ГУБОП по задержанию членов ОПГ в Ровенской области, а сейчас он командир батальона «Викинг», в котором воевали украинские националисты.


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Александр Музычко (Сашко Билый)

Российские журналисты тогда писали, что украинцы сражаются на стороне Дудаева за деньги. Вряд ли это так. В то время у чеченцев не было богатых спонсоров, и платить они могли только специалистам с уникальными навыками — например, опытным саперам, снайперам и т.п. Бегать по горам с автоматами могли и местные, причем бесплатно.

Данные о количестве украинцев, прошедших через Чечню, разнятся, но, судя по всему, речь идет о нескольких сотнях человек. В УК Украины по-прежнему существует статья за наемничество, поэтому ветераны на всякий случай предпочитают не распространяться о своем участии в конфликте.

Евгений Дикий, украинский журналист и правозащитник, писавший из Чечни репортажи, вспоминал, что отношение к украинцам у чеченцев было очень теплое. По словам Дикого, украинский паспорт был универсальным пропуском, боевики ценили добровольцев-немусульман.

Они были незаменимы в условиях диверсионно-партизанской войны. Например, харьковчанин Олег Челнов с позывным «Беркут» иногда переодевался в российскую форму и в неразберихе боя выдавал себя за офицера, выводя российских солдат под огонь чеченцев. Ветеран Афганистана, осведомленный о позывных некоторых командиров и понимающий правила и стилистику общения в радиоэфире, Челнов выходил на частоты российских артиллеристов и вызывал огонь на российские же части. Его убили в Грозном в 1996 году. Челнов — один из двух украинцев, получивших высший военный орден Ичкерии «Къоман Турпал» («Герой нации»). Вторым стал Сашко Билый. В их честь в Грозном назвали улицы. До конца 90-х правительство Ичкерии выплачивало дочери Челнова пенсию.

По понятным причинам российские военные украинских добровольцев в плен не брали. Бойцы УНСО всегда оставляли гранату для самоподрыва. Что касается отношения самих украинцев к пленным, то здесь все неоднозначно. Сообщения об их участии в пытках, скорее всего, не соответствуют действительности. Более того, они даже помогали тем солдатам российской армии, которые идентифицировали себя как украинцы, вернуться домой.

С другой стороны, украинцы помогали чеченцам выявлять среди пленных офицеров и авианаводчиков. Вот как вспоминает один из таких эпизодов экс-лидер УНСО Дмитрий Корчинский:

«Произошло все как в шаблонном фильме о войне. Нашелся доброхот из числа украинцев, поскольку чеченцы поначалу не знали, как это делается. Гена Ключников (к слову, военный журналист — до недавнего времени он писал для «Независимого военного обозрения»), по старой гэрэушной привычке зацепил этого офицера:

И парень лоханулся — признал, что был послан в распоряжение командира наземной бригады как авианаводчик. Фамилия его была Брянцев, звание — старший лейтенант, родом из Мариуполя. Если бы он не побоялся и записал себя при регистрации украинцем, мы бы его вытащили».

Большинство украинских добровольцев покинули Чечню к лету 1995, когда война начала переходить в партизанскую фазу. Осталась лишь пара десятков. Некоторые из них приняли ислам и осели в Чечне, приняв участие и во второй кампании.

Перед штормом


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Грузинский солдат в одном из зданий в Сухуми, сентябрь 1992 года

До распада Советского Союза Абхазия имела статус автономной республики в составе Грузинской ССР. В августе 1990 года, на фоне обострившихся межэтнических противоречий в регионе и ослабления центральной власти в СССР, абхазские власти приняли Декларацию о суверенитете Абхазской АССР. В апреле 1991 года Грузия, взявшая курс на окончательное отделение от СССР, приняла декларацию о независимости.

Нежелание населения Абхазии разделять один политический курс с Грузией привело к обострению противоречий в 1992 году. К августу противостояние между Сухуми и Тбилиси перешло в фазу открытого военного конфликта — с применением авиации, артиллерии и другого оружия.

Большое контрнаступление


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Грузинские солдаты покидают Сухуми, сентябрь 1992 года

15 сентября абхазские вооруженные формирования неожиданно начали контрнаступление и заняли Гагру. В начале октября они освободили города Леселидзе и Гантиади и восстановили контроль над участком российско-абхазской границы.

В то же время было создано Министерство обороны Абхазии.

Не поделили суверенитет


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Боец одного из грузинский военных формирований в центре Сухуми, сентябрь 1992 года

Весной 1992 года в Абхазии активизировались сторонники бывшего президента Грузии Звиада Гамсахурдиа. Это дало повод грузинскому вице-премьеру Тенгизу Китовани обвинить руководство автономной республики в нарушении договоренностей о согласованных действиях по изоляции «звиадистов».

При этом сторонники Гамсахурдиа удерживали на территории Абхазии в качестве заложников несколько высокопоставленных грузинских чиновников. Грузия в ультимативной форме потребовала их освобождения. Этого не произошло, и в ночь с 13 на 14 августа на территорию Абхазии под предлогом охраны железной дороги были введены подразделения Национальной гвардии Грузии, которые оккупировали Гальский, Очамчирский и Гульрипшский районы и вышли к восточным пригородам Сухуми.

Это спровоцировало ожесточенное сопротивление абхазов и других местных этнических общин. 14 августа Верховный Совет Абхазии объявил всеобщую мобилизацию. Началась война.

Миротворческие силы


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Российские десантники рядом с сейсмической лабораторией в селе Нижняя Эшера, июль 1993 года

В 1993 году, после того как грузинские войска потерпели поражение в борьбе с абхазскими солдатами, в регион были введены российские миротворческие силы. В феврале 1994 года было заключено соглашение о предоставлении им статуса военных баз на территории Грузии, которое, однако, не было ратифицировано грузинским парламентом.

Затяжной конфликт


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Вид на дачу Сталина, расположенную на территории Сухумского дендропарка, сентябрь 1992 года

В начале 1993 года началось абхазское наступление на Сухуми, занятый грузинскими военными. К концу сентября город перешел под контроль абхазских подразделений, а уже спустя несколько дней они контролировали всю территорию Абхазии.

Боевое крещение

В марте 1992 полыхнул левый берег Днестра. Для УНСО этот конфликт был как нельзя более кстати. Позже лидеры организации называли днестровский вояж «крестовым походом против румынизации украинцев Молдавии», но истинные причины участия УНСО в конфликте были куда прагматичнее: приобретение боевого опыта и создание на территории Приднестровья баз для подготовки новобранцев. Был и сугубо пропагандистский момент: своим участием в конфликте бойцы УНСО пытались разрушить монополию России на защиту славян.

В апреле 1992 года на передовую прибыли первые отряды добровольцев. Для них даже зарегистрировали отдельную организацию — УНСО ПМР (Приднестровской Молдавской Республики). В дальнейшем ее планировалось использовать как политическую силу в независимом Приднестровье, а пока бойцы УНСО вошли в состав вооруженных сил непризнанного государства.

К неудовольствию лидеров УНСО, горячая фаза конфликта быстро закончилась, и добровольцам практически не удалось проявить себя в бою. Война быстро приобрела позиционный характер, а украинским националистам отчаянно не хватало опытных бойцов для создания, например, диверсионных групп. В основном унсовцы несли караульную службу на блокпостах, мостах через Днестр, патрулировали улицы Тирасполя.


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Украинские добровольцы в Приднестровье

Долгосрочного присутствия в Приднестровье тоже не получилось. Одним из условий заключения перемирия стало разоружение УНСО и других подразделений самообороны, не состоявших из граждан ПМР. Украинские добровольцы вернулись домой. Казалось, приднестровский проект провалился. Яркого медийного образа защитников украинцев и силы, способной встать на защиту славянства, не получилось. Организация не смогла стать серьезным участником приднестровской политики или разместить на территории республики свои базы. Но полторы тысячи украинских добровольцев все-таки получили первое представление о том, что такое война. И были готовы продолжать.

Диалога не получилось


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Лидер грузинской партии «Народный фронт» Нодар Натадзе (слева) помогает вывозить раненых, Сухуми, сентябрь 1992 года

В ноябре 1997 года в рамках Женевского переговорного процесса был создан Координационный совет грузинской и абхазской сторон, в работе которого также участвовали представители ООН и России. Однако его деятельность была приостановлена в 2001 году в связи с событиями в Кодорском ущелье, где грузинский военизированный отряд «Охотник» при поддержке отряда чеченского полевого командира Руслана Гелаева напал на абхазских военных.

Августовское наступление


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Грузинский солдат в Сухуми, сентябрь 1992 года

18 августа грузинские военные заняли Сухуми, а спустя сутки — Гагру. Наступательные операции также проводились с 30 августа по 1 сентября, началась блокада абхазского города Ткуарчал.

Правительство Абхазии во главе с председателем Верховного Совета Владиславом Ардзинбой перебазировалось в Гудаутский район.

Жертвы и беженцы


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Абхазский солдат общается с местной жительницей рядом с разрушенным мостом через реку Ингури, отделяющим Абхазию от Грузии, февраль 1994 года

По официальным данным, во время военных действий в Абхазии погибли около 16 тысяч человек: 10 тысяч грузин, 4 тысячи абхазов и 2 тысячи добровольцев из Южной Осетии и северокавказских республик.

По состоянию на начало 1990 года в Абхазии проживали 537 тысяч человек, из которых 44 процента были грузины, 17 процентов — абхазы, 16 процентов — русские и 15 процентов — армяне. В результате боевых действий свои дома пришлось покинуть 200‑250 тысячам из них (преимущественно грузинам). Экономический ущерб, нанесенный хозяйству региона войной и последующими событиями, оценивался в 10,7 миллиарда долларов.

Странная война


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Грузинские солдаты в Сухуми, сентябрь 1992 года

В начале октября Грузия мобилизовала 40 тысяч резервистов и объявила о решении привести в действие принятое ранее постановление о национализации оружия и имущества российских воинских частей на территории страны. В ответ Конфедерация горских народов Кавказа заявила о готовности направить в Абхазию такое же число добровольцев.

При этом Грузия не раз обвиняла Россию в том, что российские войска не соблюдают нейтралитета в конфликте и продают оружие «сепаратистам». Кроме того, на стороне абхазцев воевали добровольцы из России. В декабре 1992 года в результате ракетной атаки рядом с селом Лата разбился российский военный вертолет. Причины трагедии установлены не были.

В итоге в конце 1992 года было заключено десятидневное перемирие для вывода российских войск и вооружений из зоны конфликта. После этого военные действия были возобновлены.

***

Как политическая сила УНСО была разгромлена украинским правительством в середине 90-х. Она перестала играть серьезную роль, а штурмовые отряды партии так и остались невостребованными. Тем не менее из УНСО вышло множество политиков-националистов — например, депутат Верховной Рады от Радикальной партии Игорь Мосийчук. В публичное поле УНСО вернулась с Евромайданом, войдя в состав запрещенного в России «Правого сектора». Член УНСО Михаил Жизневский погиб на Майдане одним из первых.

После свержения Януковича и начала боевых действий на юго-востоке Украины члены УНСО пополнили добровольческие батальоны в качестве офицеров, инструкторов и рядовых бойцов. Большинство из них обладают колоссальным боевым опытом, и пусть украинская власть поприжала ультраправых — националисты показали, что ждать они умеют.

Сомнительное перемирие


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Горящий дом в пригороде Сухуми, сентябрь 1992 года

3 сентября 1992 года в Москве председатель Государственного совета Грузии Эдуард Шеварднадзе и председатель Верховного Совета Абхазии Владислав Ардзинба при посредничестве президента России Бориса Ельцина подписали документ, предусматривавший прекращение огня, вывод грузинских войск из Абхазии и возвращение в регион беженцев.

Несмотря на это стороны конфликта не выполнили ни одного пункта соглашения.

Кто кого


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Грузинские солдаты неподалеку от Сухуми, сентябрь 1993 года

С грузинской стороны в боевых действиях принимали участие не только подразделения Национальной гвардии, но и различные парамилитарные формирования. Со стороны Абхазии — вооруженное ополчение местного негрузинского населения. Как и для других войн на только что возникшем постсоветском пространстве, для грузино-абхазского конфликта было характерно участие иностранных добровольцев. Так, на помощь Грузии пришли украинские националисты из запрещенной в России партии УНА-УНСО, а на помощь абхазам — российские казаки и добровольцы с Северного Кавказа и из Приднестровья.

Для эвакуации российских граждан и охраны важных объектов в Абхазию был направлен 10-й отдельный парашютно-десантный полк Вооруженных сил России. С начала конфликта дислоцированные в регионе российские военные неоднократно подвергались атакам грузинских формирований.

Бескомпромиссное урегулирование


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Дом правительства, сгоревший во время абхазского контрнаступления на столицу Абхазии в сентябре 1993 года. Сухуми, февраль 1994 года

14 мая 1994 года в Москве между Грузией и Абхазией было подписано Соглашение о прекращении огня и разъединении сил. Согласно ему, между Абхазией и Грузией создавалась 12-километровая зона безопасности, в которой не должно было находиться тяжелой боевой техники.

С июня 1994 года в зоне конфликта были размещены Коллективные силы по поддержанию мира (КСПМ) в Содружестве Независимых Государств (СНГ), в задачу которых входил контроль за прекращением военных действий на абхазской территории.

Поход аргонавтов

Из украинских националистов тогда сформировали батальон «Арго», который возглавил Валерий Бобрович под позывным «сотник Устим». Батальон включили в состав грузинской морской пехоты. Игорь Мазур, воевавший в «Арго», рассказывал, что добровольцев из Украины встретили очень тепло: таможню они не проходили и были приняты первыми лицами государства. « Мы все были взволнованы, будто ехали на свадьбу, а не на войну. Лучшей тренировки для бойцов, чем реальная война, сложно себе представить. И нам все равно где воевать, лишь бы воевать против русских», — вспоминал Бобрович настроения в батальоне при переброске в Грузию.


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Бойцы УНСО в Абхазии

Несмотря на громкое название, батальон «Арго» по количеству личного состава едва дотягивал до роты: единовременно в нем никогда не состояло больше сотни человек. Отряд привносил некий колорит в грузинскую армию, но не был ценной боевой единицей, в отличие от пятитысячного чеченского «абхазского» батальона Шамиля Басаева, воевавшего на стороне Абхазской Республики.

Однако какой-никакой опыт ветеранов Приднестровья и дисциплина в отряде оказались полезны для молодой грузинской армии. Стоит сказать, что первой жертвой украинцев чуть не стал грузинский солдат, который пытался ночью проникнуть на территорию военной базы, возвращаясь из самоволки. Грузин не смог назвать пароль, и от гибели его спасло чудо — было темно, и пуля украинского волонтера, выпущенная на звук, лишь задела нарушителя. « Жаль, не убили. Подтянуло бы дисциплину в частях», — заявил после этого инцидента грузинский командир.

Самой известной операцией бойцов УНСО в Абхазии стал бой за село Шрома. Большого военного значения эта операция не имела, но украинцам удалось сделать из нее яркую пропагандистскую историю. По версии украинцев, 19 июля 1993 года их отряд из 50 человек ворвался в село, обороняемое казаками-добровольцами, выбил их и несколько дней удерживал позиции, отражая атаки гвардейского батальона российских десантников, многие из которых полегли в том бою. Минобороны РФ не располагает данными о десантниках, погибших в районе поселка Шрома, и хотя это ведомство склонно замалчивать потери, скрыть гибель такого количества военнослужащих элитного подразделения в мирное время вряд ли возможно. По меньшей мере об этом должны были заявить родственники погибших, но все попытки найти этих людей не увенчались успехом.


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Несколько украинских добровольцев по возвращении домой провели четыре месяца в тюрьме за наемничество. Их выпустили по личной просьбе Эдуарда Шеварднадзе. Он заявил украинскому правительству, что держать в тюрьме людей, получивших военные награды от Грузии, неуважительно по отношению к его стране.

Абхазия дала украинцам куда больше боевого опыта и понимания принципов войны. Кроме того, они завели контакты на Кавказе, где постепенно разгорался новый конфликт.

Вечный спор


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

Абхазский солдат проверяет документы на российско-абхазской границе, Гечрипш (Леселидзе), июль 1993 года

В конечном счете к началу 2000-х годов добиться прорыва в урегулировании конфликта в Абхазии не удалось. Стороны не могли прийти к компромиссу по базовым политическим вопросам, касающимся в том числе безопасности. Свою роль сыграл и абхазский референдум 1999 года, на котором подавляющее большинство жителей региона высказалось за построение независимого государства. После этого руководство Абхазии отказалось от дальнейшего обсуждения политического статуса региона.

30 июня 1990 года ряд мелких организаций украинских националистов объединились в УМА — Украинскую Межпартийную Ассамблею. Возглавить новую структуру пригласили Юрия Шухевича, сына Романа Шухевича, командира Украинской повстанческой армии (УПА) и замкомандира немецкого батальона «Нахтигаль». К весне 1991 года Ассамблея оформилась в полноценную политическую партию, которую переименовали в Украинскую Национальную Ассамблею — УНА.


УКРАИНСКИЕ ВОЛОНТЕРЫ В АБХАЗИИ

После провала августовского путча ГКЧП (1991 год) на Украине образовался вакуум власти. Руководство УССР взяло курс на отделение от Союза и создание независимого государства, однако было решительно непонятно, как к этому отнесутся в Москве. Военнослужащие расквартированных на территории Украины частей Минобороны еще не принесли присягу новой родине, и националисты решили действовать самостоятельно.

Тогда и появилась Украинская Народная Самооборона (УНСО) — военизированная организация, которую планировали использовать в качестве штурмовых отрядов партии УНА. Националисты сразу взяли курс на вооруженный захват власти и силовое противостояние с Россией. Девиз УНСО был выдержан в лучших традициях народно-освободительных движений: «Лучше умереть волком, чем жить собакой». Однако лидеры организации не были наивными романтиками и понимали, что выездных тренировок на территории пионерлагерей явно недостаточно для создания боеспособных подразделений. Нужен был опыт военных действий, которым обладали немногочисленные ветераны Афганистана. И вскоре такая возможность им представилась.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *