Четверо добровольцев ДНР получили ранения на Донбассе

“При мне один упал с инсультом”

Автор фото, Кирилл Кухмарь/ТАСС

На войну в Украину россияне-добровольцы сейчас попадают тремя способами:

  • подписав краткосрочный контракт с минобороны
  • приехав в Чечню и подписав там трехмесячный контракт с Росгвардией
  • заключив контракт с вооруженными формированиями самопровозглашенных ДНР и ЛНР (этот путь выбирают редко, поскольку зарплата военного в Донецке и Луганске гораздо ниже, чем в России. Также меньше и компенсация в случае ранения или смерти)

Также на войну можно попасть, устроившись на работу в так называемую “ЧВК Вагнера”, но этих людей можно скорее называть профессиональными военными, чем добровольцами.

Дмитрию вариант поехать через минобороны показался проще и надежнее, чем остальные. Многие выбирают именно такой путь, поскольку военкомат всегда расположен рядом, и не нужно тратить деньги и время на поездку в другой город или даже регион.

”Ну, я пошел. Приняли без медосмотра. Видимо, им план по отправкам надо гнать быстрее, так что уже не до проверок и медкомиссий. Собрали всех за пару дней, повезли. В часть приехали ночью. Утром одели: берцы, форма, из снаряги дали вещмешок еще советского образца, вафельное полотенце, кусок мыла и нательное белье советское. На моем печать стояла: 1960-й год”, – продолжает Дмитрий.

По его словам, уже тогда у него появились первые сомнения в том, стоит ли ехать дальше.

“Оружия навалом, все хорошее, в масле. Патронов тоже. Но на этом плюсы заканчиваются. На полигоне бардак, офицерам на нас *** (все равно). Обучения тактике нет, сплочения личного состава нет. Я уже от этого был в шоке. Некоторые автомат толком в руках не держали, танков не видели вживую, а им через пару дней на войну. Надо же обкатать, обстрелять состав, как же так? Банально даже берцы новые натирают, надо разносить, мозоли уже на второй день. Зная об этом, я приехал со своими, но всех заставили ходить в выданном”.

  • “Вы едете туда, где стреляют”. В России массово ищут военных-контрактников для отправки в Украину
  • “Ваш муж без вести пропал, хватит уже звонить”: как родные пропавших в Украине российских военных пытаются вернуть их “живыми или мертвыми”

С начала марта минобороны России начало публиковать тысячи вакансий на популярных сайтах поиска работы типа HeadHunter. Объявления, предлагающие заключить краткосрочный контракт с российской армией, появились у подъездов и в общественном транспорте во многих городах России.

Для многих регионов, где отсутствуют социальные лифты, служба в армии по контракту является чуть ли не единственной возможностью заработать. Так, например, военкомат Нижнекамска обещает добровольцам денежное довольствие в размере от 200 тысяч рублей в месяц. Это в пять раз выше, чем средняя зарплата в городе. На предложение минобороны откликаются и люди без реального опыта участия в военных действиях.

По словам Дмитрия, на сборном пункте в Ростове, где он оказался, большую часть добровольцев составляли люди в возрасте старше 45 лет. Не все из них оказались здоровы.

Пробыв в части три дня, Дмитрий решил вернуться домой.

“К тому времени мы еще контракты не подписали. Поэтому, когда нас на стрельбы построили, то я просто отказался. И еще человек пять со мной из строя вышли. Это просто *** (безумие), нафиг такие приколы”, – рассказывает он.

Оставшиеся в лагере мужчины, по словам Дмитрия, уже через день были переброшены в Украину и затем приняли участие в боях за Изюм.

“Мы на связи с одним парнем. Он месяц оттрубил, ранили, вернулся. Говорит, было трудновато, еле жив остался. Выручили ребята-добровольцы, которые через Грозный приехали. У них там занятия вроде хорошие были по тактической медицине, плюс аптечки толковые. Вот они его и замотали, и вытянули. А так бы кровью истек”.

«Чувствую, что мне это надо»

Городская больница №2 в Горловке (ДНР) сейчас стала функционировать скорее как военный госпиталь. В основном пациенты — бойцы из ДНР, привезенные прямо с поля боя, хотя и гражданскому населению там в помощи не отказывают.

— Среди ранений в основном минно-взрывные, огнестрельные, пулевые. В больницу попадает очень много молодых парней. Учитывая высокую поражающую способность современного оружия, логично, что люди получают тяжелые повреждения, зачастую ведущие к инвалидности, — рассказал «Известиям» врач травматолог-ортопед Больницы святителя Алексия Максим Юрасов, в конце апреля неделю проработавший в Горловке.

Мирные жители обращались в больницу с обычными бытовыми травмами, минно-взрывных ранений у них Максим Юрасов не встречал.

— Основная работа начинается, когда привозят раненых. Всё делается очень четко и быстро, а в периоды затишья начинаются перемонтажи аппаратов, не экстренная, а срочная медицинская помощь. Когда много пострадавших, бывает, что работаешь — кофейку не попить, а бывает, что работа более-менее размеренная. Раз на раз не приходится, — рассказал он.

По словам Максима Юрасова, трудиться приходилось и по пять-шесть часов без перерывов. При этом с коллегами удалось быстро найти общий язык.

— Местным врачам тяжело, особенно в моменты, когда происходит массовое поступление пострадавших, раненых. Тогда к ним на подмогу приходят доктора, которые находятся не на смене. Из нашей больницы святителя Алексия Русской православной церкви мы периодически выезжаем в ДНР помогать. Какие-то сложные случаи разбираем, когда в силу особенностей технологического оснащения местные коллеги не могут что-то сделать. Мы смотрим и стараемся им помочь, чем можем. Но весь основной удар местные врачи взяли на себя, у них всё хорошо в плане отношения к пациентам, желания оказывать помощь, и специфические умения у них приобретены в условиях такого положения. Они достаточно уникальны, эти навыки, — добавил Максим Юрасов. — Медикаменты есть, перевязочный материал тоже. Какие-то суперсовременные адгезивные повязки — этого не так много, хотелось бы побольше. Но самое необходимое, без чего вообще невозможно работать, всё есть.

Моральный настрой пациентов, большинство из которых сложно переживают потерю конечностей и другие серьезные ранения, стараются поддержать священнослужители, отметил врач.

— Надо отдать должное местной епархии, там очень здорово организовали такую психологическую помощь. Есть больничный священник, отец Агафодор, он очень продвинутый психолог, мне кажется. Он всерьез взялся за дело, ходит, разговаривает с ранеными. Владыка Митрофан, митрополит Горловский и Славянский, приходил к ним на Пасху. Помимо нашей, хирургической, помощи пастырская очень важна, это видно. Как с пациентами просто поговорят, пообщаются, они уже понимают, что они не забыты, не брошены, что о них помнят люди, и они становятся более умиротворенными, — поделился Максим Юрасов.

Сейчас он уже снова в ДНР — посчитал своим долгом вернуться туда, где так нуждаются в помощи. По словам врача, отправляться туда побуждает внутренняя потребность.

Хирурги больницы святителя Алексия, работавшие в Горловке

— Я знаю, что смогу помочь чем-то, значит, почему бы не помочь. Просто чувствую, что мне это надо. В первую очередь, наверное, мне самому, — сказал Максим Юрасов.

Адреса и номера телефонов клиентских служб Пенсионного фонда Российской Федерации расположены на сайте https

Члены семьи погибшего (умершего) лица, награжденного званием «Герой России» имеют право на:

Ежемесячную денежную выплату.

Размер определяется путем деления размера ежемесячной денежной выплаты на количество членов его семьи).

одному члену семьи — 74 616,99 рублей;

двум членам семьи — по 37 308,49 рублей;

трем членам семьи — по 24 872,33 рублей;

четырем членам семьи — по 18 654,24 рублей;

пяти членам семьи — по 14 923,39 рублей.

Предоставляется Пенсионным фондом Российской Федерации.

“Мам, я так решил, и отговаривать меня не надо”

Сам Рубахин впервые попал в Донбасс в 2015 году, когда ему было 18 лет. До января 2022 года, продолжает доброволец, он “служил в армии” самопровозглашенной “ДНР”. “Сел и поехал”, – объясняет он решение отправиться воевать за сепаратистов. После начала российского вторжения 24 февраля возможности вернуться в “ДНР”, кроме как через Чечню, не было, говорит Рубахин. Почему – он не объясняет.

На вопрос Кавказ. Реалии о том, можно ли за неделю подготовить к участию в боевых действиях людей без опыта службы и обращения с оружием, собеседник коротко отвечает: “Можно”. Он подтверждает, что подготовкой занимаются “спецназовцы”.

Рубахин утверждает, что попавшие в Украину через Чечню добровольцы были в первых эшелонах наступления российской армии в Мариуполе. На снабжение собеседник жалоб не имеет, военнослужащие-контрактники, по его словам, к добровольцам относятся “отлично!”, после восстановления Рубахин намерен вернуться на фронт. “Конечно!” – с воодушевлением отвечает он.

При этом собеседник признает, что в Мариуполе пришлось нелегко, армия несла потери. “Бывает такое, что мы даже не можем найти убитых”, – говорит боец. На вопрос, когда, по мнению Рубахина, закончится война, он отвечает, что нескоро.

Всего из Краснодарского края через Чечню в Украину попали как минимум 48 добровольцев. У 33-летнего Ивана Чухлея из станицы Полтавская (указан в списке Минобороны Украины среди погибших) в контактах есть номер его жены, но поговорить с ней не удалось – кто-то взял трубку, выслушал вопросы Кавказ. Реалии, помолчал, а потом сбросил вызов и больше не отвечал на звонки.

Не удалось связаться и с 32-летним Николаем Назаренко из Краснодара, который, предположительно, был ранен. По указанному как “личный” номеру никто не ответил. Жена бойца взяла трубку, выслушала журналиста и сказала: “Эти вопросы не ко мне”.

На последней фотографии в телеграме Назаренко позируют трое мужчин в военной форме с белыми повязками. Доброволец из Краснодара, судя по другим фотографиям в его аккаунте, стоит по центру. Он в кроссовках, без шлема, но с георгиевской лентой на груди, с автоматом наперевес и пистолетом в руке. На фоне – разрушенное здание магазина и бронемашина с буквой Z.

Четверо добровольцев ДНР получили ранения на Донбассе

На звонок ответила мать 36-летнего Виталия Александрова, он указан в списке Минобороны Украины среди погибших. Собеседница говорит, что сын пошел воевать добровольно, но о конкретных причинах его решения она не в курсе.

Дело в том, что сына собеседницы, по ее словам, пока нет в краснодарских списках среди погибших или выживших. Мать все еще разыскивает добровольца. Она рассказывает, что до отправки в Украину Александров в армии не служил, а в зоне боевых действий (он тоже оказался под Мариуполем) выполнял роль полицейского: “Они там порядок наводили уже после того, как военные действия пройдут”.

Согласно данным Министерства обороны Украины, Виталий Александров оказался на войне 8 апреля. Последний раз мать разговаривала с ним спустя четыре дня после этого. 19 апреля “ребята из его группы” передали, что он погиб. В Краснодаре у Александрова кроме матери остались бывшая жена и пятилетний сын.

“Там ад, настоящий ад”

В Гудермесе Алексей и другие приехавшие с ним добровольцы подписали трехмесячный контракт с Росгвардией. После этого их батальон перебросили под Луганск.

Первое ранение Алексей получил при захвате Рубежного.

“У украинцев, конечно, все грамотно придумано в плане технологий. Вот мы попали под обстрел, лежим, я голову поднимаю – смотрю, над нами коптер висит, и с его помощью, видимо, корректируют огонь. Когда обстрел кончился, мы побежали менять позицию, так этот коптер за нами полетел, и вскоре нас снова обстреляли. Тогда меня первый раз контузило”, – рассказывает Алексей.

Подпись к фото,

Многие захваченные Россией населенные пункты сильно пострадали от артобстрелов

Тяжелее всего ему дались зачистки небольших деревень по пути к Северодонецку.

По словам Алексея, взвод, в составе которого он приехал из Гудермеса, практически постоянно находился на передовой.

Именно отряды добровольцев, подписавших краткосрочные контракты с минобороны и Росгвардией, вместе с бойцами так называемой “ЧВК Вагнера” сейчас являются главными штурмовыми силами России на фронте, утверждают два источника Би-би-си, находящиеся на переднем крае боев с российской стороны.

По словам источников, армейские подразделения сейчас стараются беречь, поскольку многие из них уже понесли тяжелые потери в первые месяцы боев в Украине.

  • Груз 200: что известно о потерях России в Украине к середине июня
  • “ЧВК Вагнера” начала широкий набор наемников на войну с Украиной. Берут всех

Наблюдения наших источников подтверждаются и данными, которые Би-би-си получила на основании анализа подтвержденных потерь российских военнослужащих.

III. Выплата на приобретение или строительство жилого помещения.

36 м2 — на человека:

детям участников специальной военной операции, погибших или ставших инвалидами 1 группы, при достижении ими возраста 18 лет;

детям, обучающимся по очной форме обучения, которым на дату смерти родителя или установления ему инвалидности не исполнилось 23 лет;

Предоставляется по линии социальной защиты населения.

Бесплатное питание в школах два раза в день:

детям участников специальной военной операции, ставших инвалидами вне зависимости от группы инвалидности;

детям погибших участников специальной военной операции.

Поддержка детей военнослужащих и сотрудников, поступающих на обучение по образовательным программам высшего образования (программам бакалавриата и программам специалитета)

Образовательная организация высшего образования осуществляет прием на места в пределах специальной квоты на следующих условиях:

детей военнослужащих и сотрудников, за исключением военнослужащих и сотрудников, погибших (умерших), получивших увечье (ранение, травму, контузию) или заболевание, — на основании результатов вступительных испытаний, проводимых организацией самостоятельно;

детей военнослужащих и сотрудников, погибших (умерших), получивших увечье (ранение, травму, контузию) или заболевание, — без вступительных испытаний (за исключением дополнительных вступительных испытаний творческой и (или) профессиональной направленности).

В какие украинские больницы привозили российских раненых

Российские военные в мае захватили в Луганской области еще один госпиталь – в городе Рубежное. Чеченский телеканал “Грозный” показал, как военные отряда спецназа “Ахмат” с нашивками Z осматривали палаты. Раньше они были частью инфекционного отделения ЦГБ Рубежного, говорится в сюжете. Больница важна, потому что она находится “практически на передовой”.

Глава Чечни Рамзан Кадыров утверждал, что здание, “заброшенное в силу нехватки средств и ресурсов”, восстановили за счет фонда имени Ахмата-Хаджи Кадырова. Чеченские спецназовцы нашли там якобы бесхозные медицинские препараты и забрали их себе. “Очень качественные препараты, это не один ящик, не два ящика – в большом количестве нашли”, – говорит в сюжете один из военных.

Но именно в этом отделении ЦКБ украинские власти в 2017 году проводили капремонт. В телеграм-канале Кадырова есть кадры с табличкой на здании больницы – там написано, что инфекционное отделение было восстановлено, благодаря ООН и правительству Японии. В 2020 году там принимали пациентов с коронавирусом.

Привозили военных также в Донецкий республиканский травматологический центр. На их лечение в этом центре собирал деньги московский фонд “Подарок ангелу”. Глава фонда Анастасия Приказчикова – дочь главврача этого донецкого центра. По ее словам, в больнице совсем не было воды – медперсоналу приходилось набирать ее из фонтана перед зданием.

Лечат российских военных и украинские медики. В феврале сотрудники военного госпиталя Днепра объявляли в соцсетях, что им нужны студенты-медики. “Госпиталь круглосуточно принимает раненых. Это основное военно-медицинское учреждение в городе, в которое направляются все раненые военнослужащие”. По данным собеседника Би-би-си, близкого к днепропетровскому госпиталю, в марте туда привозили в том числе российских военных. В СБУ Украины отказались от комментариев на эту тему.

Как раненых готовят к продолжению службы

В конце мая в Центральный военный госпиталь Вишневского в Москве, где лечатся раненые участники войны в Украине, приехали спортсмены-паралимпийцы. Они провели для раненых мастер-классы по видам спорта для людей с ограниченными возможностями. Паралимпийцы учили покалеченных на войне мужчин играть в следж-хоккей (противоборство с клюшками на специальных санях), настольный теннис, фехтовать, заниматься велоспортом, волейболом сидя и пулевой стрельбой.

Автор фото, Минобороны России

Тренировки проходили в реабилитационно-образовательном центре, созданном на базе госпиталя Вишневского для участников “спецоперации”. Минобороны обещает, что пострадавшие военные смогут продолжить военную службу – в военкоматах, военных частях и других структурах минобороны “для каждого” введут воинскую должность.

В те же дни, когда покалеченные военные знакомились с паралимпийцами, Владимир Путин и Сергей Шойгу жали руки военным с другими ранениями – в московском госпитале имени Мандрыка. В публикациях СМИ все они выглядели бодро: никто не лежал, никаких бинтов, следов травм и увечий. Участники боевых действий уверяли президента, что хотят продолжать службу. “Будете”, – отвечал Путин. О том, как их ранили, он бойцов не спрашивал, но просил передать привет семье.

Подпись к видео,

Встречи с ранеными: как Путин и Зеленский общаются с пострадавшими на войне

В марте кадры визитов Шойгу и его заместителей, приезжавших в московские госпитали награждать военных, были более реалистичными. Минобороны показало, как в госпитале Вишневского замминистра обороны Александр Фомин произносил речь перед рядом мужчин в инвалидных креслах: у восьмерых полностью или частично ампутированы ноги.

“Не подкачали, поставленную задачу выполнили на все сто процентов”, – обратился к пациентам госпиталя Фомин, назвав их “продолжателями славных боевых традиций наших дедов и отцов”.

Замминистра обороны в госпитале Вишневского

Подняться для получения медали от Фомина смог только один человек – у него целы ноги, но ампутирована рука.

В начале марта Шойгу уже бывал в госпитале Мандрыка, но без Путина. Тогда он награждал медалями и лежачих бойцов с перебинтованными ногами и костылями возле коек – “за героизм, мужество, отвагу и самоотверженность, проявленную при исполнении воинского долга”.

Командир танковой роты Антон Старостин принимал от Шойгу звезду героя России с рукой на перевязи. До войны в Украине он служил в Крыму в береговой обороне Черноморского флота. Би-би-си удалось поговорить со Старостиным. Он, как и собеседники Путина, сообщил, что идет на поправку и планирует вернуться на службу.

Старостин убежден, что сражался на войне в Украине с “фашистами”, а его танк был подбит “нацбатальоном”: “С противотанковой ракеты подбили танк, получил осколочные ранение спины, бедра, сквозное осколочное ранение руки”.

Увозили контуженого танкиста с поля боя на медицинской машине. Возможности эвакуировать его на самолете на тот момент не было, отметил Старостин.

Другие вопросы ему задать не удалось – он заблокировал корреспондента Би-би-си. На странице Старостина во “ВКонтакте” вместо фотографии – большая буква Z.

Потери офицеров

Из 6024 установленных российских военных, погибших в Украине, 1025 человек – то есть 17% – являются офицерами, среди них 4 генерала и 35 полковников.

Младшие офицеры российской армии понесли существенные потери, поскольку именно им приходится принимать основные тактические решения по ведению боя. При этом большинство из них еще молоды (звание лейтенанта чаще всего получают в 21-22 года), неопытны, но уже вынуждены решать, как именно добиться целей, поставленных руководством.

Особенно высока доля потерь среди офицеров спецназа – как в ГРУ, так и в отрядах Росгвардии. Командирские звезды носил практически каждый четвертый погибший сотрудник спецподразделений.

Потеря офицеров спецназа может быть очень чувствительной и трудновосполнимой для российской армии, отмечают опрошенные Би-би-си эксперты.

Если график не отображается, попробуйте открыть статью в другом браузере

В случае выбывания рядовых специалистов (например, гранатометчика или минометчика), бойца другой специальности, пришедшего на замену, можно переобучить за несколько недель, в более редких случаях – за один-два месяца. Если погибает командир роты спецназа ГРУ, то заменить его может только офицер такой же воинской специальности.

На подготовку лейтенанта соответствующей квалификации нужно по меньшей мере четыре года. А для того чтобы возглавить роту, лейтенант должен набраться опыта и пройти путь до капитана, что потребует еще около четырех лет. В сумме – не менее восьми лет подготовки, отмечают специалисты.

“Украинцев уважаю – пришел мочить фашистов”

Из Дагестана через Чечню добровольцами записались как минимум 79 человек. Эмин Нуратдинов из поселка Белиджи – самый возрастной среди погибших, чьи контактные данные опубликовало Минобороны Украины, – ему было 45 лет. По номеру, указанному как принадлежащий сыну Нуратдинова, ответила его теща. Она утверждает, что зять отправился на войну без какого-либо принуждения – он, судя по словам собеседницы, тоже руководствовался доводами государственной пропаганды.

По ее словам, Нуратдинов бывший спортсмен, работал тренером единоборств. У него остались две дочери и сын школьного возраста. Собеседница признается, что “войны никто не хочет”, и оговаривается, что ее дочь могла бы и не пустить мужа, если бы он не решил отправиться в Украину “втихаря”.

В зоне боевых действий доброволец, согласно опубликованным данным, оказался в начале апреля. С фронта он лишь изредка сообщал, что “все нормально” и что скоро приедет. 4 мая Нуратдинов погиб, об этом родственникам сообщили спустя четыре дня. Хоронили отца троих детей в родном поселке в День Победы.

“Хорошо, что хоть тело приехало. И военные приехали, все были, спасибо им большое за это”, – продолжает теща погибшего. По ее словам, местные власти оказывают поддержку семье, но в чем именно она заключается, собеседница не уточнила.

Собеседница объясняет большое количество военнослужащих из республики тем, что в регионе нет другой работы. “Весь Дагестан почти что там (на войне в Украине. – Прим. ред. )”, – говорит она.

При этом, говоря об отношении к событиям в соседней стране, теща Нуратдинова, очевидно, тоже руководствуется тем, что услышала из телевизора. Она не хочет войны, ей жалко молодых, но убеждена, что Россию “вынудили напасть”. И такое представление о причинах происходящего, по ее ощущениям, в селе разделяют все.

Девять дней телевизор в доме Нуратдинова не включали, из-за траура после похорон. В ночь на десятый день его теща вновь села смотреть новости.

Поздним вечером 18 мая в эфире Первого канала транслировали программу “АнтиФейк” – “Запад давит на Россию со звериной ненавистью. Видео, вызывающие у вас шквал эмоций, на деле могут оказаться бездушно и цинично изготовленным фейком”; по “России-1” подходил к концу “Вечер с Владимиром Соловьевым”.

Раненый в Украине Расул Амаев из Дагестанских Огней сначала не ответил на звонок Кавказ. Реалии, но затем перезвонил сам. “Короче, смотри, я патриот своей страны, Российской Федерации, – начал он разговор. – Если надо будет, я не то что в Украину, я и на Вашингтон пойду, вот мой ответ вам”.

38-летний Амаев – координатор дагестанского отделения прокремлевского “Национально-освободительного движения”, выступающего “за национальный курс” и “освобождение Российской Федерации от колониальной зависимости США”. В запрещенном и заблокированном в России инстаграме у дагестанского НОД более пяти тысяч подписчиков, столько же – в телеграме.

До отправки в Украину Амаев имел опыт службы в армии, в каком качестве – он не уточнил. “Я военный человек, я патриот своей страны, – говорит он на фоне детского гуления поблизости от телефонной трубки. – Куда моя страна скажет, я без всяких задумываний пойду”.

Рассказывая об участии в боях, собеседник утверждает, что “был везде”, да и вообще – в первом ли эшелоне, или во втором, или, как выразился Амаев, в среднем – это, по его мнению, не имеет значения: “Я из дома выходил, чтобы во вторых эшелонах прятаться, что ли? Я поехал защищать свою родину. Я вообще считаю, что это не война с Украиной, я украинцев очень сильно уважаю и понимаю, я пришел туда чисто фашистов мочить. Это те же самые фашисты, которые в 1941 году напали на нас”.

В заключение Амаев говорит, что якобы лично видел в захваченных в Мариуполе полицейских участках “кружки с немецкой свастикой и флаги американские”. Никаких доказательств в подтверждение своих слов собеседник предоставить не смог.

Магомед Абдулкаримов из села Комсомольское – самый молодой среди погибших добровольцев из Дагестана, контакты родственников которых оказались в открытом доступе, – ему было 24 года. У него остались невеста и внебрачные дети, рассказал его брат.

Он объясняет мотивацию Магомеда отправиться на войну тем, что он “сильно хотел в армию”, но не прошел медкомиссию, чтобы служить по контракту.

Он отмечает, что до 24 февраля Магомед не следил за ситуацией в Украине, но необходимость воевать объяснял в том числе тем, что “они потом на нас нападут”, – эти бездоказательные предположения распространяет российская пропаганда.

Я знаю, что он добровольно поехал. Патриот России, так сказать

Подробности о недельной подготовке в чеченском Гудермесе доброволец не рассказывал, говорил лишь, что их обучают спецназовцы.

На фронте Абдулкаримов провел меньше двух недель – с 8 по 19 апреля. Последний раз брат разговаривал с ним за два дня до смерти. По его словам, доброволец был и в тылу российских войск, где проводил “зачистки и нарывался на засады”, и на передовой – в районе завода “Азовсталь” в Мариуполе, который до второй половины мая оставался последним оплотом украинских войск в городе.

Магомед Абдулкаримов признавался брату, что “война – это тяжело”, что тем, кто не имеет подготовки, туда ехать не стоит.

Когда закончится война, брат погибшего Магомеда Абдулкаримова предполагать не берется, – говорит, что это “одному всевышнему известно”, но убежден: “Война закончится только победой и больше ничем другим”.

Ветераны боевых действий имеют право на:

Компенсацию расходов в размере 50 % на оплату жилого помещения и оплату коммунальных услуг.

Размер компенсации рассчитывается индивидуально, на основании:

а) заявления, содержащего сведения о жилом помещении, в котором заявитель зарегистрирован по месту жительства (пребывания) и в отношении которого претендует на получение компенсации (характеристика занимаемого жилого помещения, включая его общую площадь, наличие видов коммунальных услуг, поставщиков жилищно-коммунальных услуг с указанием лицевых счетов), о лицах, зарегистрированных в жилом помещении, родственных отношениях с заявителем;

б) документа, удостоверяющего личность уполномоченного представителя, и документ, подтверждающий полномочия действовать от имени заявителя (в случае обращении уполномоченного представителя);

в) удостоверения ветерана боевых действий;

г) согласия на обработку персональных данных лиц, совместно зарегистрированных с заявителем.

Заявитель вправе представить по собственной инициативе документы, подтверждающие правовые основания отнесения лиц, совместно проживающих с заявителем в жилом помещении, к членам его семьи (свидетельство о браке, свидетельство о рождении).

За предоставлением мер социальной поддержки заявитель либо его уполномоченный представитель могут обратиться через любой офис КГАУ «Многофункциональный центр предоставления государственных и муниципальных услуг в Приморском крае», информация о которых размещена в информационно-телекоммуникационной сети Интернет на официальном сайте www. mfc-25.

Консультацию по предоставлению мер социальной защиты можно получить по многоканальному телефону: 8-800-30-22-145.

Ежемесячная денежная выплата.

Размер составляет 3 350,16руб.

Предоставляется Пенсионным фондом Российской Федерации, с 1 января года, следующего за годом подачи заявления.

Рассказывают камни

Российские чиновники все реже и реже публично сообщают о гибели военных в Украине, поэтому важными источниками информации становятся памятники: настенные таблички в школах, надгробия на кладбищах и мемориалы в парках и воинских частях.

Изучая все эти таблички, мы обнаруживаем не только имена тех, о чьей гибели сообщалось публично, но и примерно столько же (а иногда и больше) фамилий солдат и офицеров, о смерти которых не сообщали ни власти, ни местные журналисты, ни родственники в соцсетях.

Так, в том числе и благодаря мемориальным табличкам в школах, нам удалось установить имена 10 погибших сотрудников спецназа из Смоленска.

За прошедшие две недели нам удалось узнать о появлении новых захоронений в нескольких городах Калининградской области и Краснодарского края, а также во Владивостоке, Петропавловске-Камчатском и Выбутах.

Судя по табличкам на надгробиях и датам похорон, в среднем погибших доставляют в Россию и хоронят через 14-20 дней после смерти. Но в июле и августе похоронили немало тех, кто погиб три, иногда даже четыре месяца назад.

Видимо, наладился процесс обмена останками, и в Россию постепенно доставляют тех, чьи тела после первых недель боев остались в Украине.

По числу потерь в российских регионах по-прежнему лидируют Дагестан (278 человек), Бурятия (256 человека) и Краснодарский край (227 человек). Для сравнения: известно лишь об 15 погибших из Москвы, хотя жители столицы составляют почти 9% населения России.

Для многих регионов России, где отсутствуют социальные лифты, служба в армии по контракту является чуть ли не единственной возможностью заработать.

В составе российской армии воюют и погибают в Украине и выходцы из других постсоветских стран. Би-би-си известно о гибели по меньшей мере 13 уроженцев Кыргызстана, девяти из Таджикистана, 12 уроженцах отколовшейся от Грузии Южной Осетии и одного гражданина Молдавии.

Если карта не видна, попробуйте открыть статью в другом браузере

Куда везут самых тяжелых

ВМА стала одним из главных госпиталей, которые принимают российских военных из зоны боевых действий. В академию уже в первые дни войны поступило много раненых, рассказали Би-би-си несколько источников в медицинских кругах. Гражданских пациентов с началом “спецоперации” стали срочно выписывать, а в колл-центре академии звонившим объясняли, что госпитализация в стационары приостановлена “в связи с ситуацией в стране”.

Когда в академии начали оперировать раненых, выяснилось, что медицинское оснащение не соответствовало потребностям – видимо, на такие потери никто не рассчитывал, отмечал собеседник Би-би-си. Например, в реанимации, по его словам, в первые три недели не хватало растворов для капельниц, питания для кормления через зонд и одноразовых катетеров.

Очень быстро клиники ВМА, рассчитанные, по его словам, на 2,5 тысячи коек, оказались переполнены. В конце апреля, когда очередной военный борт с “грузом 300” доставил в Петербург более сотни раненых из Украины, у академии не хватило машин скорой помощи, чтобы сразу забрать их из аэропорта. Раненым приходилось ждать в самолете, пока скорые за ними вернутся, при этом в реанимации ВМА на 9 штатных коек приходилось по 11 пациентов, приводит пример собеседник Би-би-си. И добавляет, что такие случаи были неоднократно.

Военно-медицинскую академию в Петербурге в апреле посещал руководитель СК Александр Бастрыкин

У минобороны по всей России – около 130 военных госпиталей плюс ВМА – в ее составе 14 хирургических и столько же клиник других профилей, говорится на сайте академии. Восемь госпиталей также есть у Росгвардии, несколько госпиталей – у ФСБ, МВД и МЧС.

При этом “груз 300” в России принимают и военные госпитали, и гражданские больницы. Например, в нейрохирургическое отделение ВМА эвакуировали военнослужащих после операций, проведенных в том числе в военном госпитале, развернутом на базе белгородской городской больницы №2 (город находится в 30 км от границы с Харьковской областью Украины), выяснила Би-би-си.

Судя по справке этой больницы (копия есть у Би-би-си), находившиеся там военнослужащие, часть которых потом транспортировали в ВМА, лежали в реанимации на аппаратах искусственной вентиляции легких (ИВЛ) в “тяжелом” и “крайне тяжелом” состоянии. В диагнозах – многочисленные осколочные и огнестрельные ранения, в том числе головы, требующие трепанации черепа для удаления гематом.

Такие операции проводили нейрохирурги и в белгородской больнице, и почти ежедневно в ВМА, рассказал источник Би-би-си на условиях анонимности.

У пациентов, проходящих лечение в ВМА с тяжелыми ранениями, требующими нейрохирургического лечения, довольно часто развиваются осложнения – вторичные посттравматические повреждения головного мозга (ишемические инсульты, повторные кровоизлияния и так далее), реанимация переполнена, объясняет знакомый с ситуацией источник. В нейрохирургию, по его словам, из Украины привозят в основном молодых военных – от 22 до 28 лет, но были среди пациентов и 18-летний солдат, и 45-летний офицер.

При этом, если воевавшего в Украине привозили в госпиталь без сознания, и он длительное время находился в критическом состоянии, родственников таких раненых официально никто не разыскивал. Иногда этим по собственной инициативе занимается кто-то из медперсонала. В ВМА был случай, когда медсестра разыскала жену лежавшего на ИВЛ пациента с тяжелой травмой головы – оказалось, что пока он был на войне, у него родился сын, приводит пример источник Би-би-си.

Кто спасает военных на фронте

Врачей ФМБА посылают в приграничные регионы, но не к месту боевых действий. Хотя там врачей тоже не хватает, в том числе на оккупированных Россией территориях. В самопровозглашенной ЛНР два месяца проработал анестезиолог-реаниматолог из Екатеринбурга Станислав Киселев. Он был единственным врачом на отряд, состоящий примерно из 80 военных.

Киселев до войны работал реаниматологом в свердловском центре медицины катастроф. Руководство отказало ему в командировке в Донбасс, о чем он просил, поэтому врач взял отпуск и поехал на войну сам.

На личной машине, захватив с собой некоторые медикаменты и оборудование, Киселев добрался до Донецка в Ростовской области, а оттуда – до Луганска, где его определили в “вооруженный отряд” в одном из подразделений вооруженных сил “республики”. Там он занимался эвакуацией раненых военных с поля боя. О том, как и с кем Киселеву удалось об этом договориться, он говорить отказывается – обсуждать он согласился только медицинские вопросы.

В начале врач работал в 7-8 км от линии фронта. На этом направлении тогда не было активных боевых действий, вспоминает медик. По рации ему сообщали, что везут раненых – врач с водителем забирали их на военной технике, а потом перегружали в медицинский уазик и увозили в Луганск.

25 марта генштаб Украины сообщил, что больница в оккупированном Россией Луганске отдана под военный госпиталь для раненых российских военных. “Часть больницы отведена для хранения трупов, в связи с тем что местные морги перегружены”, – говорилось в сообщении ВСУ.

Врач из Екатеринбурга проработал с марта в “вооруженном отряде” самопровозглашенной ЛНР

Когда начались более активные бои, пришлось переместиться непосредственно к линии соприкосновения – чтобы быстрее оказывать помощь, вспоминает Киселев. В основном военные поступали с минно-взрывными, осколочными, пулевыми ранениями, бывали контузии, бывало, что люди не доезжали до больницы. Лечить приходилось и другие заболевания, не связанные с боевыми действиями, – от простуды до инфаркта.

С собой из Екатеринбурга Киселев привез пульсоксиметр, реанимационное оборудование (механический вентилятор легких), катетеры, бинты. Поначалу в его части был дефицит жгутов – их дослали волонтеры. Врача не удивляет, что российские власти не обеспечивают всем необходимым военных. “Я достаточно давно в медицине. Меня это давно не удивляет. И это не только на фронте”, – сказал Киселев.

Спасал он и украинских военных, попавших в российский плен. По словам врача, он относился ко всем военным одинаково: “Мне без разницы на данный момент, кто виноват. Это примерно фильм “Жмурки” – ни одного положительного героя. Война останется войной, хоть ее танцем балерин назови. Я людей на той стороне и наших людей видел изнутри на этих полях – они внутри абсолютно одинаковые”.

Из самопровозглашенной ЛНР Киселеву пришлось уехать в мае – из-за тяжелой работы у него произошло ущемление грыжи. На Донбасс возвращаться он пока не планирует – это был физически и морально непростой опыт. “Там кругом страдание, кровь и, извините за выражение, говно и вонь. И постоянно находиться в таких условиях, естественно, тяжело”, – говорит врач.

Путь через Чечню

Власти Чечни регулярно отчитываются об отправке в Украину сотен добровольцев, подписавших контракт с Росгвардией

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.

Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

Конец истории Подкаст

Власти Чечни активно распространяют в соцсетях видеоролики и отчеты о подготовке добровольцев на базе Российского университета спецназа. Обещают полное обеспечение экипировкой и питанием и даже возврат денег за проезд до Грозного.

“Я не мог пойти через военкомат. Мне 48 лет, в армии не служил из-за травмы руки. Увидел, что есть шанс поехать через Чечню, и загорелся. Приехал в Грозный, зашел в мэрию и сказал, что хочу пойти на войну добровольцем. Меня отвезли в Гудермес”, – рассказывает Алексей (имя изменено по соображением безопасности).

В Гудермесе располагается база Российского университета спецназа – частного учебного заведения, созданного по инициативе Рамзана Кадырова для тренировок сотрудников спецподразделений. Команду инструкторов университета возглавляет бывший офицер спецназа ФСБ “Альфа” Даниил Мартынов. Как удалось установить Би-би-си, человек с голосом Мартынова в течение нескольких месяцев принимал участие в подготовке детального плана вторжения в Украину.

“Подготовка в университете спецназа идет прямо очень круто, инструкторы сильные. Утром подъем, завтрак, и весь день занятия. Как ползать, как стрелять из разных положений, как быстро магазин поменять, что делать, если патрон заклинило. Из гранатомета тоже учили стрелять. Тактические уроки бесценные. Я потом это все вспоминал, когда мы в деревне работали”, – рассказывает Алексей.

Некоторые добровольцы охотно снимаются, не скрывая своих лиц (фотография не имеет прямого отношения к героям публикации)

Кроме тактических занятий и огневой подготовки с добровольцами проводят и идеологические занятия.

“Нам показали секретные документы. В них говорилось о подготовке нападения на Донбасс и на Россию. Так что, если бы Путин не начал эту операцию, наши города бы уже горели”, – уверен Алексей.

Скорее всего, речь идет об обнародованном минобороны России еще в марте шестистраничном документе Нацгвардии Украины. В приказе, подлинность которого невозможно проверить, говорится об организации занятий по боевому слаживанию некоторых подразделений Нацгвардии Украины на базе в Львовской области близ границы с Польшей. Никаких упоминаний о наступлении на Донбасс или Россию в документе нет, но он часто упоминался оборонным ведомством России и российскими государственными СМИ на первом этапе вторжения России в Украину.

В Гудермесе подготовкой добровольцев занимаются инструкторы Российского университета спецназа

Подготовка Алексея и его сослуживцев (всего около 200 человек) к отправке в Украину продлилась 10 дней. Он приехал в Гудермес в начале мая, а уже 15 мая оказался на линии фронта в Луганской области Украины. В конце мая срок подготовки добровольцев в Гудермесе был сокращен, теперь она длится только неделю.

“Нормально, я считаю. С такими инструкторами времени хватает. Реальные знания для боя дают, без воды. Мне все пригодилось и очень помогло”, – говорит Алексей.

Военные эксперты с Алексеем не согласны. Специалисты отмечают, что 7 или 10 дней подготовки может хватить только чтобы обновить навыки тех, кто уже имеет боевой опыт. Для сравнения, перед отправкой в Афганистан солдат-срочников в СССР готовили около 4-6 месяцев.

Тюменским добровольцам спецоперации назначены выплаты за ранения

Тюмень,
21 июня 2022, 08:08 — REGNUM Правительство Тюменской области приравняло добровольцев, участвующих в спецоперации на Украине и в республиках Донбасса, в денежных выплатах по ранению к военным. Соответствующее постановление опубликовано на сайте органов госвласти.

Один миллион рублей будет выплачиваться раненым в ходе спецоперации военнослужащим, лицам, проходящим службу в войсках нацгвардии, гражданам, добровольно принимавшим участие в спецоперации.

Также определена выплата в размере 65 тыс. рублей для тех, кто берёт расходы, связанные с погребением участника спецоперации, будь то родственник или кто не связан семейными узами с погибшим.

Как ранее сообщало ИА REGNUM, правительство Тюменской области выплачивает по три миллиона рублей семьям военных, погибшим во ходе спецоперации на Украине, в ДНР и ЛНР.

Читайте ранее в этом сюжете:
В Тюменской области планируют выплаты семьям раненных и погибших на Украине

Читайте развитие сюжета:
Тюменские власти «оценили» ранение чиновника в спецоперации дороже военного

24 февраля 2022 года президент России Владимир Путин объявил о начале специальной военной операции. Киевский режим при поддержке западной «империи лжи» создает для России огромную опасность, России не оставили выбора, и иным, кроме военной операции, способом защитить себя от действий националистической хунты невозможно, сказал президент. Цель операции — защита людей, которые восемь лет подвергаются издевательствам и геноциду со стороны киевского режима, отметил Путин. «Будем стремиться к демилитаризации и денацификации» территорий бывш. УССР, сказал президент. Он также призвал солдат ВСУ сложить оружие и заявил, что если какие-либо внешние силы попробуют вмешаться в ситуацию, ответ России будет незамедлительным. Напомним, ранее главы ДНР и ЛНР попросили Владимира Путина помочь в отражении агрессии киевского режима во избежание жертв среди мирного населения и гуманитарной катастрофы в Донбассе.

«Некоторые выжили просто чудом»

Фельдшер паллиативного отделения больницы святителя Алексия Даниил Свиридов рвался помогать на Донбассе еще в 2014 году, но тогда организовать поездку не получилось. Сейчас он с группой добровольцев провел в больнице Новоазовска (ДНР) шесть дней.

— В первый же день мы обошли все отделения, где находились больные, отметили, что в отделении терапии нет как такового ухаживающего персонала. Люди лежали на старых советских пружинных кроватях. Это примерно 40–50 см от пола, они низкие, то есть перевернуть лежачего человека довольно сложно и самому ему перевернуться проблематично, — рассказал он.

Именно уходом за лежачими в больнице людьми занимались добровольцы: помогали менять простыни и подгузники, переворачивали тех, кому это было необходимо. Как отметил Даниил Свиридов, смены длились около 12 часов. Хотя добровольцы были готовы трудиться и по ночам, стоило беречь силы.

— Мы ухаживали в терапии за гражданскими, которых привозили из Мариуполя. Все они там находились долго, некоторые сидели в подвале, даже не ходили, у них вследствие этого отекли ноги, обострились хронические заболевания. Некоторые выжили просто чудом, не получая, например, инсулин и другие препараты. Был случай болезни Паркинсона, когда человек уже два месяца не пил свои таблетки, — рассказал медик «Известиям».

По его словам, некоторые препараты для пациентов добровольцы сами покупали в аптеках по назначению местного врача.

— Дедушка с Паркинсоном даже стал ходить, хотя до этого еле передвигался, — поделился Даниил Свиридов.

Другим пациентам волонтеры покупали продукты и сладости.

Также добровольцы помогали искать родственников поступающих пациентов.

— Один из членов нашей группы, Сергей, активно созванивался с родными пациентов, у кого они есть, договаривался о транспортировке в поселок Безыменное, где уже проверяют документы, налаживают сообщение с близкими и решают, каким образом они могут забрать больного человека к себе, — пояснил Даниил Свиридов.

Именно новости о близких, по словам добровольца, поддерживали пациентов.

— Морально многие, гражданские в основном, подавлены. Они не имели связи, не знали, живы ли их родные. Например, в Мариуполе проживал дедушка, а его семья в другом районе города, и он не знал, что с ними: связь пропала практически в первые дни. Когда нашлись его родные, он ожил, сразу повеселел, стал больше разговаривать, — сказал фельдшер.

В отделении хирургии помощь добровольцев требовалась раненым бойцам.

— У нас был небольшой наплыв раненых, но всё равно нам хватало носить носилки из приемного покоя на второй этаж хирургии: там лифта нет, всё по лестнице. Это была наша человеческая задача. Приблизительно к обеду или после него начиналось поступление раненых. Мы их возили из приемного покоя на рентген, помогали перекладывать на аппарат, потом доставляли обратно в приемный покой, поднимали на второй этаж и везли либо в перевязочную, либо в палату, — рассказал фельдшер.

К слову, среди пациентов больницы были и украинские военнопленные, которые тоже получали всю необходимую помощь. Единственное отличие — их содержали под охраной.

Кто может стать добровольцем на Донбасс?

Как стать волонтером Для участия в программе есть два базовых условия: гражданство РФ и возраст не менее 18 лет. Кроме этого, при рассмотрении заявки о волонтерской помощи учитываются такие факторы, как волонтерский опыт, подтвержденные знания в конкретной профессиональной сфере, стаж

Куда отправляют раненых с Украины?

Раненых из Украины сначала везут в приграничные, в том числе гражданские, стационары – причем не только в России и в Крыму, но и в Беларуси. Это промежуточные пункты для транспортабельных военных перед их отправкой в крупные военные госпитали. 30 мая 2022 г

Как попасть на войну добровольцем 2022 Украина?

На войну в Украину россияне- добровольцы сейчас попадают тремя способами: подписав краткосрочный контракт с минобороны приехав в Чечню и подписав там трехмесячный контракт с Росгвардией 20 июн

Какие реальные потери России в Украине?

Потери офицеров Из 6024 установленных российских военных, погибших в Украине , 1025 человек – то есть 17% – являются офицерами, среди них 4 генерала и 35 полковников. Младшие офицеры российской армии понесли существенные потери , поскольку именно им приходится принимать основные тактические решения по ведению боя

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.