Донбасс ополченец доброволец

Знакомство

В августе 2014 года вооруженные силы Украины развивали успешное наступление на позиции двух самопровозглашенных республик, в какой-то момент казалось, что Донецк и Луганск в ближайшие дни вернутся под контроль Киева. Но в конце месяца началось то, что российские СМИ называли “контрнаступлением самопровозглашенных республик”, а украинские власти и работавшие в регионе журналисты – первым полномасштабным вмешательством российской армии в конфликт на востоке Украины.

Только что записавшийся тогда добровольцем в ВСУ Алексей Кириченко, которому на тот момент было 39 лет, оказался с другими украинскими военнослужащими в районе Саур-Могилы, которую они сначала обороняли, но затем вынуждены были оставить и несколько дней пытались по полям выйти из окружения на откатившиеся позиции украинской армии.

В первых числах сентября 2014 года около райцентра Старобешево он попал в плен, а на следующий день туда из оставшегося под контролем ВСУ Мариуполя приехала группа российских журналистов.

Подпись к фото,

В августе 2014 года на высоте Саур-Могила в Донецкой области шли бои – впервые со времен Второй мировой войны

Пропустить Подкаст и продолжить чтение.

Что это было?

Мы быстро, просто и понятно объясняем, что случилось, почему это важно и что будет дальше.

Конец истории Подкаст

Контролировавший Старобешево полевой командир с позывным “Матвей” рассказал, что в поселке находятся трое украинских военнопленных, с которыми можно поговорить. Двое из них, впрочем, говорить от своего имени не очень хотели, а третий, Алексей Кириченко, на камеры заявил, что считает происходящее “российской военной интервенцией”, а вовсе не внутриукраинским конфликтом, как это с самого начала подавала российская сторона.

Делать такие заявления в его положении было как минимум опасно, но сейчас Алексей объясняет: “Я просто говорил, что думаю. Хотя, честно, ждал расстрела после этого интервью. Но я думал, что хотя бы так могу нанести врагу урон”.

Кириченко вместе с тем считает, что избежал расстрела как раз из-за того, что засветился в телевизионных сюжетах: “Пока человека не признали пленным, пока он не появился в списках, с ним могут сделать что угодно и убить в любой момент. Но скрыть мою смерть было бы сложнее, после того как я засветился”.

– Так все же ты рисковал, разговаривая тогда с нами, или это дало защиту?

– Я не знаю, пойми, это зона беспредела. На каких весах ангелы и демоны спорят за твою душу – мы не знаем. Я мог лишь действовать сообразно со своей совестью – и будь что будет.

Он считал, что имеет дело именно с российскими военными, хотя в плен в Старобешево его взяли все же местные ополченцы. “Ребят, которые выходили вместе со мной, в плен взяли десантники из Оренбурга, – говорит Кириченко. – Когда мы выходили из окружения, то наткнулись на брошенную технику, которую я посчитал российской”.

В БТР, куда он залез, был указан номер не украинской воинской части, внутри был график обслуживания за предыдущие полгода: даты, подписи, из которых можно было сделать вывод, что техника не простаивала все это время.

“Кроме того, когда мы выходили по полям, то слышали гул техники. Не просто колонна мимо прошла, а полночи мимо что-то гонят. Это приграничная территория. “Военторг” работает? Единственный логичный вывод”, – вспоминает Кириенко.

Сепаратисты потом уверяли его, что он неправильно все понял, но затем, говорит доброволец, уже со многими из них мы довольно откровенно говорили: “Ну что ты мне врать будешь, были же россияне?”

“Тогда я слышал, как россиян обсуждают, в 2014-м их называли “смежниками”. Тут добровольцы, там добровольцы, а между ними стоят армейские части, – говорит он. – У меня не возникало ни малейшего сомнения, что мы имеем дело с Российской Федерацией”.

Эксперты, наблюдатели и журналисты, работавшие в зоне конфликта, неоднократно свидетельствовали о том, что российские войска принимали участие в боевых действиях на востоке Украины в конце лета 2014 года и зимой 2015 года – во время боев за Дебальцево, но российские власти все эти годы настаивают на том, что никаких российских войск в Донбассе никогда не было и что Россия не является стороной этого конфликта.

Минское соглашение о прекращении огняПравить

Блокпост украинских войск в Донбассе, 10 сентября 2014 года

3 сентября на фоне разворачивающегося контрнаступления вооружённых формирований ДНР состоялся телефонный разговор между президентами Украины и Российской Федерации, в ходе которого президент Путин предложил:

  • прекратить активные наступательные действия вооружённых сил и вооруженных формирований ополчения.
  • отвести вооружённые подразделения силовых структур Украины на расстояние, исключающее возможность обстрела населённых пунктов артиллерией и всеми видами систем залпового огня.
  • предусмотреть осуществление полноценного и объективного международного контроля за соблюдением условий прекращения огня и мониторингом обстановки.
  • исключить применение боевой авиации против мирных граждан и населённых пунктов в зоне конфликта.
  • организовать обмен насильственно удерживаемых лиц по формуле «всех на всех».
  • открыть гуманитарные коридоры для передвижения беженцев и доставки гуманитарных грузов в города и другие населённые пункты Донбасса.

5 сентября Контактная группа договорилась о двустороннем прекращении огня. Был подписан протокол по мерам, направленным на имплементацию мирного плана президента Украины Петра Порошенко и инициатив президента России Владимира Путина:

  • обеспечить немедленное двустороннее прекращение огня;
  • обеспечить мониторинг и верификацию со стороны ОБСЕ режима прекращения огня;
  • осуществить децентрализацию власти, в том числе путем принятия Закона Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (Закон об особом статусе);
  • обеспечить постоянный мониторинг на российско-украинской государственной границе и верификацию со стороны ОБСЕ с созданием зоны безопасности в приграничных районах Украины и Российской Федерации;
  • немедленно освободить всех заложников и незаконно удерживаемых лиц;
  • принять закон о недопущении преследования и наказания лиц в связи с событиями, которые произошли в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины. Позже президент Порошенко заявил, что это касается лиц, не совершивших убийств и покушений на жизнь государственных деятелей;
  • продолжить инклюзивный общенациональный диалог;
  • принять меры для улучшения гуманитарной ситуации в Донбассе;
  • обеспечить проведение досрочных местных выборов в соответствии с Законом Украины «О временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» (Закон об особом статусе);
  • вывести незаконные вооружённые формирования, военную технику, а также боевиков и наёмников с территории Украины;
  • предоставить гарантии личной безопасности для участников консультаций.
  • прекращение применения оружия;
  • остановку подразделений и формирований сторон на линии соприкосновения по состоянию на 19 сентября;
  • запрет на применение всех видов оружия и ведение наступательных действий;
  • отвод средств поражения калибром более 100 мм от линии соприкосновения на расстояние не менее 15 км с каждой стороны, в том числе из населённых пунктов, что позволило бы создать зону прекращения применения оружия шириной не менее 30 км — зону безопасности. При этом предусматривалось отвести с линии соприкосновения сторон артиллерийские системы калибра более 100 мм на удаление их максимальной дальности стрельбы;
  • запрет на размещение тяжёлых вооружений и тяжёлой техники в районе, ограниченном определёнными населёнными пунктами;
  • запрет на установку новых минно-взрывных инженерных заграждений в пределах зоны безопасности, снятие ранее установленных минно-взрывных заграждений в зоне безопасности;
  • запрет на полёты авиации и иностранных летательных аппаратов, кроме аппаратов ОБСЕ, над зоной безопасности;
  • развёртывание в зоне прекращения применения оружия мониторинговой миссии ОБСЕ;
  • вывод всех иностранных наёмников из зоны конфликта как с одной, так и с другой стороны.

“Донбассу герои не нужны” (откровения российского добровольца без купюр и комментариев)

«Хлопцы, расстреляйте!»: как все начиналось.

Русские добровольцы стали костяком войны за Новороссию, которая так и не появилась. Тысячи людей ехали со всей России на Донбасс: их ждал – Славянск, бои под Донецком, Дебальцево. Потом – воспоминания. Невысокий, но крепкий мужчина Игорь (имя изменено) из Нижнего Новгорода встретился мне, когда я добирался автостопом из замороженной Сибири в Москву. Типичная «Горка», свитер с войны и острый взгляд. Доброволец из 4-й мотострелковой бригады ЛНР был далеко не рядовым бойцом. Сказав на прощанье: «Ну, вот – доброе дело сделал!» – он растворился на темной трассе.

Я наполовину украинец, по матери. Родился в Хабаровске, в семье военных, потом их в Нижний Новгород перевели. Когда на войну собирали меня, спрашивали: «Ты, что, по своим же землякам будешь стрелять?» Отвечал, что еду раненых спасать. Как дошло до дела, то, конечно, стрелял. Не знаю – убил ли я кого на фронте. Надеюсь, не попал.

Если выключить кнопку телевизора по всей стране – меня на Донбассе и не было бы. Но когда днями показывают все, что началось на Украине после Майдана, – хочется туда. Фактически, я не выдержал уже после того, как в Одессе 2 мая народ перебили. Соврал на работе, что повезу на Донбасс гуманитарку и отправился в Луганск, взяв штурмовой рюкзак и форму. Заходил через Миллерово. На границе фсбешники тормознули – «куда?» Улыбнулись, когда я сказал, что к родственникам, и пропустили.

Луганск оказался маленьким провинциальным городком. В воздухе стояло напряжение. Были проблемы со светом, интернетом. Люди собирались у точек раздачи вай-фая и обменивались новостями. Многих война сблизила. Ныне такого нет – царит нищета, а по городу разъезжают на джипах шлюхи, легшие в свое время под Плотницкого (Автор – беседа состоялась до смещения Игоря Плотницкого).

Луганские тогда были больше за Россию, но в 2014 году воевали, как правило, мы – русские добровольцы; а хохлы орали, что хотят отсоединиться от Киева. Их казачки нацепили папахи, пили водку и бегали от Вооруженных сил Украины. Так называемые ополченцы – «опущенцы», синие от партаков: то форму надевали, то ездили за линию фронта через блокпосты ВСУ. Меня один такой взял подвезти, и вывез на позицию украинцев. Чудом спасся. Конечно, и среди добровольцев встречались мутные типы, но мы их быстро отсеивали. В полях. Из местных, хорошие бойцы были в ГБР «Бэтмен» и «Заре», пока она «Зазрей» (Автор – батальон, поддерживаемый политиком Эдуардом Лимоновым, считался личной гвардией ныне экс-главы ЛНР) не стала.

От Луганска до Дебальцева

Все свои аккаунты ВКонтакте я удалил, но на кое-каких видео с войны засветился. Первое время я в разных мелких подразделениях ЛНР находился; поначалу была куча отрядов ополчения с хаотичной структурой и координацией. Когда покидал Донбасс, то состоял уже в 4-ой бригаде Народной милиции ЛНР.

Кого только не было на Донбассе: русские со всей России, сибиряков множество, с позывным «Магадан» черт знает сколько бойцов, один русский даже из Германии приехал, куда он в девяностых переселился. Ему в ФРГ банковский счет заблокировали как «террористу». Были два итальянца. Один сжег автобус с айдаровцами (Автор – не очень понятно, о каком эпизоде войны идет речь). Едет, значит, автобус желтого цвета, а итальянец в него и зарядил из РПГ, не думая. Потом за голову схватился – вдруг там мирные?! Обошлось. Но когда увидел, сколько людей убил, не выдержал, свалил.

Столько форм, как на Донбассе, я в жизни не видел. «Флора», «Мультикам», «Цифра» – всех расцветок. И даром – от России. Были и курьезы. Выдали нам зимние масхалаты, белые. Только снега на Донбассе нет в помине. Слякоть там. Вот, когда вываляешь в грязи, тогда и маскирует.

До первого Минска все нормально было – отбивали наступления всушников. Жесткие зарубы шли, пока украинцев от Луганска не отбросили за Северский Донец и в Счастье. Потом началось: отвечать на огонь – запрет, атаковать – нельзя. Когда наши не взяли Мариуполь в сентябре 2014 – все офигели. Это полная чушь, что ВСУ и «нацики» (Автор – добровольческие батальоны Украины) русских остановили – ни те, ни другие ничего собой не представляли. К 2015 году мы подошли уже не как разрозненное ополчение. На штурме Дебальцево все, собственно, и закончилось.

Дебальцево. Был день, когда с нашей стороны было потеряно сразу почти 200 человек – 200-ми и 300-ми. Особенно «отличился» наш командир из российских офицеров, с позывным «Алмаз». Бестолковый! – народ ложил. Ребята из отряда «Август», грамотно обезвредили российских контрактников, что «Алмаза» охраняли, а ему прострелили колено. Казаки еще себя тогда проявили. Комбикорм воровали грузовиками, под минами. Еще приехала сводная группа бойцов МГБ (Министерство госбезопасности) – все в черной форме, на джипах. Покрасовались на камеры, попали под артиллерию, заголосили по рации, что у них потери; и больше мы их не видели. Город не взяли бы, если бы не русские добровольцы и российская армия.

Ныне там не война, а обмен «подарками». ВСУ выпустит по нашим 12 мин – наши в ответ накроют. И на участке фронта может стоять 200 наших бойцов и пять «коробочек» в зеленке, когда с той стороны находится до тысячи человек. Причем, у нас укрытия в такой «зеленке» – пара рядов деревьев, и все: любой артобстрел приведет к потерям. Наши позиции сняты их дронами, что постоянно в воздухе. ВСУ уже не такие раздолбаи, как были. До нормальной армии им далеко, но кое-как воевать они могут.

За время войны Украина потеряла вроде как 3000 убитыми. Мы – меньше. Но многие из погибших – добровольцы и кадровики из России. Сколько сотен? Не знаю.

Возвращался я домой первый раз автостопом; второй раз уходил раненым по эвакуации в Ростов-на-Дону. Долго никто не брал. Наконец не выдержал, надел форму – чуть ли ни первая машина взяла. Вообще, я водителем сам работаю. Люблю дальние рейсы до Байкала: красота таежная и горная открывается.

“Женевская конвенция: нет, не слышали”

В Дебальцево военнопленных было много. Был у нас один мужичок – любил пугать хохлов: разложит перед ними ножи, пилы, паяльники. Но пленных мы не пытали. Разве можно назвать истязанием затрещины, чтобы лучше думалось? А как иначе узнать, какие позиции и вооружение у врага на нашем участке фронта? Да многих бить и не приходилось: сами сразу все сдавали с потрохами. Рады стараться.

Всушников мы ненавидели. За что? Когда зачистили Дебальцево – чего только не нашли! Пайки чешские, форма из разных стран, даже обувь с мембраной, куча жратвы. Мешки на блокпостах, забитые сахаром. Пока они жировали – горожане голодали. Как нам после этого относиться к пленным? К сожалению, их всех комендатурские забирали: мыли, кормили и на обмен оформляли.

Наши же ребята возвращались из украинских подвалов, как куски мяса. Я был на одном обмене – половина людей, переданных нам Украиной, это были вчерашние селяне, которых СБУ и ВСУ специально для этого ловили. Многих наших не вернули. Либо искалечили в подвалах, так что пытки не скрыть, либо их уже нет на этом свете.

“Это не стоило тысяч загубленных жизней”

Мы могли в 2014 году идти до Киева. Спокойно. Но нужно ли это было? Я лично за социализм, за жизнь, какой я ее видел в начале 1980 годов, когда все справедливо было. В 2014 году мы обыскивали прокуратуры – находили пачки денег в сейфах с уголовными делами. На Донбассе все чьи-то кумы и сваты. Все проблемы решались взятками. Регионом десятки лет правила банда. Все оперативные наработки мы передавали российским кураторам, но результатов – ноль.

Я вот что думаю. Если бы нас не остановили, и мы бы взяли: Харьков, Днепропетровск, Киев – то, что это бы изменило? Украина – она, как дерьмо: ты его пальцами давишь, а оно между пальцами просачивается. И ничего не меняется – все те же лица рулят регионами и городами. Флаги меняют только. Как в гражданскую войну: пришли красные – хохлы кумач достают, а потом белых иконами встречают.

Хохлушки на Донбассе, красивые девки – огонь! На все готовы, чтобы ты на ней женился и вывез в Россию. Чтобы затем там бросить, ради того, кто побогаче. Так и Донбасс.

Единственный, кто что-то пытался делать для Донбасса, это Ринат Ахметов. Посылал гуманитарку, не останавливал предприятия – давал работу людям. Его я уважаю, а не эту мразь, что там правит.

Как русские зачистки от ополченцев проводили

Когда я уезжал «опущенцы» (Так собеседник, разгорячившись, именуют антисоциальную и коррумпированную прослойку в Народной милиции ЛНР)обнаглели вконец. Мало того, что, когда мы за них воюем, нам, русским, говорят, что мы чужие; так и гуманитарку из России они приноровились пропускать только за часть груза. Люди бедствовали, а этот сброд из местных наживался.

Сколько мы разных «ополченцев» в расход пускали без лишних слов в 2014 году! Грабитель, насильник, наркоман? Выводили в поле, и – бах! Или из окопа на врага гнали, и стреляли. Зачем с мразью церемониться? Нам, русским, в 2014-2015 годах, когда не совсем гайки там зажали, приходилось даже периодически донбасские городки зачищать от таких «воинов». Эти клоуны в папахах автомат держать толком не умеют, но займут населенный пункт (Имеется ввиду 2014/2015 года), да шатаются сивые, анаши ядреной накурятся вдобавок, народ терроризируют. Мы же, как СОБР: нагрянем, отработаем, порядок наведем.

Пока шла реальная война «отщепенцы» отжимали в ЛНР и ДНР машины, черт знает, по какому кругу. Местные к нам – русским, приходили и жаловались (Автор – по наблюдениям автора в 2017 году подразделения ЛНР очистили от мародеров, а российских добровольцев так же хватает ). Это полный бред, что бойцы из России ехали на войну грабить. На автомобиле с украинскими номерами и без документов у нас долго не поездишь. Кстати, знаешь, почему на Донбассе в свое время стало появляться все больше российских номеров? «Опущенцы» боялись такие машины уводить.

“Как вспомнишь о Донбассе – аж мерзко становится”

Помню, Плотницкий к нам приехал в часть: квартиры и машины обещает, медальки вешает. Зачем мне квартира в Луганске? У меня своя есть в Нижнем Новгороде. Я ради людей воевал. А Плотницкий зачистил ЛНР от всех, более или менее заметных участников 2014 года. Мне надо было уходить с Донбасса еще до Дебальцева, чтобы не видеть, как убивают Беднова (начштаба 4-й бригады), Мозгового (комбриг «Призрака»), Дремова (комполка «Им. Платова»), а ребят таскают на допросы бывшие укропские прокуроры. И как русских добровольцев признают подсудными.

Луганские комбаты, получив технику и оружие из России, кем-то себя вообразили. Думали, Новороссия будет, делали вид, что в стороне от Плотницкого стоят, как Мозговой. Паша Дремов все выступал за народ, копию своей флешки с компроматом на Плотницкого даже в ФСБ отправлял. Поубивали. Даже безобидного дурачка «Коммуниста» (Виталия Киселева, замглавы Народной милиции ЛНР, убит после ареста) на подвал бросили.

Против меня дело возбуждали. Когда летом 2014 года мы обороняли подходы к Луганску, я реквизировал на одной станции техобслуживания две легковушки. Тридцать раненых на них эвакуировали. Потом пригнали машины обратно, с пулевыми отверстиями – забирайте! Оказывается, мы – мародеры!

В ДНР то же самое. Зачистили даже Моторолу. Его мы называли «Пиночет». Он, такой смешной приехал на московский съезд ветеранов Донбасса в гостиницу Измайловская. Рыжий, мелкий, в папахе. Батальон «Спарта» воевал, конечно. Но, одно дело – долбить в лобовые атаки никому не нужный аэропорт, а другое – с флангов окружить, и поджарить «киборгов». Зато Моторола в телевизоре. Был.

Герои 2014 года либо погибли, либо вернулись домой – в Россию (Автор – это традиционная позиция многих ветеранов, при этом участники летних боев 2014 года все также широко представлены на фронте). Местные тоже уходят из армии. Им хуже всего – в Украину не вернуться, на Донбассе им делать нечего, а в России они не нужны. Сколько я таких знаю! Например, парня из киевского «Беркута», или мужика и девушку из Днепропетровска. Как говорится, «герои нам не нужны». Медальки пораздавали, и на этом – все. Мне-то легко. Поехал в Россию, заработал 500 долларов и обратно. А у них нет ничего. Помогаем таким, чем можем.

Ехать ли на Донбасс? Войны там нет, как и идеи. Есть бардак на много лет и желание местных тебя использовать. Как вспомнишь о Донбассе – аж мерзко на душе становится! Но если все снова там начнется – соберусь и вернусь на фронт.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter

Второе Минское соглашение о прекращении огняПравить

Дальше должен быть обмен пленными, свободное передвижение людей через линию соприкосновения. Украина согласно Комплексу мер должна снять блокаду с ДНР и ЛНР. До конца 2015 года Киев должен провести конституционную реформу и провести децентрализацию власти. ДНР и ЛНР согласно этим соглашениям должны стать автономией с широкими политическими, экономическими и культурными правами в составе Украины. Также Донбасс должен иметь особый статус, а для повстанцев должна быть амнистия.

С 15 февраля в силу вступил режим прекращения огня. Бои в Дебальцево шли до 18 февраля. После занятия Дебальцево силами ЛНР начался отвод тяжёлого вооружения от линии соприкосновения. В начале марта по заявлению представителей ДНР и ЛНР они закончили отвод тяжёлого вооружения от линии фронта. В апреле началось увеличиваться количество обстрелов. В мае ОБСЕ заявила, что ни повстанцы, ни армия Украины не отвели военную технику от линии фронта.

“При мне один упал с инсультом”

Автор фото, Кирилл Кухмарь/ТАСС

На войну в Украину россияне-добровольцы сейчас попадают тремя способами:

  • подписав краткосрочный контракт с минобороны
  • приехав в Чечню и подписав там трехмесячный контракт с Росгвардией
  • заключив контракт с вооруженными формированиями самопровозглашенных ДНР и ЛНР (этот путь выбирают редко, поскольку зарплата военного в Донецке и Луганске гораздо ниже, чем в России. Также меньше и компенсация в случае ранения или смерти)

Также на войну можно попасть, устроившись на работу в так называемую “ЧВК Вагнера”, но этих людей можно скорее называть профессиональными военными, чем добровольцами.

Дмитрию вариант поехать через минобороны показался проще и надежнее, чем остальные. Многие выбирают именно такой путь, поскольку военкомат всегда расположен рядом, и не нужно тратить деньги и время на поездку в другой город или даже регион.

”Ну, я пошел. Приняли без медосмотра. Видимо, им план по отправкам надо гнать быстрее, так что уже не до проверок и медкомиссий. Собрали всех за пару дней, повезли. В часть приехали ночью. Утром одели: берцы, форма, из снаряги дали вещмешок еще советского образца, вафельное полотенце, кусок мыла и нательное белье советское. На моем печать стояла: 1960-й год”, – продолжает Дмитрий.

По его словам, уже тогда у него появились первые сомнения в том, стоит ли ехать дальше.

“Оружия навалом, все хорошее, в масле. Патронов тоже. Но на этом плюсы заканчиваются. На полигоне бардак, офицерам на нас *** (все равно). Обучения тактике нет, сплочения личного состава нет. Я уже от этого был в шоке. Некоторые автомат толком в руках не держали, танков не видели вживую, а им через пару дней на войну. Надо же обкатать, обстрелять состав, как же так? Банально даже берцы новые натирают, надо разносить, мозоли уже на второй день. Зная об этом, я приехал со своими, но всех заставили ходить в выданном”.

  • “Вы едете туда, где стреляют”. В России массово ищут военных-контрактников для отправки в Украину
  • “Ваш муж без вести пропал, хватит уже звонить”: как родные пропавших в Украине российских военных пытаются вернуть их “живыми или мертвыми”

С начала марта минобороны России начало публиковать тысячи вакансий на популярных сайтах поиска работы типа HeadHunter. Объявления, предлагающие заключить краткосрочный контракт с российской армией, появились у подъездов и в общественном транспорте во многих городах России.

Для многих регионов, где отсутствуют социальные лифты, служба в армии по контракту является чуть ли не единственной возможностью заработать. Так, например, военкомат Нижнекамска обещает добровольцам денежное довольствие в размере от 200 тысяч рублей в месяц. Это в пять раз выше, чем средняя зарплата в городе. На предложение минобороны откликаются и люди без реального опыта участия в военных действиях.

По словам Дмитрия, на сборном пункте в Ростове, где он оказался, большую часть добровольцев составляли люди в возрасте старше 45 лет. Не все из них оказались здоровы.

Пробыв в части три дня, Дмитрий решил вернуться домой.

“К тому времени мы еще контракты не подписали. Поэтому, когда нас на стрельбы построили, то я просто отказался. И еще человек пять со мной из строя вышли. Это просто *** (безумие), нафиг такие приколы”, – рассказывает он.

Оставшиеся в лагере мужчины, по словам Дмитрия, уже через день были переброшены в Украину и затем приняли участие в боях за Изюм.

“Мы на связи с одним парнем. Он месяц оттрубил, ранили, вернулся. Говорит, было трудновато, еле жив остался. Выручили ребята-добровольцы, которые через Грозный приехали. У них там занятия вроде хорошие были по тактической медицине, плюс аптечки толковые. Вот они его и замотали, и вытянули. А так бы кровью истек”.

Провозглашение государственной самостоятельности Донецкой Народной РеспубликиПравить

Занятие здания Донецкой ОГА 7 апреля 2014 года

В субботу 12 апреля влияние провозглашённой в Донецке ДНР распространилось на всю Донецкую область — Славянск, Мариуполь, Енакиево, Краматорск и ряд небольших городов — точный список всё время менялся, потому что административные здания в городах переходили из рук в руки и при этом отсутствовал единый центр, куда бы оперативно стекалась вся информация.

В связи с ситуацией на юго-востоке страны было созвано срочное заседание Совета нацбезопасности и обороны Украины. Турчинов освободил от должности главу СБУ по Донецкой области.

Лето 2014 годаПравить

Через несколько дней после того, как Пётр Порошенко одержал победу на президентских выборах, антитеррористическая операция по зачистке юго-востока страны от сепаратистов (сторонников самопровозглашённых Донецкой и Луганской народных республик) приобрела характер полномасштабных боевых действий.

В начале лета развернулись бои между силовиками и повстанцами за контроль над российско-украинской границей. К 5 июня повстанцам удалось захватить целый ряд украинских погранпунктов. К 13 июня повстанцы были выбиты из Мариуполя, была предпринята операция по изоляции «народных республик» от России. 5 июля контроль над Славянском перешёл к украинским силовикам, а 6 июля украинский флаг был поднят над Дружковкой и Артёмовском.

9 июля в эфире донецкого телевидения объявили о создании республиканской армии, за службу в которой обещали платить 5-8 тысяч гривен.

В середине лета повстанцы предприняли ряд успешных контратак; так в результате боёв за Саур-Могилу и ракетной атаки под Зеленопольем украинские силы попали в Южный котёл.

17 июля произошло крушение Боинга авиакомпании Malaysia Airlines, выполнявшего плановый рейс из Амстердама в Куала-Лумпур, на востоке Донецкой области Украины в районе села Грабово недалеко от Тореза. Мировые СМИ, ранее поддержавшие Евромайдан, поспешили обвинить в трагедии повстанцев и Россию. Воспользовавшись замешательством, связанным с расследованием трагедии, украинские войска взяли под контроль города Рубежное, Дзержинск и Соледар. 22 июля повстанцы отступили из Северодонецка, Лисичанска, Кировска и Попасной. На две недели был утерян контроль над Саур-Могилой.

17 июля было создано Министерство внутренних дел ДНР.

22 июля Верховная рада Украины назвала ДНР террористической организацией и призвала международное сообщество сделать то же самое.

В течение августа 2014 года в ДНР были созданы военная прокуратура, военная полиция и контрразведка. 17 августа этого же года президиум Совета министров ДНР принял «Положение о Военных судах ДНР» и «Об утверждении Уголовного кодекса ДНР».

Путь через Чечню

Власти Чечни регулярно отчитываются об отправке в Украину сотен добровольцев, подписавших контракт с Росгвардией

Власти Чечни активно распространяют в соцсетях видеоролики и отчеты о подготовке добровольцев на базе Российского университета спецназа. Обещают полное обеспечение экипировкой и питанием и даже возврат денег за проезд до Грозного.

“Я не мог пойти через военкомат. Мне 48 лет, в армии не служил из-за травмы руки. Увидел, что есть шанс поехать через Чечню, и загорелся. Приехал в Грозный, зашел в мэрию и сказал, что хочу пойти на войну добровольцем. Меня отвезли в Гудермес”, – рассказывает Алексей (имя изменено по соображением безопасности).

В Гудермесе располагается база Российского университета спецназа – частного учебного заведения, созданного по инициативе Рамзана Кадырова для тренировок сотрудников спецподразделений. Команду инструкторов университета возглавляет бывший офицер спецназа ФСБ “Альфа” Даниил Мартынов. Как удалось установить Би-би-си, человек с голосом Мартынова в течение нескольких месяцев принимал участие в подготовке детального плана вторжения в Украину.

“Подготовка в университете спецназа идет прямо очень круто, инструкторы сильные. Утром подъем, завтрак, и весь день занятия. Как ползать, как стрелять из разных положений, как быстро магазин поменять, что делать, если патрон заклинило. Из гранатомета тоже учили стрелять. Тактические уроки бесценные. Я потом это все вспоминал, когда мы в деревне работали”, – рассказывает Алексей.

Некоторые добровольцы охотно снимаются, не скрывая своих лиц (фотография не имеет прямого отношения к героям публикации)

Кроме тактических занятий и огневой подготовки с добровольцами проводят и идеологические занятия.

“Нам показали секретные документы. В них говорилось о подготовке нападения на Донбасс и на Россию. Так что, если бы Путин не начал эту операцию, наши города бы уже горели”, – уверен Алексей.

Скорее всего, речь идет об обнародованном минобороны России еще в марте шестистраничном документе Нацгвардии Украины. В приказе, подлинность которого невозможно проверить, говорится об организации занятий по боевому слаживанию некоторых подразделений Нацгвардии Украины на базе в Львовской области близ границы с Польшей. Никаких упоминаний о наступлении на Донбасс или Россию в документе нет, но он часто упоминался оборонным ведомством России и российскими государственными СМИ на первом этапе вторжения России в Украину.

В Гудермесе подготовкой добровольцев занимаются инструкторы Российского университета спецназа

Подготовка Алексея и его сослуживцев (всего около 200 человек) к отправке в Украину продлилась 10 дней. Он приехал в Гудермес в начале мая, а уже 15 мая оказался на линии фронта в Луганской области Украины. В конце мая срок подготовки добровольцев в Гудермесе был сокращен, теперь она длится только неделю.

“Нормально, я считаю. С такими инструкторами времени хватает. Реальные знания для боя дают, без воды. Мне все пригодилось и очень помогло”, – говорит Алексей.

Военные эксперты с Алексеем не согласны. Специалисты отмечают, что 7 или 10 дней подготовки может хватить только чтобы обновить навыки тех, кто уже имеет боевой опыт. Для сравнения, перед отправкой в Афганистан солдат-срочников в СССР готовили около 4-6 месяцев.

Казаки

Еще одними неоднозначными формирования, принимающими участие в боях в Донбассе, стали казачьи отряды. Казаки присутствуют в Луганской народной республике с 2014 года — там силами Всевеликого Войска Донского был создан 6-й казачий полк имени атамана Платова во главе с командиром Павлом Дремовым.

Главной их проблемой традиционно остается относительно низкая боеспособность. На протяжении активной фазы конфликта в 2014-2015 гг. , ополченцы ДНР и ЛНР оставляли массу замечаний о деятельности казачьих отрядов, которые занимались устроением полуанархической вольницы.

Результатом стало то, что казаки потеряли своего атамана (Дремов был убит по дороге на собственную свадьбу в декабре 2015 года), а формирования казачьего типа были переподчинены армейскому корпусу, что ввело в них строжайшую дисциплину.

С началом спецоперации ВС РФ различные казачьи организации России не раз заявляли о том, что планируют отправлять свои добровольческие подразделения для выполнения боевых задач в Донбасс.

Одним из таких соединений стал казачий отряд «Дон», набранный из донских и кубанских добровольцев и, как считается, участвовавший в боях на Изюмском и Северодонецком направлениях. Однако казачьи добровольцы из РФ — явление довольно редкое. Найти свежую информацию о том, как проходят наборы и сколько человек отправилось на фронт, довольно трудно.

По последним заявлениям донского казачества, в Донбассе на данный момент якобы присутствуют пять тысяч казаков из различных объединений, союзов и станиц. Однако на страницах новостей фигурирует только отряд «Дон», который, по словам командиров, насчитывает до двух батальонов казаков (то есть менее тысячи человек).

Создается впечатление, что казачьи атаманы и руководители организаций завышают свое присутствие в зоне СВО, попросту прикрываясь «мертвыми душами».

Кто может стать добровольцем на Донбасс?

Как стать волонтером Для участия в программе есть два базовых условия: гражданство РФ и возраст не менее 18 лет. Кроме этого, при рассмотрении заявки о волонтерской помощи учитываются такие факторы, как волонтерский опыт, подтвержденные знания в конкретной профессиональной сфере, стаж

Чей Донбасс на самом деле?

Доне́цкая Наро́дная Респу́блика (ДНР) — самопровозглашённое государство на юго-востоке Европы, созданное 7 апреля 2014 года в пределах Донецкой области Украины. Согласно Конституции Украины, территория, на которую претендует ДНР, входит в состав Украины

Как можно попасть на войну добровольцем?

На войну в Украину россияне- добровольцы сейчас попадают тремя способами: подписав краткосрочный контракт с минобороны приехав в Чечню и подписав там трехмесячный контракт с Росгвардией 20 июн

Когда Украина бомбила Донбасс?

Вооружённый конфли́кт в Донба́ссе — боевые действия на территории Донецкой и Луганской областей Украины, начавшиеся в апреле 2014 года и предшествующие полномасштабному вторжению России на Украину в феврале 2022 года. Являются частью российско-украинской войны

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.